Написать комментарий...
Kirin-KIR
15 years ago

Однажды в 1984 году в одном пекинском отеле Чжэн встретился с писателем из Гуанси. Неожиданно для самого себя он упомянул о слухах про зверства. «Неужели такое действительно было?» — спросил он.
— Да, — ответил тот сдержанно, — Имеется секретный правительственный доклад. Я сам его видел.
Чжэн оцепенел. Вскоре он принял решение: Правда должна быть рассказана!
Используя свое положение видного писателя, он заручился в Пекине рекомендациями и в июне 1986 года отбыл в Гуанси. Разъезжая по коммунам и деревням, он представлялся в местных отделениях компартии и безапелляционно заявлял, что уполномочен проверить архивы. Большинство партийных руководителей подчинялись.
Просиживая над страницами убористого машинописного текста документов, он убеждался, что местные власти вели подробные отчеты о зверствах. По указаниям провинциального руководства и Центрального Комитета партии в Пекине все они считались закрытыми материалами. И все-таки Чжэн никак не был готов к тому, что обнаружил в Чжоншанском районном архиве. Это была история Дэн Цзифана.
Во время культурной революции партийные руководители в деревне Сишао считали своим долгом искоренять «классовых врагов». Но все вероятные кандидаты были уничтожены сразу после прихода к власти Мао.
Тогда кто-то вспомнил о Дэн Цзи-фане, сыне помещика, который в то время был слишком молод и избежал казни.
Местный партийный секретарь Хуанг Паочи направил дружинников арестовать его. Дэна выволокли из дома, посадили в бамбуковую клетку и стали избивать, выкрикивая: «Это власть пролетариата!»
В полубессознательном состоянии Дэна привязали к шесту и, согласно Докладу, «стали прижигать ему грудь и спину раскаленным докрасна шпателем». По мере того как пытка Ужесточалась, возрастало и возбуждение толпы. — Убейте его! — раздавались крики. Дэна притащили на берег реки и положили на каменную плиту. Местный житель И Ваншен вонзил нож Дэну в живот и распорол его. Он запустил туда руку и вырвал сердце, печень и другие органы умирающего. Ваншен разрезал их на кусочки, и толпа бросилась их разбирать. И Ваншен успел схватить три куска, как сказано в докладе, а Хуанг Пао-чи «забрал себе более половины, поджарил их в масле и съел».
У Чжэна дрожали руки. Неужели такое возможно? — подумал он. Был только один способ установить истину: нужно было ехать в Сишао. Когда он нашел дом И Ваншена, сухощавый крестьянин повел себя непринужденно.
— Вы действительно убили и съели Дэн Цзифана? — спросил Чжэн.
— Да, — ответил И. — Я признаю все! Мне 85 лет, и мне все равно осталось недолго жить.
— Но как вы могли! — спросил Чжэн.
— А разве Председатель Мао не учил нас: «Если мы их не уничтожим, они уничтожат нас!»? Это борьба не на жизнь, а на смерть. Это классовая борьба!
— И вы не чувствуете за собой никакой вины?
— Чего мне прикажете бояться? Его духа?! — как само собой разумеющееся ответил И. — Я революционер, и у меня красное сердце.
Чжэн ушел с мыслью: Вот подлинное обличье маоизма.

Ответить
Kirin-KIR
15 years ago

Чжэн беседовал и с другими участниками этих событий. Он узнал, что каннибализм был широко распространенным явлением.
В документах с леденящими душу подробностями описывались и другие зверства. В одном отчете сообщалось о том, что 11 человек вырезали печень у своей жертвы и поделили ее вместе с 20 другими. В другом — говорилось о женщине, которую вынудили отречься от своего мужа, тело которого было уже практически съедено, а затем лечь спать, положив рядом его голову.
Убить и съесть врага считалось высшим проявлением партийной чистоты. Чтобы не попасть под подозрение фанатиков, в этом участвовали даже те, у кого подобное вызывало отвращение.
Чжэн нашел протоколы, подробно описывающие факты каннибализма в пяти районах Гуанси. Он установил, что в общей сложности тысячами людоедов было съедено по меньшей мере несколько сотен человек.
Он лихорадочно записывал собранные им сведения в тетради, которых становилось все больше. Он также тайком фотографировал многие документы и делал с них фотокопии. Более двадцати лет режим скрывал правду о Гуанси. Чтобы человечество извлекло урок из этих зверств, необходимо было подтвердить факты документами. Если не обнародовать эту историю, то окажется, что погибшие отдали свою жизнь понапрасну. Чжэн понимал, что его долг — донести правду до людей.
Однако власти Гуанси, узнав о поисках Чжэна, стали относиться к нему с большим подозрением. Он понимал, что рано или поздно власти попытаются конфисковать его тетради. Решив, что риск слишком велик, однажды поздно вечером Чжэн незаметно вышел из дома и направился на станцию.
Только когда пекинский поезд тронулся, Чжэн позволил себе выпустить из рук черную сумку, в которой он вез свои записи. Он понимал, что издать их в то время было невозможно, но надеялся, что когда-нибудь правда будет поведана миру.
В апреле 1988 года Чжэн женился на Бэй Мин, молодой ученой, и поселился с ней в Тайюане, столице провинции Шанси. У них была общая мечта о новом, демократическом, Китае, где у власти стояли реформаторы, возглавляемые Дэн Сяопином.
В 1989 году, когда сотни тысяч молодых участников демократического движения заполнили улицы Пекина, Чжэн и Бэй включились в это движение. Ночи напролет Чжэн проводил со студентами на площади Тяньань-мэнь, обсуждая тактику и цели движения. Бэй Мин круглосуточно редактировала стихийно возникшую газету студентов.
16 мая на митинге перед Пекинским Университетом Чжэн и многие другие ораторы выступали перед массами собравшихся. «Все граждане Китайской Народной Республики имеют право на равный политический статус и равное политическое право обсуждать государственные дела и участвовать в них».
Это яркое утверждение прав человека стало известно как Заявление 16 мая».
В конце мая Чжэн и Бэй возвратились в Тайюань, чтобы немного отдохнуть. В ночь на 3 июня зазвонил телефон. «Слушай!» — донесся до него из Пекина надрывный голос друга. В телефонной трубке был слышен треск выстрелов. Армия открыла огонь по студентам на площади Тяньаньмэнь.
Это конец, — подумал Чжэн. — Небеса разверзлись. Маоисты и так называемые реформаторы — это одно и то же. Кем бы ни была жертва — Дэн Цзифаном или студентом на площади Тяньаньмэнь, — всякого, кто был заклеймен «врагом», ждало уничтожение.
Зная, что он находится в черном списке как один из участников событий на площади Тяньаньмэнь, Чжэн решил скрыться. «Против тебя у них имеется не много фактов, — сказал он Бэй. — Они хотят заполучить меня. Как только страсти улягутся, я найду способ послать за тобой». Перед уходом Чжэн спрятал свои записи о каннибализме.
Чжэн растворился в сельской местности. Одетый в потрепанный синий хлопчатобумажный комбинезон, он появился в глухой деревне. Там он рассказал, что наводнением смыло его дом, и он пошел бродяжничать в поисках работы. Чтобы скрыть речь образованного человека, он имитировал грубый местный диалект, выдавая себя за плотника. — Думаю, у меня найдется для тебя работенка, — сказал один крестьянин, дружески улыбаясь. — Ты можешь оставаться у меня, пока не встанешь на ноги.
В своем новом обличье Чжэн не оставался на одном месте больше двух недель. К этому времени во всех крупных городах Китая висели объявления о розыске с его портретом. Но там было лицо Чжэна-интеллигента, а не плотника. Чжэн связался с членами демократического подполья, но большинство людей, помогавших ему, были простые китайцы. Рискуя потерять работу, оказывали помощь служащие, государственные чиновники, члены народных дружин, полицейские.
Тот факт, что ему удается оставаться на свободе, пришел к заключению Чжэн, свидетельствует о разрушающейся власти некогда всемогущего коммунистического режима. Было время, когда дети отрекались от родителей за их неправильные высказывания. Теперь же, хотя в Народной Республике сохранялась диктатура, народ начал понемногу освобождаться от страха.
Чжэн узнал, что 4 июля 1989 года Бэй была арестована за участие в демократическом движении. В течение 8 месяцев ее держали под домашним арестом севернее Пекина. Тюремщики постоянно задавали ей один и тот же вопрос. «Где Чжэн? — требовали они. — Где его искать — в Гуанси?»
— Я не знаю, — отвечала она. — А если бы и знала, то все равно не сказала бы.
В марте 1990 года Бэй наконец разрешили возвратиться в Тайюань. Но и там власти прослушивали телефон, вскрывали почту и держали ее квартиру под круглосуточным наблюдением. Самой мне никогда не найти Чжэнау — думала она. — Я должна довериться кому-то еще.
Бэй связалась с участниками демократического движения, пообещавшими вывести ее на друзей, которые могут оказать помощь. Однако, чтобы добраться до них, ей нужно было ускользнуть от слежки. Однажды утром до рассвета она села в поезд и отправилась колесить по Китаю. В каждом городе друзья по нескольку раз пересаживали ее с поезда на такси, а с такси на рикшу. Убедившись в том, что никто не следит, они отправляли ее в следующий город.
Наконец Бэй привели на квартиру в одном провинциальном городе. Там она увидела улыбающиеся лица друзей, помогавших Чжэну. Но, когда Бэй огляделась, сердце ее упало: мужа среди них не было. Вдруг она заметила знакомую улыбку на ироничном лице старого плотника в заношенной до дыр одежде. «Вот видишь, я жив!» — воскликнул Чжэн. Бэй разрыдалась, бросившись в объятия мужа.
Сначала они обсуждали возможность бегства на Запад. Десятки диссидентов добирались до Гонконга, а оттуда ехали в Соединенные Штаты или Европу. Если бы Чжэну и Бэй это удалось, они были бы вместе и в безопасности. Но тут Чжэн вспомнил о Дэн Цзифане и о многих других, умерших страшной смертью во имя Мао. Он должен был добиться, чтобы все поняли, что в обществе, основанном на ненависти, возможны любые ужасы.
Все его записи остались в Китае. Если он бросит их, эта страшная история может так и остаться нерассказанной. «Я не могу ехать, пока не закончу книгу», — заявил Чжэн.
Бэй настаивала на своем возвращении в Тайюань. Она была уверена, что сможет забрать записи Чжэна и отправить их тем же тайным путем, по которому следовала сама.
Возвратившись домой, Бэй одну за другой доставала из тайника драгоценные тетради Чжэна. В течение нескольких дней она передавала их добровольным помощникам, которые следили за тем, чтобы они дошли до Чжэна. Но это было полдела. Удастся ли ей уйти незамеченной и во второй раз?

