Написать комментарий...
elik
8 years ago

К спорным островам направляется тысяча китайских судов
16:14 17.09.2012
Токио. 17 сентября. Kazakhstan Today - Флотилия из тысячи рыболовецких судов направляется к островам Сенкаку, территориальная принадлежность которых является предметом спора между Японией и КНР, сообщает Kazakhstan Today.

По данным Kyodo News, первые корабли могут достигнуть островов уже сегодня. Напомним, на прошедшей неделе Япония объявила о том, что завершила национализацию территории островов Сенкаку (китайское название - Дяоюйдао) путем выкупа ее у частных владельцев. Этот шаг вызвал резкую критику Пекина, который настаивает на том, что острова Сенкаку вошли в состав китайского государства в конце XIV века, однако контроль над ними был утрачен после подписания с Японией в 1895 году Симоносекского мирного договора (китайское название - договор Магуань), сообщает РБК.

После окончания Второй мировой войны Япония вынуждена была отказаться от данных территорий в пользу США. В свою очередь Вашингтон в 1970-х годах вернул Японии остров Окинава, отдав и находящиеся поблизости Сенкаку.

Национализация Сенкаку уже привела к массовым антияпонским акциям протеста в ряде городов КНР. Во время этих выступлений было сожжено свыше сотни автомобилей японских марок. В результате Токио был вынужден обратиться к Пекину с требованием обеспечить безопасность японских граждан и их собственности. В городе Шэньчжэне провинции Гуандун на юге Китая полиция разогнала участников протестов с помощью слезоточивого газа и водяных пушек. Ряд японских компаний временно закрыл свои заводы и магазины в КНР.

Ответить
elik
8 years ago

17 сентября 20:42
КНР не устраивают компенсационные пошлины США
Сегодня Китай обратился в ВТО с жалобой на новый закон США о «компенсационных пошлинах», направленный против стран, которые субсидируют экспорт, занижая курс собственной валюты, сообщает «Русская служба ВВС».

В частности речь идет об экспорте стали, шин, кухонной техники и ряде других предметов. В ВТО жалоба от Китая поступила через несколько часов после того, как США заявили, что пожалуются во Всемирную торговую организацию на КНР за поддержку внутреннего производства автомобилей и автозапчастей.

В Белом Доме считают, что Пекин завышает пошлины на экспорт автомобилей.

Напомним, летом текущего года США выиграли торговый спор с Китаем, касающийся проведения Пекином политики дискриминации в отношении мировых платежных систем.

Ответить
elik
8 years ago

А.Реутов: Китай пугает Японию рыбаками. Пекин может ввести экономические санкции против Японии
00:13 18.09.2012
Спор Японии и Китая из-за принадлежности островов Сенкаку обостряется. В спорном районе курсируют военные корабли обеих стран. Пекин также не исключает, что может ввести экономические санкции против Японии, которая до сих пор не оправилась от последствий кризиса 2008 года и прошлогодних разрушительных землетрясения и цунами.

Массовые антияпонские протесты в связи с национализацией Токио богатых углеводородами островов Сенкаку захлестнули десятки китайских городов. Объектами нападок стали не только японские государственные представительства, но и многочисленные промышленные и финансовые учреждения, имеющие отношение к Стране восходящего солнца. В частности, митингующие устроили погром на фабрике по производству электроники Panasonic в Циндао. В результате руководство компании объявило о приостановке работы предприятия.

В настоящее время в районе островов Сенкаку курсируют военные корабли ВМС Китая и Японии. Сейчас к островам направляется флотилия из более чем тысячи китайских рыболовных судов. Китайские рыбаки намерены высадиться на спорных островах, что грозит прямым столкновением между двумя странами.

К чему может привести обострение китайско-японского спора
Китай захлестнула волна протестов...
Официальный Токио уже заявил, что в случае нападения на острова Сенкаку на помощь Японии придут США. "Япония и США придерживаются обоюдного мнения о том, что вопрос островов Сенкаку подпадает под двусторонний Договор о безопасности 1960 года",- заявил глава МИД Японии Коитиро Гэмба после встречи с министром обороны США Леоном Панеттой.

Между тем в Китае не исключают варианта введения экономических санкций против Японии. "У Японии нет иммунитета против экономических санкций со стороны Китая",- констатирует китайская газета People`s Daily, которая является печатным органом центрального комитета Компартии Китая. По мнению издания, при желании Пекин в состоянии вернуть японскую экономику на 20 и более лет назад. Тем более что, как признают эксперты, Страна восходящего солнца до сих пор не оправилась от последствий финансового кризиса 2008 года и прошлогодних разрушительных землетрясения и цунами.

Как замечают китайские СМИ, Пекин является принципиальным противником решения международных проблем с помощью санкций. "Однако когда речь идет о территориальной целостности страны, которую Япония провокационно проверяет на прочность, Китай не имеет выбора, кроме как вступить в борьбу за свой суверенитет",- заявляет People`s Daily.

Эксперты считают, что экономическая война ударит не только по Японии, но и по самому Китаю. Экономики двух стран тесно переплетены. По итогам прошлого года товарооборот между двумя странами составил почти $343 млрд.

Александр Реутов
"Коммерсантъ-Online", 17.09.2012

Источник - kommersant.ru

Ответить
elik
8 years ago

В.Молодяков: Япония-Китай - войны не будет, шоу продолжается
08:59 18.09.2012
Япония-Китай: войны не будет, шоу продолжается

Лето 2012 г. выдалось для Японии особенно жарким и длинным не только в метеорологическом смысле. В политическом отношении оно охарактеризовалось ухудшением отношений с КНР и Республикой Корея из-за давних территориальных споров, причем Токио оказался обороняющейся стороной.

Сообщения о появлении шести китайских патрульных кораблей в японских территориальных водах вблизи островов Сенкаку-Дяоюйдао вошли в топ международных новостей в силу беспрецедентности масштаба этого демарша. Ранее в эти воды вблизи необитаемых островов, контролируемых Японией, заходили в основном китайские "рыбаки" или активисты, которых японские пограничники старались выдворить, по возможности, не прибегая к грубой силе. Во всех подобных случаях официальный Пекин заявлял Токио протесты, исходя из того, что китайское правительство считает острова своей территорией, а, значит, граждане КНР имеют полное право ее посещать. Но делают они это как бы сами по себе.

Военные корабли вошли в воды вблизи Сенкаку явно не сами по себе, а, получив соответствующий приказ командования, либо отданный прямо из Пекина, либо санкционированный высшим руководством. Явно санкционированным свыше было и разъяснение, что китайские военные корабли осуществляют рутинное "патрулирование" своих территориальных вод. Такое японцы услышали, кажется, впервые.

Пекин сделал этот решительный шаг в ответ на национализацию трех из пяти островов группы Сенкаку, которые японское правительство выкупило у частного владельца за 2,05 млрд. иен (около $26 млн.). Эта операция, наделавшая много шума, высветила несколько фактов и обстоятельств, о которых раньше предпочитали не говорить вслух. Оказывается, правительство уже давно арендовало эти острова у владельцев за 25 млн. иен в год, что позволяло не допускать на них не только китайских, но и японских "активистов", ибо "возмутителей спокойствия" хватает в обеих странах. Зачем было их выкупать, причем именно сейчас?

"Волну" вокруг Сенкаку поднял губернатор Токио Синтаро Исихара, давний знакомый владельца трех островов. Губернатор, считающийся в Японии националистом, весьма провокационно заявил, что столичные власти сумеют защитить Сенкаку как национальную территорию, если этого не может сделать центральное правительство. Затем он объявил сбор средств для выкупа островов и в течение нескольких месяцев собрал почти 1,5 млрд. иен ($19 млн.). Кабинет Есихико Нода некоторое время отмалчивался, но все же приступил к переговорам о выкупе островов. Исихара вмешался в процесс, выдвинув ряд условий (строительство пристани и защитных сооружений для рыболовецких судов), а получив отказ, отказался передать правительству собранные деньги. Таким образом, на национализацию Сенкаку пойдут бюджетные средства, которые в стране, мягко говоря, не в избытке.

Местные аналитики, не стесняющиеся высказывать свое мнение, едины в том, что выкуп островов – пропагандистское шоу премьера и правящей Демократической партии перед предстоящими в этом году досрочными выборами в ключевую нижнюю палату парламента. Нода решил продемонстрировать – и Пекину, и, главное, своим избирателям – "твердость" и "лидерские качества", в отсутствии которых постоянно упрекали и его самого, и его предшественников. В последние годы Китай резко активизировал свое присутствие вблизи спорных островов, открыто проверяя на прочность позицию Токио в отношении возможного применения силовых мер.

Не вдаваясь в дискуссию о том, "кто прав" и кому должны принадлежать острова, необходимо отметить, что Пекин идет на сознательное нарушение статус-кво, ибо острова контролируются японскими пограничниками. Попробуйте представить себе японские сторожевики вблизи островов Лиянкур (Такэсима-Токто), контролируемых Республикой Корея, и тем более около российских Южных Курил! Невероятно - несмотря на официальные заявления Токио, пусть даже сделанные на самом высоком уровне, о том, что это "исконно японские территории". Ибо заявления - это одно, а военные корабли в водах, контролируемых и охраняемых другим государством, - совсем иное.

Ответным шоу стали антияпонские демонстрации в ряде городов Китая, сопровождавшиеся не просто агрессивными лозунгами, но и актами вандализма. По сообщениям СМИ, в выступлениях в 20 городах Китая приняли участие 40 тыс. чел. Т.е. в среднем 2 тыс. чел. на город: по масштабам Китая это небольшой пикет. Да и в "стихийность" этих демонстраций верится слабо. Очевидно, что они санкционированы властями, которые оперативно расправились бы с любым неразрешенным шествием. Инспирированы ли эти выступления китайскими властями? Большинство моих собеседников, информированных о состоянии двусторонних отношений, уверены, что да. Возможно, им виднее.

Читатели мировых СМИ вздрагивают, видя данные опросов общественного мнения о том, что громадное большинство китайских респондентов считают войну единственным или, по крайней мере, наиболее эффективным способом разрешения территориального спора с Японией. Однако очевидно, что никакой войны не будет – слишком многое связывает Пекин и Токио в одной только сфере экономики. Нынешнее осложнение отношений скажется на двусторонних экономических связях, но не сильно. Скорее всего, японским компаниям придется в очередной раз повысить зарплату рабочим своих заводов в Китае. "Не стоит всерьез беспокоиться за наши отношения с Пекином", – с улыбкой сказал мне на днях один японский дипломат.

Обращает на себя внимание и тот факт, что Пекин предпринял очередной резкий демарш перед предстоящей сменой высшего руководства страны и во время болезни будущего председателя КНР Си Цзиньпина, проходящего сейчас, как сообщили журналисты, курс реабилитации после операции. Китайское руководство тоже демонстрирует "твердость", "лидерские качества" и "преемственность" своего внешнеполитического курса. Шоу продолжается.

Доктор политических наук Василий Молодяков из Токио – специально для Интернет-журнала "Новое восточное обозрение".
17.0.2012

Источник - Новое восточное обозрение

Ответить
elik
8 years ago

Военные корабли Китая вошли в японские территориальные воды
16:48 18.09.2012
Два китайских патрульных корабля вошли в территориальные воды Японии в окрестностях спорных островов Сенкаку (Дяоюйдао), сообщила служба безопасности на море Страны восходящего солнца.

Согласно информации Токио, возле островов появились сразу 11 китайских военных кораблей, что является беспрецедентным, передает РИА Новости. При этом так и не были обнаружены сотни рыболовецких судов, об отправке которых ранее объявлял Пекин.

Напомним, что отношения между двумя странами обострились после того, как Япония несколько дней назад национализировала три из пяти спорных островов Сенкаку, выкупив их у частного лица. Многотысячные антияпонские выступления, сопровождающиеся погромами магазинов, ресторанов и предприятий, продолжаются в Китае уже неделю.
18.09.2012

Источник - dni.ru

Ответить
WasBornForRun
8 years ago

Китайский поисковик "установил" флаг КНР на спорных островах

На главной странице крупнейшего китайского поисковика Baidu во вторник, 18 сентября, появилось изображение небольшого острова с флагом КНР. На странице отображаются буквы "Bai", изображение острова с флагом КНР и иероглифы, обозначающие "остров", поясняется в блоге The Wall Street Journal.

В руководстве компании, владеющей поисковиком, не скрывают, что таким образом хотели обозначить свое отношение к спорам вокруг принадлежности архипелага Сенкаку (по-китайски Дяоюйдао) в Восточно-Китайском море.

"У большей части посетителей Baidu, а также наших сотрудников уже сформировалось мнение по этому вопросу, - заявил представитель сервиса. - Но настоящая цель этого [поступка] - призвать людей быть рациональными в проявлениях патриотизма, отказаться от насилия и других форм экстремизма. Нам кажется, что установка виртуального флага на островах Дяоюйдао - это хорошая альтернатива забрасыванию камнями или порче машин".

В настоящее время в Китае проходят антияпонские протесты, в ходе которых демонстранты сжигают японские автомобили и уничтожают имущество японских предприятий. Демонстрации вызваны спором о принадлежности пяти необитаемых островов в Восточно-Китайском море, которые японцы называют Сенкаку, а китайцы - Дяоюйдао.

Активно оспаривать принадлежность островов Токио и Пекин начали после того, как на их шельфе были обнаружены богатые залежи углеводородов. Конфликт обострился в сентябре 2012 года - после того, как Япония объявила о выкупе трех из пяти островов группы. Из-за протестов крупные японские производители бытовой техники и электроники Canon и Panasonic приостановили производство на некоторых заводах в Китае.
Lenta.ru

Ответить
elik
8 years ago

С.Строкань: Полный АТЭС. США, Китай и Япония вступили в конфликт века
09:49 19.09.2012
Над островами Сенкаку мечтают поднять свой флаг и КНР, и Тайвань

Территориальный спор между Китаем и Японией вышел на новый уровень, грозя полномасштабной торговой войной между двумя ведущими экономиками Азиатско-Тихоокеанского региона и повышая риск военного противостояния. В конфликт оказались втянуты США. Прибывший с визитом в Пекин глава Пентагона Леон Панетта подтвердил японскому руководству приверженность договору о безопасности с Токио, требующему от Вашингтона защитить союзника в случае внешней агрессии. Одновременно США начали собственную торговую войну с Пекином в ВТО.

Спор между Китаем и Японией о принадлежности островов Сенкаку, расположенных в Южно-Китайском море и находящихся под юрисдикцией Токио (см. "Ъ" от 17 сентября), стремительно расширяет географию, распространяясь на все новые регионы КНР. Вчера многотысячными акциями протеста было охвачено уже свыше ста китайских городов. Акции сопровождались сжиганием японских флагов, актами вандализма против компаний Страны восходящего солнца и демонстрациями у зданий японских дипмиссий, фактически перешедших на осадное положение.

Одним из последствий нарастающей истерии стало прекращение работы предприятий ведущих японских компаний в Китае. О приостановке сборочных линий в КНР вчера объявили Panasonic, Mazda, Honda, Canon: тысячи китайских сотрудников ведущих японских корпораций были отправлены в оплачиваемый отпуск. В Пекине были закрыты магазины популярной торговой сети готовой одежды Uniqlo. Кроме того, супермаркеты сетей Ito Yokado и 7-Eleven спешно убрали с полок японские товары, а некоторые и вовсе закрылись со вчерашнего дня.

Все более реальная угроза полномасштабной торговой войны между Токио и Пекином незамедлительно сказалась на настроениях инвесторов. Акции компании Nissan, крупнейшего японского производителя автомобилей на китайском рынке, в ходе вчерашних торгов упали на 5,2%, акции Honda - на 3%, а акции Fast Retailing, управляющей Uniqlo, потеряли 5,9%. По мнению экспертов, если две ведущие экономики Азии не смогут избежать торговой войны, последствия будут губительными для каждой из сторон.

ОБ ЭТОМ НА ТЕЛЕКАНАЛАХ

Весь архив видео

Предельно обострилась и ситуация вокруг спорных островов, к которым в понедельник выдвинулась китайская рыболовецкая флотилия. В нее, по разным данным, входят от 1 тыс. до 2 тыс. судов. Вчера же японские СМИ сообщили: в водах у островов Сенкаку замечено по меньшей мере 11 судов береговой охраны КНР.

