Приветствуем! Мы запустили новую версию форума. Надеемся что вам она понравится. Если вы нашли проблему или у вас есть предложения - напишите нам :)
Написать комментарий...
Silvester
13 years ago
Скорее великолепная цитата... если вспомнить, что хронология была совершенно обратная. Сначала желание сблизиться с американцами – потом события на Даманском (как доказательство серьезности своих намерений помириться с врагом номер два против врага номер раз).

Это из каких же закромов памяти надо доставать такие воспоминания (визит Никсона -1972, столкновения на Даманском -1969)?! 🙄

Ответить
Laotou
13 years ago
Первым перебежчиком, которого в качестве акта доброй воли китайцы выдали советской стороне в 1977 году, был содержавшийся у них 7 лет совхозник Бондарь. Об этом даже было доложено самому Андропову. Бондарь попал в Китай в 1970 вместе со своей собачкой - заблудился по пьянке и сдался китайским жителям. Пограничники пошли по следу Бондаря и на нем обнаружили след тигра.

Ещё одним перебежчиком был некто Петров, который в начале 80-х годов перешёл границу в Читинской области недалеко от стыка трёх границ: советской-китайской-монгольской.
Готовился он к переходу границы долго и сознательно пошёл на этот шаг. Надо сказать, что родом он из северо-западной России, там и проживал до момента созревания плана побега. Приехав в Забайкалье, в Читу поездом, он некоторое время занимался скрытым опросом местных жителей относительно охраны госграницы советскими пограничниками, особенностями рельефа, наличием местных жителей в приграничных деревнях и посёлках и другими специфическими данными и никто на него не стукнул 😆. Надо сказать, что на этом поприще он очень и очень преуспел, так как, перешёл границу, вообще незамеченным советскими пограничниками.
Сойдя с поезда на железнодорожной станции, прилегающей к особому району (приграничная территория, на которую въезд без пропусков в советское время был запрещён), он выбрав удачный момент (об этом много позже он расскажет работникам КГБ), перешёл границе в районе стыка трёх границ, оставшись неизвестным для наших пограничников. И только через год, пройдя подготовку в китайской разведшколе, он будет переброшен назад, в Газ-Заводской район Читинской области, где и будет взят местными работниками районного КГБ.
Тогда и раскроется его переход границы, о котором он подробно расскажет.
Интересно, что отсидев положенный срок в тюрьме, и, видимо, помня предыдущий опыт, он попытается перейти границу с Финляндией, но на этот раз будет подстрелен пограничниками.

Ответить
purilo
13 years ago
Это из каких же закромов памяти надо доставать такие воспоминания (визит Никсона - 1972, столкновения на Даманском - 1969)?! 🙄

Дык, все верно 🙂

1964г – крики типа “вы можете, пользуясь превосходством в силе, дойти хоть до Гуанчжоу, но вам никогда не сломить Китай!”
1966-67гг – война с советским посольством
1969г – с пограничниками
1971г – бегство Линь Бяо, а с ним всего просоветского
1973г – объявление нас врагом № 1, а Америку лишь № 2

Ответить
Алеет Восток
13 years ago

В осаде;
Китайские спецслужбы начали бороться с этим небольшим коллективом, который к 1976 году, когда его возглавил сотрудник КГБ Турчак, стал одной из самых мощных разведточек за рубежом. Китайцы обложили посольство плотным кольцом и повысылали ряд дипломатов- сотрудников пекинской резидентуры, "легалов": в 1966 -Косюкова, 67 -Наташина, Пасенчука, заведующего консульским отделом посольства Еданова.

К середине 60-х главная резидентура КГБв Пекине - здание посольства, стало представлять собой осажденную крепость. По всему периметру посольства китайцы установили 56 мощных громкоговорителей, через которые 400 китайцев периодически сменяясь, не умолкая по 18 часов в сутки в течение 8 дней на большой громкости изливали всевозможные лозунги. Вокруг посольства ездила машина, наполненная булыжниками, которые периодически запускались в окна . 17 августа 1967 года хунвэйбины ворвались в здание, водрузили на клумбе портрет Мао, переломали и сожгли посольскую мебель.