Ответить
Kirin-KIR
15 years ago

Однажды поздним вечером Бэй собрала свои длинные волосы в пучок и накрасилась по-старомодному, чтобы выглядеть, как бедная женщина, и, глубоко вздохнув, открыла дверь.
Она почувствовала на себе взгляд сыщика в штатском, стоявшего на углу улицы. Вот оно, — подумала Бэй. — На этот раз у меня ничего не получится. Я никогда больше не увижу Чжэна.
По мере того как Бэй подходила все ближе и ближе, ей казалось, что сердце того гляди разорвется от напряжения. Но вот полицейский остался позади. Он не узнал ее. Она была свободна!
Как и прежде, Бэй ехала окольными путями, и вскоре она снова была с Чжэном. Теперь перед ними встала новая проблема: как написать целую книгу, находясь на положении беглеца?
Чжэн вспомнил, что Александр Солженицын прятал части своей рукописи о советской тюремной системе в различных местах России. Чжэн и Бэй решили сделать несколько экземпляров законченной рукописи и хранить их в разных городах, где у них были друзья, готовые спрятать книгу у себя. В общей сложности они останавливались в 23 различных местах и проехали около 50 тысяч километров, исколесив чуть ли не половину Китая.
Рукопись росла по мере того, как Чжэн добавлял все новые рассказы о безвестных жертвах коммунистического фанатизма, и достигла почти 600 рукописных страниц. Один за другим из-под неумолимого пера Чжэна вставали образы погибших в Гуанси, словно взывая к человечеству, к новому Китаю, в котором невозможно повторение случившегося.
Наступило время подготовки к побегу в Гонконг. В целях безопасности они разделились и порознь отправились к южному побережью Китая.
Однажды Чжэн был вынужден остановиться на ночь в гостинице, где у него не было связника. Не успел он уснуть, как в дверь громко постучали. «Куда направляетесь?» — спросил полицейский. — В Гуанчжоу, — ответил Чжэн.
— Предъявите удостоверение личности! — гаркнул полицейский, входя в номер.
Удостоверение было поддельным, и при ярком дневном свете это было бы видно сразу, но комнату освещала только одна тусклая лампочка. Полицейский поднес удостоверение к глазам, чтобы хорошенько рассмотреть его, затем вперился взглядом в Чжэна. Судьба автора и вся история о Гуанси висели на волоске.
— Все в порядке, — сквозь зубы процедил полицейский, возвращая Чжэну удостоверение.
Несколько дней спустя Чжэн И и Бэй Мин соединились вновь. Они зашагали вслед за местным проводником по направлению к сампану.
Сидя на корме джонки, Чжэн начал различать сквозь туман очертания высотных зданий Гонконга. Впервые за три года он станет свободным человеком. Он вспоминал отважных людей, приближавших этот момент. Они были живым свидетельством того, что рождается новый, более свободный Китай, что в сердцах людей тираны потерпели поражение, что страх и ненависть, служившие оплотом тоталитаризма в Китае, уходят в прошлое.

Доходные тюрьмы Китая.

Бывший заключенный, вновь, на этот раз тайно,
посетивший известные своим жестоким режимом
китайские лагеря перевоспитания, рассказывает, как
Пекин и некоторые американские компании
наживаются на рабском труде

Гарри By

Потом выложу сейчас лень возиться….

Ответить
Shakura
15 years ago
Я здесь про жестокость китайцев пишу которая дремлет в них c древних времён....

Не знаю, может я не с теми китайцами общался, но особой жестокости в них, на мой взгляд, не больше, чем в других. 😩
Да и у нас на кол сажали, в Европе - колесовали и т. д. и т. п.

Правда крестьянская масса в Китае действительно тупа и довольно бесцеремонно обращается даже со своими согражданами. Недаром слово "миньгун" - крестьянин, приехавший в город на заработки, - приобрело в Китае негативный и даже ругательный смысл (что-то вроде нашей "лимиты"). Горожане считают (и не без оснований), что такой "лимитчик" может спокойно украсть, ограбить, даже убить и не будет испытывать никаких угрызений совести.