Остается неясным, к каким действиям прибегнет японская сторона, если китайские рыбаки все-таки попытаются прорваться в те районы Южно-Китайского моря, которые в Пекине считают своими. Вчера японская береговая охрана разместила в районе Сенкаку семь крупнотоннажных сторожевых судов. Кроме того, японские СМИ сообщили: в район Сенкаку для вытеснения китайских рыболовецких шхун могут быть переброшены дополнительные корабли.

Эскалация конфликта между Китаем и Японией совпала с азиатско-тихоокеанским турне министра обороны США Леона Панетты, который вчера начал визит в Пекин, до этого посетив Токио. По итогам переговоров глава МИД Японии Коитиро Гэмба заявил, что США расценят нападение на острова Сенкаку как угрозу собственной национальной безопасности в соответствии с договором о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между Вашингтоном и Токио 1960 года. "Япония и США придерживаются мнения, что вопрос островов Сенкаку подпадает под двусторонний договор о безопасности",- сообщил господин Гэмба.

Впрочем, эти слова не помешали Пекину выступить с очередным грозным предупреждением в адрес Токио, позвучавшим уже в ходе переговоров Леона Панетты с министром обороны КНР Лян Гуанле. Призвав правительство Японии "исправить ошибки и вести переговоры в правильном ключе", китайский министр добавил: "Мы все еще надеемся, что будет найдено мирное и согласованное решение проблемы, но оставляем за собой право предпринять дальнейшие шаги". При этом КНР в очередной раз дала понять, что рассчитывает на невмешательство Вашингтона в спор между Пекином и Токио, несмотря на договор 1960 года.

Масла в огонь конфликта подливает и разразившаяся на этой неделе торговая война между Вашингтоном и Пекином (см. материал на этой странице). Комментируя ситуацию в Азиатско-Тихоокеанском регионе, эксперты опасаются, что при неблагоприятном сценарии он может стать ареной глобального противостояния. "Ведущие державы мира стоят на грани экономических войн. Взаимные претензии США и КНР по поводу торговли и остановка японскими компаниями производства в Китае свидетельствуют о том, что механизмы ВТО и АТЭС, так же как и двусторонние договоренности, плохо работают в условиях труднопрогнозируемых конфликтных ситуаций",- заявил "Ъ" политолог Игорь Зевелев.

По мнению эксперта, "оптимистичная риторика последнего саммита АТЭС оказывается пустым звуком на фоне взрыва национализма, а исторические обиды и стремление потрафить избирателям заставляют политиков руководствоваться не успокаивающими декларациями саммитов, а настроениями тех групп населения, от которых зависят исход ближайших выборов в США или устойчивость власти в Японии и Китае".

Сергей Строкань
Газета "Коммерсантъ", №175 (4960), 19.09.2012

Источник - kommersant.ru

Ответить
WasBornForRun
8 years ago

Япония потребует компенсации за причиненный китайцами ущерб

Власти Японии намерены потребовать от Пекина компенсации ущерба, причиненного японским дипломатическим миссиям в Китае в ходе антияпонских беспорядков, заявил генеральный секретарь кабинета министров Японии Осаму Фудзимура, передает Би-би-си.

"Принимая во внимание ущерб, нанесенный нашим посольствам и консульствам, мы планируем потребовать от Китая компенсации", - заявил О.Фудзимура, добавив, что данный вопрос должен быть урегулирован в соответствии с китайским законодательством.

По словам О.Фудзимура, премьер-министр Японии Йосихико Нода планирует отправить в Китай специального посланника, чтобы "разрешить ситуацию дипломатическим путем".

Напомним, антияпонские выступления в Китае начались после того, как 11 сентября 2012г. Япония национализировала территории спорных островов Сенкаку (китайское название - Дяоюйдао) путем выкупа у частных владельцев. Подобный шаг вызвал массовые беспорядки в Китае, в ходе которых протестующие выкрикивали антияпонские лозунги, жгли японские флаги, совершали попытки нападения на японские дипмиссии, магазины и рестораны.

18 сентября с.г. в ходе протестной акции у посольства Японии в Пекине демонстранты напали на автомобиль посла в США в КНР Гэри Локка, направлявшегося в американскую дипмиссию, расположенную неподалеку от японской. Машина посла получила незначительные повреждения, сам дипломат не пострадал.

Ряд японских компаний объявил о временном закрытии заводов и магазинов в КНР. В частности, компания Panasonic сообщила о временной приостановке двух заводов по производству электроники, после того как оборудование на них было выведено из строя. Как сообщил официальный представитель компании, на одном из двух объектов это стало результатом "подрывной деятельности" работников.

Производитель цифровых камер Canon также объявил о временном прекращении работы на трех из четырех своих заводов на территории Китая. Данные меры были приняты для обеспечения безопасности сотрудников. Кроме того, авиаоператор All Nippon Airways объявил об увеличении числа отмененных рейсов из Китая в Японию.

Напомним, КНР утверждает, что спорные острова были открыты китайцами, однако отошли Японии по Симоносекскому договору, подписанному по итогам первой китайско-японской войны в 1824г. После поражения во Второй мировой войне Япония лишилась всех территорий, приобретенных ею с конца XIX века. Острова Сенкаку, в частности, достались США, однако в начале 70-х гг. XX века Вашингтон вернул острова Токио. Именно это решение оспаривает КНР, называя спорную территорию "исконно китайской".

Конфликт за острова Сенкаку является одним из эпизодов в серии территориальных споров в Восточно-Китайском море между Китаем, Японией, Филиппинами, Вьетнамом и Брунеем. На шельфе островов Сенкаку могут находиться значительные запасы природного газа.
Rbc.ru

Ответить
elik
8 years ago

Сколько стоят европейские ценности?

Автор: Борис НЕМИРОВСКИЙ
21.09.2012
Саммит ЕС – КНР, прошедший в Брюсселе, не принес особых новостей, однако ознаменовался скандалом, заставившим европейскую прессу начать дискуссию о том, что ценнее для руководителей Европы – демократия или торговая выгода? Журналисты обвинили лидеров Евросоюза в заискивании перед руководством КНР.
Для китайского премьер-министра Вэнь Цзябао, возглавлявшего делегацию Поднебесной на саммите в Брюсселе, он стал, скорее всего, последним. В октябре должен состояться съезд Коммунистической партии Китая, на котором руководство страны будет полностью обновлено. Так что премьер Вэнь мог позволить себе пространно рассуждать об экономическом сотрудничестве между Европой и Китаем, старательно обходя вниманием проблемы, омрачающие европейско-китайские отношения. Но это нежелание откровенного разговора дошло до такой степени, что китайская делегация начала диктовать принимающей стороне свои правила, и в первую очередь — обращения с прессой.

Кому мешают репортеры?

Брюссельский «европейский квартал», четверг, примерно два часа пополудни. Примерно сотня тибетских эмигрантов дефилируют по улицам, скандируя: «Хватит убийств, хватит геноцида! Позор! Позор!» Пожалуй, эта демонстрация, требующая освобождения захваченного десятки лет назад Тибета, стала самым громким проявлением критики в адрес Пекина — тибетцы не утихали на протяжении всего саммита. Причем критика эта не только в адрес Китая, но и в адрес европейских лидеров, не пожелавших в рамках нынешней встречи поднять этот вопрос, да и не только этот.

Руководители КНР и ЕС с удовольствием говорили об экономике, о торговле, но только не о правах человека, китайских диссидентах и разгорающемся китайско-японском конфликте из-за островов Сенкаку.

А чтобы полностью исключить возможность поднять эти неудобные темы, китайская делегация попыталась даже вмешаться в планирование традиционной для подобных встреч итоговой пресс-конференции.

Обычно в Брюсселе заведено, что участники саммитов как минимум один раз должны появиться перед примерно тысячей аккредитованных при Еврокомиссии и Европарламенте журналистов и ответить на их вопросы. Репортеры сами решают, приходить им на пресс-конференцию или нет. Однако саммиты ЕС — КНР почему-то составляют исключение из этого правила: еще в 2010 году китайская делегация отказалась явиться в конференц-зал, так как на пресс-конференции должны были присутствовать журналисты, эмигрировавшие из КНР. Тогда ПК была проведена силами европейской делегации.

В нынешнем, 2012 году, все зашло еще дальше. Делегация КНР потребовала от организаторов, чтобы на итоговую пресс-конференцию были допущены не более 15 некитайских журналистов, причем им всем вместе должно было быть разрешено задать не более двух вопросов. Кроме того, китайская сторона представила список аккредитованных в Брюсселе репортеров, которых, по ее мнению, вообще ни под каким видом нельзя было пускать в зал.

Европейцы, ошарашенные подобными требованиям гостей, не нашли ничего лучшего, как отменить пресс-конференцию. Вместо нее в эфир пошли многочисленные речи, транслируемые телевизионной службой Еврокомиссии EBS: заверения во взаимной дружбе и благожелательности в исполнении Вэнь Цзябао и президента Евросовета Хермана Ван Ромпея, который пространно рассказал о том, что отношения Китая и Европы «строятся на солидном фундаменте, состоящем из взаимопонимания и уважения». Ромпей пообещал КНР европейскую помощь в строительстве очистных сооружений, а премьер Вэнь в ответ подчеркнул, что его страна «намерена и далее помогать еврозоне в преодолении долгового кризиса» — иными словами, покупать гособлигации проблемных стран.

Это обещание в Европе, кстати, воспринимается двояко: с одной стороны, подобная помощь приветствуется, с другой же — она пробуждает страх перед все более усиливающейся зависимостью от Китая. Вэнь с улыбкой похвалил европейско-китайское сотрудничество, которое, по его словам, в данный момент «является настолько взаимовыгодным, что подобных прецедентов не найти больше в целом мире».

Некий слабый намек на критику прозвучал лишь из уст шефа Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу: описывая нерушимую дружбу европейцев с китайцами, он заявил, что «друзья могут говорить обо всем, даже если их точки зрения не совпадают». Очевидно, в данный момент эти точки зрения не совпадают настолько, что друзья предпочитают о них вообще не упоминать — ни друг с другом, ни тем более с независимой европейской прессой.

Этот печальный факт весьма отчетливо проявился, когда премьер-министр КНР говорил о двух неразрешенных конфликтах: о европейском эмбарго на поставки Китаю оружия, принятом после подавления демонстрации на пекинской площади Тяньаньмэнь, а также о том, что Запад по-прежнему не желает признавать китайскую экономику рыночной. По словам Вэня Цзябао, он «разочарован состоянием этих проблем и надеется, что Европа проявит инициативу по их преодолению», иными словами, отменит эмбарго, признает Китай страной с рыночной экономикой, и все это — за китайскую «помощь в преодолении финансового кризиса».

Далее прямая трансляция была прервана по требованию китайской делегации. Как позже объяснили европейские дипломаты, им было заявлено, что эта часть речи премьер-министра КНР «не предназначалась для общественности».

«Не стоит прогибаться под изменчивый мир»

Вот так. Если отринуть подсознательное стремление к вежливости, сидящее в любом воспитанном человеке, то придется признать, что на этом саммите китайцы «нагнули» своих радушных европейских хозяев и полностью заставили их плясать под свою дудку. Отчего так произошло? Этим вопросом задаются сегодня многие комментаторы в Европе, не страдающие особым пиететом по отношению к брюссельскому руководству.

Сработал ли банальный нахрап, проявленный бесцеремонными китайскими функционерами, или европейские руководители так сильно заинтересованы в пекинских инвестициях, что ради пригоршни «чайна-долларов» позабыли гордость, наплевали на собственные принципы и встали в позу, предписанную им китайской делегацией?

Более того, безобразие, творившееся в Брюсселе, побудило европейских журналистов развернуть гораздо более широкую дискуссию — уже не столько об отношениях с Китаем, сколько в целом о том, как относятся сегодняшние лидеры Европы к базовым ценностям, на которых построен Евросоюз, и которые они, эти лидеры, декларируют, когда им не приходится общаться с каким-нибудь очередным диктатором, от которого зависят какие-нибудь очередные многомиллиардные контракты.

Китай в этой дискуссии оказался лишь последним по времени и наиболее наглядным примером. Да, эта страна весьма важна для европейской торговли. Европейские компании зарабатывают в Китае неплохие деньги, что, в свою очередь, обеспечивает многих европейцев рабочими местами. Китай — второй по размерам торговый партнер ЕС после США.

Но эта важность обоюдная, более того, для Китая Европа, пожалуй, даже чуть важнее, чем Китай для Евросоюза. Потому что ЕС — крупнейший торговый партнер КНР, взаимный товарооборот в 2011 году превысил товарооборот Китая и Америки. Именно на фоне мирового кризиса Пекин заметил, насколько он оказался зависим от США, как кредитор и как поставщик. Китайцы бросились на поиски альтернатив и путей для экономической экспансии и нашли их именно в Европе, так как других вариантов не так уж много. Так что европейцам не стоило бы становиться в позу просителя: ЕС может и должен разговаривать с Китаем на равных.

Почему же этого не происходит? Почему высшие представители Евросоюза проявляют столь очевидную готовность принимать китайские правила игры в обращении с прессой, с общественным мнением? Добро бы, саммит проводился в Пекине — так ведь нет, европейцы «играли на своем поле», в Брюсселе. Куда девалась знаменитая максима, сформулированная еще в Средние века в Великобритании: «My house — my rules» («Мой дом — мои правила»)?

Кое-кто из европейских комментаторов высказывает сегодня подозрение, что произошедшее в Брюсселе не случайность. О базовых ценностях можно говорить — и представители ЕС, исполняя свои обязанности, о них говорят. Но, прежде всего, с этими ценностями нужно жить, их нужно исповедовать — тем более если желаешь убедить в них кого-нибудь еще.

И вот тут-то как раз и кроется суть проблемы: создается впечатление, что руководители Евросоюза в этих самых ценностях вовсе не убеждены. По крайней мере, считают их чем-то второстепенным по сравнению с ценностями материальными: выгодными контрактами, торговым сотрудничеством, финансовой стабильностью.

И это можно наблюдать не только на примере отношений с Китаем. Отправляясь в очередной раз в Россию, канцлер Ангела Меркель поспешно «отбывает номер»: говорит пару слов о необходимости проведения демократических реформ, о недопустимости дурного обращения с оппозицией — и радостно переключается на более насущные проблемы: поставки нефти и газа, объемы товарооборота, контракты для немецких компаний...

Более того — внутри самого Евросоюза подобные примеры также нередки. В Венгрии и Болгарии правящие круги меняют национальные законодательства в сторону ограничения свободы печати. В Румынии идет демонтаж правового государства — но ни Еврокомиссия, ни правительства многих других стран — членов ЕС на это совершенно не реагируют, предпочитая оставаться сторонними наблюдателями.

Создается ощущение, что они и сами бы были рады, если бы им пришлось иметь дело как минимум с гораздо менее независимой, менее любопытной и менее назойливой прессой. Они, по сути, нарушают декларируемые ими же принципы, принимая в ЕС или в еврозону страны, которые никак не отвечают строгим критериям такого принятия. После чего имеют то, что имеют: венгерские потуги на установление диктатуры, болгарское прогрессирующее сращивание организованной преступности с госаппаратом, греческие «милые игры» с государственным бухучетом, приведшие к нынешнему долговому кризису...

Вообще, складывается впечатление, что ни одно понятие не подвергается в Брюсселе такому выхолащиванию, как «строгие критерии». Если надо — эти критерии оказываются первыми, летящими в мусорную корзину. Даже когда речь идет не о финансовой выгоде, а о каких-нибудь иных вещах — например, о религии. Только что напечатанные во Франции карикатуры опять взбудоражили европейское общество — и опять по всему Евросоюзу идут дебаты о том, над чем можно и над чем нельзя смеяться.

В Европе до недавних пор смеяться можно было в свое удовольствие. Лучшие шутки о католической церкви придумывают католики. Никто так не обожает еврейские анекдоты, как сами евреи. Шутка не оскорбление и не «разжигание межрелигиозной розни». Если европейские мусульмане не желают шутить над собой — это их право, но если они пытаются запретить делать это остальным европейцам — возникает резонный вопрос: по чьим правилам должна жить Европа, по своим или по чужим?

