Написать комментарий...
elik
8 years ago

05 сентября 21:15
Китаец съел бриллиант стоимостью более $13 тысяч
В Шри-Ланке арестован гражданин Китая, подозреваемый в попытке кражи бриллианта стоимостью $13600, пишет Газета.ru.

Согласно информации, инцидент произошел день открытия ювелирной выставки. 32-летний Чоу Ченг съел драгоценный камень, а на его место положил муляж.

Ченг подошел к витрине и попросил посмотреть камень. Сделав вид, что его изучает, он проглотил бриллиант, а владельцу киоска отдал подделку. Однако, владелец киоска понял, что вместо бриллианта ему подсунули синтетическую подделку, и обратился в службу охраны.

Преступника доставили в ближайшую больницу города и дали слабительное. Данная выставка проходит с 1991 года, и таких инцидентов еще ни разу не было

Ответить
elik
8 years ago

А.Габуев: Штормовое предупреждение. Главной ареной противостояния в Азии становится бассейн Южно-Китайского моря
09:43 06.09.2012
Штормовое предупреждение

Во Вьетнаме к китайским претензиям на акваторию Южно-Китайского моря относятся издевательски (надпись на китайском флаге "Нам гоняться за странными кораблями?")
Главной ареной противостояния в Азии становится бассейн Южно-Китайского моря, где сошлись интересы Китая, США и многих стран Юго-Восточной Азии. Россия тоже не осталась в стороне от конфликта, который может обернуться войной.

АЛЕКСАНДР ГАБУЕВ

В последние дни июня, когда большинство топ-менеджеров "Газпрома" отходили от Петербургского экономического форума и планировали летние отпуска, в газовую монополию пришло пренеприятное известие. Третья по величине китайская нефтяная госкомпания CNOOC объявила международный тендер на разработку девяти участков недр в Южно-Китайском море. Проблема заключалась в том, что эту часть акватории контролирует Вьетнам. А некоторые из участков, на которые китайцы объявили тендер, осваиваются "Газпромом" в рамках СП с PetroVietnam еще с 2007 года. Среди других компаний, оказавшихся в столь же неловкой ситуации, оказалась и американская ExxonMobil.

Глава PetroVietnam До Ван Хау тотчас заявил, что тендер абсолютно незаконен и должен быть отменен, поскольку нарушает суверенитет Вьетнама: выставленные на конкурс участки лежат в территориальных водах Вьетнама. Одновременно PetroVietnam призвала партнеров не участвовать в китайских тендерах. Однако CNOOC не думает отступать. 27 августа компания объявила о новом тендере на 26 шельфовых блоков, некоторые из которых расположены в Южно-Китайском море.

"Газпром" оказался меж двух огней. С одной стороны, компания уже работает во Вьетнаме. Кроме того, Ханой теперь является одним из главных стратегических партнеров Москвы в АТР и в перспективе может стать одним из крупнейших рынков сбыта для российской продукции (подробнее см. материал "Эффект присутствия"). В то же время компания не первый год ведет переговоры о строительстве трубопровода в Китай и не хочет портить отношения с Пекином. При этом, по данным Financial Times, другим глобальным компаниям вроде BP и ExxonMobil китайские чиновники уже намекали, что для сохранения хороших отношений с КНР им надо либо прекратить работу на спорных участках шельфа Южно-Китайского моря, либо стать партнерами CNOOC. Официально ситуацию "Газпром" так и не прокомментировал, а неофициально менеджеры монополии говорят: в конфликте пока зафиксирован статус-кво, и в Москве надеются, что дальше агрессивных заявлений Китай не пойдет.

Впрочем, это отнюдь не гарантировано. Ведь ситуация в Южно-Китайском море превратилась в один из ключевых факторов в стремительно портящихся отношениях КНР с ведущей мировой державой - США. Так что не исключено, что "Газпром" и работающая во Вьетнаме "Зарубежнефть" еще не раз окажутся заложниками клубка противоречий, который сплетается в регионе.

Конфликт вокруг спорной акватории в Южно-Китайском море имеет давнюю историю. До середины 1970-х годов торчащие из воды необитаемые скалы, из которых в основном состоят архипелаг Спратли и Парасельские острова, мало кого интересовали: все страны, выходящие к Южно-Китайскому морю, де-факто признавали номинальный китайский суверенитет над этой водной пустыней. Все изменилось в марте 1976 года, когда на шельфе филиппинского острова Палаван была впервые обнаружена нефть. 11 июня 1978 года филиппинский президент Фердинанд Маркос издал приказ N1596, согласно которому острова Спратли объявлялись территорией Филиппин. Вскоре свои претензии начали предъявлять другие соседи (см. карту в материале "Эффект присутствия").

Углеводородные залежи на шельфе Южно-Китайского моря - одна из главных причин конфликта. Согласно оценкам властей КНР, там может залегать до 17,7 млрд т нефти (для сравнения, ресурсы Кувейта - 13 млрд т). По другим данным, доказанные запасы куда скромнее - лишь 1,1 млрд т. Тем не менее это не мешает Пекину называть Южно-Китайское море вторым Персидским заливом. Сейчас все претендующие на шельф страны ведут активную геологоразведку в спорной акватории.

Еще одна причина борьбы за куски Южно-Китайского моря - рыба. По некоторым оценкам, оно может содержать до 10% мировых запасов рыбы и морепродуктов. КНР оценивает углеводородные и биологические ресурсы региона в $1 трлн. Кроме того, для Пекина эта акватория имеет крайне важное транзитное значение: через воды Южно-Китайского моря проходит свыше 80% импорта углеводородов в КНР.

Несмотря на эти богатства до недавнего времени борьба за Южно-Китайское море шла не очень ожесточенно по сравнению со столкновениями в конце 1970-х. Однако с середины нулевых конфликт начал набирать обороты, а в этом году окончательно перешел в стадию довольно жесткого противостояния. Дело в том, что к решению судьбы Южно-Китайского моря активно подключился Вашингтон.

До 2010 года США не проявляли повышенной активности в территориальных спорах в отношении Южно-Китайского моря. Вашингтонские чиновники официально заявляли, что главный приоритет США - улаживание всех споров мирным путем. В то время новый президент Барак Обама пытался нащупать новую политику в отношении Китая и предлагал ему формат G2 - совместной ответственности двух великих держав за судьбы мира. Пекин, впрочем, от предложения Вашингтона поспешно отказался, рассудив, что неприятных обязанностей вроде укрепления курса юаня в таком союзе куда больше, чем прямых выгод.

Убедившись в том, что Китай не хочет становиться младшим братом США, Вашингтон взял курс на мягкое сдерживание КНР. И главными потенциальными союзниками Америки оказались как раз страны в бассейне Южно-Китайского моря. Дело в том, что многие соседи Китая крайне обеспокоены укреплением его военной мощи. Пекин продолжает курс на ускоренную модернизацию Народно-освободительной армии Китая (НОАК). За 20 лет военный бюджет КНР рос в среднем на 13% в год. В этом году он вырастет на 11,2% - до 670 млрд юаней ($106,4 млрд). По оценкам Филлипа Сондерса из Университета национальной обороны США, реальный военный бюджет КНР в 1,5 раза выше официального и составляет $159,6 млрд.

Правда, по объемам военных расходов Китай заметно отстает от США: в 2013 финансовом году бюджет Пентагона составит $613,9 млрд (выше китайского в 5,8 раза). По уровню технической оснащенности НОАК отстает от армии США на десятилетия. Однако для более слабых в военном отношении государств Юго-Восточной Азии Китай уже стал силовым гегемоном региона. И хотя многие страны пытаются спешно вооружаться (тот же Вьетнам закупает в России подлодки для охраны шельфа), в случае серьезного военного конфликта они могут рассчитывать только на защиту США.

В результате в конце 2011 года США объявили о развороте своей внешней политики: отныне приоритетом будет не Ближний Восток, а Азиатско-Тихоокеанский регион. Главным документом нового курса под названием Pivot Asia ("Опорный столп - в Азии") стала программная статья госсекретаря Хиллари Клинтон в ноябрьском номере журнала Foreign Policy под названием "Тихоокеанский век Америки". Тогда же госсекретарь заявила, что свобода судоходства в Южно-Китайском море относится к числу "жизненно важных интересов американской нации", и США готовы защищать его всеми доступными способами. В ноябре 2011 года президент Барак Обама презентовал новый курс в рамках масштабного турне по Азии. Оно началось на Гавайях с саммита АТЭС, где Обама заявил о готовности США поддерживать стабильность и порядок в АТР. А затем он посетил Австралию, где объявил об увеличении американского военного контингента на 2,5 тыс. человек.

После этого США начали серию переговоров со странами региона об усилении своего военного присутствия. В мае глава МИД Филиппин Альберт дель Росарио съездил в Вашингтон и объявил, что США подтвердили верность договору о совместной обороне 1951 года - ключевой в нем является 5-я статья о "совместном противодействии нападениям, связанным с территориальными претензиями". По некоторым данным, в ходе переговоров обсуждался вопрос о возможности восстановления военного присутствия США на Филиппинах. А в июне шеф Пентагона Леон Панетта посетил Вьетнам. Бывшие противники в прошлом году подписали договор о военном сотрудничестве, а сейчас министр обороны США съездил на бывшую советскую базу Камрань - расположенный там радар может просвечивать акваторию Южно-Китайского моря и базу стратегических ядерных подлодок КНР на острове Хайнань. Наконец, в середине августа Wall Street Journal сообщила о планах США развернуть в Восточной Азии систему противоракетной обороны. По данным издания, некоторые объекты могут быть размещены в акватории Южно-Китайского моря, в том числе на Филиппинах.

Источник "Власти", близкий к Госдепу США, отметил, что главная цель Вашингтона на данном этапе не подготовка к реальной войне с Китаем, а скорее лишь демонстрация силы. "Это сигнал как Китаю, чтобы не действовал опрометчиво, так и нашим союзникам в регионе. Есть опасность, что в случае, если США будут безразличны к событиям в Азии, многие региональные государства вскоре начнут переориентироваться на Китай. Мы этого не хотим",- заявил он.

Китай, в свою очередь, продолжает заявлять о своих претензиях на спорные территории все более жесткими методами. С 2009 года участились случаи обстрела китайскими патрульными катерами любых рыболовецких судов, занимающихся промыслом в тех водах, которые Пекин считает своими. С 2011 года китайские ВМС начали регулярно перерезать кабели судам, занимающимся геологоразведкой на спорных участках шельфа. А летом этого года руководство НОАК приняло решение создать на островах Спратли маленькую военную базу и уже реализовало свой замысел.

В конце июля все китайские госканалы наполнились сюжетами о торжественной церемонии, посвященной завершению строительства города Саньша и размещению гарнизона НОАК на крошечном острове Уди (другие названия - Юнсин, Фулам) площадью 13 кв. км, расположенном в 350 км от Хайнаня. Городок с населением 1,5 тыс. человек стал военным форпостом Китая на спорном архипелаге. "Правительство будет работать над превращением Саньша в важную базу охраны суверенитета",- заявил секретарь комитета КПК провинции Хайнань Ло Баомин.

Действия китайцев вызвали резкую критику Филиппин и Вьетнама, а Госдеп США выпустил специальное заявление, в котором назвал открытие Саньша "действиями, подрывающими дипломатические усилия по разрешению разногласий и нагнетающими напряженность в регионе". В ответ замглавы посольства США в Пекине Роберт Ван был вызван в МИД КНР, где ему вручили ноту протеста. А центральные китайские СМИ выступили с необычайно резкими оценками действий Вашингтона. "Заявление американской стороны вводит в заблуждение общественность и должно быть безжалостно опровергнуто. Мы можем просто прокричать США: заткнитесь!" - написала в передовице газета "Жэньминь жибао" - официальный печатный орган Компартии.

Резко возросшую агрессию Пекина в вопросе суверенитета в Южно-Китайском море наблюдатели объясняют тем, что эта тема превратилась в важный фактор борьбы за власть внутри КНР накануне осеннего съезда партии, где будет избрано новое руководство страны. В Китае растут националистические настроения, поэтому руководство страны активно укрепляет свой авторитет с помощью патриотической риторики. Кроме того, по словам собеседников "Власти", в руководстве КНР в последнее время нарастает эйфория от укрепления мощи страны, из-за чего усиливаются позиции радикалов. "В последние два года на закрытых мероприятиях ЦК партии начали звучать призывы начать в Южно-Китайском море маленькую победоносную войну, чтобы показать соседям, кто в доме хозяин, и отбить желание сотрудничать с США,- рассказывает "Власти" западный инвестбанкир, знакомый с одним из членов ЦК.- Пока что такие люди все же в меньшинстве, но еще пару лет назад столь радикальные высказывания были вообще немыслимы".

В итоге ситуация в Южно-Китайском море становится все менее и менее управляемой. А значит, любая провокация или случайное столкновение военных кораблей может привести к серьезному конфликту с участием двух сверхдержав.

Журнал "Коммерсантъ Власть", №35 (989), 03.09.2012

Источник - Власть

Ответить
elik
8 years ago

Д.Мосяков: Китай в АТР. Новая старая расстановка сил
11:12 06.09.2012
Новый Китай в АТР

Страны Азиатско-Тихоокеанского региона сегодня привлекают особое внимание. Феномен их превращения из государств, зависимых от западных колониальных держав, в державы, способные самостоятельно влиять на мировые процессы, произошел буквально на глазах одного поколения и тем самым породил ощущение их особой успешности и прогресса. Это дало основание некоторым аналитикам утверждать, что центр мирового развития перемещается или уже переместился из Атлантического пространства на Тихий океан и что дальше этот процесс станет еще более очевидным и масштабным. Однако с точки зрения нелинейного подхода в ближайшие десятилетия карта АТР и расстановка сил в регионе могут измениться коренным образом.

Среди активных предсказателей будущего АТР явно преобладают сторонники т.н. линейного подхода. Эти авторы даже в своих самых смелых прогнозах все равно остаются в реалиях нашего времени: выделяя фундаментальные факторы развития, они пытаются на их основе экстраполировать сегодняшние процессы на будущее. По их представлениям, если Китай вот уже почти 50 лет укрепляется, если его влияние и мощь усиливаются, то они будут усиливаться и дальше. В будущем можно ожидать, что Китай окрепнет настолько, что сможет доминировать в Юго-Восточной Азии и в прилегающих к КНР районах Тихого океана.

В таких умозаключениях, несомненно, есть своя логика. Но я полагаю, что предположения относительно будущего АТР и ЮВА следует строить, основываясь преимущественно на духовной составляющей, а именно – на представлениях о себе, мире и обществе, которые господствуют в головах людей, населяющих государства этого региона. При таком подходе "фундаментальные причины" из сферы политики и экономики вытесняются на второй план, а на первый выходят люди с их стремлениями и представлениями, интеллектуальное и креативное лидерство, т.е. способность формировать новые модели мира и бытия и утверждать их в умах людей. От того, какой образ мира сформируется в головах миллионов, особенно представляющих образованные слои населения азиатских стран, и будет зависеть, каким станет мир Азии в ХХII в.

Поворот от Китая

При таком подходе становится очевидным, что наш столетний прогноз будет самым решительным образом отличаться от большинства прогнозов, с которыми сегодня выступают специалисты по этому региону. Ведь с точки зрения эволюции духовно-ментального контекста как главного "драйвера" перемен не следует преувеличивать значение растущих экономических связей стран Азии, особенно Юго-Восточной Азии, и Китая. Не стоит также вновь делать уже неоднократно не оправдавшиеся выводы о том, что "экономика" – главная сила, и что только на основе ее роста может быть решен весь комплекс вопросов повестки дня взаимного сближения и интеграции этих стран.

Никто не собирается отрицать, что товарооборот между КНР и странами АСЕАН стремительно растет, что тысячи людей в этих странах учат китайский (кстати, сотни тысяч занимаются также английским). Однако проблема их дальнейшего сближения состоит в том, что Китай для них уже не является "образцом для подражания", как это было в Средние века. Они не доверяют Пекину и отказываются идти с ним на какие-либо политические договоренности и союзы.