Другое дело, что если то, о чем Вы пишете, правда, то это можно было бы предъявить как хороший контраргумент, если китайцы вдруг решат предъявить нам счет по тому же Благовещенску и т. п. 😉

Но пока это все, скорее, лучше действительно хранить "на полке", а то горячие головы еще за топор браться начнут... 😷

--------------------------

А насчет американских источников - эти товарищи всегда все вывернут так, что читатель/зритель проникается ненавистью к правительствам "диктатур" (будь то КНР, Иран и т. п.), и будет горячо стоять за простого человека, права которого попираются. Хотя, надо признать, делают это американцы хорошо, действует практически на всех... И только потом, после того, как огонь "праведного гнева", возбужденный этими книгами и фильмами в душе утихает, начинает доходить (но далеко не до всех), что в мире все намного сложнее... 😢

Ответить
Kirin-KIR
15 years ago

Ладно тему закрываю....
Но....
Ихэтуаньское движение для православных китайцев, окормлявшихся Русской Духовной миссией в Пекине, обернулось мученической смертью. Вот свидетельство тогдашнего начальника миссии об этом: "Ещё накануне по всем улицам расклеены были прокламации, призывавшие язычников к избиению христиан и угрожавшие смертью каждому, кто осмелится их укрывать. В ночь с 11 на 12 июня боксёры с горящими факелами, появившись во всех частях Пекина, нападали на христианские жилища, хватали несчастных христиан и истязали их, заставляя отречься от Христа. Многие, в ужасе перед истязаниями и смертью, отрекались от Православия, чтобы спасти свою жизнь, и воскуряли фимиам перед идолами. Но другие, не страшась мучений, мужественно исповедовали Христа. Страшна была их участь. Им распарывали животы, отрубали головы, сжигали в жилищах. Розыски и истребление христиан продолжались и все последующие дни восстания. По истреблении жилищ христиан их самих выводили за городские ворота в языческие кумирни боксёров, где производили им допрос и сжигали на кострах. По свидетельству самих язычников-очевидцев, некоторые из православных китайцев встречали смерть с поразительным самоотвержением".

Ответить
Shakura
15 years ago

Да грустно все это... 😢 😢 😢 Противоречие между маленьким человеком и государственной машиной... Пожалуй, именно в Китае это противоречие всегда было наиболее трагичным и пронзительным...

Если брать те же события на площади Тянь Ань Мэнь - если бы тогда студенты не вышли на площадь, то не было бы сегодня тех свобод (пусть и относительных), которыми сейчас наслаждается городская молодежь Китая... А если бы государство не подавило их танками, то, наверное, не было бы и сегодняшнего расцвета экономики... Каждый сделал, что должен был... Студенты погибли, но в конечном счете победили... А если бы власть тогда поддалась толпе, как это было у нас, то, возможно, и они сидели бы в том же дерьме, что и мы сейчас... Я ни в коем случае не говорю, что и у нас тогда надо было давить всех танками... Не люблю делать категоричных выводов... Просто размышления вслух, если хотите...

Ответить
tozhe
15 years ago
Вы что то путаете дяденька, все зависит не от народа, а от верхушки!

Все зависит как раз от нарда. Коль быдло облечено властью, результат известен. Никто не давал указание пытать и расстреливать в 36-37 г. конкретных людей. Обличенные властью сами проявляли инициативу, сами изобретали способ уничтожения своих граждан. Что в Китае, что в Германии, что у нас. Да и недавние события вспомните. Приднестровье, Баку, Карабах, Косово,Таджикистан, Чечня, Ирак. Инициатива исключительно простого "народа". Быдло оно везде быдло. межнационально. Спрсите тех ментов, кто пытает и избивает, что у них есть приказы МВД, дающие право делать это? Только личная инициатива. Сведение счетов или психологические комплексы. Последнее чаще. Недавнее решение Конституционного суда по НДС- тому пример. тоже вид репрессии. Тупой и жестокой. Всем движет личная ненависть к себе подобным. Не более. А политическая установка властей - только предлог.

Ответить
ragot
15 years ago

To Kirin KIR:
Если вы пишете о жестокости китайцев, то тему так бы и назвали.
А тему не надо закрывать, мне например интересно узнавать новые факты,
и хотелось бы поплотнее поговорить на тему взаимоотношений Китайцев и Россиян,
именно на бытовом уровне, а не в сфере политики.

To MoxHatbIy:
Ведь как вы знаете студенты вышли организованной массой, а не толпой.
У них были лидеры, были люди кто говорил им что делать.

To Tozhe:

Я немного не так выразился.
власть выбирают для того что бы она изьявляла волю народа,
но очень часто получается наоборот, что власть изьявляет свою волю народу.

Ответить
Ezdok
15 years ago

Студентов, как известно, стали танками давить не после того как они митинг устроили, а после того как они решили, что площадь выглядит недостаточно нарядно и начали на фонарные столбы солдатиков развешивать навроде елочных игрушекь...

Ответить
Ezdok
15 years ago
Все зависит как раз от нарда. Коль быдло облечено властью, результат известен. Никто не давал указание пытать и расстреливать в 36-37 г. конкретных людей. Обличенные властью сами проявляли инициативу, сами изобретали способ уничтожения своих граждан. жестокой. Всем движет личная ненависть к себе подобным. Не более. А политическая установка властей - только предлог.

Вы все-таки путаете, сталинские репресии и события периода культурной революции описанные выше не совсем одно и тоже. Расстреливали в 36-37 годах как раз по решению властей, не обязательно самой верхушки, но и не простых рабочих и крестьян, а в годы культурной революции как раз таки сами крестьяне без указки сверху (естественно власти этому не препятствовали, даже наоборот) закапывали живьем в землю учителей, врачей... Евреев во вторую мировую тоже не простые бюргеры по собственному желанию запытывали. Так, что не стоит европейцев путать с китайцами. По крайней мере на мой взгляд, сознание среднестатистического европейца в наше время не такое как в средние века, а вот у большинства цветных (слова цветные в данном случае я использую не как оскорбление, а как отличительный признак) как сказать...

Примером вышеуказанных отличий, на мой взгляд являются дела считавшиеся нормальными еще и в 17-18 веках в азии:
- когда самурай мог испытать остроту своего меча на любом простолюдине;
- когда китайские вельможи выезжали в какую-нибудь деревеньку или городок и начинали играть в азартные игры на интерес, а интерес был такой: проигравший должен был пойти по улице и зарубить первого встречного простолюдина (проигравший - потому что марать свою саблю об какогото лаобасина было западло). За вечер таких игр могло быть вырезано до двух десятков человек.
Конечно можно вспомнить издевательства над крепостными в России или над негретянскими рабами в Америке, но там народ портил в общем-то свое имущество, как это не дико для современного белого звучит (а для чеченов это и сейчас очень нормально), но китайцы то делали это с совершенно посторонними людими, а вы говорите мягкие, пушистые...

Ответить
Shakura
15 years ago
Студентов, как известно, стали танками давить не после того как они митинг устроили, а после того как они решили, что площадь выглядит недостаточно нарядно и начали на фонарные столбы солдатиков развешивать навроде елочных игрушекь...

Да неправда, не было такого. Убийства военных в городе были, но на площади их никто на столбы не вешал. У меня есть видео, где видно, как студенты дарят военным цветы, кто-то со слезами умоляет их прислушаться к ним, не знаю, как при этом одновременно можно было их вешать...

А насчет вельмож - вельможи-то были цинские, а значит маньчжуры, этим китайцев порезать было только в кайф!

Просто Китай на пару-тройку сотен лет позже выходит из состояния аграрной страны (и культуры), а всякого рода гуманизм, как известно, свойственен только городским жителям.

Ответить
Ezdok
15 years ago
У меня есть видео, где видно, как студенты дарят военным цветы, кто-то со слезами умоляет их прислушаться к ним, не знаю, как при этом одновременно можно было их вешать...

А я видел видео с болтающимся на столбе бойцом. Со слезами то они наверно умолять стали когда жареным запахло.
А на счет того, что вы не знаете как это совмещать можно было, так я вас к китам и не причисляю.