В Париже, на Champs-Élysées, сразу после публикации пресловутых карикатур прошли немногочисленные, но весьма шумные демонстрации: молодые бородатые ребята скандировали «Аллагу акбар!» (что вполне нормально) и «Смерть жидам!» (что уголовно наказуемо). Призывы к убийству сошли им с рук — французские руководители, очевидно, в очередной раз скорректировали свою систему ценностей.

Все эти примеры и рассуждения приводят участников развернувшейся в прессе общеевропейской дискуссии к довольно невеселым выводам. Речь идет уже не об отношениях с Китаем, не о проблемах с религиями и не об отступлениях от демократических правил в отдельных странах-«новичках» Европы. Это все частные проявления одной и той же опасной тенденции: размывания базовых понятий о демократических ценностях. Пока еще это нельзя даже назвать «процессом»: Европа по-прежнему демократична и по-прежнему в этом отношении является примером для многих. Даже сам факт нынешней дискуссии подтверждает это.

Но эту самую демократию европейцам нужно уметь защищать — в особенности у себя дома. Не позволять «согласно законам гостеприимства» навязывать даже самым дорогим гостям свои правила, не вводить «двойную бухгалтерию» для тех законов, по которым существует Евросоюз и каждая страна, в него входящая. Иначе весь европейский процесс теряет смысл. А вслед за ним и само существование Евросоюза как такового. Такой может быть цена пренебрежения «философскими абстракциями».
http://www.respublika-kz.info/news/politics/25481/

Ответить
elik
8 years ago
Япония потребует компенсации за причиненный китайцами ущерб

Власти Японии намерены потребовать от Пекина компенсации ущерба, причиненного японским дипломатическим миссиям в Китае в ходе антияпонских беспорядков, заявил генеральный секретарь кабинета министров Японии Осаму Фудзимура, передает Би-би-си.

"Принимая во внимание ущерб, нанесенный нашим посольствам и консульствам, мы планируем потребовать от Китая компенсации", - заявил О.Фудзимура, добавив, что данный вопрос должен быть урегулирован в соответствии с китайским законодательством.

По словам О.Фудзимура, премьер-министр Японии Йосихико Нода планирует отправить в Китай специального посланника, чтобы "разрешить ситуацию дипломатическим путем".

Напомним, антияпонские выступления в Китае начались после того, как 11 сентября 2012г. Япония национализировала территории спорных островов Сенкаку (китайское название - Дяоюйдао) путем выкупа у частных владельцев. Подобный шаг вызвал массовые беспорядки в Китае, в ходе которых протестующие выкрикивали антияпонские лозунги, жгли японские флаги, совершали попытки нападения на японские дипмиссии, магазины и рестораны.

18 сентября с.г. в ходе протестной акции у посольства Японии в Пекине демонстранты напали на автомобиль посла в США в КНР Гэри Локка, направлявшегося в американскую дипмиссию, расположенную неподалеку от японской. Машина посла получила незначительные повреждения, сам дипломат не пострадал.

Ряд японских компаний объявил о временном закрытии заводов и магазинов в КНР. В частности, компания Panasonic сообщила о временной приостановке двух заводов по производству электроники, после того как оборудование на них было выведено из строя. Как сообщил официальный представитель компании, на одном из двух объектов это стало результатом "подрывной деятельности" работников.

Производитель цифровых камер Canon также объявил о временном прекращении работы на трех из четырех своих заводов на территории Китая. Данные меры были приняты для обеспечения безопасности сотрудников. Кроме того, авиаоператор All Nippon Airways объявил об увеличении числа отмененных рейсов из Китая в Японию.

Напомним, КНР утверждает, что спорные острова были открыты китайцами, однако отошли Японии по Симоносекскому договору, подписанному по итогам первой китайско-японской войны в 1824г. После поражения во Второй мировой войне Япония лишилась всех территорий, приобретенных ею с конца XIX века. Острова Сенкаку, в частности, достались США, однако в начале 70-х гг. XX века Вашингтон вернул острова Токио. Именно это решение оспаривает КНР, называя спорную территорию "исконно китайской".

Конфликт за острова Сенкаку является одним из эпизодов в серии территориальных споров в Восточно-Китайском море между Китаем, Японией, Филиппинами, Вьетнамом и Брунеем. На шельфе островов Сенкаку могут находиться значительные запасы природного газа.
Rbc.ru

"РГ": Пекин просят заплатить. Япония потребовала от Китая возмещения ущерба за нападения на дипмиссии
09:28 21.09.2012
Власти Японии хотят взыскать с Китая убытки

Конфликт Китая и Японии из-за спорных островов

Япония потребовала от Китая возместить ущерб за разбойные нападения на здания японских дипмиссий.
Помимо этого в Токио настаивают, что совершенные акты вандализма в отношении японских компаний и представительств должны рассматриваться в соответствии с китайским законодательством.
Пока нет точной суммы, которую может запросить Япония. Хотя слабо верится, что китайцы компенсируют нанесенный материальный ущерб. Хотя, например, зданию посольства Японии в Пекине потребуется серьезный ремонт.

Но куда более ощутимый ущерб понесли японские предприятия.
Например, автопроизводитель "Ниссан" объявил, что за несколько дней демонстраций потерял около 250 миллионов долларов. Другие автогиганты - "Тойота" и "Хонда" - пока не называют точных цифр, однако работа всех их заводов на территории Китая была приостановлена. Да и в целом по этому году статистика продаж японских автомобилей в КНР негативная: падение на два процента по сравнению с прошлогодним показателем.
И это на фоне стремительного роста продаж конкурентов из Германии, США и Южной Кореи - 25, 19 и 12 процентов соответственно. Понятно, что в ближайшем будущем мало кто из китайцев устремится в автосалоны японских машин.

Другой японский гигант - "Панасоник" также приостанавливал работу своих предприятий в Китае, после того как два завода в Циндао и Сучжоу пострадали от рук демонстрантов. А в провинции Гуандун работники "Панасоника" объявили забастовку в связи с политической напряженностью. Еще одной важной сферой экономического сотрудничества, где территориальный спор приносит убытки, стал туризм. Япония, которая только недавно оправилась от стихийных бедствий и стала восстанавливать приток иностранных гостей, столкнулась с отказом китайцев посещать страну.

Ряд японских туристических компаний говорят, что сейчас наступил самый тяжелый период за последние десять лет. Ведь для многих японских турфирм китайские туристы - это почти половина всех клиентов.
Ряд китайских экспертов с экранов телевизора призывают ввести серьезные экономические санкции в отношении Японии, чуть ли не полностью бойкотировать японскую продукцию или же прекратить поставки соседям. Однако подобные заявления звучат почти утопичными на фоне тесных экономических отношений между странами.
Во всей этой истории, пожалуй, наиболее проигравшими оказались простые китайцы: хозяева японских ресторанов, магазинов да и обычные автолюбители, чьи машины по "патриотическим" соображениям разбивали и жгли.

Конечно, что-то можно компенсировать по страховке, возможно, стоит надеяться и на поддержку правительства. Тем более появились сообщения, что в нескольких городах задержаны десятки участников демонстраций, которые совершали противоправные действия.

21.09.2012, №5891 (218)
Текст: Евгений Соловьев

Источник - rg.ru

Ответить
elik
8 years ago

Качество против количества. Стратеги оценили шансы Китая и Японии в полномасштабном военном конфликте
09:36 21.09.2012
Политическая обстановка вокруг островов, которые Япония и Китай оспаривают друг у друга, накаляется. Пока стороны воздерживаются от резких заявлений воинственного характера. Тем не менее газета ВЗГЛЯД попросила военных стратегов оценить военный потенциал сторон и спрогнозировать, как бы выглядело военное столкновение азиатских держав в регионе.

Силы сторон

По мнению эксперта Центра анализа стратегий и технологий, главного редактора журнала Moscow Defence Brief Василия Кашина, на море Китай не имеет пока подавляющего количественного превосходства, в то время как качественно флот КНР сильно уступает японскому.

"Соотношение сил настолько не в пользу Китая в случае конфликта, что ни о каком желании Китая осуществить агрессию и речи быть не может"
"Китайцы стали строить приличные корабли где-то с 2007 года. Все, что построено раньше, – никуда не годится, – сказал он газете ВЗГЛЯД. – У них есть относительно опасные для японцев подводные лодки. Но японский флот строился с акцентом на противолодочную борьбу, причем против советского флота. Мне приходилось слышать от американских специалистов по морской войне оценки, что в плане противолодочной войны – опыта, оборудования, методов – японский флот в чем-то даже превосходит и флот США. У китайцев также не очень хорошо и с интенсивностью боевой подготовки в море у подводников".
"У Китая сейчас положение, в котором СССР находился в конце 50-х – начале 60-х, – продолжил Кашин. – Он начинает строить большой океанский флот открытого моря, но, во-первых, преодолевает при этом множество мелких технических проблем, а во-вторых, ему нужно совершить рывок в боевой подготовке, тактике и организации. Советский флот в свое время начинал с того, что был прибрежным флотом, неспособным к самостоятельным действиям вдали от своих берегов, и на протяжении десятилетий вырос в океанский, а Китай сейчас в начале этого пути. Еще в 80-е годы китайский флот строился исходя из концепции ближней обороны: это был прибрежный флот с минимумом крупных кораблей, состоявший в основном из катеров и большого количества береговой артиллерии. Настоящее развитие флота началось только в середине 90-х, а качественные результаты это начало приносить несколько лет назад. У них просто нет за спиной опыта или школы, которая позволяла бы им чувствовать себя уверенно".

Первый вице-президент Академии геополитических проблем капитан 1-го ранга Константин Сивков дает более высокую оценку возможностям китайского флота и авиации: "По количеству военные силы Китая на порядок превосходят японские. У Китая армия мирного времени из 2,5 млн человек, у Японии – порядка 250 тыс. человек. Но война за эти острова будет вестись в основном силами флота и авиации.

Китай для решения задач борьбы за эти острова может выделить до 400–500 боевых самолетов, не менее 20 дизель-электрических подводных лодок, вероятно, задействует до трех атомных подводных лодок, может задействовать – в связи с тем что эти острова недалеко от границ Китая – значительное количество ракетных катеров и эсминцев управляемого ракетного оружия (УРО). Япония может выставить против Китая до 150 самолетов тактической истребительной авиации, порядка десятка дизель-электрических подводных лодок, не больше, порядка 5–10 эскадренных миноносцев и сторожевых кораблей. Боевой состав японского флота, который выдвинется для защиты этих островов, примерно втрое будет уступать группировке Китая", – сказал он газете ВЗГЛЯД.

"Основной парк китайской авиации представлен устаревшими типами самолетов. Качественное превосходство Японии будет подавляющим. Китай не имеет самолетов радиолокационного дозора, Япония имеет такие самолеты, которые обеспечивают возможность контроля воздушного пространства и управления воздушным боем, что дает значительное превосходство японской истребительной авиации. В целом можно сказать, что в воздушной сфере возможности Японии и Китая будут примерно сопоставимы, несмотря на численное превосходство Китая.
Что касается морских сил, китайские подводные лодки по своим ТТХ и технологиям производства соответствуют примерно корабельному составу начала 70-х годов, они достаточно шумные. Японцы имеют более совершенные, менее шумные подводные лодки, которые будут способны эффективно вести борьбу с китайскими подлодками. Но китайский корабельный состав надводных сил, безусловно, будет превосходить японский, учитывая, что по количеству ракетного оружия и дальности применения они примерно равны", – рассказал Сивков.

Если завтра война

"Скорее всего, военный конфликт за острова закончился бы для них (китайцев – прим. ВЗГЛЯД) унизительным поражением, – предполагает Василий Кашин. – Если бы произошла стычка примерно равных сил, то китайцы понесли бы тяжелые потери и сами едва ли сумели бы нанести сопоставимые потери японцам. На данный момент у японцев имеет место серьезное превосходство в материальной части и огромное превосходство в подготовке личного состава. У китайцев все их новые системы не опробованы, степень подготовленности их экипажей вызывает большие вопросы. Мало того, что их оружие уступает всему тому, что есть у японцев, так они и не смогли бы в полной мере реализовать его потенциал. Скорее всего, дело закончилось бы для них оскорбительным поражением, и для них это было бы очень болезненно".

"Японский флот – очень серьезная сила, – уверен он. – И хотя Китай добивается огромных успехов, чтобы выйти на такой же уровень, прежде всего в тактике и подготовке личного состава, им понадобятся годы".

Константин Сивков не согласен с таким прогнозом: по его мнению, потери китайцев действительно будут значительны, но остановить их японцы в одиночку не смогут.

"В случае столкновения Китай будет осуществлять в большей степени наступательную стратегию, тогда как Япония ориентируется на оборону, и в случае прямого столкновения у Китая больше шансов на победу.

Китай, имея значительное превосходство в легких ракетных силах и эскадренных миноносцах УРО, смог бы решить задачу разгрома корабельных группировок Японии и высадить десант. Учитывая значительное количественное превосходство Китая в авиации и значительные резервы – китайская авиация в целом превосходит японскую на порядок, – японцы ее, конечно, перемолоть бы не смогли", – рассказал он.

"Подготовка китайского личного состава не уступает японскому, а в чем-то, может быть, и превосходит, – считает Сивков. – В отличие от Японии, Китай проводит учения очень активно, регулярно, на постоянной основе, на это выделяются значительные средства. Так что при равной подготовке Китай бы решил задачу разгрома авиационной группировки Японии на территории этой страны – пусть ценой больших жертв, но решил бы – и решил бы задачу завоевания превосходства в воздухе в районе высадки десанта на эти острова".
Третья сила

Япония, несмотря на то что численность ее сил самообороны почти в 10 раз меньше Народно-освободительной армии Китая, имеет еще одно преимущество: союзника в лице США, которые по договору обязаны вмешаться в конфликт, если в отношении Японии будет осуществлена агрессия. И в своих прогнозах о том, чем закончится для Китая противостояние с Японией и США, специалисты единодушны.

По словам Константина Сивкова, фактор США сам по себе полностью исключает возможность китайцев начать военную операцию в районе островов. "В "лобовом" столкновении китайского и американо-японского флота даже при многочисленности китайской авиации палубная авиация американского флота совместно с тактической группировкой авиации, развернутой на Окинаве, будет по боевому численному составу способна решить задачу отражения удара и нанесения неприемлемых потерь китайской ударной авиации, – сказал Сивков. – Безусловно, по китайским аэродромам будет нанесен удар крылатыми ракетами типа "Томагавк", значительная часть авиации будет уничтожена, будет уничтожена инфраструктура, и в течение недели-двух при участии США китайская авиация будет в основном разгромлена. Флот Китая будет, безусловно, разгромлен, потому что подключатся АПЛ США типа "Лос-Анджелес", которые легко справятся с китайскими силами.

Корабельное оружие китайцев достаточно мощное, но противовоздушная оборона у них слаба, поэтому корабли будут легко уничтожены крылатыми ракетами на расстоянии, превосходящем дальность стрельбы китайскими ракетами. Поэтому если "эмоции" зашкалят и дело пойдет к военному конфликту, то все ограничится незначительными столкновениями на море и в воздухе, после чего к нему пригрозят присоединиться США, и Китай, вероятнее всего, начнет сворачивать военную операцию, но взамен применит мощное экономическое воздействие".

"Без поддержки США японские силы самообороны обеспечить удержание этих островов, в случае если китайское руководство примет решение захватить эти острова любой ценой, не смогут. При этом китайская авиация понесет ощутимые потери – до 150 самолетов. Японские ВВС понесут потери, измеряемые десятками самолетов. Но если США в полном объеме, как это положено, вступят в конфликт, то китайские силы будут разгромлены", – добавил он.
"США не занимают какой-либо позиции собственно по территориальному спору, но если произойдет что-то, трактуемое как нападение на Японию, то они вмешаются в дело, – говорит Василий Кашин. – У США есть в регионе группировка, включая авианосец "Джордж Вашингтон", морскую пехоту на Окинаве, авиацию, войска в Корее. То есть в непосредственной близости от спорных островов есть значительные американские силы, включая авианосную ударную группу, которые в случае угрозы конфликта способны в течение считаных часов оказаться в зоне боевых действий и принять участие. Соотношение сил настолько не в пользу Китая в случае конфликта, что ни о каком желании Китая осуществить агрессию и речи быть не может. КНР предстоит еще большой путь пройти, чтобы серьезно угрожать Японии".