В идейном плане Китая в ЮВА просто нет, если не считать мало кого привлекающие лозунги, с которыми выступают давно потерявшие влияние компартии. Ни сам Китай, ни его модели политической организации и политического поведения как некая матрица для копирования в странах ЮВА, да и вообще в Азии, всерьез не рассматриваются.

Зато в умах представителей наиболее влиятельных социальных групп доминируют представления о демократии западного типа как о наилучшей системе организации общества и государства. Однопартийная политическая система авторитарного типа, подобная китайской, при этом воспринимается как система, ограничивающая естественные права людей. Азиатские элиты, при всех своих увлечениях религиозными и традиционалистскими идеями, внутренне (по духу и стилю жизни) стремятся следовать западным образцам. За прошедшие десятилетия они стали для них естественными, и нет никаких оснований считать, что они откажутся от них в дальнейшем.

Следует признать, что в чистом виде демократии западного образца в Азии практически не существует, но демократия в широком смысле, как осуществление реального народовластия есть, и сфера ее влияния в регионе непрерывно расширяется. Еще недавно Южная Корея находилась в плену последовательно сменявшихся военных режимов, а ныне в ней утвердилась представительная демократия с многопартийной политической системой. Более того, в Хартии АСЕАН, предложенной на саммите в Себу (январь 2007 г.) и позднее ратифицированной всеми десятью странами-членами блока, демократическая модель политического устройства прописана как универсальный образец, к которому все страны АТР должны рано или поздно придти.

Новый Китай

Но не только в странах ЮВА демократическая модель организации государства завоевывает все новые рубежи. Демократический пакет (свободные выборы, многопартийность, разделение властей, защита прав человека, свободный от государственного давления бизнес и т.д.) уже давно популярен среди значительной части интеллигенции Китая. Об этом говорят дацзыбао начала 1980-х гг., где авторы требовали многопартийности, свободы и демократии, события на площади Тяньаньмэнь, в ходе которых выдвигались подобные же требования, и т.п.

В условиях сохраняющейся однопартийной политической системы весь этот комплекс демократических требований остается главной альтернативой существующему режиму. Учитывая, что Интернет и информационные технологии медленно, но верно внедряют западные представления и смыслы в китайское общество, можно с большой долей вероятности предположить неизбежность продемократических перемен в Китае. Малейшие затруднения в экономике или конфликт внутри партии и правящей элиты немедленно дадут толчок "китайской весне" и двинут страну в сторону формирования нового демократического порядка.

Проблема для КНР здесь будет состоять в том, что, по мере развития демократии, по всей вероятности, будет происходить и постепенный распад страны на отдельные регионы вроде процветающего приморского Юго-запада и нищего патриархального Запада, промышленного Северо-востока и аграрного Центра. При этом вполне вероятно, что какое-то общенациональное правительство все же останется, но вся реальная власть окажется в руках региональных лидеров, которые будут придерживаться собственного политического курса, основанного на их конкретных интересах.

Это вполне реальный сценарий, напоминающий события в Китае 1920–1930-х гг., когда на волне ослабления центральной власти и продемократических реформ страна фактически распалась на полунезависимые, а подчас и полностью независимые части во главе с военными кликами [1]. Ведь, с одной стороны, с учетом глобальных ментальных тенденций демократический транзит в этой стране неизбежен и рано или поздно обязательно произойдет, но, с другой стороны, он крайне опасен, т.к. "срединное государство" может, как и в 1920–1930-х гг., вновь распасться на отдельные куски.

Новая старая расстановка сил

В связи с этим можно предположить, что конфигурация и баланс сил в этом регионе претерпят кардинальные изменения. Мы, а, скорее, наши дети станут свидетелями формирования блока продемократических, ориентирующихся на США стран. Увидят они и новую роль Соединенных Штатов – как наиболее влиятельного участника политических и экономических процессов в АТР в целом и вокруг Китая, в частности.

Процесс возвращения США в ЮВА сегодня виден невооруженным глазом. Многие страны региона не только его приветствуют, но и стремятся всячески подтолкнуть Вашингтон к более активной политике. Дело в том, что попытки асеановских элит дружить с Китаем и отдаляться от США, как это было в начале 2000-х гг., не привели к позитивным для них результатам. Более тесное, чем раньше, общение с КНР только еще более усилило старые подозрения относительно стремления Китая доминировать в регионе.

Наиболее характерный пример нового "проамериканизма" показывают Филиппины, которые в свое время шумно добивались закрытия американских баз и вывода американских войск со своей территории. С появлением китайских сторожевых кораблей у берегов страны филиппинцы мечтают о возобновлении и расширении американской помощи, апеллируя к Договору о взаимной обороне от 1951 г., который раньше подвергали критике. (В соответствии с этим Договором, американцы обязаны придти на помощь Маниле в случае агрессии против нее).

В связи с этим можно предположить, что т.н. hedge policy, т.е. политика ограничения китайской экспансии путем формирования по границам КНР блока стран, связанных союзническими отношениями с США, которая проводилась в последние годы и республиканской, и демократической администрациями, будет успешно продолжена и в будущем. Ее долговечность и успешность будут обусловлены тем, что для ее осуществления американцам совершенно не нужно навязывать себя своим партнерам. Азиатские соседи Китая, причем не только Филиппины, опасаясь диктата из Пекина, сами стремятся к взаимодействию с США. Поэтому позиции Соединенных Штатов, даже серьезно ослабленных экономическим кризисом, все равно будут сильны в этом регионе.

Возможен и другой сценарий, согласно которому отдельные части распавшегося китайского гиганта интегрируются с прилегающими странами. Соседи Китая к этому готовы и всячески бы это приветствовали. В мою бытность в Японии один из ведущих преподавателей Университета Хосэй не раз говорил, что он, как и многие японские интеллектуалы, полагает, что в Китае существует несколько цивилизаций, одна из которых по типу идентична японской. Он называл эту цивилизацию океанической, а другую – континентальной. Главными чертами океанической цивилизации он считал способность людей постоянно генерировать новое, меняться, быть активными и толерантными. К ней он относил Тайвань, Шанхай и Гуанчжоу, Фуцзянь, почти весь приморский Китай. А к континентальной цивилизации – аграрные провинции центра и запада КНР, где люди, по его мнению, консервативны, подозрительны и с трудом приемлют новое.

Если согласиться с такими взглядами, то вполне можно предположить, что в результате победы демократической альтернативы появятся несколько разных Китаев, чисто номинально связанных между собой и обладающих примерно такой же свободой, какую сегодня имеет Тайвань. При этом разные части потерявшей управляемость бывшей сверхдержавы будут, скорее всего, интегрироваться в разные геополитические союзы. Синцзян станет активным игроком в Центральной Азии и даже сможет доминировать там, подобно уничтоженной китайцами в середине XVIII в. Джунгарии. Юннань, Гуандун, Гуанси, в общем, весь юго-запад Китая вместе со странами ЮВА составят одно из мощнейших и процветающих региональных объединений на нашей планете. Не менее внушительно может выглядеть и интеграция северо-востока Китая с Россией, Японией и объединенной Кореей. В некотором смысле крупные китайские регионы могут пережить судьбу бывшего СССР, когда отдельные части бывшей сверхдержавы стали играть важную роль и интегрироваться с граничащими с ними государствами.

Роль России в АТР и ЮВА за последние десятилетия довольно существенно изменилась: от одного из главных спонсоров партизанской коммунистической борьбы, совместно с КНР поддерживавшего местных коммунистов в 1950-х гг., до военно-политического партнера, а затем и основного союзника Вьетнама в 1970–1980-х гг., обладавшего одной из крупнейших в регионе военных баз в Камрани. После распада СССР Россия оказалась на позиции незаметного и почти исчезающего экономического партнера основных региональных стран.

Наилучший сценарий будущего российского присутствия в АТР состоит в следующем: в результате длительной, последовательно проводимой и успешной политики поворота на Восток, которая уже начала реализовываться, Россия станет одним из ключевых центров в АТР.

Влияние России в АТР, которая будет активно участвовать как ведущий игрок в региональных политических и экономических объединениях, особенно усилится на фоне "демократической катастрофы" Китая. Несколько российских компаний, несмотря на протесты КНР, уже присутствуют на шельфе Южно-Китайского моря, где ведут разведку нефти и газа. Значительный поток российского вооружения поступает во Вьетнам и другие страны АСЕАН. Наши специалисты строят во Вьетнаме атомную станцию, а в Москве рассматривают проект формирования зоны свободной торговли с Вьетнамом. Россия все более уверена в своих силах и демонстрирует странам Азии свою свободу в выборе политических партнеров. Весной 2012 г. российский флот совместно с китайскими кораблями проводил маневры в Желтом море, а уже летом участвовал совместно с американцами в военно-морских маневрах, куда китайцев не пригласили.

В XXII в. в АТР не будет жесткого противостояния держав. Речь может идти о мягком соперничестве проамериканского и пророссийского блоков и о совместном выступлении США, России и других стран региона в поддержку безопасности, свободы торговли и недопущения возможных конфликтов. Для России вполне вероятны довольно тесные связи с объединенной Кореей и Вьетнамом, с северными и северо-восточными частями Китая, а для США – с Японией, Филиппинами, Тайванем и всем юго-западным Китаем. Одним из влиятельных лидеров в АСЕАН будет оставаться Индонезия, влияние которой распространится и на глобальные проблемы.

Наиболее распространенный способ составления сценария развития событий в АТР и Юго-Восточной Азии – экстраполяция современных тенденций на будущее. Однако, как показывает практика, исторический процесс носит нелинейный характер, и факторы гуманитарного свойства – взгляды, образцы поведения, стремления и убеждения людей – могут круто изменить весь ход истории. В связи с этим нельзя исключать такой сценарий, при котором демократический транзит в Китае приведет к распаду единого государства на фактически самостоятельные политии. Это послужит фактором, определяющим изменения геополитической конфигурации в регионе. Политика ведущих держав в АТР приведет к мягкому соперничеству двух конкурирующих блоков – проамериканского и пророссийского, причем разные части бывшей "большой" китайской державы смогут интегрироваться в разные геополитические союзы.

Дмитрий Валентинович Мосяков – профессор, доктор исторических наук, руководитель Центра изучения Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

(1) Так было, например, весной 1929 г., когда войска Чан Кайши, т.е. партии Гоминьдан, претендовавшей на обладание высшей властью в Китае, вели войну против гуансийской клики милитаристов, распространивших свое влияние на провинции Гуанси, Гуандун, Хунань, Хэбэй. Войска Чан Кайши тогда одержали победу, и влияние гуансийской клики было ограничено провинцией Гуанси. В мае 1929 г. резко обострились отношения между правительством Гоминьдана и милитаристом Фэн Юйсяном, армия которого контролировала северные провинции и готовилась занять Шаньдун после ожидавшегося ухода оттуда японцев. Летом 1930 г. против Чан Кайши выступил губернатор провинции Шаньси Янь Сицань, и его войска заняли Бэйпин, вновь переименованный в Пекин. Он же объявил этот город столицей в противовес гоминьдановскому Нанкину. Если добавить к этой очевидной междоусобице почти независимых так называемых северных милитаристов во главе с Чжан Цзолинем и коммунистов с их освобожденными районами, то становится понятно, что Китая как целостного и централизованно управляемого государства в то время просто не существовало.

06.09.2012

Источник - Новое Восточное Обозрение

Ответить
elik
8 years ago

А.Реутов: Китай не принял госсекретаря. Хиллари Клинтон выбрала неподходящее время для визита в Пекин
08:55 07.09.2012
В Пекине Хиллари Клинтон не удалось пообщаться с вероятным преемником председателя КНР Ху Цзиньтао (справа)

Поездка госсекретаря США Хиллари Клинтон в Китай фактически закончилась провалом. Несмотря на американское давление, Пекин дал понять, что не намерен менять позицию по Сирии и Ирану, территориальные споры с соседями решит без привлечения третьей стороны, а курс юаня не будет менять в угоду США. В довершение всего заместитель председателя КНР Си Цзиньпин, который, как ожидается, возглавит страну в октябре, вообще отменил встречу с госсекретарем.

Визит Хиллари Клинтон в Китай должен был стать кульминационной точкой ее 11-дневного турне по Азиатско-Тихоокеанскому региону. США, которые с беспокойством следят, как Китай превращается в ведущего регионального игрока, рассчитывали, что визит позволит сгладить проблемы, которые в последнее время наметились в американо-китайских отношениях.

Речь прежде всего идет об обострении территориальных споров Китая с соседями, которые, как правило, являются союзниками США. В Южно-Китайском море предметом спора Китая, Вьетнама, Филиппин, Малайзии и Брунея стали острова Спратли и Парасельские острова, в Восточно-Китайском море Пекин и Токио оспаривают принадлежность островов Сенкаку.

"США не принимают чью-либо сторону в территориальных спорах,- заявила Хиллари Клинтон накануне переговоров в Пекине.- Но мы верим, что народы региона должны работать вместе, чтобы разрешить эти вопросы без принуждения, запугивания и использования силы". В Китае эти слова вызвали раздражение. "США не раз говорили, что не принимают чью-либо сторону в территориальных спорах,- заявил представитель МИД КНР Хонг Ли.- Надеемся, что они выполнят свое обещание и сделают больше, чтобы помочь, а не наоборот".

Премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао после переговоров с гостьей был еще более откровенен. "Наши отношения до сих пор развивались по нарастающей, но в последнее время я начинаю все больше беспокоиться. Наши страны должны исходить из взаимного уважения и стратегического партнерства",- заметил он с непривычной для китайского руководства прямотой. И тут же пояснил, кто нарушает эти принципы: "США должны уважать суверенитет Китая и его территориальную целостность".

В Пекине отвергли и все упреки США относительно позиции КНР по Сирии. "История покажет, что наша позиция призвана в конечном итоге защитить интересы народа Сирии и стабильность в регионе",- заявил на совместной пресс-конференции с госсекретарем глава МИД КНР Ян Цзечи.

Отмена же встречи Хиллари Клинтон с заместителем председателя КНР Си Цзиньпином и вовсе выглядела демонстративным жестом. Ожидается, что этот 59-летний политик в октябре сменит Ху Цзиньтао на посту председателя КНР. Как пояснили в Пекине, встречу отменили из-за болезни спины Си Цзиньпиня, но эксперты сочли объяснение неубедительным.

Вдобавок ко всему государственные китайские СМИ "отметили" визит Хиллари Клинтон серией антиамериканских публикаций. А агентство "Синьхуа" назвало США "подлым шкодником, который прикрывается несколькими странами региона и дергает за веревочки".

Эксперты признают, что отношения США и Китая за годы президентства Барака Обамы серьезно испортились. Однако попытка госсекретаря исправить ситуацию была заранее обречена на провал. И в Вашингтоне, и в Пекине сейчас больше озабочены предстоящей борьбой за власть. В этих условиях готовность к компромиссу, без которой решение спорных вопросов невозможно, может лишь навредить руководствам обеих стран.

Александр Реутов
Газета "Коммерсантъ", №167 (4952), 07.09.2012

Источник - kommersant.ru

Ответить
elik
8 years ago

Financial Times: Юань не заменит доллар в ближайшем будущем
10:35 07.09.2012
Теперь банки Тайваня смогут осуществлять трансакции в юанях, что сделает Тайпей новым офшорным центром юаня, помимо Гонконга. Учитывая то обстоятельство, что на очереди стоят Сингапур и Лондон, а Китай твердо закрепил за собой место второй по величине экономики мира, является ли только вопросом времени перспектива превращения юаня в основную валюту мировой торговли и банковских сбережений? - размышляет обозреватель Financial Times Дэвид Пиллинг.

Есть причины сомневаться, что юань уже готов сравняться с долларом или даже евро в качестве мировой валюты, отмечает автор статьи.

