Приветствуем! Мы запустили новую версию форума. Надеемся что вам она понравится. Если вы нашли проблему или у вас есть предложения - напишите нам :)

Дело статского советника Кнауэра, 1914 г. (Киев)

Ответ профессоров Императорского Университета Св. Владимира на «Обращение к цивилизованным нациям», опубликованное 93 германскими учеными и писателями по поводу настоящей войны
В опубликованном за подписью 93 германских ученых и писателей «Обращении к цивилизованным нациям» они не только повторяют провозглашенную императором Вильгельмом и германским канцлером вопиющую ложь, будто «война была навязана Германии», но и идут далее, называя «ложью и клеветой» то, что как раз соответству¬ет действительному положению вещей и что засвидетельствовано целым рядом неос¬поримых документов, не только устанавливающих с полною несомненностью иници¬ативу Германии в настоящей войне, но и не оставляющих никакого сомнения в том, что Германия уже давно готовилась к нападению на своих мирных соседей, в целях утверждения своей политической, военной и экономической гегемонии в Европе.
Столь же смело и столь же мало убедительно протестуют германские ученые и пи¬сатели против раздавшихся со всех сторон культурного мира негодующих обвинений Германии в нарушении нейтралитета Бельгии и в варварском разрушении храмов, культурных учреждений и памятников искусства, в вопиющих насилиях и страшных жестокостях, проявленных германскою армиею по отношению к пленным, раненым и мирным жителям занятых ею областей. Все это подписавшие «Обращение» ученые и писатели называют ложью, неправдой и клеветой на германский народ. К сожалению для чести подписавших «Обращение», как и для репутации Германии, как страны культурной и христианской, не только отрицаемые ими факты являются вполне удос¬товеренными и бесспорными, но имеется и целый ряд других не менее точно удосто¬веренных и еще более вопиющих деяний на совести германской армии и ее ответст¬венных вождей, запятнавших себя самыми вопиющими нарушениями начал междуна¬родного права и такими неслыханными в христианской Европе жестокостями и гнусностями, которые, казалось, возвращали нас к временам гуннов и заставили в изумлении и ужасе содрогнуться весь цивилизованный мир. Достаточно вспомнить Калишские ужасы и разгром Реймского собора. Ответственность за все эти зверства и варварства лежит, однако, не на одной лишь армии и ее вождях; еще прежде чем успе¬ли проявить себя германские войска, сотни тысяч русских граждан, застигнутых не¬ожиданно объявленной для них войной, подверглись со стороны самых разнообраз¬ных слоев германского населения, вплоть до наиболее культурных включительно, са¬мым грубым оскорблениям, издевательствам, истязаниям и всякого рода насилиям, в результате которых они потеряли в большинстве случаев свою свободу и свое имущес¬тво, во многих случаях — свое здоровье, а некоторые и свою жизнь. Попытки отри¬цать все эти факты совершенно напрасны: слишком многочисленны их свидетели, как слишком многочисленны и жертвы немецких зверств, при чем в числе тех и других мы могли бы назвать целый ряд имен из среды русского ученого мира.
Не более убедительна и не менее достойна сожаления попытка авторов «Обраще¬ния» оправдать милитаризм, как необходимое условие германской культуры. По их мнению, лозунгом борьбы против германского милитаризма прикрывается на самом деле борьба против германской культуры. «Без нашего милитаризма, заявляют они, уже исчезла бы наша культура». Если бы германские ученые, вместо того, чтобы заку¬тываться, как они стали это делать с некоторого времени, в созданную ими вокруг се¬бя атмосферу самовосхищения, уделили более внимания своим соседям, то они убеди¬лись бы, что со стороны последних никакой опасности не угрожало германской куль-