Напомним, острова, в свое время открытые китайцами, в конце XIX века отошли Японии по итогам Первой китайско-японской войны. Однако после проигрыша во Второй мировой войне Токио потерял право на все завоеванные территории, острова перешли под юрисдикцию США. В 70-х годах США вернули Японии Окинаву вместе с архипелагом Сенкаку (по-китайски Дяоюйдао – прим. ВЗГЛЯД). В настоящий момент формально японским властям принадлежит один из пяти островов архипелага, остальные они арендуют у частных владельцев и до самого последнего времени отказывались их выкупать.

При этом, отмечал ранее в разговоре с газетой ВЗГЛЯД ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, доктор политических наук, профессор университета Такусеку (Токио) Василий Молодяков, правительство решило выкупить острова не из патриотических, а из чисто меркантильных соображений. "Все понимают, что речь идет не о скалах, торчащих из океана, на которых нет населения. Люди там не живут, и, естественно, главный вопрос – это прилегающий шельф", – отметил он.

Ведущий научный сотрудник Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Виктор Павлятенко в разговоре с газетой ВЗГЛЯД отмечал, что с экономической точки зрения значимость островов Сенкаку до сих пор пока никто не оценивал. "Все предположения строятся на потенциальных возможностях этого района. Прилегающий шельф, в том числе и на китайской стороне, может быть, является газонефтеносным. Исходя из этого, предполагается, что есть какая-то определенная ценность", – пояснял эксперт.

18 сентября 2012,

Источник - Взгляд

Ответить
elik
8 years ago

24 сентября 13:25
Китай отказался проводить с Японией церемонию к юбилею дипотношений
В Китае отменят торжественную церемонию, посвященную 40-летию восстановления дипломатических отношений, сообщает «Русская служба BBC».

На Дальнем Востоке продолжается конфликт из-за спорных островов. Если раньше свое недовольство выказывали обыватели, то сейчас конфликт повлиял на дипломатические отношения Китая и Японии. В КНР отказались проводить с Японией торжественную церемонию, которая должна было пройти в четверг, 27 сентября.

При этом в «подрыве» проведения церемонии Китай обвинил Японию. По мнению китайских властей, Япония, пытаясь национализировать острова «Сенкаку», подрывает проведение совместной церемонии.

Ответить
elik
8 years ago

А.Фурцев: США стремятся окружить Китай
05:42 24.09.2012
Андрей Фурцев, социолог

В свете смещения интересов Соединенных Штатов в Азию конфликт Китая и Японии вокруг островов на руку Белому дому

Любое обострение отношений между Японией и Китаем на руку США. Точнее, особенно той части господствующего класса - американского и мирового, - которая насмерть стоит за сохранение позиций доллара.

США еще в прошлом году заявили, что центр тяжести их внешнеполитических действий смещается в зону Восточной Азии. Туда перебрасывается флот, чтобы в случае чего "замкнуть" проливы в Юго-Восточной Азии, через которые в Китай идут танкеры с нефтью.

Теперь у США есть повод еще более усилить свое военное антикитайское присутствие в Японии. США стремятся окружить Китай, как когда-то окружали СССР. Юго-Восточная Азия и Япония - это морской фронт, но остается и сухопутный. И вот здесь налицо интересные метаморфозы, которые нашли отражение в изменении схем известного русофоба Збигнева Бжезинского.

Мы помним, как в конце нулевых Лонг Збиг носился с идеей американо-китайского кондоминиума, то есть контроля над миром "на двоих". Китай на эту удочку не клюнул, действуя по принципу "бойтесь данайцев, дары приносящих".

Затем Бжезинский высказал идею о создании квартета США - Япония - Китай - Индия. И вот теперь в вышедшей недавно книге "Стратегическое видение" ("Strategic Vision") он заявляет о необходимости союза США - Турция - Россия.

Чем объяснить такое изменение позиции по отношению к России? Всю жизнь Бжезинский призывал к разрушению нашей страны, говорил о том, что Запад боролся не с коммунизмом, а с Россией, как бы она ни называлась, а теперь зовет в союзники.

Во-первых, не удалось договориться с Китаем: дело идет к обострению противостояния, а в этой ситуации нужен континентальный союзник - морские проблемы американцы будут решать сами.

Выбор союзников в плане игры на "мировой шахматной доске" в соответствии с новым "стратегическим видением" абсолютно ясен: если Турция рассматривается в США как фактор давления на Иран, то фактором давления на Китай может выступать только Россия. Нас призывают таскать каштаны для дяди Сэма из огня в прямом смысле слова.

Но мы хорошо знаем, как умеют англосаксы стравливать тех, кого считают своими главными противниками - в ХХ веке они дважды натравили на Россию Германию. Поэтому уверен: расчет на Россию как на потенциального союзника для решения проблем США в Евразии провалится так же, как провалились идеи "кондоминиума" и "квартета".

Второе - нынешняя конфликтная ситуация отодвигает перспективу создания единой восточноазиатской региональной валюты. Китай с его юанем - прямая и явная угроза доллару и тем, кто цепляется за него, противостоя схеме региональных валют.

Пожелаю японцам и китайцам быть сдержанными и не играть в чужие игры. В них нельзя выиграть: обострение отношений Китая со всеми соседями, дестабилизация запада этой страны - одна из главных задач США; японо-китайский конфликт как нельзя кстати вписывается в эту схему.

№137 за 21 Сентября 2012г.

Источник - Труд

Ответить
elik
8 years ago

А.Михайлов: Про то, как китайцы потеряли Восточный Казахстан
09:18 24.09.2012
После победы над джунгарами Цинское государство рассчитывало на то, что все бывшие земли Джунгарского ханства должны по праву принадлежать ему. Однако при этом они не учитывали экспансионистских устремлений Российской империи. В 1760 году, спустившись по Иртышу ниже
Зайсан-нора, китайцы с удивлением обнаружили, что по Бухтарме, Нарыму и Калбинскому хребту уже строятся русские укрепления. Учитывая реальную расстановку сил в регионе, подданные Богдыхана сочли за лучшее не рыпаться.Местные жители не признавали существовавших границ: крестьяне строили свои села на территории, номинально принадлежащей Китаю, а кочевники-казахи вообще не думали о каких-то пограничных нарушениях и гоняли скот туда-сюда. Китаю в те годы было не до этого – над ним нависла угроза утраты всего западного края. Действуя не военной силой, а дипломатической хитростью, Россия согласно Пекинскому трактату 1860 года оттяпала у незадачливого соседа озеро Зайсан и большую часть хребта Тарбагатай. А по Петербургскому договору 1881 года отодвинула границу еще дальше по долине Черного Иртыша. Таким образом здесь и возникла окончательная государственная граница Российской империи, Советского Союза и суверенного Казахстана. Собственно говоря, так и возникают границы.

№ 176 (17534) от 22.09.2012
Андрей Михайлов

Источник - Экспресс-К

Ответить
elik
8 years ago

Ли Шэньмин: Мир находится на пороге больших перемен и потрясений
10:00 24.09.2012
Несмотря на изменения, вызванные мировым финансовым кризисом, мы полагаем, что в обозримом будущем – ближайшие 20-30 лет – мир по-прежнему в целом будет находиться в положении "сильный Запад – слабый Китай". США в слепой самоуверенности направили острие атаки против двух держав – России и Китая. Однако в ближайшие годы Америка как государство-империя будет слабеть, и для замедления этого процесса ей придется все больше опираться на Европу, Японию и другие страны. Пока сложно предсказать, каким окажется через 20-30 лет результат сотрудничества, конкуренции, игр и борьбы между крупнейшими государствами и группировками мира, однако уже сейчас ясно одно: с момента начала мирового финансового кризиса и до 20-30-х годов нынешнего века, а возможно и до его середины, мировая архитектура будет находится в состоянии сильной турбулентности и даже потрясений. Это неизбежный результат копившегося долгое время конфликтного потенциала, источником которого являются различные противоречия в мире.

Более серьезный кризис - еще впереди

Тому есть несколько причин. Во-первых, мировая экономика вступила в длительную полосу рецессии. С глобальным распространением неолиберализма волна приватизации ведет мировую экономику в тупик. Американская элита, составляющая 1% населения, прибрала к рукам почти 1/4 национального дохода. Бедных в мире становится все больше, и они продолжают беднеть. Богатых – меньше, и они только богатеют. Обеднение происходит почти во всех странах, ярким показателем является резкий рост суверенного долга и бюджетного дефицита в различных странах. В 2011 году государственный долг и дефицит бюджета США составили соответственно 100% и 11% от ВВП. Для 17-ти стран Еврозоны эти показатели в среднем составили 87% и 6%, значительно превысив потолок в 60% и 3%, зафиксированный в Пакте стабильности и роста ЕС.

Во-вторых, более серьезный мировой финансовый кризис - еще впереди. Причиной тому являются те меры, которые основные страны применяют в качестве кризисного реагирования: сокращение бюджетных расходов, денежная эмиссия, распродажа государственных активов для выплат по государственным обязательствам, переход экономики на высокотехнологичные инновационные рельсы и т.д. Эти действия могут локально и временно ослабить противоречия, но в долгосрочной перспективе они готовят почву для более масштабного социально-экономического кризиса во всем мире. Прямым следствием бюджетной экономии является сокращение потребления, усугубление безработицы, социальные потрясения. Распродажа государственных активов напрямую ведет к большему сосредоточению в руках частного либо иностранного капитала стратегических инфраструктурных предприятий, земли, полезных ископаемых и других ресурсов, непосредственно затрагивающих государственную сферу и благосостояние населения, что усугубляет социальную поляризацию. Перевод экономики на высокотехнологичные инновационные рельсы в конечном итоге ведет к тому, что в мировом масштабе уменьшается трудовой доход и увеличивается доход капитала, что еще более обостряет базовое противоречие между неограниченным расширением производства и ограниченным спросом общества.

Необходимо отбивать попытки США вбить клин между Китаем и Россией

В-третьих, западный мир во главе с США переживает экономический закат, однако по-прежнему сильны такие средства жесткой силы, как финансовый и военный сектор. Они по-прежнему безраздельно контролируют средства так называемой мягкой силы, в том числе определение международных правил, манипулирование общественным сознанием и др. Используя разнообразные методы "настройки", они в сотрудничестве, конкуренции и борьбе с многочисленными странами третьего мира используют как жесткую, так и мягкую силу. Вместе с углублением мирового финансового кризиса стоящее за сотрудничеством, конкуренцией и борьбой между мировыми державами противостояние в таких сферах, как энергоресурсы, продовольствие, финансы, интернет и даже споры за территории и акватории, будет лишь усиливаться. Конечно, найти подходящего партнера, чтобы развязать войну чужими руками, - оптимальный выбор для западного мира во главе с США. В современной Азии наилучшей для них попыткой было бы обратить в свою пользу конфликты между Китаем и Вьетнамом, КНДР и Южной Кореей, Ираком и Ираном, а затем и между Китаем и Японией, Китаем и Индией и т.д. США могут даже воспользоваться проверенным в двух мировых войнах приемом зарабатывания денег на поставках оружия двум сторонам конфликтов. Нам необходимо решительно защищать собственный суверенитет и территориальную целостность – здесь нет места половинчатости, двусмысленности и колебаниям.

В-четвертых, США в слепой самоуверенности направили острие атаки против двух держав – России и Китая. Бывший помощник министра финансов США Пол Робертс недавно опубликовал статью, где говорится: "Факты никогда не были столь очевидны: обе партии в Вашингтоне направили острие своей атаки на Россию и Китай. Пока лишь неясно целью США является уничтожение этих двух стран или всего лишь доведение их до состояния, когда они будут неспособны противостоять глобальному доминированию Вашингтона". Мы считаем оба этих утверждения верными. Нейтрализация возможностей противодействия России и Китая – цель США на данном этапе, а разрушение этих двух стран – их задача-максимум. В этом стремлении американцы движимы наличием у России богатейших ресурсов и мощного ВПК, а также емким рынком и растущим экономическим потенциалом Китая. В глазах Вашингтона в России под руководством В.В.Путина восстанавливается так называемая "национальная диктатура"; а бурное развитие социализма с китайской спецификой с точки зрения идеологии и ценностей представляет для США смертельную угрозу. В июле этого года госсекретарь США Х.Клинтон в ходе 13-дневного турне посетила 9 стран, включая Францию, Афганистан, Японию, Монголию, Вьетнам и др. В определенном смысле в нем читалась антироссийская и антикитайская направленность. Разумеется, необходимо не допустить той ситуации, когда при определенных условиях западный мир во главе с США успешно вбил бы клин между Китаем и Россией, сформировав широчайший "единый международный фронт", сперва окружив и уничтожив Китай, а затем, двинувшись на север, расчленил бы Россию. Таким образом Западом была бы достигнута цель окончательного мирового доминирования.

Обострение различных мировых противоречий и проблем

В-пятых, продвигаемый Западом во главе с США неолиберализм имеет свой срок "сбора урожая", который наступит через 3-5, максимум 10 лет. Развитые страны, с одной стороны, осуществляют масштабный перенос грязных, энерго- и трудоемких производств в развивающиеся страны, а с другой – у себя дома ускоренными темпами развивают высокотехнологичное и инновационное производство, непрерывно осуществляя трансформацию модели экономического роста. Такое сотрудничество может продлиться еще несколько лет. В определенном смысле оно жертвует долгосрочными интересами развивающихся стран в угоду сиюминутной выгоды. Как только закончится потенциал такого "взаимовыгодного" сотрудничества и наступит срок "сбора урожая", конфликт будет неизбежен. Масштабный уход иностранного капитала еще больше обострит так называемые "экономические дисбалансы" по всему миру и принесет еще больше глобальных потрясений.

В-шестых, с углублением мирового финансового кризиса по всему миру будут вскрываться и обостряться противоречия и проблемы, доставшиеся в наследство от истории. Это может коснуться самых различных "спящих" споров на этнической, религиозной почве, замороженных конфликтов за суверенитет и экономические интересы.

Обобщая вышеизложенное, можно сказать, что пока еще не произошла смена эпох, однако лейтмотив и тенденции эпохи уже изменяются и даже сменяются. Мир находится на пороге больших потрясений, перестройки и перемен. В этом подвешенном состоянии он может оставаться еще 10-20 лет. В мире в любой момент могут произойти масштабные непредвиденные события и возникнуть новые проблемы. К этому следует быть морально готовыми и иметь стратегию реагирования. Лишь в этом случае мы сможем своевременно и правильно воспользоваться беспрецедентными стратегическими возможностями, чтобы ответить на небывалые стратегические вызовы.

Автор: Ли Шэньмин – заместитель директора Китайской академии общественных наук

Перевод выполнила Татьяна Щенкова

Оригинал публикации: 世界正处于大动荡、大变革前夜

Опубликовано: 22/09/2012

("Газета Хуаньцю шибао", Китай)
Ли Шэньмин

Источник - inosmi.ru

Ответить
coolprim
8 years ago

У спорных островов Сенкаку разгорелся настоящий морской бой

Попытка тайваньских рыболовных судов демонстративно приблизиться к островам Сенкаку, из-за территориальной принадлежности которых спорят Япония и Китай, закончилась настоящим морским боем. Выгонять нарушителей из японских территориальных вод береговой охране пришлось с помощью водных пушек. Тайваньцы ответили японцам тем же...

Читай далее на http://www.vz.ru/politics/2012/9/25/599633.html

Видео http://www.youtube.com/watch?v=HQYfUfIRimg

Ответить
elik
8 years ago

А.Ковалева: Поднебесная держит оборону. Китайский национализм как сдерживающий фактор глобализации
08:20 25.09.2012
В будущее под надзором прошлого.

Распространение западной культуры, или, говоря иначе, вестернизация, имеет огромное значение и для Китая. Поднебесная, которая встала на путь модернизации собственной экономики, сейчас имеет широкие торговые отношения с Америкой и Европой. Поэтому китайцы естественным путем вовлекаются в мировые рынки, отгородиться от которых в XXI веке стало практически невозможно. Да и невыгодно. Более того, создание преград на ее пути может привести и к противоположному результату.