"Для начала, рост офшорного юаня замедлился", - полагает Ю Йонгдинг, влиятельный экономист из Академии общественных наук Китая. Во-вторых, использование юаня как расчетной валюты также приостановилось, приводит автор аргументы экономиста.

Дэвид Пиллинг ссылается на мнение Артура Кребера из Dragonomics, который также смотрит на это скептически. Сейчас примерно 6% китайского экспорта и 13% импорта инвойсируются в юанях. К 1990 году аналогичные цифры для немецкой марки составляли 80% и 50%. Даже в Японии, которая пыталась предотвратить интернационализацию иены, поскольку хотела контролировать ее капитальный счет, они составляли 38% и 15%, приводит автор цифры Dragonomics.

Также как и японская, китайская модель экономического роста базируется на дешевом кредите внутри страны и искусственно заниженной валюте, пишет издание.

В первую очередь, Пекину нужно расширить внутренний рынок капитала и перестать контролировать проценты по кредиту, так чтобы они отвечали скорее запросам рынка, чем чиновников, планирующих экономику, полагает автор статьи.

Дэвид Пиллинг задается вопросом, зачем вообще начинать этот процесс? Одна из возможностей состоит в том, что реформаторы китайского рынка надеются на то, что сама логика интернационализации приведет к переменам внутри страны. Если это произойдет, возможно, что интернационализация пойдет быстро, с серьезными последствиями для внутреннего рынка капитала и режима обмена валют. Но более вероятно то, что Пекин начнет закручивать гайки, и этот процесс пойдет на спад, предполагает автор статьи.

6 сентября 2012 г.
Дэвид Пиллинг | Financial Times

Источник - Инопресса

Ответить
elik
8 years ago

07 сентября 15:09
Более 20-ти китайцев погибли в результате землетрясения
Сегодня в уезде Илян провинции Юньнань Юго-Западного Китая произошло землетрясение магнитудой 5,7, в результате которого погибли 24 человека, еще 150 получили ранения, сообщает агентство «Синьхуа».

По предварительным данным, в пострадавшем от стихии районе обрушились или повреждены более 20 тысяч домов. Свыше 100 тысяч человек были эвакуированы.

Ответить
elik
8 years ago

Филипп Понс: Подъем национализма в Азии
18:44 07.09.2012
Серия инцидентов на спорных территориях привела к эскалации напряженности в отношениях между Китаем, Южной Кореей и Японией, что во многом способствует подъему националистических настроений. Пока что все ограничивается действиями активистов, однако худшее всегда возможно. Вторжение китайских ультрапатриотов на архипелаг Сенкаку (Дяоюйтай на китайском), принадлежащие Японии необитаемые острова в Восточно-Китайском море, которые Китай считает своей территорией, затем беспрецедентный визит южнокорейского лидера Ли Мен Бака на острова Токто (Такэсима на японском) 10 августа, поездка премьер-министра России Дмитрия Медведева на Кунашир в июле этого года... Токио полагает, что все эти острова являются его территориями.

Всего за несколько недель Япония оказалась под "атакой" с трех "фронтов". Разногласия возникли отнюдь не вчера: они связаны с неясностями в Сан-Францисском мирном договоре (1952), по которому Япония вновь обрела суверенитет после поражения в 1945 году. От урегулирования этих спорных вопросов зависит разграничение исключительных экономических зон и добыча углеводородов, которые могут в них находиться. Тем не менее, пока что в основе всех этих территориальных притязаний лежат скорее политические события: обновление руководящего класса в Китае, президентские выборы в Южной Корее и возможные досрочные выборы в Японии. Все это вынуждает правительства стоять на как можно более жестких позициях.

Одновременность таких "уколов" со стороны соседей Японии, по всей видимости, указывает на то, что они пытаются воспользоваться ослаблением премьер-министра Йосихико Ноды, который погружен во внутренние проблемы страны и уделяет мало внимания дипломатии. При виде такой самоизоляции Японии - Пекин и Сеул поддерживают требования друг друга.

Пока эти постоянные споры, которые неизбежно сопровождает шумиха в СМИ и громкие заявления правительств, лишь отравляют дипломатические отношения трех стран. А также подпитывают националистическую горячку в общественном мнении, которая легко может выйти из-под контроля.

Так обстояло и с беспрецедентным визитом президента Южной Кореи на Токто. Этот маленький и негостеприимный скалистый архипелаг находится на равном расстоянии от Корейского полуострова и Японии. Острова имеют большое символическое значение для корейского самосознания: их переход под юрисдикцию Японии в 1905 году стал прелюдией к аннексии всего полуострова (1910-1945).

В начале 1950-х годов Сеул провозгласил этот необитаемый архипелаг (его также называют острова Лианкур) корейской территорией и разместил там небольшой гарнизон. Токио намеревается поднять вопрос в Международном суде ООН, однако, по мнению корейцев, это предложение не заслуживает ни "малейшего внимания".

Тем не менее, Ли Мен Бак перешел в наступление на Японию на другом "фронте" и потребовал от императора Акихито принести извинения за участь 200 000 кореянок, которым пришлось стать проститутками для японской солдатни во время войны. Памятник этим женщинам, который был построен напротив японского посольства в Сеуле, служит напоминанием об этом "преступлении". Токио потребовал снести его, но не предложил никаких иных инициатив.

Возвращение к болезненным воспоминаниям о годах колонизации - это обычное дело накануне выборов в Корее. Непопулярный президент Ли Мен Бак разыгрывает эту карту, рискуя разжечь в сердцах соотечественников эмоциональный патриотизм, уходящий корнями в этнический национализм, который возник в ответ на попытку японских колонизаторов уничтожить насчитывающую не одну тысячу лет корейскую культуру.

Такой глубинный национализм движет и китайцами, когда речь заходит о Японии. По данным проведенного в июне опроса японского центра Genron NPO и China Daily, у обоих народов сложилось отрицательное мнение друг о друге. Если японцы основывают свое восприятие на современном поведении соседей (высокомерие, эгоизм в плане экологии, неоправданные территориальные притязания), то китайцы рассматривают Японию через призму прошлого: бойня в Нанкине (1937) и прочие зверства.

Пока что Токио пытается сохранять спокойствие. 14 жителей Гонконга, которые высадились на Сенкаку, выдворили обратно без вынесения обвинения. Такое решение позволило избежать конфликта с Пекином, как это было после задержания капитана китайского траулера японской береговой охраной у спорных островов в сентябре 2010 года. Под давлением Китая Японии в конечном итоге пришлось пойти на попятный.

После прихода к власти в августе 2009 года демократы поставили перед собой цель установить равноправные отношения с США и укрепить связи с остальной частью Азии. Первому лидеру демократического правительства Юкио Хатояме год спустя пришлось подать в отставку, так как его действия привели к напряженности в отношениях с Вашингтоном из-за перемещения американской военной базы на Окинаве. Дипломатические достижения его преемников блестящими тоже не назвать: они оказались не в состоянии предотвратить неприятные инциденты, так как не могли похвастаться личными контактами с китайскими и корейскими элитами - в отличие от их предшественников либерал-демократов, которым удалось вынести за скобки исторические разногласия ради развития двухстороннего сотрудничества.

Оригинал публикации: Flambées nationalistes en Asie

05/09/2012

("Le Monde", Франция)
Филипп Понс (Philippe Pons)

Источник - inosmi.ru

Ответить
elik
8 years ago

Брахма Челлани: История успеха Китая. "Произведено в США"
18:39 07.09.2012
Нью-Дели - Стратегия Америки в Азии уже более века заключается в поддержании стабильного баланса сил во избежание появления гегемона. Однако США, согласно их официальной Стратегии национальной безопасности, также стремятся способствовать "появлению миролюбивого и преуспевающего Китая, сотрудничающего с США для решения общих проблем и преследования взаимных интересов". Так что политика Америки в Азии, в некотором смысле, находится в состоянии войны сама с собой.

Вообще-то, США сыграли ключевую роль в возвышении Китая. Например, вместо того чтобы поддерживать торговые санкции против Китая после кровавого подавления демонстрации на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, США решили интегрировать его в мировые институты. Но внешняя политика США была очевидно дружелюбной по отношению к Китаю и задолго до этого.

В 1905 году президент США Теодор Рузвельт, принимавший мирную конференцию в Портсмуте в штате Нью-Гемпшир после русско-японской войны, настаивал на возврате Маньчжурии Китаю, в котором правили маньчжуры, и на балансе сил в Восточной Азии. В результате, по завершении войны США стали активным участником в делах Китая.

После того как в 1949 году власть в Китае захватили коммунисты, США открыто рассматривали китайский коммунизм как мягкий и, следовательно - отличающийся от советского коммунизма. А после того, как в 1989 году коммунисты подавили продемократическое движение, США помогли Китаю превратиться в экспортного гиганта, накопившего огромное активное сальдо торгового баланса и ставшего главным источником потоков капитала в США.

Политика Америки в отношении коммунистического Китая прошла три этапа. На первом этапе Америка любезничала с режимом Мао Цзедуна, несмотря на войну в Корее, захват Тибета и охоту на ведьм внутри страны: например, кампания "Сто цветов" - краткий период либерализации, который, по мнению многих "западных" наблюдателей, являлся уловкой для того, чтобы избавиться от оппонентов. Любезничание уступило место отчуждению во время второго этапа, когда политика США в течение большей части 1960-х годов заключалась в изоляции Китая.

Третий этап начался сразу же после китайско-советских военных столкновений 1969 года, когда США активно стремились воспользоваться расколом в коммунистическом мире, включив Китай в свою антисоветскую стратегию. Несмотря на то, что было очевидно, что именно Китай провоцировал кровавые приграничные столкновения, Америка встала на сторону режима Мао Цзедуна. Это помогло создать фундамент для "открытия" Китая в 1970-1971 годах, разработанного советником президента США по вопросам национальной безопасности Генри Киссинджером, который до этого ничего не знал о Китае.

С тех пор США сознательно преследуют политику содействия подъему Китая. Президент Джимми Картер даже направил в различные правительственные ведомства США служебную записку с указанием помогать возвышению Китая. Данный подход действует и сегодня, хотя Америка и стремится оградиться от риска, что китайская мощь может привести к росту его высокомерия. Даже стрельба Китая ракетами в Тайваньском проливе в 1996 году не изменила политику США. Во всяком случае, США постепенно ослабляют свои тесные связи с Тайванем, и со времени тех ракетных маневров ни один член правительства США не посещал этот остров.

Таким образом, своими выдающимися экономическими успехами (в том числе - крупнейшим в мире активным сальдо торгового баланса и резервами в иностранной валюте) Китай во многом обязан политике США с 1970-х годов до наших дней. Без значительного расширения американо-китайских торгово-финансовых взаимоотношений экономический рост Китая был бы гораздо медленнее и его было бы гораздо труднее поддерживать.

Будучи союзниками из-за выгоды во время второй половины "холодной войны", США и Китай вышли из нее партнерами, зависящими друг от друга. Америка зависит от активного сальдо торгового баланса Китая и от его сбережений для финансирования своего чрезмерного бюджетного дефицита, в то время как Китай рассчитывает на свой огромный экспорт в США для поддержания своего экономического роста и финансирования модернизации своих вооруженных сил. Вложив более 2/3 своих гигантских резервов в иностранной валюте в американские долларовые активы, Китай получил значительное политическое влияние.

Китай сильно отличается от прошлых противников США. Интересы Америки теперь настолько сильно переплетены с Китаем, что политика изоляции или конфронтации просто неосуществима. Даже по вопросу демократии США предпочитают читать лекции другим диктаторским странам, но не крупнейшему в мире автократическому государству.

Однако, верно и то, что США беспокоятся о не слишком скрываемой цели Китая доминировать в Азии, ведь данная цель противоречит торговым интересами США и их интересам безопасности, а также более масштабной цели - поддержанию баланса сил в Азии. Чтобы предотвратить доминирование Китая, США уже начали выстраивать направленные на противодействие Китаю отношения и партнерства, не пытаясь сдерживать его напрямую.

Рост мощи Китая, в действительности, помогает США оправдывать активное развертывание своих вооруженных сил в Азии, сохранять имеющихся союзников в регионе и заводить новых стратегических партнеров. Вообще, растущая напористость Китая стала для США дипломатическим преимуществом в плане укрепления и расширения их взаимоотношений в Азии по укреплению безопасности.

Урок очевиден: возвышение одной мировой державы, демонстрирующей свою военную и политическую мощь, может укрепить стратегическую важность и роль державы, находящейся в относительном упадке. Всего десятилетие назад США начали ощущать свою незначительность в Азии по нескольким причинам, в том числе - из-за китайского наступления на дипломатическом фронте. Но теперь Америка решительно вернулась на главную сцену: Южная Корея укрепила свой военный союз с США; Япония отказалась от попыток убедить США закрыть свою военно-морскую базу на острове Окинава; Сингапур разрешил военно-морскому флоту США размещать у себя корабли; в Австралии создаются американские военно-морские и иные базы; Индия, Вьетнам, Индонезия и Филиппины, среди прочих, также сближаются с США.

Но не стоит заблуждаться по поводу политики США. Несмотря на создание своего "опорного пункта" в Азии, Америка собирается придерживаться своего двухстороннего подхода: поддерживать баланс сил с помощью своих стратегических союзников и партнеров, продолжая, в то же время, способствовать подъему Китая.

Оригинал публикации: China’s Made-in-America Success Story

03/09/2012

Источник - project-syndicate.org

Ответить
elik
8 years ago

В Китае число жертв землетрясения достигло 80 человек
10:27 08.09.2012
Пекин. 8 сентября. Kazakhstan Today - В Китае число жертв землетрясения достигло 80, раненых - более 700, передает Kazakhstan Today.

По меньшей мере 80 человек погибли в результате серии землетрясений в отдаленных гористых районах на юго-западе Китая, сообщает в субботу Agence France-Presse со ссылкой на местные СМИ.

Ранее сообщалось, что пострадали не менее 730 человек. По сведениям агентства Associated Press, из опасных районов эвакуированы более 100 человек. Разрушения мешают спасателям вести поисковые работы.

Данные о количестве жертв могут измениться, так как инфраструктура в регионе повреждена и не позволяет оперативно собирать информацию, заявили местные власти.

Напомним, землетрясение магнитудой 5,7 произошло на границе между провинциями Юньнань и Гуйчжоу в 11.19 пятницы по местному времени (07.19 по Москве). За основным землетрясением последовало более 60 повторных толчков.

Ответить
elik
8 years ago

В.Скосырев: "Великий скачок" привел к великой трагедии. В ходе коллективизации в Китае погибло больше людей, чем в СССР
00:25 08.09.2012
Китайские историки обнаружили документы, рассказывающие о катастрофе, постигшей страну в 1958–1962 годах. Жертвами волюнтаризма Мао Цзэдуна, желавшего возглавить коммунистическое движение, стали около 45 млн. человек. Большинство умерло от голода, другие – в результате расстрелов и пыток. Возникает вопрос: пересмотрит ли партия прежнюю оценку культа Мао?

В США издана книга "Великий голод в Китае. 1958–1962". Доцент Университета Гонконга Чжоу Сюнь, многие годы работавшая в архивах в КНР, пишет в предисловии к работе, что о последствиях коллективизации в Советском Союзе и ужасах ГУЛАГа мир знает. Между тем "большой скачок" в Китае стал одной из самых страшных катастроф ХХ века. А о нем имеют представление немногие.

"В самом Китае голод стал темным историческим пятном, о нем не говорят и официально не признают", – пишет она.

Недавно на эту тему были изданы две книги. Одна принадлежит перу китайского журналиста Ян Цзишэна, другая – голландца Франка Дикоттера. Исследование г-жи Чжоу отличает то, что она просто излагает документы 50–60-х годов. Это доклады чиновников местного и центрального уровня, отчеты о собраниях, письма трудящихся, рапорты полицейских.