Просто Китай на пару-тройку сотен лет позже выходит из состояния аграрной страны (и культуры), а всякого рода гуманизм, как известно, свойственен только городским жителям.

А я о чем, я же не говорю, что такого в европе ни когда не было, и пострашнее делишки были, ту же инквизицию с её испанскими сапожками возьми, я совсем не хочу сказать, что китайцы патологические маньяки, лет через 500-600 станут тоже цивилизованными, тем более, что кроме них никого уже на земле видимо не останется...

Ответить
tozhe
15 years ago

Теперь, что скажет Кирин. Ждем-с.

Ответить
tozhe
15 years ago

лет через 500-600 станут тоже цивилизованными, тем более, что кроме них никого уже на земле видимо не останется...

так вы, батенька, и оптимист к тому ж.....

Ответить
Ezdok
15 years ago
А насчет вельмож - вельможи-то были цинские, а значит маньчжуры, этим китайцев порезать было только в кайф!

Вы о ком вообще говорите о китайцах или о ханьцах.
Мне очень нравится, когда в зависимости отситуации маньчжуры либо приравниваются к китайцам, либо им противопоставляются.
Например я просто тащусь от китайской простоты когда они заявляют, что Владивосток это исконно их город, на карту посмотрите где Пекин, а где Владивосток, по вашей логике опять же между ними злые маньчжуры, которые китайцев живьем ели и прохода им культурным через свою дикую страну не давали.

Ответить
Ezdok
15 years ago
так вы, батенька, и оптимист к тому ж.....

И вам того же желаю 😉

Ответить
Shakura
15 years ago
У меня есть видео, где видно, как студенты дарят военным цветы, кто-то со слезами умоляет их прислушаться к ним, не знаю, как при этом одновременно можно было их вешать...

А я видел видео с болтающимся на столбе бойцом. Со слезами то они наверно умолять стали когда жареным запахло.
А на счет того, что вы не знаете как это совмещать можно было, так я вас к китам и не причисляю.
Просто Китай на пару-тройку сотен лет позже выходит из состояния аграрной страны (и культуры), а всякого рода гуманизм, как известно, свойственен только городским жителям.

А я о чем, я же не говорю, что такого в европе ни когда не было, и пострашнее делишки были, ту же инквизицию с её испанскими сапожками возьми, я совсем не хочу сказать, что китайцы патологические маньяки, лет через 500-600 станут тоже цивилизованными, тем более, что кроме них никого уже на земле видимо не останется...

Ну вот мы с Вами и сошлись на едином мнении! 😆

Ответить
Kirin-KIR
15 years ago

НУ ладно вернусь..
Сначала о политике -потом о нравах обывателей….

Что касается событий июня 1989 года то видел хронику с толпой глумящейся над солдатиками и солдатиков глумящейся над толпой.. еще меня поразили жестокие фото с мест экзекуций политических диссидентов и спекулянтов…. ( полностью в Японском стиле резни в Нанкине )только без изнасилований….

Начну с того что Китай превращается из деревенской страны в городскую.
В ближайшие 10 лет ещё около 400 миллионов крестьян переселяться города.
Любой китайский горожанин потребляет в 2,5 раза больше энергии, чем его живущий в деревне соотечественник, становится очевидным, что проблема поддержания этого уровня потребления - со всей жесткостью встает перед нами. . .То есть Китай ожидает демографическая катастрофа и заодно задействован гигантский процесс урбанизации который будет сопровождаться увеличением потребления исчерпаемых ресурсов. Китай с каждым разом оказывается все более зависимым от коммерческих и экономических процессов, управлять которыми он не в состоянии. Например из самых 500 крупных мультинациональных компаний - - лишь 58 (12%) являются азиатскими, и среди них 46 японских. . . На данный период в Китае пока существует стабильность институтов государства, но коммунистическая партия стоит выше закона. У моего знакомого была ситуация когда судье решающему коммерческий спор звонил партийный и говорил «Было бы в интересах партии если бы вы приняли такое-то решение».В Китае не существует верховенства права и сами традиции отличаются пренебрежением к человеческой жизни…. Китай стоит на 57 место по корупции
Китайское руководство утверждает, что переход от 1000 долларов годового дохода на душу населения к 3000 долларов - то есть о к предполагаемому уровню доходов 2020 года - это критический период, когда достигнуть стабильности без правления железной рукой невозможно. В его представлении авторитаризм является необходимым условием для демократизации на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Например если рассматривать это применительно к системе «преступление и наказание» то мировоззрение на это осталось -средневековое. Пытка в Китае традиционное средство для запугивания и насаждения дисциплины.Пытки приемлемы и приветствуются ( не из за фобий и ущербности маленького человека в погонах а целенаправленная политика среднего и высшего руководства) То есть руководством КНР трубит о приверженности идее искоренения пыток вступает а само вступает в противоречие с исходящими от самих же себя распоряжений о применении всех средств в борьбе с коррупцией и политическими протестами. Применении пыток в Китае - делается в открытую, -смотрите доклады "Международной амнистии" там же сообщают что в последнее время пытки стали порой применяться против тех, кого обвиняют в неуплате налогов или штрафов. В докладе "Международной амнистии" говорится, что виновные в истязаниях редко привлекаются к ответственности, поскольку судебные органы с готовностью официально опровергают пытки. Это свидетельствует о том, что виновные в пытках совершают свои преступления с сознанием своей безнаказанности. Кроме того, в докладе утверждается, что для борьбы с инакомыслием в Китае продолжают использовать психиатрию. В докладе также содержится ряд рекомендаций китайским властям по улучшению ситуации с правами человека. Среди них - запрет на применение пыток и исключение из судебной практики любых признаний, добытых под пытками.Короче говоря шкура материкового Китая задубела от побоев….
КНР это страна в которой партия и правительство держит под контролем все:
Время рождения ребёнка, продовольствие, передвижение, карьёру каждого гражданина ….Сегодня в Китае наблюдаеться парадоксальная ситуация. Американские( да и Америка сама переводится как Красивая страна а как называется у китайцев Россия) и Южнокорейские развлечения-кино, музыка, попсовое телевидение, сексуальная революция доступна китайцам но сами китайцы не так много могут узнать что происходит в самом Китае. Правящая элита до сих пор носится с Мао. Они утверждают что Мао поставил на ноги народ, унизительно живший до этого на коленях перед Западными державами. Коммунисты спасли имидж Мао перед народом объявив , что 70% его правления было положительным, а 30% - отрицательным; организации и структуры по-прежнему называются его именем, были сохранены все символы и атрибутика. Сегодняшнее политическое руководство называет себя продолжателями тех усилий, что предпринимались предыдущими поколениями и считает себя приемниками Сунь Ятсена Мао Цзэдуна и Дэна Сяопиня на священном пути развития Китая.Но коммунисты отлично понимают что без крепости структуры институтов государства, без политической стабильности - полученной будь то авторитарным или же демократическим путем - успех невозможен. И «перестройка» идёт у них следующим образом -сначала - экономическая либерализация, затем, после достижения определенного уровня процветания, слабые политические свободы но всё это сопровождается социальным неравенство которое в масштабах Китая будет просто фатально , и вполне возможно что правительство Китая начнёт присматриваться к слабым соседям как это было во время войны с Вьетнамом… ( главное что бы мы были к этому готовы)…..

Ответить
Kirin-KIR
15 years ago

Вот вам еще американского чтива….
Из него вы сегодня узнает что китайские методы разведки
отличаются от традиционно используемых русскими и что они более сложны и их труднее раскрыть, а также что Америка страна всех народов, что Америка принадлежит всем людям которые любят свободу, а не только лишь тем, кто зовется американцем……

1) По следам китайского суперагента.
2)Шипионка и профессор.