туре, к которой они относились с неизменным уважением, быть может, даже большим чем она заслуживала. Германские ученые, может быть, постигли бы тогда ту истину, что если откуда и угрожает германской культуре опасность, то это прежде всего и мо¬жет быть даже единственно со стороны того самого германского милитаризма, кото¬рый они столь неудачно берут под свою защиту. Между тем последний успел уже ока¬зать самое гибельное влияние на всю духовную культуру Германии, в которой был культ идеальных ценностей, культ истины добра и красоты, стал сменяться с некото¬рых пор культом грубой силы и стремлением оправдать всякое насилие и вандализм. Не иное что, как именно тот всепоглощающий милитаризм, реабилитацию которого берут на себя авторы «Обращения», явным образом ведет по прямому пути к варвари¬зации страну, являющуюся когда то одним из наиболее могучих культурных очагов че¬ловечества. С полною очевидностью обнаружившийся в последнее время упадок ду¬ховной культуры в Германии вынуждены признать косвенно и сами авторы «Обраще¬ния», аппелирующие к Гете, Бетховену и Канту, т.е. к далекому прошлому, тому прошлому, когда представителям германской мысли был чужд культ бронированного кулака, — когда германские ученые еще уважали науку и умели делать различие между культурой и милитаризмом. То было время, когда в Германии было невозможно появ¬ление произведения, подобного «Обращению» 93 ученых и писателей, как были не¬мыслимы в ту пору и некоторые другие жесты, которыми с некоторого времени пора¬жают цивилизованный мир представители германской науки и литературы, и которые, мы уверены, побудят последний подвергнуть коренному пересмотру установившиеся традиционные отношения своих к германской культуре в ее современной стадии и поставить на очередь вопрос об эмансипации от нее в будущем.
В заключение своего «Обращения к цивилизованным нациям» его авторы ссы¬лаются на свою честь и свои имена. Ссылка более чем неосторожная ибо, если бы они действительно дорожили своей честью, то они никогда не согласились бы скре¬пить своими именами документ, который останется навсегда неизгладимым свиде¬тельством духовного одичания современной Германии, и если делает честь, то лишь тем из германских ученых и писателей, которые воздержались от его подписания.
ДАК, ф.16, оп.465, спр. 401, арк.1-2 зв.

Интересует ли Вас, чем все продолжилось? 😉

Написать комментарий...
Komar
14 years ago
Интересует ли Вас, чем все продолжилось? 😉

Интересно, при чём же тут статский советник Кнауэр. Или он появляется лишь в конце романа?

Интересно, какое всё это имеет отношение к языкам Индии.

К тому же, раз уж зашла речь, то хотелось бы видеть упоминаемый текст обращения гермаских деятелей и список имён, замаравшихся подписанием оного.

Ответить
gasyoun
14 years ago
Интересует ли Вас, чем все продолжилось? 😉

Интересно, при чём же тут статский советник Кнауэр. Или он появляется лишь в конце романа?

Интересно, какое всё это имеет отношение к языкам Индии.

К тому же, раз уж зашла речь, то хотелось бы видеть упоминаемый текст обращения гермаских деятелей и список имён, замаравшихся подписанием оного.

Если память мне не изменяет санскрит некоторые ученые соотносят с Индинй. Если я не вру, то господин Кнауэр издал грамматику по оному языку. Изначального письма (на немецком), увы, не имею. За то имею материалы по делу проф. Кнауэра. Не интересно?

Справа про виявлення в Ушверситет! св. Володимира ос1б 1ноземного (особливо шмецького) походження, котр! можуть бути використаш ЬПмеччиною проти Роси в перюд вшни. 1914-1915 рогав
№1
Список
Профессорам, значащимся на службе при Киевском Университете Св. Влади¬мира с иностранными фамилиями..
1) Перетц Владимир Николаевич, ординарный профессор истории русской словесности.
2) Кнауэр Феодор Иванович, доктор по кафедре сравнит, языковед.
3) Сонни Ад. Израил., доктор греческой словесности.

№3 Справа професора Фрщр1ха Кнауера у 1914-1915 роках
(1) Запит попечителя КиТвського учбового округу ректору Ушверситету св. Володимира. 2 жовтня 1914 року
2 октября 1914 г. Секретно № 168 ^ Господину Ректору Императорского университета Св. Владимира
По дошедшим до меня сведениям профессор Императорского университета Св. Владмл««ра Кяауэр, состоящий в русском подданстве, перед началом войны возбудил ходатайство о разрешении сыновьям его, которые в настоящее время на¬ходятся заграницей, перейти в германское подданство.
Вследствие сего покорнейше прошу Ваше Превосходительство не отказать рас¬следовать это обстоятельство и в случае, если эти сведения имеют реальное осно¬вание, затребовать от профессора Кнауэра подробные по этому делу объяснения.
(2) Доповгдна записка ректора Миколи Цитовича попечителю. 16 жовтня 1914 року
Октября 16 дня 1914 г. Его Превосходительству № 16 Господину Попечителю Киевского Учебного Округа
Вследствие предложения от 2-го октября за № 163, имею честь донести Вашему Превосходительству, что по расследовании, произведенном мною по делу об