Вот отрывок из доклада следователей в районе Цяотоу провинции Сычуань от 1961 года. "Старая женщина по имени Ло Вэньсю стала первой есть человеческую плоть. После того как вся семья из семи человек умерла, она откопала тело трехлетней девочки. Она отделила мясо от костей, присыпала его перцем, сварила, а потом съела".

Согласно подсчетам, проведенным несколькими западными и китайскими экспертами, в тот период погибло около 45 млн. человек. Что же послужило причиной трагедии? Гордыня Мао Цзэдуна. Мао был убежден, что китайская версия социализма может обеспечить беспрецедентный рост и показать Хрущеву и другим ревизионистам, что именно он вождь коммунистов всего мира.

На пленуме ЦК партии в 1959 году министр обороны Пэн Дэхуай выступил с критикой "великого скачка". Его, как и других оппозиционеров, постигла такая же судьба, как врагов народа в СССР при Сталине.

В беседе с "НГ" ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Александр Ларин сказал, что цифра в 45 млн. жертв представляется вероятной. "Во всяком случае, можно говорить с уверенностью о десятках миллионов. Период "большого скачка" и народных коммун – это время, когда не было никаких сил, которые могли противодействовать государству.

У руководителей его был опыт революции, но не было никаких знаний об экономике и сельском хозяйстве. Отсюда появились проекты сверхирригации, загущенных посевов, выплавки стали в городских дворах. Мао Цзэдун, подобно Сталину, превратил народ в строительный материал во имя достижения утопического будущего".

Поскольку достоянием гласности становятся масштабы случившегося бедствия, можно ли ожидать, что КПК пересмотрит существующую формулировку, которая гласит, что Мао совершил 70% хороших дел и 30% плохих?

Отвечая на этот вопрос, известный китаевед Яков Бергер сказал нам: "Соотношение 70 к 30 было озвучено Дэн Сяопином, которого называют архитектором реформ в постмаоистском Китае. Чтобы изменить оценку, нужно опровергнуть Дэна. А ведь на Мао немало людей смотрят почти как на святого. Для людей левых убеждений эта фигура остается незыблемой.

Характерно, что премьер-министр Вэнь Цзябао несколько раз побывал в провинции Хунань, где родился Мао, но музей в селении, откуда он родом, не посетил. А другие лидеры государства там бывали и даже деньги жертвовали. Сейчас внутриполитическая обстановка и так напряжена. Партия не будет вносить новых оценок".

2012-09-07 / Владимир Скосырев

Источник - ng.ru

Ответить
elik
8 years ago

М.Агаджанян: Россия и Китай - за прозрачность планов США по Афганистану
08:58 08.09.2012
Заявленный Соединенными Штатами вывод войск из Афганистана к концу 2014 г. в последнее время стал вызывать все больше вопросов со стороны евразийских держав, имеющих свои интересы в регионе. Россия и Китай с нарастающей озабоченностью воспринимают приближение даты 2014 г. и дальнейших шагов Вашингтона в контексте взятых им обязательств по выводу войск из Афганистана.

Причины для подобной озабоченности у России и Китая возникли по достаточно широкому кругу прямых и косвенных факторов, указывающих на вероятность пересмотра нынешней администрацией Белого дома предыдущих обязательств в отношении военного присутствия в Афганистане.

В Вашингтоне изначально не исключали возможности внесения изменений в сроки планируемого к концу 2014 г. вывода войск из Афганистана, что связывалось с необходимостью гарантированного обеспечения афганской национальной армии и правоохранительных органов хотя бы минимальной возможностью контролировать ситуацию в стране и на ее границах. Подобный подход США был закреплен в американо-афганском соглашении о стратегическом партнерстве от 2 мая с.г., а также в решении Вашингтона предоставить Афганистану статус своего основного союзника вне НАТО.

Вопросы в отношении не совсем определенной позиции США по Афганистану у России назревали давно и нашли свое публичное проявление в августе текущего года. 9 августа заместитель министра обороны России А.Антонов озвучил некоторые из них, на которые Москва, как можно понять по тональности высказываний представителя оборонного ведомства, ждет вразумительных ответов. Суть вопросов сводилась к тому, что от Вашингтона ждут прояснения его планов по военному присутствию в Афганистане после 2014 г.

Показательным моментом в заявлениях А.Антонова стала постановка вопросов о возможности "появления вблизи границ ОДКБ американских военных баз". Наблюдаемая ныне активность США в контактах с центральноазиатскими республиками, а также принятое Узбекистаном решение о приостановлении членства в ОДКБ дали Москве весьма объективные основания предположить если не "двойную игру" Вашингтона, то, как минимум, не совсем прозрачный подход американцев как в Афганистане, так и в соседних с ним странах.

Стремление России приоткрыть планы США в регионе имеет большие шансы быть дополненным соответствующим подходом китайской стороны к данному вопросу, что трансформирует их в солидарную позицию Москвы и Пекина.

У Китая не меньше, чем у России, оснований подозревать США в отсутствии прозрачности их планов в Афганистане и Центральной Азии. Озабоченность Пекина стала подкрепляться в последнее время более откровенным подходом Вашингтона к сотрудничеству со странами Восточной и Юго-Восточной Азии, выступающими региональными оппонентами Китаю и имеющими с ним неурегулированные территориальные споры.

Китай не сидит, сложа руки, и если на нынешнем этапе он воздерживается от высказывания своих озабоченностей по поводу планов США в Афганистане, то это не означает отсутствие у Пекина некоего плана действий по нейтрализации возможных вызовов и угроз в его сторону с афганского направления.

В июне текущего года, спустя месяц после заключения американо-афганского соглашения о стратегическом партнерстве, Китай и Афганистан приняли Совместную декларацию об установлении отношений стратегического партнерства и сотрудничества. Одно из основных положений Декларации закрепляло взаимное обязательство не допускать на своей территории деятельности, направленной против другой стороны. В документе отмечалось, что обе стороны обещают оказывать друг другу твердую поддержку в вопросах, касающихся суверенитета, единства и территориальной целостности государства.

В конце июля в Пекине состоялась встреча глав оборонных ведомств Китая и Афганистана, по итогам которой стороны достигли согласия в вопросе укрепления военных связей. В ходе встречи китайская сторона подчеркнула, что Пекин возражает против иностранного военного присутствия в Афганистане.

Москва и Пекин обоюдно заинтересованы в пресечении наркотрафика из Афганистана на свою территорию. Для китайской стороны данный интерес, помимо прочего, имеет еще и оттенок защиты территориальной целостности на своей периферии, поскольку Бадахшан, афганская провинция, граничащая с китайской провинцией Синьцзян, известной периодическими проявлениями исламских радикальных настроений, стал одним из главных транзитных маршрутов для афганского опиума (1).

Китай, как и Россия, не приемлет создания в Центральной Азии американской военной инфраструктуры ударного или разведывательного характера. Корреляция интересов Москвы и Пекина в Центральной Азии с позиций недопущения здесь американского военного присутствия на постоянной основе имеет перспективу для создания в регионе солидарных подходов двух евразийских держав.

Фундамент для такой солидарности уже заложен. Прошедший в Пекине летом этого года саммит ШОС принял важные решения по Афганистану, наделив его статусом государства-наблюдателя Организации, а также включив в свою итоговую Декларацию положение о построении в Афганистане "независимого, нейтрального, мирного, процветающего государства, свободного от терроризма и наркопреступности".

Планы США по Афганистану требуют своего прояснения. И чем солидарнее будет позиция России и Китая, тем скорее Вашингтон поймет необходимость внесения большей прозрачности в свои планы по Афганистану и соседним странам.

Михаил Агаджанян, внешнеполитический аналитик - специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

(1) Shlomo Ben-Ami, China’s Afghan Game Plan // "Project Syndicate", July 4, 2012.

08.09.2012

Источник - Новое Восточное Обозрение

Ответить
elik
8 years ago

М.Джармухамбетов: Он воевал за народный Китай. Актюбинец Борис Конюшенко создавал ВВС Мао Цзэ Дуну (история)
12:01 08.09.2012
Актюбинец Борис Конюшенко стоял у истоков создания ВВС Народно-освободительной армии Китая, обучая солдат военному делу в боевой эскадрилье, воевавшей с чанкайшистами

Актюбинец Борис Конюшенко стоял у истоков создания ВВС Народно-освободительной армии Китая, обучая солдат военному делу в боевой эскадрилье, воевавшей с чанкайшистами. В знак дружбы и за оказание помощи китайскому народу он был награжден памятной медалью самим председателем Мао Цзэ Дуном.
Неизвестная даже узкому кругу окружавших его людей одиссея старшего сержанта Конюшенко в Поднебесную началась в 1949 году и продлилась два с лишним года. До этого уроженец Актюбинска успел окончить школу № 45, поработать в железнодорожном депо, на механическом заводе, нефтекомбинате (бывший завод "Геотехника"), "Актюбрентгене". В 1946 году его призвали в армию и направили учиться в Московское авиационное училище. Оттуда старшего сержанта Бориса Конюшенко, техника по авиационному оборудованию, перекинули в Западную Украину.
А в апреле 1949 года судьба Бориса Ивановича резко изменилась. Его в группе военных отправляют во Львов на собеседование. В спецкомиссии – одни высокие чины, не ниже майора. Беседовали с ним на разные темы и было непонятно: для чего все это? Ведь вопросы в то время не принято было задавать. Потом сняли со всех размеры одежды, обуви, головных уборов, сфотографировали и отправили в Киев. Там офицеры другой спецкомиссии опять вели долгие расспросы – биография, родители, родственники, судимость и т.д.
Из Киева их доставили в Москву, поселили в гостинице. В один из майских дней посадили всех в машины и повезли в Подмосковье. Привезли в воинскую часть, находящуюся где-то в лесу, завели в клуб. На сцену вышел генерал и объявил: "Вы направляетесь в Китай для выполнения специального задания". Затем ознакомил с военной, экономической и политической ситуацией в этой стране. А она была в то время такова.
В стране сложилось противостояние политических сил. С одной стороны выступал патриотический фронт, возглавляемый КПК и Мао Цзэ Дуном. Этот фронт ставил перед собой задачи свержения реакционного гоминьдановского режима и построения свободного, независимого демократического Китая. С другой стороны реакционный лагерь, возглавляемый буржуазно-помещичьей партией Гоминьдан, поддерживаемой США, которые рассчитывали использовать послевоенный Китай в качестве плацдарма против Советского Союза и национально-освободительного движения в странах Юго-Восточной Азии. США после капитуляции Японии держали в Китае больше 110 тысяч американских военнослужащих. Они обучали и вооружали солдат гоминьдановских дивизий, поставляли военную технику. Режим, опираясь на поддержку США, развернул в Китае гражданскую войну. Официально Москва заявляла, что последняя является внутренним делом Китая. На деле СССР оказывал коммунистическому Китаю не только материальную помощь: в страну были направлены тысячи военных специалистов и солдат.
В одно из таких формирований попал и техник по самолетному оборудованию Борис Конюшенко. Отправке в экзотическую страну предшествовал ряд секретных приготовлений. После напутствия генерала и озвучивания задания солдат снова привезли в Москву, забрали все документы. Каждому выдали по три комплекта гражданской одежды – костюмы, шляпы, рубашки, обувь. "Привыкайте носить гражданскую одежду", – посоветовали им.
До Китая добирались по КВЖД. Сначала до Читы, затем до станции Отпор. Там пересели в китайские вагоны и по узкоколейке добрались до Харбина. Затем попали в Пекин, откуда их отправили в город Цзинань, что на востоке страны.
– Тогда в Китае была страшная разруха, хуже, чем в СССР, – вспоминает Борис Иванович, – примерно такая, как у нас была в годы гражданской войны. Служил в авиаэскадрилье. Стояла задача – помочь китайцам создать свою авиацию. Я помогал молодым ребятам изучать самолетное и аэродромное оборудование. Аэродромов как таковых не было. Подбирали подходящие площадки, поляны, расчищали их под взлетные полосы, устанавливали необходимое оборудование, и самолеты взлетали. Китайские солдаты были очень трудолюбивые ребята и любознательные ученики.
Китайские летчики учились летать на советских самолетах – ЛА, ЯКах. Наши инструкторы учили их воевать не на земле, а в самых настоящих воздушных боях, вылетая с ними на боевые задания.
Помните механика Макарыча в исполнении Алексея Смирнова из фильма "В бой идут одни старики"? Так вот, Борис Иванович также часто стоял на поле аэродрома, вглядываясь в небо в надежде увидеть возвращающиеся с задания самолеты своих друзей. И бывало, что не дожидался…
У летчиков шансов спастись при попадании снаряда в самолет или поломке не было. По сути, каждое задание было полетом в один конец. Непосредственное участие советских летчиков в боях на стороне НОАК тщательно скрывалось, поэтому парашюты им не выдавались, при себе личных документов никогда не было, свои подлинные имена советские солдаты и специалисты не называли.
На эти два года они пропали и для своих родных. "Командированным на войну" не говорили, когда они вернутся домой, они не писали писем, не общались с кем-либо, жили за городом. Лишь один раз Борис Иванович в сопровождении переводчика выехал в город Цзинань, чтобы купить рубашку. В одном из магазинчиков нашел понравившуюся и протянул деньги за нее. Стоявшие рядом покупатели стали что-то выговаривать ему. Переводчик пояснил: "Господин, так делать нельзя. Надо торговаться, сбивать цену". Он удивился. А запомнился этот случай тем, что из-за него он впоследствии, уже на родине, чуть не пострадал. Но об этом позже.
С июня 1949 по август 1951 года пробыл Борис Конюшенко в Китае. За это время он обучил военному делу около 30 человек, потерял трех друзей-летчиков, не вернувшихся с боевого задания. Как гласит история Китая, официально формирование ВВС НОАК началось именно в 1949 году, а значит наш герой имеет самое непосредственное отношение к этому событию. Естественно, за время службы у Бориса Ивановича появились друзья среди китайских солдат. Перед отъездом они подарили учителю свое фото, подписав ее. Живы ли они? Как сложилась их судьба? Очень хотел бы 84-летний Борис Конюшенко, 44 года после службы в армии проработавший в Актюбинском аэропорту, узнать это!
Может возникнуть вопрос, почему он раньше не искал их? Во-первых, режим секретности: при отъезде из Китая наш герой дал подписку не разглашать военную тайну в течение 50 лет. Потом были годы противостояния двух стран и закрытости Китая. О китайской странице жизни Бориса Ивановича знал лишь ограниченный круг лиц. Публикация в "АВ" впервые рассказывает о ней.
Хранил тайну Борис Иванович еще по одной причине. Я о случае, из-за которого он чуть не пострадал. Много лет спустя в советском магазине Борис Иванович обронил фразу о том, что надо торговаться, как это делается в Китае. Буквально на следующий день на работе его вызывают к начальству. Вошел в приемную, а ему секретарь говорит: "Вам в тот кабинет". Зашел, а там его ждет человек, как говорится, из "конторы глубокого бурения". Начал расспрашивать о случае в магазине, о Китае. Борис Иванович ничего не сказал, дал только товарищу из КГБ условный московский адрес. После проверки его оставили в покое, но тот случай надолго отбил охоту у Бориса Ивановича вспоминать свою командировку, которая сейчас тайны уже не представляет. Но из-за подписки и страха даже сейчас, спустя 60 с лишним лет, рассказывая корреспонденту "АВ" о своей жизни, он не раз осекался и переспрашивал: "А можно ли говорить об этом"?
О службе в Китае Борису Ивановичу напоминает поршневая эбонитовая авторучка, купленная им перед отъездом на родину в Пекине на площади Тяньаньмэнь. И еще медаль, которую ему вручили в феврале 1951 года "В память о создании особых войск при Народно-освободительной армии Китая и в знак дружбы и оказания помощи советскими специалистами китайским военным". Удостоверение за №100747 подписал председатель Революционной военной комиссии Центрального народного правительства КНР Мао Цзэ Дун.