В посольстве постоянно отключали электричество - элементарно не на чем было сварить рис и, его просто размачивали в воде. Да и поездки за рисом превращались в спецоперации КГБ - сотрудники этого всесильного ведомства, ночью на машинах прорывались из посольства, на каком-нибудь отдаленном базаре брали мешки с рисом и так же с боем возвращались обратно. А уж о том, чтобы незаметно выехать на встречу с агентом, речи и не было. Собирать развединформацию стало более чем опасно. Однажды хунвэйбины окружили выехавшую из резиденции машину сотрудников КГБ и, раскачивая, не давали ей двинуться ни туда, ни сюда целые сутки. Пережившие столь невеселое приключение чекисты получили по "Знаку почета".

Поверенный в делах СССР в КНР Елизаветин, отмечал, что даже переговоры посольства с Москвой по ВЧ китайцы прослушивают.

29 апреля 1976 около двух часов дня к китайским охранникам, стоявшим у ворот посольства СССР в КНР, подошли двое китайцев - мужчина и женщина с каким-то мешком и начали с ними разговаривать. Тут прогремел взрыв такой силы, что осколки взрывного устройства пробили толстые двойные стекла "Белого зала" для приемов, отколов кусок противоположной стены из искусственного мрамора, хотя посольство находилось довольно далеко от ворот, где произошел взрыв. По счастливой случайности никто из русских не пострадал, хотя взрыв был точно рассчитан на время возвращения сотрудников с обеда. Но в тот день они пришли несколько раньше, поскольку в посольстве проводилось собрание. Четверо китайцев погибло...

Внешняя осада закончилась. Но внутренняя продолжалась.

Используя древнее искусство акустики, китайцы обрыли советское посольство специальной системой акустических каналов, что позволяло им слушать советских дипломатов. В конце 70-х в посольство приехал сотрудник 8 главного управления КГБ, занимавшегося обеспечением защиты шифросвязи посольств, майор Шеймов. Ему удалось раскрыть потайную систему и, с китайцами определенное время велась оперативная игра - подсовывалась дезинформация. Воистину, как гласит классический китайский шпионский трактат Сунь Цзы: "Ведение военных действий основывается на соответствии и подробном изучении замыслов врага. Поэтому в тот день, когда правитель собирает армию, закрой проходы, уничтожь бирки и не позволяй посланцам врага прийти. ПРОВОДИ ОБСУЖДЕНИЕ СТРАТЕГИИ В ВЕРХНЕМ ЗАЛЕ ХРАМА, ЧТОБЫ ДЕЛА БЫЛИ ВЫПОЛНЕНЫ". В верхний зал уж точно не подкопаешься.

Ответить
Silvester
13 years ago
Дык, все верно 🙂

1964г – крики типа “вы можете, пользуясь превосходством в силе, дойти хоть до Гуанчжоу, но вам никогда не сломить Китай!”
1966-67гг – война с советским посольством
1969г – с пограничниками
1971г – бегство Линь Бяо, а с ним всего просоветского
1973г – объявление нас врагом № 1, а Америку лишь № 2

А, я понял: это ж они всё это время америкосам сигнал давали! Это, оказывается, у них сближение такое было! :🙂 😲

Ответить
purilo
13 years ago
А, я понял: это ж они всё это время америкосам сигнал давали! Это, оказывается, у них сближение такое было! :🙂 😲

Так и есть. "Выход из изоляции", выражаясь словами Мао.

Очень рад, что Вы наконец это поняли

Ответить
IgorD
13 years ago
Из деяний важного агента влияния КГБ Виктора Луи (Левина). Дело было после столкновений на Даманском.На следующей встрече, которая состоялась в Вене в октябре 1970 г., Виктор Луи сообщил Цзян Цзинго, что при возникновении конфликта Советский Союз рассматривает возможность нанесения упреждающего ядерного удара по Китаю, прежде чем у КНР появятся ракеты, представляющие угрозу Советскому Союзу. Попутно Луи выразил надежду на то, что Тайвань в случае захвата власти в Пекине будет проводить дружественный Советскому Союзу курс.
Одновременно те же самые слухи в Европе и Северной Америке стали распространять резидентуры КГБ. Эти меры помогли заставить Пекин, который к тому времени уже начал выходить из хаоса культурной революции, возобновить переговоры по урегулированию пограничного конфликта.
Но страх, что Советский Союз может нанести упреждающий удар, у китайских коммунистов был, видимо, настолько силен, что заставил их начать тайные переговоры с США. Этот флирт закончился в 1972 г. визитом в Пекин президента США Ричарда Никсона. В результате началось сближение между Китаем и США.

http://www.argumenti.ru/publications/5267Н-да, ничего не скажешь: великолепная операция!