По следам китайского суперагента

Джон Бэррон

Хотя холодная война и закончилась в большинстве
сфер, русский шпионаж против Соединенных
Штатов не прекратился. В то же время не менее серьезная опасность
надвигается из Китая. Китайские методы разведки
отличаются от традиционно используемых
русскими они более сложны и их труднее раскрыть.

Запад был потрясен, когда в конце 1988 года Китай произвел взрыв нейтронной бомбы, радиационное излучение которой способно поражать танковые экипажи, защищенные самой толстой броней. Сейчас американской контрразведке уже известно, что документация для создания этой бомбы была выкрадена из исследовательских центров США китайскими агентами.
Китайские шпионы неоднократно пытались проникнуть в 3 наиболее засекреченные научные лаборатории — Лос-Аламос и Сандиа в штате Нью-Мексико и Лоренс Ливермор в Калифорнии. На этих объектах проводятся самые современные исследования в области ядерного, пучкового и лазерного оружия, а также разрабатываются системы противоракетной обороны. Невероятно, но Центральное финансово-контрольное управление США обнаружило, что начиная с 1986 года более 100 ученых коммунистического Китая умудрились получить доступ или работать на этих сверхсекретных объектах.
Кровавая расправа над студентами в Пекине в июне 1989 года выявила новые свидетельства китайской шпионской деятельности. В ФБР раздавались звонки возмущенных китайских студентов, дипломатов, ученых, бизнесменов, проживающих в США. Люди сообщали о порученных им и их коллегам разведывательных заданиях. Эти разоблачения лишь подтвердили то, что было уже известно ФБР: в настоящее время Китай ведет шпионскую деятельность против США, многократно превосходя в этом другие недружественные державы. Согласно оценкам ФБР, от 200 до 300 специально подготовленных китайских разведчиков для работы за океаном ежедневно занимаются своим ремеслом на территории США. Они скрываются среди находящихся там 1000 китайских дипломатов, 2300 торговых представителей, работающих в 450 китайских коммерческих компаниях, и официальных представителей, 60 000 студентов американских университетов, а также среди нескольких тысяч ежегодно приезжающих в страну делегаций (почти 10 000).Кроме этих специально подготовленных профессионалов, Китай содержит множество других агентов, которые просто крадут государственные секреты. Большинство из них были завербованы из числа китайцев, эмигрировавших в Америку много лет назад, или же из огромного количества американцев китайского происхождения, посещающих родину своих предков.

Человек-невидимка.

Примером высочайшего мастерства, изощренности и выдержки китайской разведки может служить одна крупная операция, которая позволила проникнуть в святая святых разведки США. В конце 1982 года ФБР стало известно от источника ЦРУ в китайском правительстве, что на службе в правительстве США состоит шпион-американец китайского происхождения. Этот «человек-невидимка» имеет доступ к наиболее ценным американским секретам, которые он переправлял своим хозяевам в таких несметных количествах, что китайцам иногда приходилось тратить до 2 месяцев на перевод документов.
Таковы были весьма скудные данные, и чтобы не спугнуть шпиона и его хозяев, американская контрразведка должна была действовать предельно осторожно. Затем ЦРУ получило сведения: в первую неделю февраля 1982 года этот агент вылетел из Нью-Йорка в Китай рейсом авиакомпании «Пан-Америкен».
Сотрудники ФБР тщательно изучили списки пассажиров этой авиакомпании, вылетевших в Токио, Гонконг и Пекин. Ни один из пассажиров не подходил под описание шпиона. Затем кому-то из сотрудников пришла в голову мысль: если этот человек улетел, то он почти наверняка возвратился. Таможенная служба США ведет учет деклараций всех прибывающих пассажиров. Почему бы не поискать шпиона среди них?
Ни одна из записей не давала никакой зацепки, пока наконец очередь не дошла до Ларри By Тай-чина. Компьютерная проверка показала, что человек по фамилии By Тай-чин в свое время работал в ЦРУ и имел доступ к совершенно секретной информации. Получив соответствующую санкцию, ФБР подключилось к домашнему и рабочему телефонам Чина в Александрии, штат Вирджиния.

Новообращенный.
След, на который напало ФБР, привел в южный Китай 1944 года. В то время Ванг-Ли, физик и убежденный коммунист, жил в одной комнате с переводчиком Чином, и оба они служили в американской военной миссии. С самого начала Чин рассматривал работу на американцев как возможность уехать на богатый Запад, где он надеялся заработать много денег.
В 1948 году американское кон сулъство в Шанхае приняло Чина на работу в качестве переводчика. Тогда Ванг и познакомил его с представителем новоявленного коммунистического режима, который в свою очередь уговорил Чина «помочь Китаю», поставляя информацию.
В 1951 году Госдепартамент привлек Чина к участию в допросах китайских пленных в Корее. Возвратившись в 1952 году в Гонконг, он смог сообщить своим соотечественникам имена пленных, сотрудничавших с американцами. Он также смог установить многих разведчиков, работавших в американском консульстве в Гонконге.
Затем Чин с радостью принял предложение работать на Окинаве в Информационной службе зарубежного вещания (FBIS), являющейся филиалом ЦРУ и осуществляющей контроль за китайским радиовещанием и публикациями. По идее, Чину было не положено знакомиться с секретными материалами. Однако по роду своей деятельности ему необходимо было знать о потребностях американских разведывательных служб. Одного этого было достаточно для китайцев, чтобы определить, какой информацией располагали или не располагали США, и использовать это в своих целях.

Канадский связник. По контракту Чину полагалась оплачиваемая поездка домой, в Гонконг, раз в 2 года. С 1952 по 1961 год он 4 раза доставлял отчеты своим китайским эмиссарам.
В 1961 году за годы безупречной службы Чин добился повышения и был направлен в региональный отдел FBIS в Санта-Розе, штат Калифорния, что еще более способствовало его осведомленности о разведывательной деятельности США. В конце концов китайцы решили, что слишком частые поездки в Гонконг могут вызвать подозрение. По этой причине было решено передавать информацию через связника в Канаде.
В 1965 году Чин стал гражданином США, а 5 лет спустя, когда он смог пройти проверку на допуск к секретной работе, ЦРУ предложило ему стать штатным сотрудником этого ведомства. Но прежде ему предстояло пройти через детектор лжи и спецпроверку на благонадежность.
Он поступил хитро и признался лишь в том, что уже было известно проверявшим его сотрудникам: азартные игры, связи с женщинами, посещение родственников в Гонконге. Таким образом, Чин получил доступ к совершенно секретным сведениям, право на вход в штаб-квартиру ЦРУ и назначение в штаб-квартиру FBIS в Арлингтоне, штат Вирджиния.

Ответить
Kirin-KIR
15 years ago

Владея китайским языком, Чин мог знакомиться с самыми секретными материалами по Китаю, подготовленными в ЦРУ, Госдепартаменте и Министерстве обороны.
Оперативное управление ЦРУ, осуществляющее руководство агентурой в недружественных странах, во многом стало полагаться на Чина. Его часто просили проанализировать, перевести или проверить правильность перевода сообщений, доставленных с большим риском американскими разведчиками в Китае. Он принял участие по крайней мере в одной сверхсекретной попытке вербовки и переводил инструкции для агентуры и потенциальных диссидентов в Китае.
Возможно, что наиболее важными из всех доверенных ему документов были суммарные данные национальных разведывательных служб по Китаю и Юго-Восточной Азии с грифами «совершенно секретно» и выше. Туда входила вся самая ценная информация, получаемая США через агентурную сеть, электронный радиоперехват, аэрокосмическую разведку и из аналитических выкладок.
Чин быстро завоевал доверие у своих коллег в Арлингтоне. 4Он был одним из лучших», — вспоминает Сирил П. Брэгельман, начальник азиатского отдела FBIS.