Мирал ДЖАРМУХАМБЕТОВ, 6 сентября 2012

Источник - Актюбинский вестник

Ответить
elik
8 years ago

08 сентября 17:58
На угольной шахте в Китае погибли 10 горняков
В китайской провинции Ганьсу 10 шахтеров погибли, упав в затопленную шахту с перевернувшейся платформы, сообщает «Русская служба ВВС»

Как сообщает китайское агентство Синьхуа, авария произошла еще в ночь на пятницу, но тело последнего погибшего было поднято лишь в субботу.

Неделю назад 45 шахтеров погибли в результате взрыва газа на угольной шахте в провинции Сычуань близ города Паньчжихуа.

Около пятидесяти шахтеров, которым удалось спастись, были госпитализированы с отравлением углекислым газом, семь из них находятся в критическом состоянии.

Правилами безопасности на китайских шахтах нередко пренебрегают, в результате ежегодно погибают тысячи шахтеров. В 2010 году ежедневно в шахтах погибало в среднем шесть рабочих.

Ответить
elik
8 years ago

Доминик Моизи: Китай, БРИКС и мировой порядок
21:55 10.09.2012
Странам БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка) больше не удается компенсировать инертность западной экономики. Хотя их экономический рост по-прежнему вызывает зависть в Европе, он - уже не тот, что раньше. Точно так же, нам не приходится рассчитывать на них как на (пусть даже частичную) замену ослабленному Западу в геополитическом плане. Экономическая мощь вовсе не обязательно приносит политическое могущество и стратегическое влияние. Для этого нужен хотя бы минимум единства и воли.

Акроним БРИКС (изначально речь шла только о БРИК, без Южной Африки) был создан в 2001 году экономистом Goldman Sachs Джимом О’Нилом (Jim O"Neil) для описания набирающих силу незападных развивающихся стран, которые заняли одно из ключевых мест в мировой экономике. Сегодня они в пять раз обходят Францию, тогда как завтра на них будет приходиться треть всех мировых богатств. Тем не менее, в геополитическом плане, структурная непохожесть и разнонаправленность их интересов серьезно осложняют их существование. Хотя эти страны и могут единообразно голосовать в ООН по 90% вопросов, они все еще не готовы сформировать блок, а также не могут или не хотят создать генеральный секретариат и инструменты, которые необходимы для официального существования БРИКС как единой структуры.

Самое серьезное препятствие на пути политического существования БРИКС - это, безусловно, особый статус Китая. Подобная ситуация вызывает вполне оправданный вопрос о том, не использует ли Китай БРИКС как "прикрытие" на международной арене, когда ему это выгодно. При этом, Китай вовсе не боится потревожить как соперников, так и партнеров, когда речь заходит, как ему кажется, о жизненно важных национальных интересах.

Так, например, в экономическом и военном плане Китай в три раза превосходит другого лидера азиатского континента - Индию. В стратегическом плане Китай с его "идеальной географией" и быстрорастущей (несмотря на объявленное замедление) демографией – это полный антипод России, где складывается совершенно иная ситуация. То же самое касается и статуса. Стремление Москвы вновь стать с помощью БРИКС видным игроком в многополярном мире – это своего рода компенсация, которой плохо удается скрыть фрустрацию одного из двух полюсов биполярного мира во времена холодной войны. Для Индии и Бразилии БРИКС – это признание их новых успехов. Южная Африка, в свою очередь, прекрасно понимает, что ее присутствие в этом ареопаге пока еще спорно, и что через нее признание получает весь африканский континент, население которого всего за столетие (с 1950 по 2050 год) возрастет со 180 миллионов до 2 миллиардов человек.

Кроме того, помимо особого места Китая среди стран БРИКС, можно найти немало и других расхождений. Так, например, это касается постоянных членов Совета безопасности: Россия и Китай, которые обладают этим статусом, не горят желанием предоставить его Бразилии, Индии и Южной Африке. К тому же, расширение этого клуба развивающихся экономик, в который завтра вполне могут войти такие страны, как Индонезия и Турция, не говоря уже о Мексике и Южной Корее (а, может быть, даже Филиппинах и Вьетнаме), лишь создаст для этого образования новые трудности на пути формирования единого блока. Точно так же, как Европейскому Союзу гораздо труднее живется при 27-ми членах, чем было при 15-ти, БРИКС в будущем станет гораздо "тяжелее", если их будет уже не пять, а десять.

Западный мир во многом приложил руку к созданию БРИКС, так как сам дал им название. Эти страны, без сомнения, лучше нас понимают реалии взаимозависимости и ведут между собой трансрегиональную дипломатию, которой слишком часто пренебрегают западные державы. Так, отношения Китая и Бразилии уже сыграли решающую роль в процессе формирования бразильского суверенитета.

Сегодня мир ищет новый порядок. Он был биполярным во времена холодной войны и ненадолго стал однополярным после падения СССР и до крушения манхэттенских башен. Сегодня нет ни G Zero, ни G2, ни G3, ни G20... - ничего, кроме неравной и неработающей многополярности. И в этом-то вся проблема.

Доминик Моизи (Dominique Moïsi), консультант Французского института политических исследований (IFRI)

Оригинал публикации: La Chine, les BRICS et l"ordre mondial

10/09/2012

("Les Echos", Франция)
Доминик Моизи (Dominique Moïsi)

Ответить
elik
8 years ago

Патрульные корабли КНР вошли в акваторию оспариваемых Японией островов
12:57 11.09.2012
Пекин. 11 сентября. Kazakhstan Today - Два китайских патрульных корабля сегодня достигли акватории островов Дяоюйдао (Сенкаку), являющихся предметом территориальных споров между КНР и Японией, передает Kazakhstan Today.

"Китайской стороной разработан план действий по защите своего суверенитета, и КНР будет предпринимать соответствующие действия в процессе развития ситуации", - сообщает агентство Синьхуа.

Как передает из Токио ИТАР-ТАСС, правительство Японии национализировало сегодня острова Сенкаку, которые Китай считает своими незаконно оккупированными территориями.

Япония накануне подтвердила свое намерение выкупить участки земли в Восточно-Китайском море у частного владельца, желая сделать их "мирным и стабильным" местом.

Представитель японского правительств выразил надежду, что покупка островов не подорвет двусторонние отношения.

Однако ранее Пекин заявил, что потенциальная японская сделка является серьезным посягательством на суверенитет Китая. Японскому послу в Китае была вручена нота протеста.

Ответить
elik
8 years ago

Д.Орлов: Страны ШОС перед выбором - обслуживать интересы Китая или стать альтернативой ООН?
10:10 11.09.2012
Эксперт: Страны ШОС перед выбором: обслуживать интересы Китая или стать альтернативой ООН?

Если страны-члены Шанхайской организации сотрудничества (прежде всего - Россия) хотят, чтобы эта организация существовала и далее, им надо пересмотреть свое к ней отношение. То есть, спросить себя и друг друга: что делать? По-прежнему обслуживать интересы Китая, или все-таки "заставить" ШОС работать на благо всех стран-участниц? Об этом, в ходе виртуального круглого стола на базе проекта "Центральная Евразия", обсуждая проблемы ШОС, заявил генеральный директор аналитического центра "Стратегия Восток-Запад", представитель российской Ассоциации приграничного сотрудничества в Киргизии Дмитрий Орлов.

Как передает корреспондент ИА REGNUM, эксперт отметил, что "по большому счету, создание ШОС никому не принесло каких-либо заметных дивидендов, кроме Китая".

По его мнению, чтобы понять для чего, на самом деле, ШОС нужен Пекину, достаточно посмотреть на карту этой страны. На западе КНР находится Восточный Туркестан, который сами китайцы называют Синьцзян-Уйгурским автономным районом. Что такое СУАР, кроме того, что некогда он был "барахолкой" всего бывшего СССР? Это - регион обладающий большими запасами нефти и газа. Он граничит с восемью странами: Россией, Казахстаном, Таджикистаном, Киргизией, Монголией, Афганистаном, Пакистаном и Индией. В СУАР, общеизвестно, сильные сепаратистские настроения, что отнюдь не нравится Пекину.

"Созданием ШОС Пекин выполнил свою стратегическую задачу: окружил Синьцзян если не враждебным, то и не особо дружелюбным кольцом. Теперь отделиться от "Большого Китая" для СУАР будет весьма проблематично - некуда отделяться. Пекин сыграл на главном: практически во всех странах-членах ШОС существуют проблемы спорных территорий". "Эти проблемы болезненны для всех этих стран. Таким образом, Пекин заставил воспринимать проблемы уйгурского сепаратизма как свои собственные, что ему и было нужно. Ну а чтобы никто раньше времени не догадался, зачем все это делается, Китай занимается тем, что мы в своих странах называем "имитацией бурной деятельности". Но все это, если сравнить с общими показателями по СНГ или той же ОДКБ, капля в море", - отметил Орлов.

Он убежден, что в последнее время Россия явно начала догадываться, что ее судьба в ШОС - быть "младшим партнером". Об остальных участницах "Шанхайского альянса" и говорить не приходится: к сожалению, с распадом СССР, все они из субъекта геополитики, превратились в ее объекты. Россию, как любое нормальное государство, это не устраивает.

"Наиболее явно это обозначилось во время последнего саммита ШОС в Пекине. И всем сразу стало ясно: членство в ШОС ничего не решает. Все наиболее значимые вопросы решаются не в формате "альянса", а в формате двусторонних соглашений между странами, в него входящими". "Например, в рамках ШОС так и не решился вопрос создания соответствующей банковской структуры. Зато в двустороннем формате никто не помешает брать те же самые деньги у Китая. И потом, китайцы выделяют финансовые средства той же России с 2009 года под энергетические проекты. Об этом тоже мало кто задумывается. Короче, что есть тот же ШОС, что его нет - разница небольшая. Китайцам это нужно: все свои стратегические задачи они решили", - говорит Орлов.

Кудрин намекнул на "квартирки" членов кабмина за рубежом
Он констатирует: поэтому если страны-члены ШОС (прежде всего - Россия) хотят, чтобы эта организация существовала и далее, им надо пересмотреть свое к ней отношение. То есть, спросить себя и друг друга: что делать? По-прежнему обслуживать интересы Китая, или все-таки "заставить" ШОС работать на благо всех стран-участниц? При правильном ответе на этот вопрос, дальнейшие перспективы ШОС будут весьма радужными.

"Дело в том, что роль той же ООН в мире сейчас сведена до статуса простого наблюдателя над глобальным переделом мира. Скажем так, сейчас сформировался "социальный заказ" на более действенную альтернативу ООН в мире. И здесь ШОС вполне может сыграть свою роль, став такой альтернативой, по крайней мере, на региональном или даже евразийском уровнях. Банально, но кроме политической воли для этого ничего не нужно", - резюмирует Дмитрий Орлов.

Дмитрий Орлов,
Генеральный директор аналитического центра "Стратегия Восток-Запад"

10.0.2012

Источник - ИА REGNUM

Ответить
elik
8 years ago

Д.Попов: Казахстан - ворота Китая в Центральную Азию
14:51 12.09.2012
Актуальные задачи текущей повестки дня для Китая – обеспечить стабильность государств ЦА; не допустить чрезмерного усиления в регионе какой-либо одной державы, включая Россию, но, прежде всего, США, предотвратить попытки американцев развернуть здесь ударные и разведывательные объекты; использовать сырьевой и торговый потенциал ЦА в интересах развития северо-западных окраин КНР.
Приоритеты

Рост экономики, политического влияния и военного потенциала современного Китая все больше беспокоят Вашингтон. США реализуют в отношении КНР стратегию "страхования рисков" ("хеджирования"), пытаясь изолировать Пекин в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) и Индийском океане, окружая страну сетью экономических и политических группировок, размещая по периметру границ военную инфраструктуру. АТР становится очевидным приоритетом политики США в XXI веке . В этих условиях Китаю важно сохранить стратегические тылы и хорошие отношения со странами на тех направлениях, где это возможно: с Россией, Пакистаном, странами Центральной Азии (ЦА). В центральноазиатском регионе, который с учетом его близости к границам России, Китая и Ирана уже давно превратился в объект западных геополитических конструкций, ключевым партнером Китая становится Казахстан.
Выстраивать отношения с бывшими советскими республиками ЦА Пекин начал сразу после обретения ими независимости, действуя поэтапно. На сегодняшний день ему в целом удалось формально урегулировать оставшиеся в наследие от эпохи советско-китайских противоречий пограничные споры со странами региона; добиться их общего отказа от поддержки уйгурских сепаратистов и признания территориальной целостности КНР; улучшить имидж и доверие к китайской цивилизации. Совместно с Россией достигнуто понимание необходимости объединения усилий в борьбе с афганским наркотрафиком и псевдорелигиозными террористическими группами, хотя переломных результатов в этой борьбе еще только предстоит добиться.

Актуальные задачи текущей повестки дня для Китая – обеспечить стабильность государств ЦА; не допустить чрезмерного усиления в регионе какой-либо одной державы, включая Россию, но, прежде всего, США, предотвратить попытки американцев развернуть здесь ударные и разведывательные объекты; использовать сырьевой и торговый потенциал ЦА в интересах развития северо-западных окраин КНР. В целях решения этих задач Пекин делает ставку на Казахстан, занимающий выгодное транспортно-географическое положение, богатый сырьем и претендующий на роль лидера в ЦА. Другое государство, оспаривающее у Астаны названный статус, Узбекистан, пока сохраняет наибольшую дистанцию среди государств региона в отношениях с Пекином.

Стратегический разворот Казахстана в сторону Китая произошел в середине 2000-х гг. под влиянием нескольких совпавших факторов. Цветные революции 2003 – 2005 гг., пересмотр Казахстаном нефтегазовых контрактов с западными корпорациями в условиях роста мировых цен на нефть и череда громких коррупционных скандалов в США и Европе с участием первых лиц республики (включая нашумевший "Казахгейт") привели к заметному охлаждению отношений страны с Западом. Возникла необходимость диверсификации как рынков сбыта энергоносителей, так и прежних внешнеполитических ориентиров. В Астане посчитали, что опираться исключительно на Москву в этих условиях чревато ростом зависимости от северного соседа, сужает возможности для "многовекторной" игры на противоречиях ведущих держав и ограничивает перспективы, которые открывает сотрудничество с Китаем. Последний же традиционно не афишировал подробности зарубежных сделок, терпимо относился к различным политическим режимам, сулил масштабные кредитные вливания, а главное – усиленно искал пути продвижения своих интересов в регионе. Все это делало его весьма привлекательным партнером для Астаны.

В результате принципиального решения происходит общий рост частоты и насыщенности межгосударственных и межведомственных контактов двух стран, что, несмотря на сохраняющиеся стереотипы, повышает доверие к Китаю казахских элит. За 7 лет (с 2005 по 2011 гг.) президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и председатель КНР ХуЦзиньтао провели более 20 встреч . Республика, имеющая самую протяженную из стран ЦА границу с КНР (около 1740 км), подписала Протокол о демаркации линии общей границы от 10 мая 2002 г. и Соглашение о режиме границы от 20 декабря 2006 г., в основном сняв острую пограничную проблему с повестки дня. Начинается принципиально новый этап двухсторонних отношений, ознаменовавшийся установлением в июле 2005 г. стратегического партнерства. В качестве институционального механизма для реализации совместных проектов в июле 2004 г. создан межведомственный Комитет по сотрудничеству, состоящий из десяти профильных подкомитетов (по безопасности, энергетике, геологии, железнодорожному транспорту, торговле, финансам) и одной Совместной комиссии по использованию и охране трансграничных рек.

Для Пекина республика представляет интерес, с одной стороны, как ворота в Центральную Азию, через которые должны пройти основные транспортные и энергетические коридоры, связывающие КНР с регионом, с другой – как источник природных ресурсов, столь необходимых для развития китайской экономики (нефти, металлов, урана). Одновременно Китай рассматривает Казахстан с его более чем 16-миллионным населением как важный рынок сбыта своих товаров и канал их последующего транзита в Россию . Сконцентрировавшись на указанных направлениях, китайская сторона стала вести в Казахстане системную работу, используя свои традиционные инструменты – льготное кредитование, возможности госкорпораций, "персональный подход" к местному истеблишменту.