Глобализация изменила внешний облик сотен миллионов китайцев, живущих в мегаполисах, изменила не только фасоны и моду, но и социальное поведение. Крупнейшими рекламными компаниями здесь владеют именно американцы. Десятки тысяч молодых китайцев учатся в западных университетах, а миллионы осваивают английский язык у себя на родине. Китайцы уже видят, что Запад – это раскрепощение и свобода нравов, широкий взгляд на общественную мораль и терпимость к инакомыслию, комфортный быт и прочие атрибуты американо-европейского стиля жизни.

Но китайская власть видит и нечто другое. А именно то, что втягивает страну в процесс глобализации, который наряду со всеми положительными моментами несет в себе множество противоречий, угроз и утрат. И прежде всего для национальной экономики и социальной сферы.

Основные направления китайской протекционистской политики в социальной сфере подтверждаются рядом примеров. Вот некоторые из шагов, предпринимаемых китайским руководством:

– ограничена свобода деятельности ряда религиозных организаций. Наиболее ярким примером является преследование духовного движения Фалуньгун. Еще в 1999 году бывший председатель КНР Цзян Цзэминь противопоставил обществу духовную практику Фалуньгун, и до настоящего момента в Китае по-прежнему существуют некоторые проблемы в области свободы вероисповедания;

– созданы протекционистские системы, которые иногда также называют "великой стеной цензуры". Правительство Китая возвело виртуальную стену в Сети, известную как система Great China Firewall. Эта "стена", или "Золотой щит", ограничивает для китайцев доступ к иностранным сайтам, форумам и новостным порталам. Здесь считается, что Интернет должен приносить лишь пользу, способствовать экономическому развитию и всеобщему укреплению страны. Китайским пользователям уже давно закрыт доступ к таким всемирно известным сайтам, как: YouTube, Twitter, Facebook и другие. 16 марта 2012 года в стране ввели запрет на анонимность в Интернете на социальных сайтах. Власти Китая предписали компании Sina (самый популярный в Китае сервис микроблогов), а также ее конкурентам Baidu и Tencent до марта этого года зарегистрировать всех своих пользователей под их реальными именами. Стоит отметить, что пользователям ресурса также часто запрещают употреблять те или иные непристойные слова или политически некорректные фразы;

– контролируется развитие культурной сферы. Представители местных кинопрокатных и производственных компаний уже высказывали мнение, что лучше бы властям слегка отпустить поводья цензуры по отношению к кинематографистам, ведь на западные фильмы запреты практически не распространяются. Например, широко известно, что в Китае не разрешают снимать для широкого проката кино о привидениях и паранормальном в современном мире. Фильмы, снятые в Китае, не должны содержать подобные явления, и уж тем более ничего подобного не должно происходить в фильмах, действие которых разворачивается на территории Китая, что, кстати, не исключает возможность показать "другую реальность" в кинолентах из-за рубежа. Популярная лента Кристофера Нолана "Темный рыцарь" оказалась запрещенной к показу на территории Китая, поскольку была признана китайскими властями "противоречащей культурным ценностям страны". Впрочем, зарубежные фильмы тоже подвержены цензуре. В 2006 году на китайские экраны не вышла картина "Мемуары гейши", в которой китайские актрисы исполняли роли японских гейш.

По официальной версии Пекина, с помощью цензуры власти подавляют порнографию, азартные игры и преступность. Поисковые системы, которые работают в Китае, должны осуществлять самоцензуру, то есть они обязаны самостоятельно фильтровать результаты поиска. В случае непринятия интернет-компанией такой системы она будет вынуждена покинуть территорию КНР, как, к примеру, и произошло с поисковиком Google в марте 2010 года.

С этим китайским подходом к демократическим ценностям можно спорить или не соглашаться. Я же, как будущий специалист по этой стране, рассказываю о том, что есть и какая логика движет руководством страны.

Главным "орудием" политики протекционизма в Китае является, на мой взгляд, активное внедрение идей национализма в сознание китайского народа. Речь пойдет не о каком-либо конкретном этносе, а о всех гражданах многонаселенного Китая, принимая во внимание активную политику поддержания национальных меньшинств. Вспомним основную идею концепции "Большого Китая" – расширение своих политических и экономических возможностей через различные структуры и методы общей дипломатии.

В экономике активно работает национальная идея, предполагающая опору Китая на собственные источники роста, замену западного импорта товаров своим производством, проведение политики протекционизма, а также создание азиатских экономических объединений. Китай хочет сотрудничать с государствами Юго-Восточной Азии, создать общий рынок стран этого региона, Центральной и Западной Азии, а также России и тем самым ослабить зависимость от промышленно-развитых западных стран. Центром этого экономического образования, по мнению националистов, естественно, должен стать Китай.

Чтобы предотвратить дальнейшее расслоение китайского общества и неравенство в экономическом развитии регионов, планируется развивать и расширять внутренний рынок, увеличивая при этом покупательную способность населения. Кроме этого, несмотря на то что китайский капитал активно работает на рынках Запада, особенно в США, страна стремится интенсивно развивать стратегические отрасли национальной экономики.

Для укрепления международного авторитета Китая власть и общество уже приложили немалые усилия: вспомним хотя бы пекинскую Олимпиаду 2008 года или выставку ЭКСПО в Шанхае в 2010 году.

Особенность Китая еще и в том, что он научился оборачивать минусы глобализации в свою пользу: множество молодых китайцев, привлеченных западной культурой и образом жизни, уезжают за границу, чтобы поучиться и пожить в европейской стране, и таким образом освобождают рабочие места для других. Эмигранты вносят значительный вклад в экономику Китая, получают европейское образование и служат распространителями китайской культуры по всему миру. Именно национализм, национальная гордость служит Китаю надежным щитом, который позволяет ему сохранить основы государства, противостоять тенденции глобализации. Даже если китаец будет работать долгое время на чужбине, то все равно будет стараться поддерживать оставшуюся на родине семью. И даже те, кто предпочтет навсегда покинуть КНР, внесут свой вклад в распространение китайского влияния в других странах.

Трудно предугадать все плюсы и минусы такого протекционизма. Однако шаги, пока предпринятые Китаем, оказались весьма эффективными, учитывая противоречивое желание государства сохранить финансовую мощь страны и оставить практически без изменений китайский социум. В действительности же пока только современный Китай сумел продемонстрировать, как он стремится извлечь из глобализации всю возможную пользу для собственной страны.

2012-09-25 / Анастасия Ковалева - студентка Челябинского государственного университета.

Источник - НГ-сценарии

Ответить
elik
8 years ago

С.Строкань: Китай изыскал ресурсы в Афганистане. После ухода НАТО "старшим братом" Кабула станет Пекин
08:27 25.09.2012
Афганистан с необъявленным визитом посетил член политбюро Компартии Китая Чжоу Юнкан. Первый визит китайского руководителя такого ранга в Кабул за последние 46 лет продемонстрировал стремление Пекина превратить Афганистан в свой плацдарм в регионе после вывода из страны контингента США и НАТО в 2014 году. Пекин предоставит Кабулу финансовую помощь и займется подготовкой афганской полиции, а взамен может получить доступ к ресурсам, которые оцениваются в $1 трлн.

Визит в Кабул Чжоу Юнкана, одного из девяти постоянных членов китайского политбюро, отвечающего за деятельность правоохранительных органов и известного своими жесткими действиями по подавлению исламского экстремизма в северо-западной части страны, состоялся в субботу и продлился всего четыре часа. Примечательно, что поездка Чжоу Юнкана в Кабул не была анонсирована заранее. Как пояснило агентство "Синьхуа", этот шаг был продиктован соображениями безопасности.

Впрочем, несмотря на все попытки не афишировать афганскую миссию Чжоу Юнкана, его визит стал поворотным моментом в отношениях двух стран. Поездок такого ранга не было последние 46 лет - предыдущим китайским руководителем, посетившим Кабул в далеком 1966 году, стал тогдашний председатель КНР Лю Шаоци.

"Китай будет принимать активное участие в восстановлении Афганистана. Стратегическое партнерство между двумя странами отвечает интересам наших народов и способствует укреплению мира, региональной стабильности и устойчивому развитию",- цитирует агентство "Синьхуа" китайского руководителя, который провел переговоры с президентом Афганистана Хамидом Карзаем.

Одним из итогов этих переговоров стало подписание соглашения о сотрудничестве в области безопасности, предусматривающего участие Пекина в "подготовке, оснащении и финансировании афганской полиции". В рамках этого соглашения в ближайшие четыре года 300 афганских полицейских пройдут подготовку в КНР. Кроме того, Пекин предоставит Кабулу финансовую помощь в размере $150 млн.

Китай и Афганистан имеют совместную границу протяженностью 76 км, что подталкивает их к активизации совместных усилий для обеспечения безопасности своих рубежей. Впрочем, главная интрига двустороннего соглашения в области безопасности связана с планируемым до конца 2014 года выводом из Афганистана многонационального контингента США и НАТО. По мнению экспертов, просчитывая сегодня свою афганскую стратегию на годы вперед, Пекин намерен заполнить вакуум, который останется после выхода из страны контингента ISAF, и попытаться стать для Кабула новым "старшим братом".

Подобное привилегированное положение откроет китайским компаниям доступ к богатым природным ресурсам Афганистана, в значительной степени остающимся неосвоенными в связи с десятилетиями гражданской войны. Афганистан обладает запасами угля, меди, железа, золота, редкоземельных металлов и нефти, общая стоимость которых, по оценке американских экспертов, составляет астрономическую сумму - $1 трлн. Афганская сторона и вовсе оценивает стратегические запасы полезных ископаемых в $3 трлн.

Учитывая цену вопроса, ведущие китайские компании заметно активизируют свою деятельность в Афганистане. Так, китайская госкомпания Metallurgical Corporation of China еще в 2008 году получила контракт на разработку крупнейшего месторождения меди Айнак в 40 км от Кабула, пообещав инвестировать в его разработку $4 млрд. Как ожидается, добыча начнется в 2014-2016 годах. А флагман китайской энергетики - China National Petroleum Corp. в прошлом году выиграла тендер на разработку трех блоков месторождения нефти в бассейне реки Амударьи, объем которых составляет 80 млн баррелей. Однако в Пекине считают эти проекты лишь первыми ласточками двустороннего сотрудничества, которое должно радикально изменить Центрально-Азиатский регион.

Сергей Строкань
Газета "Коммерсантъ", №179 (4964), 25.09.2012

Источник - kommersant.ru

Ответить
elik
8 years ago

В.Молодяков: Япония-Китай. Призраки вокруг Сенкаку
09:43 25.09.2012
Острота кризиса в японско-китайских отношениях вокруг островов Сенкаку-Дяоюйдао, похоже, начинает спадать. Это не значит, что кризис закончился или близок к конструктивному разрешению, но позволяет приглядеться к тем аспектам проблемы, которые пока не привлекли должное внимание или оказались в пропагандистском "чернильном облаке".

Слово "война" применительно к нынешним событиям вокруг Сенкаку зазвучало в СМИ на удивление быстро и легко, как будто речь идет не о второй и третьей экономиках мира, а о двух деревнях, задумавших в выходной день померяться силами "стенка на стенку" в кулачном бою. В Интернете замелькали попытки сравнительного анализа мощи вооруженных сил, прежде всего авиации и флота, которые Токио и Пекин могут использовать в случае вооруженного столкновения в указанном районе. Сам по себе подобный анализ правомерен, но подача материала в ряде случаев создавала впечатление, что решение о применении силы уже принято в обеих столицах и дело лишь за передачей кодового сигнала. Между тем возможность такого поворота событий ничтожно мала. Япония всем своим поведением демонстрирует желание избежать эскалации конфликта вокруг Сенкаку, а Китай вряд ли решится на нечто большее, чем "война нервов", после недвусмысленного предупреждения со стороны США – устами недавно приезжавшего в Токио военного министра Леона Панетты – что острова подпадают под действие двустороннего "договора безопасности" со всеми вытекающими из этого обязательствами военного и политического характера.

Столь же легко СМИ заговорили о "колоссальных убытках" японских компаний в Китае и даже об "уходе" японского бизнеса из этой страны, как будто это коробейник, странствующий из села в село. Нынешние убытки – неизбежные издержки политической игры, в которой Китай является активной стороной, а Япония – пассивной. Какие бы политические дивиденды ни стремилось извлечь китайское руководство из ситуации вокруг Сенкаку, ему следует помнить, что ее эскалация обернется неизбежными экономическими убытками для их страны, а не только для Японии. Экономики двух государств настолько сильно "завязаны" друг на друге, что ущерб, понесенный Японией, не только не выгоден, но прямо вреден противной стороне – и наоборот. Сказанное относится и к Республике Корея, где попытки президента Ли Мен Бака заработать очки в предвыборной кампании на "твердости" в отношении Японии могут лишить его голосов тех избирателей, кто предпочитает сотрудничество и взаимную выгоду.

Кто бы ни был прав в споре относительно "исторически мотивированной" территориальной принадлежности Сенкаку, какую бы позицию ни занимали правительства обеих стран и какие бы заявления ни делали их официальные лица, китайским властям придется рассмотреть вопрос, как минимум, о прямых убытках, понесенных гражданами Японии и японскими фирмами в результате актов вандализма, которыми сопровождались "народные выступления". Это лежит в сфере права, а не политики.

Незамедлительно возникает еще один вопрос: как китайские власти оценят эти выступления? Китай – не та страна, где возможны продолжительные массовые демонстрации, сопровождающиеся актами насилия и вандализма, если они не санкционированы местными властями. Иначе они были бы немедленно и решительно подавлены – китайские силы безопасности не оставляют сомнений в том, кто контролирует ситуацию. Если выступления не подавлены – значит, они либо санкционированы сверху, либо вовсе инспирированы (как считает большинство японских аналитиков). Если выступления произошли не против воли властей, то им придется ответить за их последствия или хотя бы разделить ответственность за них.

На фоне происходящего в Китае особенно странно, чтобы не сказать – нелепо, выглядят вновь возникшие в отечественных и зарубежных СМИ толки о "возрождении японского национализма" в связи с ситуацией вокруг Сенкаку. Я не раз писал о сугубой химеричности "японского национализма" в современных условиях, но должен признаться, что на этот раз особенно удивлен. Удивлен молчанием местных ультраправых – маргиналов из организаций полубандитского или откровенно бандитского толка, которые разъезжают по крупным городам в черных микроавтобусах с громкоговорителями, оглашая воздух эмоциональными выкриками и звуками военных маршей. В "табельные дни", вроде дня "северных территорий" (7 февраля), Дня основания государства (11 февраля) или дня окончания Второй мировой войны (в Японии таковым считается 15 августа), их слышно в буквальном смысле слова по всему Токио, хотя автопарк голосистых ультра не столь уж велик. Сейчас они молчат – так молчат, что это куда заметнее обычного шума. Подчеркнуто корректно ведут себя японские СМИ. Обстановка в знаменитом китайском квартале в Иокогаме (пишущий эти строки побывал там буквально на днях) – веселая и дружелюбная, хотя трудно придумать лучшего места для разгула ксенофобии. Японцы, как обычно, спокойны и миролюбивы, потому что им хватает настоящих забот. Но их поведение в данной ситуации – это еще и хороший пиар.

Тем временем в Китае толпы не только выкрикивают оскорбительные лозунги в адрес Японии и оскверняют флаги хиномару, но громят японские магазины и предприятия, нанося им реальный ущерб. Знакомые японцы, подолгу жившие и работавшие в Китае, в один голос говорят, что среди обычных людей в этой стране нет антияпонских настроений, что подобные выступления – "работа на камеру", т.е. пиар. Но это плохой пиар для Китая, поскольку со стороны ситуация видится не так, как изнутри. Это относится и ко всему, сказанному выше.