Ерунду они написали, не встречался Луи в Вене с Цзян Цзинго.
С ним встречался Вэй Цзинмэн, начальник Правительственного информационного бюро.

Ответить
Silvester
13 years ago
Так и есть. "Выход из изоляции", выражаясь словами Мао.

Очень рад, что Вы наконец это поняли

Но я понял и ещё кое-что... 😷

Ответить
Silvester
13 years ago
Ерунду они написали, не встречался Луи в Вене с Цзян Цзинго.
С ним встречался Вэй Цзинмэн, начальник Правительственного информационного бюро.

Ну, если с Луи всё-таки действительно встречался кто-то из тайваньского руководства, зачем бросатьсяерундой? 😞

Ответить
IgorD
13 years ago

Ерунду они написали, не встречался Луи в Вене с Цзян Цзинго.
С ним встречался Вэй Цзинмэн, начальник Правительственного информационного бюро.

Ну, если с Луи всё-таки действительно встречался кто-то из тайваньского руководства, зачем бросаться ерундой? 😞

Эта история известная. И достаточно хорошо документированная ( правда не на русском языке), но представить, что Цзян Цзинго специально выезжал в Вену встречаться с журналистом непонятного происхождения, я все равно не могу.-)

Ответить
Silvester
13 years ago
Эта история известная. И достаточно хорошо документированная ( правда не на русском языке), но представить, что Цзян Цзинго специально выезжал в Вену встречаться с журналистом непонятного происхождения, я все равно не могу.-)

Я имею в виду: ну, перепутали имена. Но, если эта информация правдива, то это намного важнее, чем то,с кемэтот Луи встречался.

Ответить
Алеет Восток
13 years ago

Однажды в СССР перешел перебежчик Юй Гуй. КГБ, предположив, что это подстава, решил начать игру. Перед Гуем инсценировали атмосферу полного доверия и стали готовить для операции на территории КНР по челночному принципу. Он совершил первую ходку, во время которой, как стало известно позднее, китайцы дали ему задание собрать сведения о дислокации воинских частей, командном составе, видах вооружения. Вернувшись, Юй начал заметно суетиться, искать наружку, подслушивающую аппаратуру. Когда он убедился, что все чисто, то стал нарушать режим проживания, чаще и чаще уходить в лес и появляться в окрестностях военных объектов. Перед соседями свои походы он объяснял любовью к сборам ягод, грибов, ловлей речной рыбы. Он стал знакомиться с местными корейцами, часто уходить из дома по ночам. Это начало злить местную наружку, которая находилась в постоянном напряжении. Однажды, когда Гуй в очередной раз вышел ночью из дома, "семерочники" (рабртники 7-го отдела наружного наблюдения) навалились на него и, имитируя пьяных, крепко отдубасили. После этого по ночам Гуй шпионить перестал. Но только по ночам. Китайца вскоре отправили во вторую ходку из которой он принес определенные сведения и получил вознаграждение. На деньги, полученные от КГБ, он купил бинокль и фотоаппарат. Опергруппа взяла его с поличным при скрытом фотографировании сооружений и техники военного аэродрома. На следствии он признался в шпионаже и был осужден

Ответить
IgorD
13 years ago

Эта история известная. И достаточно хорошо документированная ( правда не на русском языке), но представить, что Цзян Цзинго специально выезжал в Вену встречаться с журналистом непонятного происхождения, я все равно не могу.-)

Я имею в виду: ну, перепутали имена. Но, если эта информация правдива, то это намного важнее, чем то, с кем этот Луи встречался.