Нефть

Сотрудничество в нефтегазовой сфере – главный приоритет двусторонних отношений Астаны и Пекина.
Его оживление началась еще в 1997 г., когда было подписано Соглашение о сотрудничестве в области нефти и газа между Министерством энергетики и минеральных ресурсов РК и компанией CNРС, а также Соглашение по строительству нефтепровода из Казахстана в Китай. Основные приобретения в нефтегазовом секторе были сделаны китайскими корпорациями (CNPC, Sinopec Engineering, CITIC Group) позже, на волне экономического кризиса.
Астана рассматривает сближение с КНР как способ уйти от монополии России на транспортировку центральноазиатских углеводородов и снизить зависимость от западных ТНК, активно осваивающих ресурсы Казахстана с 90-х гг. прошлого века. Также некоторые представители казахского истеблишмента ожидают, что в будущем республика сможет стать удобным коридором для транзита в Китай энергоносителей из Ирана, хотя многие эксперты скептически оценивают такую возможность.

Для Пекина, поставившего цель диверсифицировать источники сырья, ЦА представляет интерес как одна из нескольких резервных сырьевых баз, наряду с месторождениями в Юго-Восточной Азии, Латинской Америке и России, а также проектами наращивания собственной добычи. В сравнении со странами Ближнего и Среднего Востока, на которые приходится более половины китайского импорта нефти, возможности ЦА ограничены. Доказанные запасы нефти здесь составляют 5,7 млрд т или около 3% общемировых, газа – 11,4 трлн куб. м или 6,1% общемировых . Однако на фоне обостряющейся геополитической борьбы Пекина с Западом за контроль над морскими маршрутами доставки углеводородов, главным преимуществом региона становится его удаленность от морских путей и связь с Китаем посредством более безопасных континентальных трубопроводов.

Сам Казахстан привлекает китайских инвесторов как ключевой поставщик нефти в ЦА (на его долю приходится более 96% доказанных запасов нефти региона) , а также наиболее удобная равнинная и безопасная территория для транзита в КНР газа из Туркмении, где сосредоточено 70% доказанных запасов этого сырья в пределах ЦА. В целом Казахстан стал главным центральноазиатским партнером Китая в части реализации энергетических интересов Поднебесной.

К началу 2011 г. китайский капитал приобрел активы 22 из 79 нефтедобывающих компаний Казахстана и нарастил свою долю в казахстанской нефтедобыче до 22,5%, достигнув по этому показателю второго-третьего места. Доля самого Казахстана составила 28%, США – 24%, а России – 9%.

Успехи китайских корпораций стали возможны благодаря использованной стратегии проникновения на нефтегазовый рынок Казахстана. Прежде всего, Пекин сформировал альянс с казахстанской Национальной компанией "КазМунайГаз" (КМГ), отвечающей за реализацию интересов Астаны в нефтегазовой сфере. По результатам 2010 г. китайские организации являлись партнерами в 5 из 11 нефтедобывающих предприятий с долевым участием КМГ, а их доля в общем объеме добычи КМГ составила 15,4% . Государственный фонд "China Investment Corp." (CIC), например, скупил на Лондонской бирже 11% акций дочернего подразделения "КазМунайГаза" по добыче углеводородов АО "Разведка и Добыча "КазМунайГаз". Во-вторых, Китай выступил союзником Астаны в ее стремлении вернуть под контроль ряд стратегических предприятий отрасли, в частности Шымкентский и Павлодарский НПЗ. Также, по ряду сделок (покупка АО "ПетроКазахстан", АО "Мангистаумунайгаз") китайской стороной были предложены исключительные финансовые условия.

Но все же, вероятно, главным фактором, обеспечившим китайскому бизнесу преимущество в конкурентной борьбе с западными и российскими игроками за нефтегазовые ресурсы республики, явилась многомиллиардная кредитная линия, открытая Пекином в разгар мирового финансово-экономического кризиса и в условиях падения мировых цен на энергоносители, когда Казахстан испытал острую потребность в ликвидности. Крупнейшим стало соглашение, достигнутое в апреле 2009 г. во время визита президента Н. Назарбаева в Пекин, о кредите в размере 10 млрд. долл., которое во многом предопределило продажу "Мангистаумунайгаза" китайской CNPC . По официальной статистике на 31 декабря 2011 г., китайские банки и фонды предоставили займы на общую сумму более 13 млрд. долл. По экспертным же оценкам, только в 2008 – 2011 гг. Казахстан получил от КНР кредиты на сумму 18,5 млрд. долл. В основном эти деньги пошли именно в нефтегазовый сектор, где, по данным казахстанского руководства, они обеспечивают более четверти (26%) всех текущих иностранных вложений.

При этом, как и в других странах ЦА, Пекин предпочитает закачивать в казахстанскую экономику, в первую очередь, кредиты и в гораздо меньшей степени прямые инвестиции, объем которых к марту 2011 г. составил только 3,35 млрд. долл. (или менее 4% всех ПИИ). В настоящее время Китай продолжает наращивать объемы кредитования, проникая во все новые отрасли казахстанской экономики. Так, по итогам государственного визита Нурсултана Назарбаева в КНР 21-23 февраля 2011 г. был подписан пакет кредитных соглашений между казахстанским Фондом национального благосостояния "Самрук-Казына" и Государственным банком развития Китая на сумму более 2 млрд дол., а также индивидуальное кредитное соглашение между Банком развития Казахстана и Экспортно-импортным банком Китая на сумму 5 млрд. долл.

Несмотря на очевидные достижения, Китай, тем не менее, пока не превзошел совокупных показателей западного бизнеса в Казахстане. Последний гораздо раньше пришел на местный рынок энергоносителей и успел не только накопить сверхприбыли, но и вложиться в казахстанский топливно-энергетический и горнодобывающий комплексы. На начало 2011 г. на тройку Нидерланды, Великобритания и США приходилось более 66 млрд. долл. кредитов (53% валового внешнего долга Казахстана) и около 49 млрд. (57%) прямых иностранных инвестиций . Но эти результаты были достигнуты в прошлом, и тренд очевидно изменился. Китайские вложения растут большими темпами. Они носят межгосударственных характер и им в меньшей степени свойственна спекулятивная "оффшорная" составляющая. Они пришли во время кризиса мировой экономики, когда остальные инвесторы сворачивали свои программы, и гармонично вписались в устремления казахстанского руководства. Наконец, они ориентированы на работу, в первую очередь, с госкомпаниями, а не частными ТНК.

Потенциал КНР, таким образом, далеко не исчерпан. По прогнозам Министерства нефти и газа Казахстана, если Китай не будет наращивать свое участие в казахстанской нефтедобыче, его доля в отрасли начнет снижаться уже в 2013 г. и опустится к 2020 г. с нынешних 22,5% до 11% . Это связано со структурой активов – китайские компании в основном приобрели старые месторождения, прошедшие пик добычи и находящиеся на этапе снижения производства. Отсюда, вероятно, Пекин в будущем будет стремиться к получению доступа к наиболее перспективным проектам на шельфе Каспийского моря, что обострит конкуренцию с работающими здесь западными и отчасти российскими нефтедобывающими компаниями . Такой вывод вытекает и из заявлений Пекина о желании увеличить пропускную способность нефтепровода "Кенкияк – Алашанькоу". Решающей в этой конкурентной борьбе станет позиция Астаны. Фактором же, сдерживающим движение Китая к Каспию, могут послужить расхождения в оценке доказанных запасов углеводородов на западе республики (эксперты не исключают, что они завышаются казахской стороной).
При всем сказанном, отношения двух стран в нефтегазовой сфере нельзя назвать абсолютно безоблачными. Они сопряжены с рядом проблем.

В казахстанском обществе, элитах и деловых кругах растут опасения по поводу возможного превращения Китая в главного игрока на рынке энергоносителей Казахстана. В республике появились явные противники дальнейшего углубления энергетических связей с КНР, растет число негативных публикаций в прессе на тему возможного использования Пекином нефтегазовых контрактов для давления на казахстанское руководство. Также Астану беспокоит стремление Китая покупать углеводороды по заниженным ценам. Весомым аргументом, усиливающим позиции Китая на переговорах по цене на казахстанскую нефть, является тот факт, что Пекин выступает монопольным покупателем на конце трубопровода "Кенкияк – Алашанькоу". Усиливается недовольство поведением китайских нефтегазовых компаний в Казахстане. Отмечен рост числа митингов и протестов, призванных обратить внимание на неудовлетворительные условия труда казахстанских граждан в китайских и совместных предприятиях. К китайскому капиталу возникли претензии, связанные с нарушениями экологического законодательства.

Металлы

Помимо нефтегазового сектора КНР проявляет значительный интерес к такой отрасли экономики Казахстана, как добыча металлов.

Государственный банк развития Китая в 2010 г. предоставил казахстанскому медному гиганту "Казахмыс" кредит в размере 2,7 млрд. долл. на освоение месторождения "Бозшаколь" и намерен выделить займ в 1,5 млрд. долл. на разработку рудника "Актогай". Последний является одним из самых крупных неразработанных месторождений в мире с содержанием меди и попутных продуктов в 5 млн. т. Как ожидают в Астане, с учетом собственных затрат "Казахмыса" инвестиции в отрасль в течение 6 – 7 лет должны составить около 5 млрд. долл. Объем выработки медного концентрата по двум крупнейшим названным рудникам планируется в районе 200 тыс. т. в год, что позволит увеличить текущее производство "Казахмыса" сразу на 60% . Это, в свою очередь, повысит конкурентоспособность казахстанской компании по отношению к российским поставщикам меди, ориентированным на аналогичные рынки. Вероятно, в пользу КНР изменится и пропорция экспорта казахстанской меди (сейчас в Китай поставляется 60% продукции "Казахмыса", в Европу – 40%).

При этом, как утверждают в штаб-квартире компании, Казахстан, по условиям сделки, сохранит контроль над обоими перспективными месторождениями. Китайская корпорация "Jinchuan Group Ltd.", с которой обсуждается создание СП, претендует на долю в 49%. Тем не менее, все это позволяет говорить о том, что в медной отрасли Казахстана, как и в нефтедобыче, постепенно формируется альянс с Китаем.

Пекин стал новым игроком и на казахстанском рынке ядерных материалов. Как известно, республика занимает второе место в мире по разведенным запасам урана (21% от общемировых) , а в 2009 г. вышла на первое место в мире по объемам его добычи (28%), потеснив здесь Канаду (24%) и Австралию (19%). Главной проблемой отрасли для Казахстана остается то, что после распада СССР, она обладает только двумя звеньями ядерно-топливного цикла – добычей урана и производством топливных таблеток. Отсюда, перспективы развития сектора правительство Казахстана связывает с формированием недостающих звеньев (конверсии, обогащения, производства тепловыделяющих сборок). Несмотря на предложения России, которая в отличие от Казахстана имеет все технологии, но ограничена в доступе к дешевому урановому сырью, переговоры по интеграции "Росатома" и "Казатомпрома" и созданию объединенного атомно-энергетического комплекса явно затянулись. Наибольшие результаты пока достигнуты в кооперации по обогащению казахстанского урана на территории России, тогда как в области конверсии Астана создает совместные предприятия с канадской Cameco, а производства топливных сборок для АЭС – французской AREVA . Не исключено, что Китай станет одним из партнеров Астаны в части реализации ее планов по освоению новых технологических цепочек. В частности, Китай уже присоединился к переговорам "Казатомпрома" и AREVA.

Другой задачей развития отрасли, которую ставит перед собой Казахстан, является диверсификация поставок. По планам руководства "Казатомпрома", благодаря интенсивному развитию атомной энергетики КНР станет крупнейшим потребителем казахстанского урана, а по мере освоения Казахстаном полного ядерно-топливного цикла – также и продукции с более высокой степенью переработки. Пока же стороны договорились об экспорте в Китай 25 тыс. тонн урана и начале поставок с 2011 г. урановых таблеток. В последнем случае "Казатомпром" ожидает, что объемы продаж таблеток в КНР вырастут с 2 тонн в 2011 г. до 200 тонн в 2014 г. , что имеет принципиальное значение для Астаны после того, как от них в пользу собственной продукции отказалась российская промышленность. Таким образом, если России и Казахстану не удастся договориться о глубокой интеграции в сфере использования мирного атома, они будут обречены на возрастающую конкуренцию за перспективные рынки Восточной и Юго-Восточной Азии не только с ведущими мировыми компаниями, но и друг с другом.

В целом, Пекин проявляет наибольший интерес именно к добывающим отраслям экономики Казахстана, открывающим доступ к природным богатствам республики. Однако, в отличие от некоторых других стран региона, Астана имеет возможность более настойчиво требовать от КНР инвестиций в несырьевой сектор и локализации производств на своей территории. Результатом усилий руководства страны, предпринимаемым в этом русле, явилось включение в повестку казахстано-китайского сотрудничества таких проектов как строительство Майнаксой ГЭС, газохимического комплекса в Атырауской области, битумного завода в Актау, высокоскоростной дороги "Астана – Алматы" и др.

Инфраструктура

Второе крупное направление китайской экономической политики в Казахстане – это создание здесь масштабных инфраструктурных объектов, необходимых для вывоза сырья и стимулирования торговых связей. К наиболее значительным проектам относятся нефтепровод "Казахстан – Китай", казахстанская часть газопровода "Туркмения – Китай", автомобильная трасса "Западный Китай – Западная Европа" и межгосударственный железнодорожный коридор.
Строительство магистрального нефтепровода между странами, переговоры по которому велись с 1997 г., осуществлялось в два этапа. Первая очередь (участок "Атасу – Алашанькоу", протяженностью 962 км ) полностью завершена в 2008 г. и соединила китайскую нефтетранспортную систему со старыми месторождениями Центрального Казахстана. Вторая очередь ("Кенкияк – Кумколь", 794 км) окончена в декабре 2010 г. и открыла доступ уже к перспективным западноказахстанским месторождениям каспийского шельфа. Источником финансирования магистрали стали китайские займы. Функции строительства и эксплуатации были возложены на ТОО "Казахстано-Китайский Трубопровод", созданное сторонами на паритетных началах. Общая протяженность маршрута от побережья Каспия до границы Китая составила более 2 700 км, а пропускная способность – 10 млн. т. нефти в год.
По итогам 2011 г. в Китай экспортировано 10,9 млн. т. нефти из Казахстана, что делает это направление третьим экспортным маршрутом для республики после следующих через территорию России нефтепроводов КТК (29,9 млн. т.) и "Атырау – Самара" (15,4 млн. т.) . В планах сторон увеличить пропускную способность нефтепровода в Китай уже в 2012 г. до 12 млн. т., а в дальнейшем до 20 млн. т., при том что общий уровень добычи нефти в Казахстане в последние годы колеблется на отметке 80 млн., а экспорта – 71 млн. т. в год .

Благодаря новому нефтепроводу Астана значительно диверсифицировала географию поставок своих энергоносителей и снизила зависимость от маршрутов, идущих через Россию. Кроме того, впервые вся территория республики была объединена единой нефтетранспортной инфраструктурой, а западные нефтедобывающие районы были связаны с востоком страны, где сосредоточены промышленные и нефтеперерабатывающие мощности. Последнее достижение, правда, весьма условно, поскольку труба законтрактована под нефть для КНР.

Потенциальным риском, как было отмечено выше, является наличие на другом конце маршрута только одного потребителя, традиционно претендующего на закупку углеводородов по минимальным ценам. На повестке дня остается и проблема наполняемости нефтепровода "Казахстан – Китай". Известно, что ранее, в 2009 г. объем экспорта казахстанской нефти по данному нефтепроводу не превышал 6,2 млн. т. при заявленной пропускной способности первой нитки в 10 млн. т. в год, что побудило Астану дополнительно прокачивать по магистрали российскую нефть. С учетом планов Казахстана и КНР увеличить мощность трубы до 20 млн. т. в год к 2020 г. проблема ее наполняемости, вероятно, сохранит свою актуальность.