Игра в покер.

В июне 1970 года Чину попался на глаза документ, который вызвал у него самый живой интерес за более чем 20-летнюю карьеру шпиона. В этом документе говорилось о секретном решении Президента Никсона восстановить дипломатические отношения с Китаем. Чин быстро спрятал этот документ под рубашку, помчался домой и сфотографировал его. На следующее утро он незаметно вернул документ на место.
Таким образом, еще до того как Администрация Никсона предприняла конкретные шаги по осуществлению своих тайных замыслов, китайцы уже знали, чего можно ожидать от США. Во время напряженных переговоров в 1970-х годах Чин постоянно информировал китайцев о про исходящем. Получалось, что американцы как бы играли в покер с партнером, который знал не только их карты, но и все ходы наперед.
Неудивительно поэтому, что китайский Премьер Чжоу Энь-лай с гордостью назвал операцию Чина «крупнейшей в истории шпионажа». Почти с уверенностью можно сказать, что во время парижских переговоров об окончании войны во Вьетнаме Чин постоянно держал в курсе событий Китай, а через него и северный Вьетнам.
Пекинские почести. В январе 1981 года Чин вышел в отставку, получив от ЦРУ медаль за примерную службу. Он сообщил своему китайскому шефу, что его жена, зная о его любовных похождениях, следила за каждым его шагом. Он добавил, что ей также известно об имевшихся у него 200 тысячах долларов наличными, и высказал опасение, что она может выдать его.
На следующий год Чин пополнил свои сбережения «на черный день». На тайном прощальном банкете в Пекине 3 заместителя руководителя китайской разведки щедро наградили своего суперагента, предоставив ему 50 тысяч долларов и должность заместителя начальника бюро в китайской разведке.
Вскоре после того как ФБР установило наблюдение за Чином в апреле 1983 года, ЦРУ стало известно, что в 1982 году «китайский шпион» останавливался в пекинском отеле «Кианмен» в номере 533. А уже 31 мая 1983 года, в то время когда в вашингтонском аэропорту Даллес Чин ожидал своего рейса в Гонконг, сотрудники ФБР обыскали его багаж после регистрации. Там они обнаружили ключ от комнаты 533. Чин собирался возвратить ключ, который он взял в пекинском отеле более года тому назад.
Для ФБР ключ был доказательством того, что Чин — именно тот человек, которого они ищут. Однако для ареста этого было недостаточно. Осенью 1985 года ЦРУ провело блестящую операцию, достойную самого Чина: сотрудникам этого ведомства удалось выкрасть копию личного дела Чина из штаб-квартиры министерства государственной безопасности в Пекине. Теперь в распоряжении ФБР имелась обширная информация о всех подробностях шпионской деятельности Чина, достаточная для того, чтобы выступить против него.

Конец игры.

22 ноября 1985 года перед Чином предстали 3 сотрудника ФБР. Спецагент Марк Джонсон показал ему фотографию Жу Энтао, одного из высокопоставленных офицеров разведки, чествовавших Чина в 1982 году: «Вы знаете этого человека?» Чин ответил, что нет.
Тогда Джонсон открыл свои записи и начал читать: «Четвертого февраля 1982 года Вы вылетели из аэропорта Кеннеди. Вы прибыли в Пекин шестого февраля и остановились в отеле "Кианмен" в номере 533. В Вашу честь был дан ужин и состоялась церемония Вашей презентации в качестве заместителя начальника бюро министерства государственной безопасности». — Вы это серьезно? — спросил Чин.
— Очень серьезно, — ответил Джонсон. — Вы знаете человека по имени У Квайминг?
— Нет, — солгал Чин.
— Тридцать первого мая 1983 года Вы вылетели из Даллеса и первого июня прибыли в Гонконг. Третьего, пятого и четырнадцатого июня и затем семнадцатого сентября у Вас состоялись встречи с У Кваймин-гом. Вы сказали ему, что у Вас произошла ссора с женой, и что она подала заявление на Вас в суд за побои. — Чин был потрясен: 4Это мог знать только У».
В феврале 1986 года на судебном заседании, где слушалось его дело, Чин сознался в шпионаже и подтвердил почти все данные, представленные ФБР. До вынесения приговора его поместили в тюрьму. После завтрака 20 февраля 1986 года, сказав, что хочет навести порядок в камере перед приходом инспекции, он попросил охранника дать ему полиэтиленовый пакет. Вернувшись в камеру, он надел пакет на голову, затянул его на шее шнурком от ботинка и задушил себя.
В своей смерти, как и в жизни, Ларри By Тай-чин показал себя как истинный суперагент. Известно, что благодаря его усилиям целый ряд американских разведчиков в Китае угодили в тюрьму. В течение 10 лет, пока он передавал китайцам секреты ЦРУ, ни одна операция этого ведомства против Китая не имела успеха.
Некоторые американские аналитики полагают, что на Чине лежит вина за тысячи загубленных жизней в результате затягивания войны в Корее. Они также пришли к выводу, что его работа по выявлению антикоммунистически настроенных китайских пленных в Корее повлекла за собой требование Китая о насильственной репатриации всех пленных. Это непреклонное требование более чем на год затормозило подписание перемирия. Все это время продолжались военные действия.
Чин несомненно помог Китаю добиться от США серьезных уступок взамен на восстановление дипломатических отношений. И если выданные им секреты повлияли на условия подписания мирного соглашения во Вьетнаме, то миллионы последовавших за этим смертей в известной степени на его совести.
Хотя многие последствия шпионской деятельности Чина остаются по-прежнему неясными, доподлинно известно, что китайцы продолжают внедрять своих секретных агентов в американское общество. Может, когда-нибудь в будущем эти шпионы во многом превзойдут подвиги самого Ларри By Тай-чина — если только не будут вовремя обезврежены.

Ответить
Kirin-KIR
15 years ago

Шпионка и профессор
Майкл Боукер
Она была китаянкой, он американцем.
Но ни он, ни она не могли себе представить того кошмара,
который им вскоре довелось пережить..