Информация правдивая. Гарантирую. Я специально этим занимался, но лень мешает изложить на бумаге данный полудетективный сюжет. 😆

Ответить
Алеет Восток
13 years ago

У Сталина было два личных повара - грузин и китаец. А один из поваров, работавших на его даче, был ни кем иным, как отцом отца нынешнего президента России Путина… По восточной философии, в мире все взаимосвязано - в том числе и гастрономия и политика. Даже терминологически: политическая кухня, глобальные аппетиты …

Красный перец и белая редиска
Както, в 1965-ом, будущий председатель КГБ Андропов, в составе партийной делегации посетил Пекин. На прощание Чжоу Эньлай устроил банкет. На банкете, устроенном в честь российских гостей чего только не было: и жареные шелкопряды и лягушки в кляре, змеи, черепахи и печеная саранча… Когда подали какое-то блюдо, которое показалось Андропову особенно экзотичным, он наклонился к помощнику председателя Совмина и сказал: "Мне кажется, они хотят доказать, что эти ревизионисты все проглотят".

Время было такое, что в любом жесте, в любой фразе, в любом блюде искался какой-то тайный смысл, какие то идеологические яды, сильно отравлявшие мирное сосуществование двух поистине великих стран соседей. (*)

Основным вопросом во взаимоотношениях КНР и СССР со дня основания первого и до конца существования последнего являлся вопрос - кто главный? Кто же главный в мировом социалистическом движении? Кто действительно ревизионист, а кто нет? Кто поведет человечество к всемирной победе коммунизма - Китай или Советский Союз? Кто самый красный?

Еще в 1942-м, находясь в окружении японских и гоминьдановских войск, Мао спрашивал одного из российских советников:

- Сталин - революционер? А любит красный перец? Настоящий революционер обязательно ест красный перец. Александр Македонский наверняка обожал красный перец. Он великий человек и революционер в своем деле. И Сталин, конечно, ест перец. Ешь перец и ты. Давай, если ты революционер…

"Вскоре, - как отметил советник. - Лицо у Мао стало красным, как перец в наших тарелках…".

После победы Мао приехал в Москву, где встретился со Сталиным.

Какое же, товарищ Сталин, вино Вы предпочитаете? - поинтересовался он у главы Советов, заметив, что тот смешивает оба вида. - Красное или белое?

Верю в красное, - задумчиво сказал Сталин. - Как-то, давно это было, во время болезни тифом в ссылке один добрый врач в тюремном госпитале тайком отходил меня малыми дозами красного вина… Спас меня от верной смерти. По крайней мере, я в это верю. С тех пор я как-то проникся сознанием его целебности…

Когда же Мао уехал, Сталин бросил одному из своих подчиненных:

- Этот человек - редиска. Он только сверху красный. Нутро у него - белое…

В 1957 Мао последний раз побывал в Москве на международном совещании коммунистических и рабочих партий. Хрущев пообещал поделиться с Китаем тайнами производства ядерного оружия и подарить Мао образец ядерной бомбы при условии, что тот не будет возражать против главенства СССР в мировом коммунистическом движении. Вскоре русские передали Пекину чертежи, документацию и макет бомбы, пустили в КНР циклотрон, завод по производству плутония и экспериментальный атомный реактор. Осталось только лифты поставить… Но, если раньше Мао еще находился под влиянием личности Сталина, то с уходом последнего он уже не видел себе равных.

В 1960 году Хрущев заявил об отказе от соглашения по ядерным технологиям и отозвал из Китая 1292 специалиста. Таким образом, Китай отказался признать главенство СССР, СССР отказался передать Китаю бомбу и объявил китайских коммунистов гегемонистами. В свою очередь, китайские коммунисты с 1966 года объявили Мао Цзедуна "Самым красным солнцем в наших сердцах". А сердец этих было ни много, ни мало - каждое четвертое на земле. Началось мощное идеологическое противостояние двух великих социалистических держав, постоянно подогреваемое наличием у обоих атомного оружия.

Ответить
purilo
13 years ago

Душещипательно 🙂

Еще в 1942-м, находясь в окружении японских и гоминьдановских войск, Мао спрашивал одного из российских советников:

Очевидно, речь о Владимирове, хотя историю про перец не помню. По этому поводу хочу сказать вот что: Само это произведение (Особый район Китая) на столько глобальная тема, на столько важная и содержательная, низводящая Мао до банального милитариста, лишь внешне красноперого и воюющего, что заслуживает отдельной дискуссии. Невольно задумываешься, а что бы делал их председатель, случись потом третья мировая война, к которой он так нас подначивал (вспомните “большую полемику”)? Вообще, что это была за сволочь, окруженная зоологическими русовобами типа Кан Шэна? А тут из всех его (Владимирова) записок выдирается какая-то мелочь, в общем чушь, и прикладывается к некой идее.
Вообще дневники Владимирова (Власова) у нас странно цитируют. Мелочь тащат, а главное опускают.
После прочтения книги меня очень интересовал вопрос, а как к ней относятся в КНР? Ведь там факты, хоть и облитературенные. Хоть и изданные в 73-ем году - ну и что? А оказывается так и относятся. Все мол правильно. Прилетел в 42-ом некий русский и стал призывать Мао, чтоб тот подсобил с японцами. Чудак не понял, что Мао не мог это сделать, так как это было не в интересах Китая! В другом месте еще круче – то была разведгруппа с мощной радиостанцией, постоянно что-то передававшая прямо в ухо коварному Сталину. 😷
Самое главное в этих скороговорках то, что подлинность изложенного в книге материала китайцами не оспаривается. Да и как? А значит не оспаривается и то, что Мао никакой не коммунист, а предатель, подонок и трус, циничный антикомминтерновец и антисоветчик, а в 1944г вообще обсуждал с американцами условия принятия их помощи вплоть до переименования партии.
Понятно, почему сын Владимирова (точней Власова) положил потом столько времени, даже изучил китайский, чтобы издать отца...

Время было такое, что в любом жесте, в любой фразе, в любом блюде искался какой-то тайный смысл, какие то идеологические яды, сильно отравлявшие мирное сосуществование двух поистине великих стран соседей

Угу. Вот так и разгадывали повороты китайской политики по еде 😞

Вскоре русские передали Пекину чертежи, документацию и макет бомбы, пустили в КНР циклотрон, завод по производству плутония и экспериментальный атомный реактор. Осталось только лифты поставить… Но, если раньше Мао еще находился под влиянием личности Сталина, то с уходом последнего он уже не видел себе равных.

В 1960 году Хрущев заявил об отказе от соглашения по ядерным технологиям и отозвал из Китая 1292 специалиста.

На сколько я знаю, макеты бомб переданы не были, и решение приняли в 59-ом. Цитату давал.

Таким образом, Китай отказался признать главенство СССР, СССР отказался передать Китаю бомбу и объявил китайских коммунистов гегемонистами. В свою очередь, китайские коммунисты с 1966 года объявили Мао Цзедуна "Самым красным солнцем в наших сердцах".

Лучше сказать не так. В начале 60-ых, когда Китай пытался стравить нас с Америкой (свою посильную роль в этой войне, которую Мао так призывал не бояться, видимо предполагалось ограничить очередной яньаньской пещерой), Китай еще можно было назвать борющимся за лидерство в мировом коммунистическом движении, но начиная с 1964 это уже точно было типичным раскольничеством и так вплоть до Америки. А борьба с гегемонизмом стала просто борьбой с СССР.
А что Китай главный и так понятно – центр мира, блин 😁

Ответить
Алеет Восток
13 years ago

После прочтения книги меня очень интересовал вопрос, а как к ней относятся в КНР? Болезненно относятся, помню на гребне перестройки в одной из центральных газет печатали отрывки из книги Особый район Китая, так вмещался посол КНР со своей статьей в этой же газете, где под видом маски откровения разиснял читателям, что книга есть идеологический продукт прошлого времени и не более.

Ответить
Laotou
13 years ago

То что там коммунизмом/социализмом/и прочими "измами" не пахло, так это известно давно - не такие китайцы, чтобы какие-то там "измы" ставить во главу угла в национальной политике. Главный "изм" - это РАЦИОНАЛИЗМ. Ещё до Владимирова были воспоминания советских советников, которые в Вампу и Гуандуне начинали в 20-х годах. Ещё тогда сквозь их откровенные признания (хоть они и пытались как-то заретушировать антикоммунизм и антисоветизм Мао) было видно: кто есть кто?
Мне, кажется, ошибся Сталин в нём. Глубоко ошибся. Обманул Мао его, усыпил бдительного Сталина, как, впрочем, и американцев. Не принимаю я нынешнюю версию о том, что он его выбрал потому, что не из кого было выбирать. Было из кого - и того же Чжоу Эньлая можно было выбрать, и того же Чжэ Ду, ну, на худой конец - Линь Бяо. А он "просчитался" - теперь всем расхлёбывать 😉 Когда Чэн Дусю отодвинул, и когда Чан Кайши не поддержал. Чан Кайши был более податливым, это даже видно по тому, как он на Тайване сдался американцам окончательно.
Да тогда, конечно, ему было трудно - не зная китайцев совсем, без профессионалов-синологов, да на волне интернационализма, вот и "проморгал" его, хотя на Сталина это плохо похоже.