увольнении из русского подданства сыновей профессора Университета Св. Влади¬мира, действительного статского советника Ф.И. Кнауэра: старшего Зигфрида и младшего Гельмута оказалось, что Всеподданнейшее прошение об этом подано бы¬ло профессором Кнауэром еще в 1911 году, а Высочайшие соизволения на это пос¬ледовали: первое для сына Гельмута — 19 декабря 1912 года, а второе для сына Зигфрида — 17 июля 1914 года, как это видно из прилагаемых при сем двух копий уведомления Канцелярии Его Императорского Величества по принятию прошений от 18 января 1913 г. за № 5633 и 18 июля 1914 г. за № 54093, а также копию свиде¬тельства Киевского Губернатора от 22 сентября 1914 года за № 5785.
При сем имею честь предоставить также Вашему Превосходительству объясне¬ния профессора Ф.И. Кнауэра и Секретаря Совета Э.Э. Свецинского, запрошен¬ных мною по указанному делу.
К сему считаю долгом присовокупить, что, как видно из послужного списка профессора Ф.И. Кнауэра, старший сын его Зигфрид родился 26 июня 1894 года, а младший Гельмут — 31 марта 1896 года.
Ректор Н. Цытович (тдпис} За Секретаря Совета (тдпис)

Ответить
Komar
14 years ago

Да, я имел удовольствие держать в руках учебник санскрита, изданный в 1908-м году профессором киевского университета Св. Владимира Кнауэром. 🙂
Однако же его политические симпатии вряд ли можно отнести к теме санскритской словесности.

Из вышесказанного так и остаётся неясным, кому же симпатизировал Кнауэр в той ситуации, участвовал ли он в составлении "ответа", подписывал ли его в числе своих коллег, или же остался в стороне от этого дела, или может быть, это был официальный ответ университета, в котором частное мнение профессоров особой роли не играло...

К тому же, раз уж зашла речь, то хотелось бы видеть упоминаемый текст обращения гермаских деятелей и список имён, замаравшихся подписанием оного.

Нда, вот. Мир должен знать своих уродов.
http://en.wikipedia.org/wiki/Manifesto_of_the_Ninety-Three
http://www.biologie.de/biowiki/An_die_Kulturwelt
http://germanhistorydocs.ghi-dc.org/pdf/deu/727(155).pdf
http://www.nernst.de/kulturwelt.htm
http://net.lib.byu.edu/~rdh7/wwi/1914/93intell.html

Ответить
gasyoun
14 years ago

Кнауэр к этому не имел ни малейшего отношения. Но во время первой мировой было достаточно того, что он немец. По этой же причине он спустя три года скончался в Томске. Политика - это всего лишь предлог, чтобы устранить иностранного профессора из Киевского унив.

Ученые труды Ф. Кнауэра
1. Beitrage zum «Sanskrit-Worterbuch in kurzeren Fassung von G. Bohtlingk. 1882. (см. Vorwort zum III Theil, Petersburg 1882)
2. Uber die betonung der camposita mit a privativum ins Sanskrit 1882 в Kuhns Zeit-schrift fiir vergl. Sprachwissenschaft Br. 27 (магистерская диссертация, Dorpat 1882).
3. Das Gobhilagrhyasutra herausgegeben und iibersetzt:
a) I. Heft: Text nehst Einleitung. Dorpat 1884 (докторская диссертация) в) II. Heft: Ubersetzung nehst Einleitung und Eriauterungen. Dorpat, 1886.
4. Вступительная лекция, читанная в университете Св. Владимира в 1885 г.; пе¬чатанная в Университетских известиях в № 3 (Март) 1885 г.
5. «Zu iti und ca» статья в «Festgruss an Otto von Bohtlingk zum Doctrijubilaum 3. Februar 1888. Stuttgart 1888.
6. Доклад «О раскопках курганов в Бессарабии», произведенных мною в апреле 1888 г., читанный 20-го ноября в Киевском историческом Обществе Нестора лето¬писца, печатается в Чтениях в названном обществе.
Ф. Кнауэр.
Киев,
21-го января 1889 г.
ДАК, ф. 16, on. 465, спр. 468, арк.35-36.

Ответить