Реактивный самолет плавно заходил на посадку, и Ларри Энгельманн начал различать очертания древнего города Нанкин. Наверное, это будет самым большим приключением в моей жизни», — писал своему другу Энгельманн, профессор истории Университета Сан-Хосе, штат Калифорния. В тот момент ему трудно было предположить, насколько пророческими окажутся его слова.
Энгельманн преподавал в Университете уже около двадцати лет и часто испытывал чувство, что его начинает засасывать типичная академическая рутина. В конце 1987 года, когда Университет Джонса Хопкинса предложил ему место преподавателя в Университете Нанкина в рамках академического обмена, он с радостью согласился.Ему никогда не приходило в голову, что во время работы в Нанкинском Университете он попадет под столь пристальное внимание со стороны Народно-Освободительной Армии. Из-за того что он собирал материалы для книги о Вьетнаме, в НОА решили, что Энгельманн работает на ЦРУ.
Не подозревая, что за ним следят, Энгельманн провел несколько дней, бродя по Нанкину и делая сотни снимков. Жизнерадостный по натуре, высокий и статный, с вьющимися волосами, американский профессор пытался побеседовать с кавдым, кто говорил по-английски. Вряд ли разведчик стал бы вести себя подобным образом, но в НОА решили, что он мастерски притворяется. Однажды после занятий Энгель-манн предложил одной из своих студенток, способной и привлекательной женщине по имени Шу Мей Хонг, пойти с ним на почту.
Он обнаружил, что Мей Хонг очень умна, хорошо говорит по-английски и отличается редкой любознательностью. Она задавала ему массу вопросов на самые разные темы, включая военную стратегию.
В начале ноября Энгельманн и еще один преподаватель поехали на несколько дней в Пекин. Мей Хонг была их экскурсоводом. Как-то вечером в ресторане Энгельманн вдруг увидел Мей Хонг при свете свечей. Позже он рассказывал друзьям: «Тогда я в первый раз заметил, какая она красивая». Именно в тот вечер в его душе зародилось глубокое и сильное чувство. Казалось, что Мей Хонг поощряет его внимание, несмотря на то, что любые связи между китайскими и американскими гражданами были запрещены.
Мей Хонг родилась в 1963 году и выросла в сельской местности в восьмидесяти километрах от Нанкина. Она прекрасно училась в университете и, как многие молодые китайцы, мечтала вступить в Народно-Освобо-дительную Армию, члены которой обладали властью, пользовались различными привилегиями и уважением. Она изучала международные отношения и английский язык, и когда НОА начала набирать женщин на особо секретную работу, она стала одной из первых, кого отобрали.
Она переехала в Нанкин и прошла усиленную подготовку в НОА: изучала русский и английский, военную историю и самолетостроение, а также научилась стрелять из оружия различного типа. Уверенная в себе, настойчивая в достижении цели, она быстро сделала карьеру.
Осенью 1988 года Мей Хонг получила свое первое задание: следить за Энгельманном, записавшись на его курс по истории.Неделя шла за неделей, и той осенью Мей Хонг узнала Энгельманна как доброго и мягкого человека, даже, возможно, несколько наивного. Она видела, как он помогал бедным китайским студентам, бесплатно снабжая их американскими учебниками, и ценила его щедрость. Всю жизнь она только и слышала, что американские мужчины плейбои, и верить им нельзя. Теперь же она убедилась, что все это неправда.Своему начальству Мей Хонг сказала, что не считает Энгельман-на шпионом. Тогда НО А установила подслушивающее устройство и в ее комнате.
Несколько дней спустя расстроенная Мей Хонг пришла на квартиру к Энгельманну. «Ларри, — сказала она, — я вовсе не студентка. Я офицер Народно-Освободитель-ной Армии, и у меня задание следить за тобой. Они считают, что ты агент ЦРУ, но я знаю, что это не так. Чтобы наши отношения в дальнейшем не пострадали, я должна была сказать тебе это».Энгельманн громко расхохотался. Она и раньше его разыгрывала. На следующий день Мей Хонг опять пришла к нему и закрылась в ванной комнате. Вышла она оттуда в форме НОА, совершенно уверенная, что на сей раз его убедит.
— Это моя форма, — сказала она. — Я лейтенант НОА. — Потом добавила, что телефон Энгельманна прослушивается, а почта постоянно перлюстрируется.
Сама мысль о том, что Мей Хонг может быть шпионкой, показалась Энгельманну абсурдной. Он посчитал, что форма — всего лишь маскарадный костюм, не более, и сделал то, что в Китае у него уже вошло в привычку. Он сфотографировал Мей Хонг в форме. Об этом ему вскоре пришлось очень пожалеть.
Потом Энгельманн отнес эту пленку с парой других в фотомастерскую. Ни он, ни другие американские преподаватели не знали, что все фотографии, сделанные иностранцами в Китае, внимательно изучаются агентами китайской разведки. Снимки на пленке Энгельманна просто потрясли их. Мей Хонг, офицер разведки, сама раскрыла военную тайну американскому профессору, которого они считали агентом ЦРУ.
2 декабря около полуночи Мей Хонг еще не спала. Она пыталась придумать, каким образом убедить Энгельманна, что она действительно работает в китайской разведке.
Как раз в этот моментпозвонила ее коллега из НО А и сказала, что необходимо срочно поговорить, и за Мей Хонг пришлют джип. В джипе Мей Хонг завела дружескую беседу с
двумя мужчинами, которые, как она считала,везли ее на квартиру к подруге.Вдруг джип сделал резкий поворот и остановился у здания военной тюрьмы. Мей Хонг привели в пустую комнату, где ее ждали несколько человек в форме НОА. Они показали ей фотографию, которую сделал Эн-гельманн, и обвинили ее в государственной измене. Несколько часов Мей Хонг допрашивали, а затем отвели в маленькую грязную камеру.

Ответить
Kirin-KIR
15 years ago

В последующие дни ее регулярно допрашивали и избивали. Ни теплой одежды, ни одеяла ей не полагалось. Ей приказывали спать, но, как только она начинала дремать, ее сразу же будили. Вскоре следователи НОА потребовали от нее, чтобы она подписала «признание» на девяти страницах о том, что Энгельманн неоднократно насиловал ее — а это преступление каралось в Китае смертной казнью.
Мей Хонг знала, что если подпишет признание, то может и не выйти из тюрьмы. Она твердо решила держаться до последнего и ради себя самой, и ради Энгельманна.
Два месяца кошмара провела Мей Хонг в крошечной камере, и каждый день она думала, что он может оказаться для нее последним. Ей часто приходилось слышать, как во дворе тюрьмы расстреливали заключенных, а иногда ее заставляли присутствовать при казни.
Когда Мей Хонг перестала приходить на занятия и телефон ее замолчал, Энгельманн стал наводить справки у других студентов, пока наконец китайские власти не предупредили его, что ему лучше прекратить расспросы.
В январе 1989 года Энгельманну сообщили, что Мей Хонг подписала показания, в которых он обвинялся в изнасиловании. Энгельманну грозило заключение, и друзья посоветовали ему уехать из Китая. 19 февраля Энгельманн вылетел в Гонконг, предварительно обратившись ко всем, кого он знал в Университете, с просьбой продолжать поиски Мей Хонг.
Давление на Мей Хонг продолжало расти. После многочасовых допросов к ней в камеру приходили ее бывшие друзья по совместной учебе в НОА и пытались уговорить довериться им. В день рождения Мей Хонг они испекли пирог и организовали небольшую вечеринку, а во время празднования сказали, что если она во всем признается, то ее отпустят. Она отказалась, и тогда вечеринка тут же закончилась.
В середине февраля, когда пошел уже третий месяц ее заключения, Мей Хонг без каких-либо объяснений сослали в отдаленный сельский район, где ей надлежало пройти ««перевоспитание трудом». Зная, что здесь можно провести годы, она решилась на побег. У нее оставалась только одна надежда: вернуться в Нанкин и найти Энгельманна.
Когда местная полиция отмечала китайский Новый Год, ей удалось незаметно уплыть в лодке, и потом она два дня спускалась вниз по течению Янцзы. Ей не терпелось сразу же отправиться в Нанкин, чтобы разыскать Энгельманна, но она понимала, что некоторое время придется провести в сельской местности, где ее никто не узнает.
В течение нескольких недель Мей Хонг переезжала из одного небольшого городка в другой. Наконец без копейки в кармане и полностью отчаявшись, она «зайцем» села в переполненный поезд, который 18 часов шел до Пекина.
Ее предупреждали, чтобы она никогда больше не пыталась связаться с Энгельманном, но, приехав в Пекин, она тут же позвонила ему. Женский голос ответил, что о таком она никогда не слышала. От своих друзей Мей Хонг узнала, что Энгелъманн уехал из Китая несколько месяцев назад. Мысль о том, что он мог бросить ее, просто убивала ее.
В середине августа Мей Хонг встретила китайского студента, который собирался в Канзасский Университет. Мей Хонг дала ему свой номер телефона и номер телефона Энгельманна в Университете Сан-Хосе.
Как-то в конце августа, когда Энгельманн уже собирался домой после занятий, его остановила секретарша.
— Вам сегодня был какой-то странный звонок: от китайца из Лоуренса, штат Канзас. Он говорил о какой-то Мейрон, или что-то в этом роде, — сказала она. — Он оставил номер своего телефона.
Энгельманн бросился назад в свой офис и начал звонить. Никто не отвечал. Почти четыре часа подряд Энгельманн каждые десять минут набирал номер, пока наконец китайский студент не снял трубку и не дал ему телефон Мей Хонг.Когда Энгельманну удалось дозвониться до Пекина, было раннее утро. — Шу Мей Хонг? — почти закричал он в трубку.
— Да-да, — ответила Мей Хонг.
— Я люблю тебя!
Мей Хонг разрыдалась в ответ.В последующие несколько недель они часто писали и звонили друг другу. С помощью Энгельманна Мей Хонг зачислили в Университет Сан-Хосе, но шел месяц за месяцем, а китайские власти отказывались выдать ей студенческую визу.
Отчаявшись, Энгельманн купил билет на самолет до Шанхая. Он собирался тайно приехать в Китай, жениться на Мей Хонг и заставить китайские власти дать ей разрешение на выезд. Друзья умоляли его не ездить. Может быть, Мей Хонг все еще работает на НОА и заманивает его в ловушку, говорили они.
В Шанхай Энгельманн приехал 7 января 1990 года. Пробираясь сквозь толпу, он вдруг увидел Мей Хонг, и сердце его замерло. Рядом с ней стоял человек в военной форме. Неужели, подумал Энгельманн, она все-таки предала меня?
— Кто это? — спросил он.
— Друг, — ответила Мей Хонг. — Он нас повезет. Пожалуйста, поверь мне.
Действовать надо было быстро. План состоял в том, что, как только они поженятся, Энгельманн в тот же день уедет из Китая, имея при себе свидетельство о браке. Они боялись, что если их поймают вместе, то власти уничтожат свидетельство о браке и посадят в тюрьму обоих. Поскольку требовались еще некоторые документы, Мей Хонг пришлось вернуться в небольшой городок в нескольких часах езды от Шанхая, где она родилась. Целую неделю пришлось собирать необходимые документы. А через восемь часов после бракосочетания Энгельманн уже был в воздухе со свидетельством о браке в кармане. Они с Мей Хонг надеялись, что китайские власти будут вынуждены разрешить ей эмигрировать, поскольку она стала женой гражданина США.Но они ошибались. Проходили недели, а Мей Хонг не получала никакого ответа на свою просьбу о выезде из страны.В Сан-Хосе возмущенный Энгельманн засыпал Конгресс США, Государственный Департамент, Белый Дом и посольство Китая письмами.