Ответить
Алеет Восток
13 years ago

В книге Особый район Китая запомнилась издевка Мао когда он будучи находясь в окружении японских и гоминдановских войск, в то время когда немцы были на подступах к Москве, подкалывал наших военных советников ; Ну как там у вас в песни поется? Своей земли вершка не отдадим. А коба не так крут, часто становился жертвой обмана, а через него и вся наша страна, то гитлера то мао вовремя не раскусил.

Ответить
Kultegin
13 years ago

Ясен перец. Когда сомневаешься в своем ближнем окружении, то недолго и настоящих внешних недругов "промограть".

Ответить
Алеет Восток
13 years ago

Немножко не серьезно;Интересный случай произошел на базаре города Уссурийска. Китаец Петя отсидел за что-то в нашей тюрьме, вышел и был выслан в КНР. Там он сделал себе туристический паспорт и приехал в Приморье как турист. Возвращаться не захотел и остался на нелегальном положении. На базаре к нему подошли три милиционера и попросили предъявить документы. На что Петя, поднаторевший в российской тюрьме, на хорошем русском парировал: - "Земели, ну какой я нафиг китаец, чукча я"! Это подействовало лучше всяких документов. Милиционеры рассмеялись и не стали проверять у Пети документы.

Ответить
purilo
13 years ago
Мне, кажется, ошибся Сталин в нём. Глубоко ошибся. Обманул Мао его, усыпил бдительного Сталина, как, впрочем, и американцев. Не принимаю я нынешнюю версию о том, что он его выбрал потому, что не из кого было выбирать. Было из кого - и того же Чжоу Эньлая можно было выбрать, и того же Чжэ Ду, ну, на худой конец - Линь Бяо. А он "просчитался" - теперь всем расхлёбывать 😉 Когда Чэн Дусю отодвинул, и когда Чан Кайши не поддержал. Чан Кайши был более податливым, это даже видно по тому, как он на Тайване сдался американцам окончательно.

ИМХО тут Мао себя обезопасил по полной программе. Вспомните историю с Ван Мином и остальных “москвичей”. Тол был первый чжэнфэн председателя. Как там у того же Владимирова:
“Мао Цзэ-дун все более груб со своими оппонентами. Когда в споре один из них сослался на статью Сталина, Мао Цзэ-дун крикнул: “Вы, “москвичи”, если Сталин даже испортит воздух, готовы нюхать и восторгаться!”
А перед нами Мао рассыпается в похвалах Сталину....”

(запись от 27 октября 1942г)

Если судьбы Ван Мина и согласных с ним недостаточно, можно вспомнить и документы, найденные самим Владимировым, где Мао похерил указ компартии о его отстранении и таким образом вышел сухим из мокрушных дел с несчастными соратниками по борьбе, перешедшими его Дао где-то в середине 30-ых. Так что Мао с дружком Кан Шэном контролировали все и вся, а СССР уже тогда видимо считался главной опасностью председателю (ибо он был внутренний враг, не внешний).
На счет Чан Кайши, - обанкротилась его политика на континенте по полной. От него даже американцы отказывались, с удовольствием на кого-нибудь поменяли б, да поздно было. Да и один вид генералиссимуса исключал всякую конкуренцию изнутри. А сын еще молодой был. Впрочем на ошибках учатся, и на острове он больше прислушивался к разумным советам со стороны, потому и преуспел.
А Линь Бяо, как теперь пишут, после войны чекнулся. К сожалению для нас, потому что мужик возможно был не плохой.