Доктор политических наук Василий Молодяков из Токио – специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

24.09.2012

Источник - Новое Восточное Обозрение

Ответить
elik
8 years ago

The Diplomat: Кошмарный сценарий - война между США и Китаем
08:33 26.09.2012
Наш великий и ужасный редактор попросил – нет, потребовал! – написать серию статей о том, как может начаться американо-китайская война. Звучит как просьба о пророчестве. Однако делать прогнозы – задача рискованная и сложная, что неоднократно отмечал в равной степени великий и влиятельный мудрец Йоги Берра (Yogi Berra). Особенно если речь идет о прогнозах на будущее. Naval Diplomat это вам не ясновидец. Но нас этим не напугаешь, и мы открываем серию из нескольких статей, в которых рассмотрим некоторые важные идеи касательно каждой фазы этой дальневосточной бури.

Аристотель отмечал, что в каждом сюжете есть завязка, середина и развязка. Давайте воспользуемся подсказкой афинского классика философии здравого смысла и начнем эту драму с завязки, когда Америка принимает решение о войне. Отдать приказ – это может показаться самым простым делом. Но какова бы ни была причина конфликта – Тайвань, тупиковая ситуация из-за островов Сенкаку / Дяоюйдао, ссора из-за прохода судов через Южно-Китайское море или нечто совсем непредвиденное – Пекин не захочет облегчать Вашингтону решение задач по вмешательству.

На самом деле, китайские лидеры сделают все, чтобы затруднить решение этой задачи. Они будут сеять семена сомнения и раздора среди американских лидеров. Например, они приложат максимум усилий, чтобы не дать США формальный повод к объявлению войны и началу боевых действий (типа Пирл-Харбора или 11 сентября), который просто необходим, чтобы сплотить такую либеральную республику как США вокруг боевого стяга. Воцарится неоднозначность и двусмысленность. И американские лидеры должны это предвидеть.

Не поддаваться на провокации – это проявление здравого смысла со стороны Пекина в его чистом виде. Почему бы не поиграть в игры разума с потенциальным противником? Я бы поиграл. Как незабываемо показал в свое время достопамятный Шекспир, человеку нужно время и нравственная смелость для преодоления гамлетовской нерешительности. Некоторым ее так и не удается преодолеть. И это вдвойне верно, когда речь идет о крупных институтах, где решения обычно возникают из политических перебранок между многочисленными людьми и группировками.

Потраченное на внутренние дебаты время будет работать на Китай при любом раскладе на азиатском морском побережье. Споры отсрочат военные перемещения сил и средств США, причем отсрочка эта может оказаться достаточно длительной, чтобы Народно-освободительная армия Китая достигла своих целей еще до того, как прибудут основные американские силы. Они будут поставлены перед свершившимся фактом. Еще лучше то (по мнению Пекина), что Соединенные Штаты могут просто отойти в сторону, посчитав цели такого предприятия слишком расплывчатыми и абстрактными, возможные стратегические выгоды слишком незначительными, не оправдывающими издержки и опасности, присущие боевым действиям против великодержавного собрата.

…………

В американской доктрине битвы в воздухе и на море (концепция противостояния росту военной мощи Китая – прим. перев.) есть одна обнадеживающая вещь. Ее авторы относятся к потенциальному противнику со здоровым уважением. Это говорит о том, что американское военное командование понимает: затянувшиеся после окончания холодной войны каникулы подошли к концу. Серьезное отношение к боевому потенциалу и решимости противника это первый шаг к их преодолению в сфере политики силы и на поле боя. Как отмечает Карл фон Клаузевиц, мудрый командир обязательно будет бояться поражения, если ему не удалось нанести поражение противнику. То, что старший научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований (CSIS) Эдвард Люттвак (Edward Luttwak) называет нелинейной "парадоксальной логикой" стратегии, зачастую вызывает не менее парадоксальные перемены фортуны.

Если следовать безжалостной логике Клаузевица и Люттвака, победитель и побежденный могут поменяться местами. А потом снова поменяться и так далее без конца. Это сводит с ума, не правда ли?

Однако дебаты по поводу "отказа в доступе" и контрмеры против вынужденного вступления в войну зачастую подразумевают, что обороняющийся в состоянии очистить от вражеских сил прибрежные воды и воздушное пространство, установив свое господство на суше, на море и в воздухе. Такую же мысль высказывал адмирал Альфред Тайер Мэхан (Alfred Thayer Mahan), определивший господство на море как "непреодолимую силу", изгоняющую противника с жизненно важных морских территорий и в лучшем для него случае позволяющую ему создать видимость отступления. Но логика парадоксов орудие обоюдоострое. Борьба США и Китая за господство на морских просторах продемонстрирует свое непостоянство и динамизм, о чем пишут военные теоретики. А это дает важные стратегические возможности не только Китаю, но и Америке. Американское военное командование и его политическое руководство должны воспользоваться этими возможностями.

В абстракции абсолютное господство на море может показаться очень привлекательным, однако действительность редко соответствует идеальным формам такого рода. Современник Мэхана сэр Джулиан Корбетт (Julian Corbett) предлагает более мягкий и более полезный взгляд на господство, лучше высвечивающий благоприятные возможности и опасности, которые можно обнаружить на морских просторах Азии. Как отмечает Корбетт, военно-морские силы той или иной страны не могут установить свое абсолютное господство в океане, и отсутствие такого господства это обычное состояние дел. Ни один флот не может похвастать таким потенциалом разведки и слежения, таким оружием большой дальности и такими преимуществами в силах и средствах, которые позволили бы ему очистить воздушные и морские пространства от врагов и гарантировать, что противник там не появится снова. Океаны слишком обширны, а даже самые мощные вооруженные силы слишком малы, чтобы играть роль мирового полицейского на морских просторах.

И в качестве заключения: тот факт, что военно-морские силы одной страны утрачивают свое господство, вовсе не означает, что это господство автоматически унаследуют ВМС другой страны. Нет, противоборствующие силы воюют за превосходство, боевые действия то усиливаются, то ослабевают, и это длится до тех пор, пока одна из сторон не завоюет господство на постоянной основе – если завоюет. И Корбетт в своей ереси, со своим издевательским отношением к признанной мудрости Мэхана на этом не останавливается. По сути дела, Мэхан описывает ту последовательность, в которой одна военно-морская держава отвоевывает господство на море у другой. Стремящаяся к такому господству страна в мирное время создает более мощный флот, затем в военное время проводит сосредоточение сил этого флота, наносит решительное поражение противнику, а потом использует установленное господство для введения блокад и воспрепятствования морскому судоходству супостата. Проще и быть не может.

Корбетт в основном согласен с таким последовательным подходом Мэхана и считает, что в девяти из десяти случаев это верный образ действий. Вполне логично думать о том, что ВМС должны сокрушить своих противников, прежде чем устанавливать господство на море и использовать его в своих целях. Флот должен устранить препятствия на пути создания такого господства. Однако, говорит Корбетт, война ведется "не логикой, и на практике не всегда можно следовать тому порядку действий, который предписывает логика". Иногда командующие флотами сталкиваются с необходимостью воспользоваться господством, еще не установив его. Они могут, скажем, захватить небольшую зону временного превосходства у побережья противника, чтобы высадить там морскую пехоту, атаковать небольшой отряд вражеских кораблей или нанести ракетно-артиллерийский удар по прибрежным объектам и укреплениям. Согласно концепции Мэхана, отказ от линейного подхода порой необходим для достижения победы.

Все это окольные пути, которыми мы возвращаемся к нашему гипотетическому столкновению между США и Китаем. Многие обозреватели, следящие за КНР, включая меня, часто говорят о появляющемся у НОАК боевом потенциале воспрещения доступа, приводя в качестве примера такие новшества как противокорабельные баллистические ракеты и быстроходные сторожевые корабли с ракетным вооружением. Действительно, эти системы впечатляют, если предположить, что они по своим качествам не уступают тому, что о них говорят. Но на этом основании нельзя утверждать, что Китай способен полностью изолировать западную часть Тихого океана. Будь он в состоянии это сделать, американским силам пришлось бы предпринимать последовательные действия в линейном порядке: сначала нарушать целостность внешней линии обороны НОАК, а затем рассредоточивать свои силы по всему Тихому океану, ведя на этом театре боевые действия – чтобы поддержать союзников или с какой-то иной целью.

Но это чревато серьезным хаосом. Силы воспрещения доступа НОАК не могут создать непреодолимый щит в западной части Тихого океана и в китайских морях. Американские ВМС уже присутствуют на данном театре. Присутствуют там и их союзники, а также неофициальные партнеры. Американское командование должно воспользоваться этим обстоятельством, строя свои операции на нелогичности Корбетта. Ему надо искать пути для создания очагов военно-морского и военно-воздушного господства, пусть господство на море и в воздухе в целом они и их союзники установить не в состоянии. Отказываясь строго следовать логике, Соединенные Штаты могут затянуть конфликт, найти способы для нанесения большого урона Китаю, сами при этом не неся серьезных потерь, а также иными способами создать хаос в западной части Тихого океана. Америка может не допустить легкой победы Китая, доказав при этом, что триумф достанется Пекину ценой огромных усилий. В результате Китай может стать более податливым.

Как мог бы сказать Корбетт, время в войне на море будет критически важной переменной величиной. Американские войска могут выиграть время, прибегнув к таким оборонительным методам. Поступая таким образом, они укрепят свои шансы на переход к стратегическому контрнаступлению, и в итоге либо одержат явную победу, либо добьются мира и компромиссов. Пусть сочинения Мэхана и полезны, но путеводной звездой для американских военных на начальном этапе войны с Китаем должен быть Корбетт. Прислушаемся же к его нелогичности!

…………

Изучающие стратегию имеют обыкновение считать, что все классические работы по этому предмету были написаны давным-давно людьми с немецкими и китайскими именами. Это несправедливо по отношению к современным мыслителям, которые продвигают вперед концептуальные рубежи стратегии. Одним из таких мыслителей является стратег Эдвард Люттвак. Действительно, его трактат "Стратегия" это труд, к которому военные моряки и их политические руководители могут и должны обращаться всякий раз, когда думают над тем, как в военное время осуществить проникновение на морские просторы Азии.

А получить доступ будет просто необходимо. В последней части этой серии статей указывается на то, что Народно-освободительная армия Китая может попытаться воспрепятствовать установлению американского господства на море, однако полностью изгнать силы США и их союзников из Азии она не в состоянии. Борьба за господство, она же неразбериха и хаос, будет типичной характеристикой начальной фазы войны. У сил союзников будут разные варианты действий, но американским войскам усиления в конечном итоге все равно придется силой проникать в этот регион с целью концентрации достаточной боевой мощи для разгрома Китая на его территории.

Как отмечает Люттвак, в наступательной стратегии на театре военных действий главный выбор – это выбор "между широким наступлением, которое может осуществлять лишь очень сильная армия" (потому что в противном случае наступающие войска не будут иметь численного превосходства ни в чем), и "узким наступлением, предоставляющим возможность одержать победу даже слабому". Сосредоточив корабли, авиацию, вооружения и живую силу на отдельных направлениях, более слабая сторона может создать превосходство в силах в точках соприкосновения с войсками противника. Но здесь есть недостаток: сторона, идущая на риск и начинающая наступление на узком участке, может ослабить себя на стратегическом направлении главного удара. Ее могут разгромить на уязвимых флангах и в других местах с недостаточно крепкой обороной.

Очень мощные вооруженные силы могут себе позволить вести наступление на широком фронте. Они не открывают противнику свои фланги. Как это ни странно, осторожность - отличительная черта военачальников, командующих превосходящими силами. А не очень сильная сторона не обладает таким материальным превосходством. Она должна рискнуть всем, чтобы обрести все, пойдя на риск в надежде на щедрое вознаграждение от успеха. Люттвак называет блицкриг прототипом стратегии наступления на узком фронте. Речь здесь идет об "узких как лента прорывах обороны противника", быстром вводе маршевых колонн в образовавшиеся бреши, а также о дезорганизации в тылу врага. Это "отчасти авантюра, отчасти мошеннический трюк", и такая игра не для слабонервных.

Поэтому сильный может колошматить своего более слабого противника; слабый же должен использовать острое копье против более многочисленного врага. Американцы ведут войны методами сильного. Со времен Первой мировой войны, когда Соединенные Штаты собрали более мощную армию, чем французы, построили достаточное количество кораблей и судов, чтобы перебросить эту армию через Атлантику, развернули ее на Западном фронте, склонили чашу весов в сторону западных союзников и помогли положить конец кровопролитию (и все это за девятнадцать месяцев), американские военачальники основывают свою стратегию на создании подавляющего превосходства. И они склоняются к стратегии широкого фронта.

Так, на завершающем этапе Второй мировой войны в Европе командование союзников дискутировало о том, следует ли фельдмаршалу Бернарду Монтгомери (Bernard Montgomery) нанести мощный и стремительный удар по Германии на узком фронте, или в сложившихся условиях целесообразнее вести менее рискованное наступление на широком фронте. Всем, кто готов был прислушаться к фельдмаршалу, Монти говорил, что он великолепная кандидатура для проведения такого стремительного наступления. Однако американские руководители отвергли его предложение. А на завершающем этапе Второй мировой войны на Тихом океане американские войска обладали таким мощным превосходством, что могли одновременно вести наступление в центральной и юго-западной части Тихого океана. Благодаря такой стратегии двойного удара оборонявшиеся и истекавшие кровью японцы постоянно находились в подвешенном состоянии, будучи не в силах сорвать оба наступления или решить, где следует сосредоточить свой обескровленный флот, чтобы остановить хотя бы одно из них.

Американским составителям военных планов следует порвать со старой традицией при разработке стратегии и тактики новой войны на Тихом океане. Им целесообразно взять на вооружение стратегию слабого, о которой писал Люттвак, а не строить свои действия по лекалам Второй мировой войны. Хотя китайская стратегия воспрещения доступа, речь о которой пойдет в следующей части этой серии, в важных моментах является копией японской стратегии воспрещения времен Второй мировой войны, Вашингтон не должен исходить из того, что может воспроизвести американскую стратегию тех времен.

Почему нет? Потому что адмирал Честер Нимиц (Chester Nimitz) и генерал Дуглас Макартур (Douglas MacArthur), командовавшие этими двойными наступлениями, имели огромное преимущество в виде колоссального наращивания военных сил, начавшегося еще задолго до вступления США в войну. Да, Пирл-Харбор стал ударом по американской мощи и престижу, это безусловно так. Но американские кораблестроители с 1940 года создавали совершенно новый, более мощный, технически лучше оснащенный флот. Первые корабли и группы кораблей этого нового флота начали прибывать на тихоокеанский театр в 1943 году – гораздо раньше, чем если бы такое военно-морское строительство началось после Пирл-Харбора. После довольно безнадежного и отчаянного периода в 1942 году полученные Нимицем и Макартуром мощные подкрепления позволили им вновь вернуться к стратегии сильного.

Эта история вряд ли повторится. Никто не создает новые военно-морские силы США. Страна вряд ли станет закладывать большое количество новых корпусов во времена финансовых трудностей, когда потенциальный противник, в отличие от имперской Японии, воздерживается от провокационных действий типа вторжения на территорию соседних государств. Америка отправится воевать в Тихий океан с тем флотом, которые имеется у нее на сегодня. Хранители военной стратегии США должны составлять свои планы, исходя из того, что одерживать победы надо будет силами, имеющимися в составе флота в настоящее время. Предусмотрительность и изобретательность должны быть в цене, если Соединенные Штаты хотят одержать победу. Будем же думать, как думают слабые.

Завтра мы рассмотрим ту последовательность, в которой Китай может применить свое оружие воспрещения доступа против американских вооруженных сил, дерзнувших выйти в потенциальные районы боевых действий на азиатском морском побережье.

Оригинал публикации: The Nightmare Scenario: A U.S.-China War

Опубликовано: 19/09/2012

("The Diplomat", Япония)
Джеймс Холмс (James R. Holmes)

Источник - inosmi.ru

Ответить
elik
8 years ago

26 сентября 15:11
Контролировать спорные острова будут китайские беспилотники
Пекин намерен осуществлять постоянный контроль над спорными островными территориями с помощью беспилотных летательных аппаратов, сообщает Rosbalt.ru.

Саму базу разведывательных "беспилотников" разместят на восточном побережье Китая. После чего дистанционно управляемые БЛА будут вести наблюдение за акваторией спорных территорий на островах Дяоюйдао (Сенкаку) в Восточно-Китайском море и острова Хуанъянь в Южно-Китайском море.