Ответить
Kirin-KIR
15 years ago

Он также направил письма Барбаре Буш, Патриции Никсон, Генри Киссинджеру и всем, кто хоть когда-то был связан с Китаем. Проходил месяц за месяцем, но китайские власти и не собирались выпускать Мей Хонг. Потеряв всякую надежду, Энгельманн стал готовиться к возвращению в Китай, чтобы тайно увезти Мей Хонг из страны. Он продумывал последние детали своего плана, когда в начале декабря ему позвонили из Госдепартамента. — Ждите вестей от Мей Хонг, — сообщили ему. — Подождите что-либо предпринимать.
Через несколько дней в квартире Энгельманна опять зазвонил телефон. Это была Мей Хонг. Ей наконец оформили паспорт.Сегодня из окна своей квартиры Мей Хонг видит студенческий городок Университета Сан-Хосе. Прошлой весной она получила свою первую работу: она знакомит эмигрантов из Юго-Восточной Азии с основными сведениями об Америке — рассказывает им о банках, магазинах, о том, как найти работу.Может быть, они так никогда и не узнают, почему китайские власти все-таки выпустили Мей Хонг. Энгельманн считает, что, вероятно, они не хотели, чтобы о деле Мей Хонг заговорили в Вашингтоне после кровопролития на площади Тяньаньмынь. Впрочем, какие бы на то ни были причины, это уже неважно. Важно то, как будет складываться будущее Мей Хонг и Энгельманна.
— Было нелегко, особенно вначале, — говорит Мей Хонг. — Но Ларри помог мне понять, что Америка — страна действительно всех народов, что она принадлежит людям, которые любят свободу, а не только лишь тем, кто зовется американцем.

Ответить
daguar
15 years ago

Moxhatbly,

например участие в варварском разграблении Пекина в 1900 году, убийства мирного населения Хайланьпао (ныне Благовещенск) и изгнание из него всех китайцев "в чистое поле", при этом не щадили ни детей, ни женщин...

Ух ты как!!! Как же это у вас рука поднялась написать подобное?
ЧТО ЗНАЧИТ "МИРНОЕ НАСЕЛЕНИЕ ХАЙЛАНЬПАО"🙄 Вы что? Город Благовещенск исконно РУССКИЙ город, основан и построен русскими на РУССКОЙ земле.
Вам не стыдно такие предательские вещи писать? Какие претензии за Благовещенск, вы о чем вообще?
Самое удивительно никто из остальных участников форума не отреагировал!
Вы как то выборочно освещаете или изучаете историю. Да, факт вышедшей немного из под контроля ситуации при выдворении иностранцев (китайцев) был. Но ему что предшествовало? Варварский, вероломный обстрел-бомбежка китайцами мирного города и мирных русских граждан, диверсии и резали по тихонечку. Что вы предлагаете делать гражданам Благовещенска? Китайцы сами вероломно напали - вот и получили адекватный отпор. Тем более их никто не звал в город, жили бы себе на своем берегу спокойно.
Тем более, вы не знаете, что в это время происходило на строительстве КВЖД в Манчжурии? Резня и убийство русских солдат, охраняющих строительство, рабочих, обслуживающий персонал, специалистов, а так же их жен и детей.

Разграбление Пекина было. Но что предшествовало ему? Убийство и резня иностранцев, находящихся в Китае. Иностраные гос-ва армии ввели чтобы защитить своих подданых. Не было бы бесчинства со строны китайцев, не было бы и интервенции...А на счет мародерства, а что же вы хотели - солдатня...кстати русским солдатам строжайше запрещали мародерствовать, на сколько могли в этой неразберихе держали в узде...
Учите матчасть, прежде делать такие постыдные заявления.

Про каких студентов вы там говорите в 1989? Вы что, господа? Студенты были в первые недели, а потом вышла чернь, неуправляемая толпа, сброд, которому за радость потусоваться, пограбить и побесчинствовать, лишь бы не работать. И солдат убивали и мародерствовали, и жгли технику и тролейбусы. Что делать? Ответить адекватно - грубой силой прекратить хаос и беспорядки.

Ответить
tozhe
15 years ago
Из него вы сегодня узнает что китайские методы разведки
отличаются от традиционно используемых русскими и что они более сложны и их труднее раскрыть.

по поводу шпионского чтива.
Про ЦРУ история изобилует массой несостыковок. Только ведь никакой особой прыти китайской разведки автор не раскрыл.В чем их сложность? Показал только бестолковость кадровиков американских спецслужб. А вот если принять за реальность факт получения ЦРУ-шниками личного дела сотрудника китайской разведки, то тут возникает вопрос, чем занималась тогда китайская контрразведка, коль можно было получить аж дело сексота. Значит и другие дела тоже можно было получить. Ну и в последствии уничтожить всю агентурную сеть в США. Уж как-то надумано. врочем, для американцев всё сложно и трудно. когда на Пёрл-харборе у них работала под носом бывшая любовница Геббельса, они её взяли только при завершении бомбардировки. слишком нагло корректировала налёт.
Вторая история изобилует просто американской бестолковщиной.
Так продолжение истории о Чжэне где? так что ждем ссылки на источник и рассказов о "культурной революции". Мнение америкосов хотелось бы узнать получше.

Ответить