А вот и остальные цитаты:
“В штабе 120-й пехотной дивизии Южина спросили: “Почему Красная Армия воюет не по уставу? В уставе сказано: бить врага на его территории!” Вопрос вызвал громовой хохот присутствующих...”
(запись от 14.07.1942)

И из китайских товарищей:
“Если говорить о том, как установились непростые отношения Мао Цзэдуна и Сталина, нужно начать рассказ с того, как во время Антияпонской войны из СССР послали разведгруппу.
По воспоминаниям работавшего в то время в ЦК КПК Ши Чжэ, эту разведгруппу разместили в Цзаоюане или Финиковом саду (в Яньани. – Ю.Г.). У группы имелась мощная радиостанция. И не нужно с пренебрежением относиться к этой радиостанции. Ведь если Мао Цзэдун хотел направить радиограммы Сталину, их надо было отправлять через эту радиостанцию. И Сталин тоже свои радиограммы посылал через эту радиостанцию Мао Цзэдуну.
Точно не известно, сколькими радиограммами они обменялись. Но люди, которые жили в то время, помнят, что среди них были очень важные радиограммы.”

(Дун Баоцунь. Ветер перемен над Даоюйтаем. Пекин 2001. Т.1, стр. 274-275)

Характерно, что по дальнейшему тексту вообще непонятно, причем тут радиостанция и вообще “разведгруппа”? К тому же у Мао была независимая радиостанция, точно не менее мощная. Видать, фактов никаких, но очень лягнуть захотелось.

Или вот:
“... Судя по воспоминаниям товарища Ши Чжэ, на сей раз, стремясь получить понимание с советской стороны, председатель Мао Цзэдун не только попросил Чжоу Эньлая в Чунцине на месте сделать разъяснения советским друзьям, но и лично направил телеграмму Сталину, пояснив в ней, что если мы покинем опорные базы и начнем действовать, не взирая ни на какие жертвы, не считаясь с жертвами, то наша армия, возможно, потерпит поражение, и не будет иметь возможность держаться на протяжении длительного времени; а это невыгодно ни нам, ни Советскому Союзу. Очевидно, в Советском Союзе были недовольны тем, что наша партия не поступила в соответствии с их требованиями. Они не понимали политического курса партии в Китае и ее реального положения, и лишь считали, что КПК не желает оказать помощь Советскому Союзу. Один представитель Советского Союза, едва прибыв в Яньань, стал с пристрастием выпытывать у нас, почему мы не взаимодействуем с Советским Союзом, не сконцентрируем большие силы для того, чтобы наносить удары по японцам. Вот в чем одна из причин того, что в то время в СССР считали, что мы проводим националистическую, а не “интернационалистическую” политику...”
(из одного из докладов 2003 года, под названием “О том, как Мао Цзэдун преодолел теорию и практику СССРоцентризма”).

Не отвлекаясь на суть доводов Мао, так здорово учившего потом всех не страшиться бумажных тигров, и вообще всей его чудной политики тогда и после, просто обращаю внимание на отношение к Владимирову и нескольким его коллегам – фактически единственным свидетелям с нашей стороны его дел и мыслей в те годы.
Оба перевода из книги Галеновича (все еще продающейся) “Россия-Китай-Америка”, страницы 33 и 241 соответственно.

Кстати, оба автора ссылаются на некоего Ши Чжэ. Интересно, что он такое написал?

Ответить
Laotou
13 years ago
А коба не так крут, часто становился жертвой обмана, а через него и вся наша страна, то гитлера то мао вовремя не раскусил.

Да-а, если бы Коба не ошибся, то с таким уровнем науки они и по сей день бы сами ни бомбу, ни ракету не сделали, несмотря на то, что хуацяо Цянь Сюэсэнь (их отец космонавтики) "исстарался" студентов обучать в СССР по ракетно-ядерной программе и только благодаря передаче Союзом Китаю технологий в 1966 году запустил первую баллистическую ракету, правда, о её качестве говорить не будем.
Хотя Мао Кобе самый социально близкий был из всех китайских вождей. Наверное. подумал: Чжоу у французов учился - шибко умный и с капиталистическим "душком", Чжу Дэ - трактор, точнее: танк, тока воевать умеет, а этот мол, "колхозник", "деревня", ни разу из страны не выезжал! А колхозник взял его и "сделал": всё что хотел - выманил! И бомбу, и ракету, и первый экономический старт 😉
Короче, вожди натворили дел, а теперь один выход, точнее, как недавно говорили: "нет другой альтернативы!", чем дружить семьями 😁
Менее затратней и полезней во всех смыслах 😉
Другого выхода нет! Поэтому надо учиться дружить, а не искать "угрозу" :🙂

Ответить
purilo
13 years ago

Да не так уж мы Мао поддерживали в его разборках с Чаном. Как и американцы. Не хотели. А вот Мао нас конкретно втягивал. Взять ту же корейскую войну.
Ну а дружить всегда лучше (если получится) 🙂

Ответить
Laotou
13 years ago
ИМХО тут Мао себя обезопасил по полной программе. Вспомните историю с Ван Мином и остальных “москвичей”. Тол был первый чжэнфэн председателя.