"Воля и решимость китайского правительства по защите суверенитета над Дяоюйдао тверды и неизменны. Воды вокруг Дяоюйдао являются традиционным районом промысла китайских рыбаков. Китайские рыбаки обладают неотъемлемым правом на ведение рыбного лова в этом районе. Китайские служебные корабли продолжат в районе Дяоюйдао патрулирование и правоохранительную деятельность, обеспечивать безопасность, предоставлять китайским рыбакам необходимые услуги", - сказал официальный представитель МИД КНР Хун Лэй.

Дипломат сообщил, что по вопросу островов Дяоюйдао прошли китайско-японские переговоры на уровне замминистров иностранных дел. Китайская сторона вновь заявила о своих неоспоримых правах на острова и выступила против "национализации" островов японским правительством. Пока стороны договорились продолжить консультации по проблеме спорных территорий.

Отношения между Японией и Китаем накалились после того, как 10 сентября японские власти приняли решение о приобретении части островов Сенкаку у частных владельцев. По Китаю прокатилась волна антияпонских выступлений, а часть японских компаний была вынуждена приостановить работу. На эти же острова претендует и Тайвань.

Ответить
elik
8 years ago

Япония не пойдет на компромисс в споре об островах Сенкаку - премьер

02:51 27/09/2012
МОСКВА, 27 сен - РИА Новости. Премьер-министр Японии Йосихико Нода заявил, что его страна не пойдет ни на какие компромиссы в споре с Китаем относительно островов Сенкаку (китайское название Дяоюйдао), однако не допустит ухудшения отношений между двумя странами, передает агентство Ассошиэйтед Пресс.
"Если говорить об островах Сенкаку, то на настоящий момент они являются неотъемлемой частью нашей территории - в историческом и международно-правовом аспектах. В силу этого как такового нет никакого вопроса о территориальной принадлежности (островов), и здесь не может быть никаких компромиссов", - сказал Нода на пресс-конференции после выступления на Генассамблее ООН в Нью-Йорке.

Подробнее о предмете территориальных споров Японии и Китая >>
Нода также заявил, что Япония будет "пытаться решить спор спокойным путем", несмотря на довольно резкую реакцию в Китае, где на прошлой неделе более чем в 100 городах прошли массовые антияпонские выступления, которые сопровождались актами вандализма в отношении зданий японских компаний.
Протесты были вызваны покупкой правительством Японии у частного японского владельца трех из пяти спорных островов Сенкаку, которые располагаются в богатом морепродуктами и запасами природного газа районе.

Пекин и Токио не могут определить границу в районе этих островов. Япония утверждает, что занимает острова с 1895 года, а до того времени они никому не принадлежали. Китай настаивает на том, что острова были включены в состав китайской империи еще 600 лет назад, а на японских картах 1783 и 1785 годов Дяоюйдао обозначены как китайская территория. После Второй мировой войны острова находились под контролем США и были переданы Японии в 1972 году вместе с островом Окинава. На Тайване и в континентальном Китае считают, что Япония удерживает острова незаконно. Япония убеждена, что острова всегда были неотъемлемой частью префектуры Окинава и принадлежат ей по праву.

Ответить
elik
8 years ago

А.Серенко: Пекин и Кабул начали стратегическую игру в партнерство
15:10 27.09.2012
23 сентября 2012 года Афганистан и Китай объявили себя стратегическими партнерами. В Кабуле китайскими и афганскими представителями был подписан План совместных действий по реализации Декларации по установлению между Китаем и Афганистаном отношений стратегического сотрудничества и партнерства. Следует отметить, что это объявление о новом этапе сотрудничества прозвучало не впервые – с конца 2011 года заявления о стратегическом партнерстве между Кабулом и Пекином делались неоднократно афганскими и китайскими представителями. Однако, на этот раз долгожданные стратегические отношения были оформлены официально.

От нефтяного контракта к стратегическому партнерству

Процедуре подписания 23 сентября 2012 года соглашения о стратегическом партнерстве КНР и Афганистана предшествовала серия важных контактов и договоренностей между Кабулом и Пекином, начавшаяся 28 декабря 2011 года.

• 28 декабря 2011 года - афганское правительство (министр шахт и горной промышленности Вахидулла Шахрани) и Китайская национальная нефтегазовая корпорация CNPC (генеральный директор Лу Гунсюнь) в Кабуле подписали соглашение о добыче нефти. В соответствии с этим соглашением, CNPC проведет разработку нефтяного месторождения в бассейне реки Амударья на севере Афганистана и начнет совместно с афганским партнером - компанией Watan Group - производить нефть в течение следующих двух лет. Выступая на торжественной церемонии, Лу Гунсюнь назвал подписанное соглашение "символом энергетического сотрудничества Китая и Афганистана".
• 31 декабря 2011 года – представители Китая и Афганистана подписали в Кабуле соглашение о двустороннем технико-экономическом сотрудничестве. Документ подписали посол КНР в Афганистане Сюй Фэйхун и министр иностранных дел Афганистана Залмай Расул. Как сообщили китайские информационные агентства, "соглашение является частью помощи китайского правительства Афганистану и нацелено, главным образом, на восстановление кабульской больницы Джамхуриат, Парванского оросительно-обводнительного канала, научно-технического центра при Министерстве образования и др., а также на открытие факультета китайского языка в Кабульском университете и предоставление афганскому Министерству здравоохранения 100 машин скорой помощи".
• 8 июня 2012 года – публикация в Пекине "Совместной декларации Китайской Народной Республики и Исламского Государства Афганистан об установлении отношений стратегического партнерства и сотрудничества". Декларация была обнародована после завершения переговоров между председателем КНР Ху Цзиньтао и президентом Афганистана Хамидом Карзаем. В тексте декларации Китай и Афганистан обещают друг другу не допускать на своей территории деятельности, направленной против другой стороны. В декларации отмечается, что обе стороны обещают оказывать твердую поддержку друг другу в вопросах, касающихся суверенитета, единства и территориальной целостности государства. В тексте декларации содержится обещание Китая в 2012 году предоставить 150 млн. юаней (23,8 млн. долл. США) в качестве бесплатной помощи правительству Афганистана. Согласно декларации, КНР и ИРА будут стремиться к поиску новых путей и способов для расширения и углубления торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества двух стран на основе "Соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между правительствами КНР и Исламского Государства Афганистан", подписанного в 2006 году. В рамках "Совместной декларации" Пекин и Кабул договорились активизировать обмены и сотрудничество в области безопасности, сообща противостоять таким трансграничным угрозам, так терроризм, нелегальная иммиграция, нелегальный оборот оружия и наркотиков, наращивать информационный обмен и пограничный контроль. Китайская сторона, указывается в "Совместной декларации", твердо поддерживает усилия Афганистана по противодействию терроризму и наркотрафику и обеспечению стабильности в стране, призывая международное сообщество также поддерживать эти усилия Афганистана. Со своей стороны, Афганистан подтверждает готовность и в дальнейшем решительно поддерживать китайскую сторону в борьбе с "тремя силами зла" - терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом, предпринять действенные меры для обеспечения безопасности китайских организаций и их персонала в Афганистане.
• 23 июля 2012 года - член Госсовета КНР, министр обороны Лян Гуанле провел в Пекине переговоры с афганским министром обороны генералом Абдулом Рахимом Вардаком. Лян Гуанле отметил, что "после того, как в Афганистане стартовал процесс восстановления, Китаю и Афганистану удалось наладить позитивное сотрудничество во многих сферах, в частности, стороны поддерживают тесную координацию и контакты в международных и региональных делах, активизируют обмены между армиями, в том числе и на высоком уровне, а также активно продвигаются в практическом сотрудничестве в таких областях, как подготовка специалистов и предоставление военной материальной помощи". Китайская сторона, заявил министр обороны КНР, готова вместе с афганскими партнерами, "руководствуясь принципами взаимного уважения и взаимовыгоды", укрепить и усилить сотрудничество между вооруженными силами двух стран, обеспечить дальнейшее развитие межармейских отношений, тем самым играя позитивную роль в совместной защите интересов обеих стран и обеспечении региональной безопасности и стабильности. Как сообщили китайские информационные агентства, афганский военный министр "выразил надежду совместными усилиями добиваться постоянного углубления межармейских отношений и наполнения новым содержанием стратегического партнерства Китая и Афганистана".
• 27 июля 2012 года – встреча в Пекине заместителя председателя Центрального военного совета Китая Го Босюна и министра обороны Афганистана Абдула Рахима Вардака. В ходе встречи Го Босюн заявил, что "Китай и Афганистан должны активизировать стратегическое взаимодействие, укреплять практическое сотрудничество, непрерывно углублять дружбу и наращивать связи между вооруженными силами, чтобы внести новый вклад в развитие стратегического партнерства между двумя странами". По словам китайского представителя, КНР "неизменно поддерживает мирное восстановление Афганистана и принимает активное участие в этой работе", а также призывает международное сообщество уважать желание афганского народа и продолжать оказывать поддержку и помощь Афганистану". Генерал Вардак, в свою очередь, выразил надежду на дальнейшее укрепление и развитие отношений между двумя армиями и "совместную защиту безопасности и стабильности в регионе".
• 2 сентября 2012 года - премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао встретился в Урумчи (административный центр Синьцзян-Уйгурского автономного района) с вице-президентом Афганистана Каримом Халили. В ходе встречи Вэнь Цзябао отметил, что установление "отношений стратегического взаимодействия и партнерства" между Китаем и Афганистаном имеет важное значение. По его словам, китайская сторона будет, как и раньше, принимать участие в мирном восстановлении Афганистана, намерена укрепить систему консультаций и координации с ИРА в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), и будет прилагать с Афганистаном совместные усилия к содействию миру, стабильности и развитию в регионе. Карим Халили, в свою очередь, сказал, что Китай, который всегда является надежным другом для Афганистана, играет важную роль в мирном восстановлении Афганистана и обеспечении стабильности в регионе. "Афганистан готов предпринять меры по обеспечению безопасности китайских граждан в Афганистане", - подчеркнул Халили.
Сентябрьская вершина в китайско-афганском партнерстве

Официальное оформление соглашения о стратегическом сотрудничестве Китая и Афганистана произошло 22-23 сентября 2012 года в ходе визита в Кабул члена Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, секретаря Политико-юридической комиссии ЦК КПК, министра общественной безопасности КНР Чжоу Юнкана.

22 сентября Чжоу Юнкан провел переговоры с президентом Афганистана Хамидом Карзаем. Передав привет афганскому лидеру от председателя КНР Ху Цзиньтао, Чжоу Юнкан сказал, что "2012 год стал важным годом в истории отношений между Китаем и Афганистаном". В июне президент Афганистана посетил Китай и принял вместе с Ху Цзиньтао решение "повысить межгосударственные отношения до уровня стратегического сотрудничества и партнерства, что открыло новую страницу в отношениях между двумя странами". "Я прибыл в Афганистан с дружественным чувством 1,3 млрд. китайцев к афганскому народу для продвижения реализации Китайско-афганской декларации об установлении отношений стратегического сотрудничества и партнерства. Есть надежда на то, что путем совместных усилий можно будет повысить китайско-афганское сотрудничество на новый уровень во благо народов двух стран и процветания и стабильности в регионе", - заявил Чжоу Юнкан.

Хамид Карзай напомнил китайскому представителю, что "с начала вступления в президентскую должность я уже пять раз посещал Китай с визитом, в ходе которых побывал в Пекине, Шанхае, Синьцзяне и другие городах": "Мы всегда ожидали визита высокопоставленной делегации Китая в Афганистан и сегодня наконец-то вы прибыли в нашу страну". По словам Хамида Карзая, "в последние годы при общих усилиях Афганистана и Китая двусторонние отношения получили всестороннее и быстрое развитие, мы удовлетворены этим".

Чжоу Юнкан сказал, что укрепление отношений дружбы с соседними странами является важной первоочередной задачей Китая". По его словам, "укрепление и развитие китайско-афганской дружбы представляется постоянным курсом партии и правительства Китая, а также важной составной частью курса "доброе обращение с соседними странами и рассмотрение соседей как партнеров". "В настоящее время Афганистан находится на ключевом переходном этапе, - заявил Чжой Юнкан. - Цель моего визита заключается в том, чтобы реальным действием показать, что Китай является ответственной державой и готов вносить должный вклад в защиту мира и стабильности в регионе". "Мы будем в рамках наших возможностей продолжать предоставлять искреннюю и щедрую помощь Афганистану без каких-либо предварительных условий", - сказал Чжоу Юнкан.

Чжоу Юнкан подчеркнул, что торгово-экономическое сотрудничество является важной составной частью отношений КНР и ИРА. По его словам, Китай продолжит поощрение инвестиций китайских предприятий в Афганистане, укрепление практического сотрудничества с Афганистаном в сфере торговли, экономики, строительных подрядов, освоения ресурсов, сельского хозяйства и инфраструктурного строительства. Чжоу Юнкан выразил надежду, что "афганская сторона примет дальнейшие меры для обеспечения безопасности соответствующих проектов и персонала китайской стороны".

Чжоу Юнкан подчеркнул, что терроризм, контрабанда наркотиков и трансграничная преступность оказывают серьезное негативное воздействие на безопасность и стабильность в регионе: "Мы решительно поддерживаем усилия афганской стороны по борьбе с терроризмом и защите государственной безопасности, одобряем оказываемую афганской стороной Китаю поддержку в борьбе с терроризмом и другими проблемами, намерены оказать посильную помощь Афганистану в укреплении потенциала обеспечения безопасности".

Китайский министр общественной безопасности выразил надежду, что стороны укрепят сотрудничество в борьбе с "тремя силами зла", особенно с "Исламским движением Восточный Туркестан" и другими террористическими группировками. По словам Чжоу Юнкана, "Афганистан уже стал страной-наблюдателем ШОС": "Стороны могут использовать площадку ШОС для сотрудничества в борьбе с терроризмом, наркотиками и других нетрадиционных сферах безопасности".

Хамид Карзай согласился, что Афганистан и Китай имеют общие интересы в этих сферах: "В будущем наше сотрудничество может только укрепляться и не может ослабевать".

После завершения переговоров Чжоу Юнкан и вице-президент Афганистана Карим Халили присутствовали на церемонии подписания Плана совместных действий по реализации Декларации по установлению между Китаем и Афганистаном отношений стратегического сотрудничества и партнерства, а также соглашений по сотрудничеству в сфере экономики, технологий, правоохранительной деятельности и безопасности.

В соответствии с Планом совместных действий, Китай после 2013 года расширит сотрудничество с Афганистаном в области безопасности, транспорта, добычи полезных ископаемых и в сфере образования. Одним из пунктов подписанного в Кабуле китайско-афганского соглашения стала готовность Пекина оказать содействие обучению афганских полицейских после 2013 года.

Нюансы в подходах к стратегическому партнерству

Завершение 23 сентября 2012 года многоходовой комбинации по оформлению параметров афганско-китайского стратегического партнерства заставляет вспомнить недавние подписания целого ряда договоров о стратегическом сотрудничестве Афганистана с другими государствами. Наиболее известным является соглашение между Афганистаном и США, подписанное в начале мая 2012 года в Кабуле президентом Исламской Республики Афганистан (ИРА) Хамидом Карзаем и президентом США Бараком Обамой.

Сентябрьский договор между Кабулом и Пекином показал, что понятие "стратегического партнерства" по-разному понимается в столицах государств, стремящихся принять участие в афганском урегулировании. И эти государства вкладывают в термин "стратегическое партнерство", прежде всего, собственное понимание своих интересов в Афганистане и вокруг него, лишь в какой-то мере откликаясь на ожидания официального Кабула.

Так, майский договор Афганистана и США предусматривает не только сохранение значительных объемов финансовой и материальной помощи Кабулу, не только оказание широкого содействия в развитии афганских вооруженных сил, полиции и службы безопасности, но и взятие Вашингтоном на себя прямой ответственности за защиту Афганистана от внешних угроз. В пункте 9 части 3 афганско-американского соглашения говорится: "Любое вмешательство извне (в Афганистан – Прим. А.С.) может стать предметом особой озабоченности США. В случае возникновения подобной ситуации стороны в срочном порядке сообща определят меры противодействия, включая политические, дипломатические, экономические и военные меры". Эти обязательства американской стороны также подтверждаются статусом Афганистана как "важного партнера" США вне НАТО.