Перспективной стратегической сверхзадачей для Пекина может стать продолжение казахстанско-китайского континентального нефтепровода до Ирана, что потенциально обеспечит Поднебесную инфраструктурой доступа сразу к двум крупнейшим нефтегазовым районам мира – каспийскому и персидскому. Проект потребует участия в качестве транзитной территории Туркмении, где позиции Китая в последние годы также заметно укрепились. Вместе с тем, хотя геополитические мотивы подобного проекта понятны, остается спорной его экономическая и техническая целесообразность. Предсказуемым будет и противодействие со стороны США.

В сравнении с нефтяным экспортом Казахстан обладает довольно скромными возможностями в части поставок природного газа, что обусловлено как особенностями существующих месторождений, так и уровнем применяемых технологий. Отсюда, республика, где экспорт газа по итогам 2011 г. сократился до 8,1 млрд. куб. м , изначально рассматривалась Пекином как, прежде всего, удобный степной маршрут транзита в КНР туркменского и узбекского газа. Введенный в эксплуатацию в декабре 2009 г. газопровод "Казахстан – Китай", протяженностью 1300 км и стоимостью 5,2 млрд. долл., стал отрезком трансрегиональной газотранспортной магистрали "Туркменистан – Китай" . Его мощность до конца 2012 г. должна быть доведена до 30 млрд. куб. м в год с возможностью последующего расширения до 40 млрд. кубометров.

Развивая сотрудничество с Пекином в области транспортировки газа, Астана рассчитывает не только на пополнение казны за счет транзитных сборов, но и на газификацию своих южных регионов и снижение их энергетической зависимости от Узбекистана. В этом плане избранный маршрут уже построенного газопровода "Казахстан – Китай", охватывающего только юго-восточные районы республики, не до конца устраивает казахстанское правительство. В результате оно инициировало переговоры с китайской стороной о строительстве еще одного газопровода по маршруту "Бейнеу – Бозой – Акбулак", который должен быть сдан к 2015 г. и пройти уже по юго-западным и южным областям страны. Данный участок, протяженностью 1510 км и мощностью 10 млрд. куб. м (с возможностью расширения до 15), предварительно оценивается в 3,2 млрд. долл . В Астане его представляют как вторую очередь трассы "Казахстан – Китай", но на деле он должен выполнять не только функции экспортного маршрута (где Пекин законтрактовал 5 млрд. куб. м в год ), но и внутриреспубликанской ветки по распределению прикаспийского газа в юго-западные и южные регионы страны.

К числу главных инфраструктурных проектов Казахстана и КНР относятся также автотранспортный коридор "Западный Китай – Западная Европа" и расширение железнодорожной сети близ китайской границы. Формально они преследуют во многом декларативную цель восстановления Великого шелкового пути как трансконтинентальной трассы между Европой и Азией. В действительности же, Казахстан видит в данных инициативах эффективные инструменты для решения таких прикладных задач, как реконструкция к 2015 г. 7 тыс. км республиканских автодорог, строительство 453 км железнодорожного полотна и рост объема транзитных перевозок на железнодорожном транспорте на 25 % . Для Китая, в свою очередь, важно сформировать коммуникации, обеспечивающие стабильный рост товарооборота СУАР КНР с Центральной Азией.

Трансконтинентальный коридор "Западный Китай – Западная Европа" будет охватывать территории трех стран (России, Казахстана и Китая). Его протяженность от Санкт-Петербурга до восточно-китайского порта Ляньюньган составит почти 8,5 тыс. км, из которых по территории Казахстана пройдет 2,8 тыс. км, а КНР – 3,46 тыс. В рамках проекта, сроки реализации которого намечены на 2007 – 2012 гг., Астана планирует реконструировать на своей территории порядка 2,5 тыс. км автомобильных дорог. Общие затраты республики оцениваются в 5,6 млрд. долл., из которых 3,5 млрд. приходится на долгосрочные кредиты международных финансовых институтов (МБРР, ЕБРР, АБР и др.), а 1,8 млрд. – на частные инвестиции.

По заявлениям руководства Казахстана, реализация проекта сделает страну транзитным каналом для товаров, следующих из Китая в Европу, поскольку, по оценкам казахстанской стороны, время нахождения в пути при использовании автотрассы "Западная Европа – Западный Китай" составит всего 10 суток против 14 суток по "Транссибу" или 45 суток морским транспортом . Вместе с тем, нельзя забывать, что автомобильные перевозки, во-первых, значительно дороже морских и железнодорожных; во-вторых, общее время нахождения товара в пути должно учитывать также и сроки выполнения административных и физических процедур на границе, с чем у Казахстана есть известные проблемы; наконец, только незначительная часть скоропортящихся товаров, как правило, требует ускоренной доставки до потребителя. Другими словами, при всей риторике о трансконтинентальном потенциале маршрута, его главная задача состоит в основном в развитии региональной торговли между Центральной Азией и Западным Китаем.

Важно подчеркнуть, тем не менее, что со вступлением в Таможенный союз Казахстан получает возможность побороться за товаропотоки, следующие через Россию. По оценкам специалистов, решающее значение в этой конкуренции будут иметь оптимизация тарифов, совершенствование сервиса, приграничной инфраструктуры и системы таможенного оформления . Параллельно с модернизацией Россией таможенных пунктов на границе с Китаем, казахстанская сторона предпринимает меры, направленные на расширение пропускной способности собственной железнодорожной сети, прилегающей к КНР. В планах Казахстана – увеличить мощность пока единственной пограничной станции Достык до 25 млн. т. к 2015 г., а также завершить в 2012 г. вторую 300-километровую железнодорожную линию ("Алтынколь – Жетыген") в Китай, которая должна пройти через строящийся международный пограничный центр "Хоргос".

К слову, пропускной пункт "Хоргос", где с китайской и казахстанской стороны продолжается сооружение транспортно-логистического узла и делового центра, станет, как рассчитывают в Астане, главными торговыми воротами между Центральной и Восточной Азией. По задумке руководства Казахстана и Китая, он должен быть дополнен также свободной экономической зоной. Последнее обстоятельство вызывает особую обеспокоенность многих российских и белорусских экспертов, поскольку грозит превращением "Хоргоса" в своего рода "черную дыру" Таможенного союза, куда из КНР под видом сырья смогут беспошлинно завозиться практически готовые товары китайского производства и, подвергаясь здесь минимальной доработке, также беспошлинно распространяться по общей таможенной территории уже в качестве казахстанской продукции.

За счет развития железнодорожной инфраструктуры с Китаем, Казахстан планирует к 2020 г. вдвое увеличить объем транзитных перевозок по своей территории, который в 2010 г. зафиксирован на отметке 16,2 млн. т . Тем самым республика не только заявляет о своих претензиях на роль "транзитного хаба" ЦА, но также становится частью Трансазиатской железнодорожной магистрали (ТАЖМ), следующей от Желтого моря через Китай, Казахстан и Россию в Европу.

Вокруг указанного железнодорожного коридора в экспертных кругах сломано немало копий в связи с его возможной конкуренцией с российским Транссибом. Многие российские специалисты считают, что говорить о такой прямой конкуренции преждевременно. Транссиб ориентирован на перевозку грузов с Корейского полуострова, Северо-Восточного Китая и Японии, тогда как ТАЖМ – из южных и восточных районов Китая. Транссиб лучше оснащен технически, чем маршрут через Казахстан, на котором много устаревших и перегруженных участков. ТАЖМ длиннее Транссиба на 1,6 тыс. км и она обременена необходимостью пересекать дополнительное транзитное государство – Казахстан, на границе с которым китайские грузоотправители зачастую испытывают проблемы с таможенным оформлением и логистикой . Сказанное, тем не менее, не снимает с России задачи по модернизации Транссиба, БАМа и запуску Транскорейской магистрали.

В целом на фоне создания транскитайской железнодорожной системы для Пекина более востребованным может оказаться использование путей Казахстана для наращивания экспорта китайских товаров, произведенных в западных и центральных областях КНР, в Центральную Азию, а по мере углубления интеграционных процессов в рамках "таможенной тройки" также и в Россию.

Для Китая и России железнодорожная система Казахстана может представлять интерес и как часть потенциального транспортного коридора в Иран. Понимая это, Астана в 2011 г. ввела в строй 146-километровыйг участок железной дороги "Узень – госграница с Туркменистаном". Присоединение к проекту Туркмении исключит из транзитной цепочки Узбекистан и избавит от необходимости двойной перевалки российских грузов на Каспии при торговле с Ираном.

Торговля

Бурное развитие инфраструктуры способствовало превращению Казахстана в главного торгового партнера Китая в регионе. Если исходить из данных китайской таможенной статистики, то в 2010 г. объем взаимной торговли составил между ними 20,4 млрд. долл. Согласно казахстанской статистике – 14,1 млрд. в 2010 г. и 21,3 млрд. в 2011 г. Его львиная доля приходится на Синьцзян. При этом названные цифры могут быть значительно выше за счет "серого" экспорта из КНР на территорию Казахстана и Таможенного союза, экспертные оценки которого разняться, но исчисляются миллиардами долларов. В целом, Казахстан – второй торговый партнер КНР в СНГ после России. При этом не исключено, что Китай – уже первый партнер для самого Казахстана.

Руководством двух стран сформулирована задача удвоения общего товарооборота. К 2015 г. он должен достигнуть 40 млрд. долл. Также стороны планируют более широкое использование в расчетах национальных валют, для чего летом 2011 г. между Национальным банком Казахстана и Народным банком Китая подписано соглашение о проведении своп-операций "юань-тенге". Тем самым Пекин выдерживает линию на расширение зоны юаня.

За счет строительства новых трубопроводов и экспорта нефти Астане удалось переломить существовавшую ранее неблагоприятную тенденцию, связанную с ростом отрицательного сальдо во внешней торговле с КНР, откуда широким потоком шли дешевые товары народного потребления. Однако, преодолев дисбаланс в торговле, Астана столкнулась с другой проблемой. В структуре казахстанских поставок в КНР очевидно преобладает сырье (нефть и металлы), тогда как из Китая в республику завозятся промышленные товары и оборудование. Такое положение вполне устраивает Пекин, но Казахстану угрожает превращением в сырьевой придаток и рынок сбыта для своего восточного соседа. Показательный пример: за 11 месяцев 2010 г. из 9 млрд. долл. казахстанского экспорта в Китай доля товаров с высокой добавленной стоимостью составила только 140 млн. долл.

В качестве ответной меры Казахстан в последнее время стал все более активно лоббировать проекты в нефтепереработке, химии, энергогенерации, инициировал подписание серии документов о сотрудничестве с Китаем в несырьевых отраслях экономики, а также о создании в Пекине по опыту Италии, Южной Кореи и некоторых других стран постоянного представительства своего Национального агентства по экспорту и инвестициям "Kaznex invest", которое должно продвигать казахстанские несырьевые товары в Юго-Восточной Азии. Но главной контрмерой Астаны все-таки стало принципиально важное решение о вступлении в Таможенный союз России, Казахстана и Белоруссии.
Представляется, что именно стремление обезопасить себя от рисков, сопряженных с китайской торговой экспансией, стало одним из наиболее весомых аргументов, подтолкнувших руководство республики к экономической интеграции с Россией, во многом схожей с Казахстаном по структуре, качеству и конкурентоспособности экономики. После вступления в силу с 1 января 2010 г. на территории стран ТС Единого таможенного тарифа средний уровень действующих в Казахстане импортных таможенных пошлин вырос с 5,8 до 10,6 %. Был отменен питавший челночную торговлю упрощенный порядок провоза товаров физическими лицами через казахстано-китайскую границу. Невостребованными оказались и альтернативные предложения Пекина, который в августе 2005 г. первым в мире завершил двусторонние переговоры о вступлении Казахстана в ВТО, а с 2002 г. лоббировал идею создания зоны свободной торговли в рамках ШОС.

К слову, китайское правительство активно использует ШОС как площадку для презентации собственных кредитных программ и инфраструктурных проектов, предлагает создать здесь Банк развития ШОС как альтернативу российским интеграционным инициативам и Евразийскому банку развития.

Теперь перед "таможенной тройкой" стоит задача предотвратить рост нелегального экспорта китайских товаров через Казахстан, что заставляет внимательно изучать проект "торгового города" Хоргос, предложения по увеличению пропускных пунктов на границе Казахстана с превратившейся в ключевого реэкспортера китайского ширпотреба в СНГ Киргизией и другие подобные инициативы, а также совершенствовать техническую оснащенность и контрольные процедуры на внешней таможенной границе.

Прогнозы

Доступные стратегические документы Китая и сама логика развития международных отношений подсказывают, что Пекин будет стремиться наращивать свое присутствие в Казахстане и в ЦА в целом. На это указывают и объявленные планы по увеличению взаимного товарооборота, пропускной способности трансграничной инфраструктуры и китайских кредитных линий.

Сегодня очевидно, Китаю на этом пути не избежать обострения конкуренции в экономике и энергетике с Россией. Можно предположить, в частности, что в противоречие с экономическими интересами Пекина бу

Ответить
elik
8 years ago

Китай запрещает туристам посещать Японию из-за спора по островам

13 сентября 2012 года, 14:51
Из-за напряженности в отношениях между Китаем и Японией по поводу спорных островов туристам придется отказаться от запланированного отдыха. Китайские туроператоры настоятельно призывают туристов отказаться от поездок в Японию до урегулирования конфликта вокруг спорных островов Дяоюйдао, национализированных японскими властями.

"В интересах безопасности мы не советуем туристам отправляться в Японию сейчас, когда ситуация между двумя странами так накалена. Соответствующее указание мы получили от Управления по делам туризма", - сообщила сотрудница крупнейшего в Китае туроператора CITS (China International Travel Service) Чжан Жуй (Zhang Rui), сообщает ИА "Новости Казахстан".

Напомним, что японское правительство приняло официальное решение о приобретении трех из пяти спорных с Китаем островов Сенкаку у частных владельцев. Сделка о приобретении трех островов архипелага была заключена 11 сентября. Этими тремя приобретенными островами стали Уоцуридзима, Китакодзима и Минамикодзима.

Пекин же ранее заявил Японии об исторической принадлежности островов Китаю, тем самым объявив национализацию незаконной и недействительной. В китайском МИДе посчитали приобретение японским правительством островов претензией на территориальный суверенитет Китая и предупредили, что если Япония не аннулирует свое решение, инцидент может грозить "серьезными последствиями". В настоящее время в городах Китая проходят акции протеста против действия японских властей.

Что же касается туристического вопроса, Чжан Жуй добавила, что в настоящее время компания возвращает туристам их деньги, заплаченные за поездку в Японию. Такие же шаги предприняли и другие китайские туркомпании. Экономический ущерб, нанесенный обострением территориального спора туристической отрасли Китая и Японии, еще предстоит подсчитать, однако, как отмечают представители туроператора CITS, "национальный суверенитет дороже потерянной выгоды", пишет в четверг газета "Мэйжи Цзинцзи Cиньвэнь" (National Business Daily).

Ответить
elik
8 years ago

Китай пошел на обострение. К островам Сенкаку стягиваются военные корабли
18:52 14.09.2012
Ситуация вокруг спорных островов Сенкаку (Дяоюйдао) обостряется с каждым часом. В регион стягиваются военные силы, а риторика сторон становится все более жесткой.

Еще четыре патрульных корабля КНР вошли в пятницу в территориальные воды, которые Япония считает своими, в районе спорных островов, ранее национализированных японскими властями несмотря на протесты Китая, сообщило агентство Киодо.

Ранее, около 06.20 по местному времени (01.20 мск), морскую японо-китайскую границу пересекли два китайских патрульных корабля, проигнорировав требования японской стороны отойти назад, и направились в сторону спорных островов.