Так и я про то же, то есть, ещё до "Великого похода" (до бегства красных от Гоминьдана) нужно было ставку делать на другого. Вот здесь он (Сталин) ошибся, когда ещё их (КПК) через "колено сломал" - насильно заставил вступать в Гоминьдан и вместе воевать. причём, два раза заставлял и они как миленькие подчинялись!
Это потом, когда Сталин понял, что ему проще договориться с Мао, чем с Чаном, тогда и дал отбой на "дружбу" между коммунистами и Гоминьданом. А потом Чан их гнал, как зайцев, от Фуцзяни до Яньнани, обкладывая по-немецки блокгаузами.
А Вы говорите: обанкротилась политика Чана! Потом, позже - да! А ещё в 1927-ом кто к Сталину ездил? Кто учился и жил в Москве, как не семейство Чана? Кому русскую жену подсунули, как не Чану?

Если судьбы Ван Мина и согласных с ним недостаточно, можно вспомнить и документы, найденные самим Владимировым, где Мао похерил указ компартии о его отстранении и таким образом вышел сухим из мокрушных дел с несчастными соратниками по борьбе, перешедшими его Дао где-то в середине 30-ых. Так что Мао с дружком Кан Шэном контролировали все и вся, а СССР уже тогда видимо считался главной опасностью председателю (ибо он был внутренний враг, не внешний).

Опять же говорю: все 20-30 гг. и почти до самой войны стратегической инициативой владели мы, а не американцы. И советников десятками засылали, и учились они через одного у нас и поэтому: захотел бы Сталин - по стенке бы его (Мао) тогда размазал, несмотря ни на Коминтерн, ни на их внутреннюю ситуацию. Но он не хотел этого и всячески оберегал Мао, хотя и материл как последнего мальчишку! А тот молчал и про себя думал: придёт время и я фигу из кармана выну! И точно вынул, но уже после смерти Кобы, потому что Никита для него был "шестёркой" Сталина, а не каким-то там Первым секретарём. И отношение у Мао к нему было ровно такое же, как к "шестёрке". Мао ж видел как Никитка гопака оттанцовывал по приказу Сталина по пьянке как клоун, ну, или слышал, не мог не слышать.

На счет Чан Кайши, - обанкротилась его политика на континенте по полной. От него даже американцы отказывались, с удовольствием на кого-нибудь поменяли б, да поздно было. Да и один вид генералиссимуса исключал всякую конкуренцию изнутри. А сын еще молодой был. Впрочем на ошибках учатся, и на острове он больше прислушивался к разумным советам со стороны, потому и преуспел.

У американцев был выбор? Их туда запустили-то уже к "шапочному разбору", ближе к войне, когда нам не до Китая было - как бы Гитлера одолеть!

А Линь Бяо, как теперь пишут, после войны чекнулся. К сожалению для нас, потому что мужик возможно был не плохой.

Сами они чокнутые. Был бы чокнутый, не полетел бы в СССР, а самое главное - не попал бы под подозрение Цзян Цин и Кан Шэна, как не попали другие "маршалы".

Ответить
Laotou
13 years ago
Да не так уж мы Мао поддерживали в его разборках с Чаном. Как и американцы. Не хотели. А вот Мао нас конкретно втягивал. Взять ту же корейскую войну.
Ну а дружить всегда лучше (если получится) 🙂

Да Вы чего говорите-то? Мы-то не хотели? Да с самого начала (с 20-х годов) только что и делали как в Китае болтались все: от Блюхера до десятков (повторю: десятков!) разномастных советников, не считая официальных представителей и в Гоминьдане, и в КПК. Школа военная первая (в Вампу) нами создавалась! В первый поход их наши направили, в Фуцзяни фактически руководили "революционной базой", я уж не говорю про всяких там коминтерновцев, которые все-поголовно проводили политику Сталина! А Вы говорите: не хотели вмешиваться!

Ответить