Напротив, китайское стратегическое партнерство с Кабулом имеет ограниченные масштабы. Оно сводится, главным образом, к отдельным финансово-гуманитарным проектам, созданию безопасных условий для объектов китайских инвестиций на территории ИРА, обеспечению с афганских позиций защиты экономических и политических интересов КНР в постсоветской Центральной Азии, а также китайских интересов национальной безопасности в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР).

Обращают на себя внимание также некоторые процедурные нюансы при организации финальных церемоний подписания соглашений о стратегическом партнерстве между ИРА и КНР и ИРА и США.

Напомним, что договор между ИРА и США подписали в Кабуле главы двух государств – президент Хамид Карзай и президент Барак Обама. Договор между ИРА и КНР также в Кабуле подписали с афганской стороны президент Карзай, с китайской – "хромая утка" Чжоу Юнкан. При всей солидности официальных титулов этого пекинского политика, Чжоу Юнкан не является главой Китайской Народной Республики.

Более того, реальный политический статус действующего министра общественной безопасности в современном Китае стремительно девальвируется с весны 2012 года, когда Чжоу Юнкан оказался замешан в неудачных интригах, связанных с борьбой за власть в высшем руководстве КНР ("дело Бо Силая"). Неудачливого интригана простили, однако через несколько месяцев 70-летний Юнкан покинет все свои официальные посты, став сугубо декоративной фигурой в китайском политическом пантеоне. Другими словами, официальный Пекин избрал не лучшую фигуру для демонстрации серьезности намерений стратегического партнерства КНР с Афганистаном.

Для мирового общественного мнения персона Чжоу Юнкана и вовсе выглядит нетерпимой. Нынешний министр общественной безопасности КНР имеет репутацию главного жестокого гонителя последователей духовного движения Фалуньгун. Несколько дней назад подробности преследований Фалуньгун в Китае активно обсуждались в Конгрессе США, в том числе, и эпизоды, связанные с принудительным изъятием человеческих органов у активистов духовного движения. Имя Чжоу Юнкана фигурирует в историях с массовой принудительной трансплантацией органов в КНР слишком давно и слишком ярко и убедительно, чтобы считать китайского министра общественной безопасности авторитетной фигурой в международных отношениях.

Впрочем, учитывая, что двухпакетное соглашение о стратегическом партнерстве между Китаем и Афганистаном подписывалось в два этапа (8 июня в Пекине и 23 сентября в Кабуле), и что под одним из этих документов все-таки стоят подписи высших руководителей КНР и ИРА, можно ожидать, что китайско-афганские договоренности сохранят свою актуальность и после того, как через несколько месяцев в Китае произойдет очередная кадровая ротация в высшем эшелоне государственно-политической власти.

Остается лишь добавить, что, как и США, Китай намеревается реализовывать свою афганскую стратегию в тесном ее увязывании с пакистанской стратегией.

Спустя два дня после подписания кабульских договоренностей, 25 сентября 2012 года, министр иностранных дел Китая Ян Цзечи в Нью-Йорке встретился с президентом Пакистана Асифом Али Зардари. Как сообщают китайские информационные агентства, в ходе беседы с главой пакистанского государства Ян Цзечи "дал позитивную оценку китайско-пакистанским отношениям", заявив, что "китайская сторона желает совместно с Пакистаном реализовывать важный консенсус, достигнутый их руководителями, содействовать практическому сотрудничеству в различных областях, чтобы вывести отношения стратегического сотрудничества и партнерства на новый уровень". Ян Цзечи отметил, что "в международной и региональной ситуации происходят сложные и глубокие перемены, поэтому Китай хотел бы в дальнейшем укреплять стратегическую координацию с Пакистаном в целях защиты совместных интересов и содействия миропорядку и развитию в регионе".

В свою очередь Асиф Али Зардари заявил, что "дружба между Пакистаном и Китаем имеет прочную основу и передается из поколения в поколение". По его словам, "Пакистан, являясь стратегическим партнером Китая, испытывает искреннюю радость за успехи Китая в его развитии, а также уделяет большое внимание важной роли, которую Китай играет в международных и региональных делах". "Пакистан желает продолжать углублять дружественное сотрудничество с Китаем в различных областях, чтобы оказать содействие развитию отношений стратегического сотрудничества и партнерства между двумя странами", - подчеркнул президент Зардари.

Таким образом, говоря сегодня о курсе официального Пекина на стратегическое партнерство с Афганистаном, следует помнить, что он является частью еще более масштабной стратегической игры китайских лидеров на Среднем Востоке. Приоритеты этой игры не меняются последние десятилетия – ослабление позиций США и Индии в регионе, укрепление китайских позиций в энергетических и иных ресурсных проектах в Афганистане и республиках бывшей советской Центральной Азии, обеспечение безопасности и стабильности в Северо-Западном Китае (СУАР). Все остальные сюжеты, включая региональное спонсорство и гуманитарные проекты в кризисных точках Среднего Востока (прежде всего, в Афганистане) подчинены достижению этих, по-настоящему стратегических, для Пекина целей.
27.09.2012

Андрей Николаевич Серенко, эксперт ЦИСА.

Источник - afghanistan.ru

Ответить
Укенг
8 years ago
Ну, всё - пипец. Щас начнется...

Да наоборот, все уже закончилось. Побрызгались из брызгалок, пошумели и перешли на стандартный способ решить все "спокойным путем" и "без ухудшения отношений".

Ответить
elik
8 years ago

"CNN": Политика Обамы в отношении Китая и России - без руля и ветрил
19:05 27.09.2012
Россия и Китай - это ревизионистские державы, стремящиеся изменить мировой порядок таким образом, чтобы он лучше служил их узким интересам. Обе страны враждебно относятся к порядку, который по своей природе благоприятен для распространения экономического и политического либерализма, и предпринимают шаги по его ликвидации. При этом, администрация Обамы не в состоянии эффективно защитить либеральный мировой порядок, который был создан благодаря колоссальным американским жертвам.

В Азии Китай работает над ослаблением системы американских альянсов, созданной многие десятилетия тому назад, и самоутверждается в качестве доминирующей державы в этом регионе. Продолжающееся в Китае военное строительство, направленное против Тайваня (и это - в период самых дружественных за многие годы отношений между Пекином и Тайбэем), нарушает военный баланс в проливе, который давно уже способствует укреплению стабильности в Азии. А модернизация стратегических сил Китая создает угрозу американскому ядерному зонтику, под защитой которого Южная Корея, Япония и прочие страны смогли отказаться от создания собственного ядерного оружия. Кроме того, беспокоящие действия китайских кораблей против ВМС США являются неотъемлемой частью более масштабного плана по изменению порядка действий американского флота в прибрежных водах Азии.

Россия, со своей стороны, стремится вновь взять под кремлевскую опеку бывшие советские республики, зачастую используя для достижения этой цели свои энергоресурсы. Плод ума и одна из ключевых внешнеполитических инициатив Владимира Путина - это Евразийский Союз, который он намерен превратить в экономическую и политическую альтернативу, а может, и в конкурента Европейского Союза. Более того, недавние изменения в Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) показывают, что российские интеграционные усилия выходят далеко за рамки экономического сотрудничества и включают военную составляющую, предназначенную для ограничения взаимоотношений между российскими соседями и Западом.

Вместе Москва и Пекин возглавляют Шанхайскую организацию сотрудничества, при помощи которой они препятствуют распространению американского влияния в Центральной Азии.

Поэтому, принимая во внимание такое сходство, пожалуй, не стоит удивляться тому, что в начале президентского срока Барака Обамы его администрация использовала аналогичные подходы к этим двум великим державам. Находясь в июле 2009 года в Москве, президент Обама на совместной пресс-конференции со своим коллегой Дмитрием Медведевым так охарактеризовал политику перезагрузки:

"Президент и я согласились с тем, что отношения между Россией и Соединенными Штатами пострадали от пассивности. Мы решили перезагрузить американо-российские отношения, чтобы иметь возможность более эффективно сотрудничать в областях, представляющих взаимный интерес. Сегодня, менее чем через шесть месяцев с начала такого сотрудничества, мы именно так и делаем, вполне конкретно продвигаясь вперед по целому ряду вопросов, и в то же время, прокладывая дорогу для дальнейшего прогресса".

Спустя несколько месяцев бывший заместитель госсекретаря Джеймс Стейнберг (James Steinberg) в аналогичных формулировках рассказал о политике "стратегического убеждения" в отношении Китая.

"Стратегическое убеждение основано на основополагающей, хотя и не выраженной словами сделке. Мы и наши союзники должны четко дать понять, что готовы приветствовать становление Китая … как процветающей и успешной державы. Китай должен убедить остальной мир в том, что его развитие и повышение его роли в мире не будет осуществляться в ущерб безопасности и благополучию остальных… В политике стратегического убеждения необходимо искать способы для вывода на первый план и подчеркивания вопросов, представляющих общий интерес, и в то же время, напрямую устранять источники недоверия в политической, военной и экономической областях".

"Перезагрузка" и "стратегическое убеждение" базировались на общей идее: у великих держав есть многочисленные, порой основополагающие взаимные интересы, и поэтому в центре внимания их двусторонних связей должны находиться совпадающие, а не конфликтующие интересы.

Что интересно, политика Вашингтона в отношении Китая и России в 2010 году пошла разными путями, когда стало очевидно, что "стратегическое убеждение" - это глупость. В первые два года работы администрации Обамы Пекин не смог и не захотел выполнять свою часть "подразумеваемой сделки". На самом деле, он практически отвернулся от протянутой американцами руки. Пекин поставил президента Обаму в неловкое положение во время его первого визита в Китай, а затем дал отпор американцам на копенгагенском саммите 2009 года по изменениям климата. Пекин продолжал оказывать поддержку Пхеньяну даже после того, как Северная Корея провела в 2009 году испытания ядерного оружия, потопила в 2010 году южнокорейский корабль, что привело к гибели 46 человек, и в том же году обстреляла остров Йонпхендо, убив двоих морских пехотинцев и двоих мирных жителей. Когда Соединенные Штаты и Южная Корея провели в ответ масштабные военно-морские учения, Китай резко поднял вопрос о присутствии американских кораблей в Желтом море и ответил собственными учениями с боевыми стрельбами.

Еще более тревожным в определенном смысле стало заявление китайского министра иностранных дел Яна Цзечи (Yang Jiechi), прозвучавшее в 2010 году. Министр тогда сказал: "Китай - большая страна, а остальные страны - маленькие, и это - просто факт". Столь поразительное перефразирование "Милосского диалога" Фукидида ("сильный делает то, что может сделать, а слабый принимает то, с чем вынужден смириться") говорит о том, что Китай будет все чаще полагаться на силу и принуждение, добиваясь своих целей. В совокупности это стало исключительно вопиющим поведением, игнорировать которое было нельзя. Поэтому начала появляться новая политика в отношении Китая.

"Стратегическое убеждение" заменили тем, что сегодня называют то привязкой к Азии, то перебалансировкой. Госсекретарь Хиллари Клинтон на страницах Foreign Policy резюмировала политику привязки к Азии следующим образом:

"…мы будем вести работу по шести ключевым направлениям: укрепление двусторонних альянсов в сфере безопасности, углубление рабочих отношений с усиливающимися державами, в том числе - с Китаем, сотрудничество с многосторонними региональными институтами, расширение торговли и инвестиций, создание военного присутствия на широкой основе, а также продвижение демократии и прав человека".

Иными словами, Соединенные Штаты будут использовать все имеющиеся у них в распоряжении инструменты для сохранения безопасности, мира и процветания в Азии. И хотя администрация не хочет признаваться, что ее политика "привязки" вызвана действиями Китая, факт остается фактом: необходимость переноса усилий в Азию обусловлена тем, что Китай усиливается, в частности - проводит военную модернизацию и действует все более напористо.

В то время как администрация позволила своей политике в отношении Китая идти так, как диктуют обстоятельства, за перезагрузку с Россией она ухватилась, как тонущий человек цепляется за спасательный круг. Но поведение России - не менее вопиющее, чем поведение Китая. На международной арене Кремль, который зачастую выступает в тандеме с Пекином, демонстрирует все большую непримиримость в тех областях, где у него еще остается какое-то влияние. Москва трижды налагала вето на резолюции Совета Безопасности ООН по Сирии, предусматривающие санкции против Дамаска и призывающие режим Асада к ответу за 17 месяцев непрекращающегося насилия и гибель тысяч людей.

Похожая история - и с Ираном. Когда президент Обама пошел на череду уступок в разных областях – начиная с противоракетной обороны и контроля вооружений, и кончая поставками оружия и военным сотрудничеством с Грузией, Кремль дал согласие на четвертый раунд санкций Совета Безопасности против Ирана. Но теперь Россия заявляет, что международные санкции "исчерпали себя", и доходит до того, что начинает осуждать США и Европу за их совместные усилия по сокращению экспорта иранской нефти. Между тем, российское военное командование грозит нанести "упреждающие удары" по объектам ПРО США и НАТО, если Москва не получит гарантии о существенном сокращении этой системы.

Во внутренней политике постепенное отступление Кремля от демократии ускорилось после парламентских выборов 2011 года, которые были сфальсифицированы самым наглым образом. С тех пор Владимиру Путину приходится иметь дело с разнообразными выступлениями протеста, участники которых требуют подотчетности. Власти в ответ в 150 раз увеличили штрафы, налагаемые на участников несанкционированных протестных акций, заложили основы для цензуры в интернете, а также потребовали, чтобы те многочисленные некоммерческие организации, которые получают финансовую помощь из-за рубежа, регистрировались в качестве "иностранных агентов".

Несмотря на отвратительное поведение России во внутренней и во внешней политике, Белый дом считает (и заявил об этом не далее как в июне), что перезагрузка дала "очень позитивные результаты". Почему президент Обама продолжает нахваливать перезагрузку – это остается загадкой. Однако администрация явно ощущает, что выбор у нее небогат. На протяжении трех с лишним лет президент Обама и его главный советник по России посол Майкл Макфол называют перезагрузку одним из основных успехов администрации в сфере внешней политики. Хотя Россия своим поведением опровергает представления об успехе политики перезагрузки, президент Обама создал такую повествовательную линию, отклониться от которой он уже не может. Вот почему, в отличие от политики "стратегического убеждения" Китая, администрация сохраняет политику перезагрузки и будет упорствовать, по крайней мере - на словах, в своих попытках представить ее в качестве важного достижения.

Хотя политика перезагрузки и политика привязки могут показаться в корне отличными одна от другой, между ними есть нечто общее: и та и другая пусты и бессодержательны. Ни первая, ни вторая никак не связаны с какой-то масштабной и важной стратегией (и даже свидетельствуют о разных взглядах на тот мир, который хотелось бы создать США). И у первой, и у второй средства не соответствуют целям (сокращение военного бюджета подрывает военные потребности политики привязки). Ни та, ни другая не дает ответы на непростые вопросы, которые необходимо решать (как насчет модернизации ядерного арсенала Китая? Как насчет Грузии?)

Это говорит о том, что у президента Обамы во внешней политике - серьезные проблемы. Во время дебатов в ходе президентской кампании 2008 года Джон Маккейн обвинил тогда еще сенатора Барака Обаму в том, что он не понимает разницы между тактикой и стратегией. Прошло четыре года президентства Обамы, и прозорливость критики Маккейна наиболее очевидна сегодня в иностранных делах. Нежелание или неспособность Обамы сформулировать долгосрочную концепцию, которая помогала бы сохранять и развивать предпочтительную для США международную систему, объясняет, почему внешняя политика у нашего президента - без руля и ветрил. Москва и Пекин работают над реализацией собственных концепций в этих вопросах. Если/пока американский президент не начнет относиться серьезно к противодействию данным усилиям, евразийские гиганты будут побеждать в этом соперничестве по умолчанию.

Майкл Мацца – научный сотрудник Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute). Дэниел Вайдич – исследователь данного института.

Оригинал публикации: Obama’s rudderless China, Russia policy

Опубликовано: 26/09/2012

("CNN", США)
Майкл Мацца (Michael Mazza), Дэниел Вайдич (Daniel Vajdic)

Источник - inosmi.ru

Ответить