Как сообщало агентство Синьхуа, китайские корабли осуществляют регулярное патрулирование рыболовецких зон, которые Китай считает своей территорией. Министр сельского хозяйства КНР заявил агентству, что патрульные корабли призваны обеспечить суверенитет страны и защитить китайских рыбаков.

По последней информации, появившейся на японском телеканале NHK, два корабля из шести уже покинули территориальные воды Японии. Японская патрульная служба остается в режиме повышенной готовности, отметили представители сил самообороны страны.

Китайский посол Чэн Юнхуа в пятницу был вызван в МИД Японии, где ему передали официальный протест в связи с заходом шести патрульных кораблей КНР в японские территориальные воды вблизи спорных с Пекином островов Сенкаку (китайское название Дяоюйдао).

"Япония выражает решительный протест в связи с тем, что несмотря на неоднократные предупреждения, китайские патрульные корабли зашли в территориальные воды Японии вблизи островов Сенкаку, и требует отказаться от попыток повторения подобного", - говорится в ноте МИД Японии.

Отметим, что большинство жителей Китая считают, что урегулировать спор с Японией, можно силовым методом, свидетельствуют результаты опроса, организованного интернет-порталом Sina.

Свыше 86% участников опроса на вопрос о том, "каким образом можно разрешить ситуацию вокруг островов Дяоюйдао", ответили "войной", 11,8% респондентов - "путем переговоров", а 2,1% затруднились ответить.

Более 84% признались, что их отношение к Японии в свете последних событий ухудшилось, почти 87% ответивших на вопросы Sina намерены бойкотировать японские товары. Из них 93% считают, что тем самым они выразят протест против действий японских властей.

С начала четверга в опросе приняли участие 9 тысяч 872 человек из различных регионов Китая, голосование продолжается.

Японское правительство 11 сентября выкупило три из пяти спорных с Китаем островов Дяоюйдао (японское название Сенкаку) у частных владельцев - японской семьи. Пекин объявил национализацию незаконной и недействительной, напомнив Японии об исторической принадлежности островов Китаю. В китайском МИД приобретение японским правительством островов считают претензией на территориальный суверенитет Китая и предупреждают, что, если Япония не аннулирует свое решение, инцидент может грозить "серьезными последствиями".

"В зависимости от того, как будет развиваться ситуация, китайские власти примут меры, необходимые для защиты (территориального) суверенитета", - заявил ранее представитель МИД КНР.

В знак протеста против действий Японии китайские чиновники отменяют визиты в эту страну, коррективы вносятся в праздничные и спортивные мероприятия. Так, в Шанхае новое имя получит общегородской марафон, с середины 90-х годов проходивший под именем японской компании, помимо этого к участию в речном параде, традиционно проходящем в Шанхае по случаю образования КНР 1 октября, не допустят японские суда.

В различных городах Китая проходят акции протеста против действия японских властей. Митинги в защиту суверенитета Китая над Дяоюйдао третий день проходят у посольства Японии в китайской столице. Как сообщают в этой связи местные СМИ, начиная с четверга, вокруг японской дипломатической миссии закрыты остановки общественного транспорта, а также заблокированы велосипедные дорожки и тротуары. Территория посольства взята под усиленную охрану.

Геннадий Печенкин

Источник - РИА Новости

Ответить
elik
8 years ago

В Китае возобновились акции протеста против фактической национализации Японией островов Дяоюйдао

ПЕКИН, 15 сентября. /Корр. ИТАР-ТАСС Федор Жиров/. В различных городах Китая сегодня возобновились многотысячные акции протеста против "национализации" Японией островов Дяоюйдао /Сенкаку/. В китайской столице около посольства Японии собралось более 1 тыс человек. Участники митинга держат в руках китайские флаги и плакаты. Один из лозунгов гласит: "Защитим принадлежащие Китаю острова Дяоюйдао".
Более тысячи человек принимают участие в антияпонских акциях протеста в городах Шанхае /Восточный Китай/ и Чанша / административный центральной провинции Хунань/. Демонстранты выкрикивают антияпонские лозунги и сжигают флаги этой страны. В пятницу число протестующих около посольства Японии в Пекине превысило 5 тыс человек.
Правительство Японии во вторник национализировало острова Дяоюйдао, являющиеся предметом территориального спора между Пекином и Токио. Данный шаг незамедлительно вызвал крайне негативную реакцию у китайской стороны. КНР направила патрульные суда в район островов, чтобы продемонстрировать свои суверенные права на них. В ряде городов Поднебесной прошли акции протеста, а МИД потребовал от Японии немедленно аннулировать решение о национализации Дяоюйдао.

Ответить
elik
8 years ago

Японские компании в Китае приостановили работу из-за беспорядков

ТОКИО, 17 сен - РИА Новости, Ксения Нака. Японские школы и предприятия в КНР приостановили свою работу до среды из-за беспорядков и антияпонских выступлений, сообщил телеканал NHK.
В выходные антияпонские выступления прошли в 85 городах страны. Японские школы в Пекине и Гуанчжоу временно закрыты как минимум на два дня. Нападению демонстрантов подверглись три завода компании Panasonic, руководство объявило понедельник и вторник выходными днями.
Аналогичное решение приняло руководство компании Canon на своем предприятии в Квантунской области.
Многие японские супермаркеты и универсальные магазины также объявили выходные из-за беспорядков.
Информации о пострадавших среди японских граждан не поступало. Однако есть сообщения о том, что семьи проживающих в Китае японцев временно возвращаются в Японию.
Обострение отношений между двумя странами и многотысячные антияпонские выступления стали происходить в Китае после того, как Япония в начале прошлой недели национализировала три из пяти спорных островов Сенкаку (китайское название Дяоюйдао), выкупив их у частного лица.
Пять островов Сенкаку (Дяоюйдао) являются спорной территорией между Японией и Китаем. Пекин и Токио не могут определить прохождение границы между исключительными экономическими зонами в районе островов. Япония настаивает на прохождении разделительной линии посередине водного пространства, КНР - на перемещении линии ближе к японскому побережью.

Острова Сенкаку (Дяоюйдао)
Япония утверждает, что занимает острова с 1895 года, в Пекине напоминают, что на японских картах 1783 и 1785 годов Дяоюйдао обозначены как китайская территория. После Второй мировой войны острова находились под контролем США и были переданы Японии в 1972 году. На Тайване и в континентальном Китае считают, что Япония удерживает острова незаконно. Япония считает, что Китай и Тайвань стали претендовать на острова с 1970-х годов, когда выяснилось, что в этом районе много полезных ископаемых.

Ответить
elik
8 years ago

Антияпонские погромы охватили 85 городов Китая

Токио. 17 сентября. INTERFAX.RU - Антияпонские акции протеста на фоне обострения ситуации вокруг спорных островов Сенкаку продолжаются в Китае, передают японские СМИ.

За прошедшие выходные в 85 китайских городах противники национализации Японией спорных с Китаем островов Сенкаку (китайское название - Дяоюйдао - ИФ) забросали камнями здания японских дипмиссий, разграбили японские супермаркеты, отмечают СМИ.
Протестные акции начались в субботу, посол Японии в Китае Уитиро Нава призвал китайские власти принять возможные меры, чтобы обеспечить безопасность японских граждан и компаний, действующих в стране.
С аналогичной просьбой к Китаю обратился и премьер Японии Йосихико Нода: "Япония призывает Китай обеспечить безопасность японских граждан и компаний в этой стране в условиях продолжения протестов по поводу национализации Японией островов Сэнкаку".

Ответить
elik
8 years ago

С.Строкань: Осеннее обостровление. Азиатско-тихоокеанское сотрудничество приняло неожиданно бурные формы
09:53 17.09.2012
Осеннее обостровление
Азиатско-тихоокеанское сотрудничество приняло неожиданно бурные формы

Китайские демонстранты уничтожали все, что связано с Японией, от флагов до ресторанов и автомобилей

Отношения между Китаем и Японией - крупнейшими экономиками и ведущими державами Азии, спорящими о принадлежности богатых углеводородами островов Сенкаку, переживают острейший в послевоенной истории кризис. В ответ на решение Токио национализировать Сенкаку Китай захлестнула волна протестов. Конфликт Токио и Пекина грозит сорвать договоренности об активизации сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе, достигнутые на саммите АТЭС во Владивостоке.

Давний спор о принадлежности расположенных в Южно-Китайском море и находящихся под юрисдикцией Токио островов Сенкаку (китайское название - Дяоюйдао) достиг кульминации. В субботу многотысячная толпа сторонников возвращения Пекину "исконно китайских территорий" пошла на штурм японского посольства, забрасывая здание дипмиссии камнями, бутылками и другими подручными средствами: яйцами, бананами, помидорами.

Ценой немалых усилий бойцам спедподразделений китайской полиции удалось не допустить захвата посольства. Однако вчера у стен дипмиссии вновь собралась огромная толпа активистов движения за возвращение спорных островов: они несли портреты основателя коммунистического Китая Мао Цзэдуна. Митингующие заполнили близлежащие улицы, где находятся популярные японские рестораны, которые во избежание погромов спешно вывесили китайские флаги и были взяты под защиту полиции.

Антияпонские акции не ограничились Пекином и другим китайским мегаполисом - Шанхаем, где находится генконсульство Японии. Демонстрации китайского патриотизма, в которых приняли участие десятки тысяч человек, прокатились по всей стране, в большинстве случаев выходя за рамки мирных акций.

Митингующие выражали свой протест, громя все, что имеет хоть какое-то отношение к Японии: сжигали флаги Страны восходящего солнца, переворачивали японские машины, среди которых оказались даже полицейские Honda, били витрины японских ресторанов и магазинов, устраивали погромы в представительствах японских компаний.

В связи с охватившей Китай повальной антияпонской истерией премьер-министр Японии Есихико Нода призвал Пекин обеспечить безопасность японских подданных и японского бизнеса в Китае. "Мы испытываем огромное разочарование в связи с происходящим и выражаем свой протест",- заявил премьер Нода в интервью Fuji Television.

События последних дней вызвали острейший после Второй мировой войны кризис в отношениях Пекина и Токио. Особый драматизм ситуации придает загадочная скоропостижная смерть нового посла Японии в Китае, который умер в Токио через два дня после назначения.

Несмотря на то что антияпонские акции кажутся стихийными, очевидно, что они были инспирированы предельно жесткими заявлениями китайских властей в адрес Токио. К тому же эти заявления сопровождались акцией устрашения - отправкой шести патрульных судов КНР в район спорных островов. Поводом для демарша стало официальное приобретение японским правительством у частных владельцев трех из пяти островов Сенкаку - Уоцуридзима, Китакодзима и Минамикодзима. Этот шаг в Пекине расценили как попытку посягнуть на острова, которые власти КНР считают "исконно китайской территорией".

"В любом территориальном споре инициатива принадлежит той стороне, которая на территорию претендует, в то время как та сторона, которая территорией владеет, этой инициативы лишена. Тот же сценарий просматривается в споре Москвы и Токио о принадлежности Южных Курил",- разъяснил "Ъ" чрезвычайный и полномочный посол, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Георгий Кунадзе. "Инициатива в нагнетании конфликта вокруг Сенкаку принадлежит Пекину. Для чего это делают китайцы - не понятно. Выглядит это так, что ядерная держава - Китай - провоцирует военное столкновение с неядерной державой - Японией. Вряд ли дело дойдет до войны, но нельзя исключать, что японцы будут вынуждены задуматься о создании собственного ядерного оружия",- считает эксперт.

Эскалация конфликта может иметь далеко идущие последствия, выходящие за рамки двусторонних отношений. Она может помешать более тесной экономической интеграции во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), о которой в последнее время увлеченно рассуждают в Москве. "Все разговоры об общей судьбе стран АТР, которые велись на саммите АТЭС во Владивостоке, в очередной раз оказались блефом. Жаль, что за этот блеф дорого заплатила Россия, потратив колоссальные средства на проведение форума",- заявил "Ъ" Георгий Кунадзе.

Сергей Строкань

Источник - Коммерсантъ

Ответить
elik
8 years ago

Ю.Тавровский: Китай - одиночество без изоляции. Быстрорастущая держава противостоит политике сдерживания, не прибегая к военным союзам
10:05 17.09.2012
Китай: одиночество без изоляции
Быстрорастущая держава противостоит политике сдерживания, не прибегая к военным союзам

Перемещения американских авианосных групп в Тихом океане заставляют вспомнить об эпохе "дипломатии канонерок".

"Китаю надо привыкнуть к тому, что США будут его "вытеснять на холод". Это нормально, ведь Китай становится второй державой мира. Ценой возвышения страны является потеря симпатий, которые сменяются подозрительностью, настороженностью…" Этот пассаж взят из статьи, издаваемой на английском языке пропагандистскими службами Компартии Китая газеты Global Times, которая отличается раскованностью в комментировании мировых событий. Статья под заголовком "Китай может быть одиноким, но не изолированным" – реакция на то, что Китай не был приглашен американцами на военно-морские учения RIMPAC-2012. В них приняли участие 22 страны, включая Россию.

Американцы вытесняют Китай "на холод" не только при проведении военных учений. Его не зовут и в предлагаемый Вашингтоном странам Тихоокеанского бассейна Транстихоокеанский торговый пакт. И что еще серьезнее – резко активизировалось военное, экономическое и дипломатическое сдерживание Китая. Прорисовывается контур столкновения двух тихоокеанских "тектонических плит"…

Надо отдать должное Вашингтону. Пекину в свое время было сделано предложение о партнерстве, причем из разряда тех, "от которых нельзя отказываться". Президент Барак Обама в 2009 году отправился в китайскую столицу с намерением прозондировать отношение Пекина к выдвинутой ранее в кругах американских политологов идее формирования американо-китайского дуумвирата для управления миром (G2). Конечно, в представлениях Обамы, в G2 будет старший и младший брат. Но в любом случае это было лучше того предложения, что сделали Японии в середине 80-х. Побежденная в 1945-м и оккупированная до 1953 года страна с первоначальной помощью США достигла к тому времени таких успехов, что японская иена стала всерьез угрожать доллару. После десятилетия туманных обещаний и всевозможных уверток Токио в 1985 году был вынужден подписать Соглашение отеля "Плаза" и за два года ревальвировать иену на 50%. С тех пор о японском экономическом чуде мало что слышно.

То ли помня об этом, то ли исходя из динамики "мирного возвышения" Поднебесной и ветшания "хижины дяди Сэма", китайские руководители отвергли авансы Обамы. Вскоре лауреат Нобелевской премии мира объявил о начале реализации стратегии "возвращения в Азию", реальным содержанием которой является сдерживание Китая.

Сдерживание Китая: три главных направления

События минувшего года выявили три направления сдерживания Китая. Нарастает военное давление по периметру его границ силами самих Соединенных Штатов. К побережью Поднебесной перебрасываются дополнительные соединения ВМС. Второе дыхание получили американские военные базы в Японии, Южной Корее и на американских островах в Тихом океане. Усиливается система ПРО в Азиатско-Тихоокеанском бассейне. Создана новая база морской пехоты в Австралии, обсуждается базирование на Западном побережье новой авианосной группы.

Остающиеся после 2014 года военные базы в Афганистане, граничащем с неспокойным Синьцзяном, станут аванпостами разведывательной деятельности на западных рубежах Китая, а в случае необходимости – плацдармами для развертывания сил. Американское присутствие поставит под вопрос надежность китайских капиталовложений в месторождения меди и иных видов сырья, будет мешать созданию сухопутных мостов через Афганистан в дружественные Пекину Пакистан и Иран. Пентагон как зеницу ока бережет имеющиеся (Киргизия) и старается открыть новые базы в странах Центральной Азии.

Второе. Началось планомерное создание проблем с поставками столь необходимого для китайской индустрии сырья. Неутомимая Хиллари Клинтон в середине августа завершила турне по странам Африки, в ходе которого бросала увесистые камни в огород торговли Поднебесной со странами Черного континента (166 млрд. долл. в 2011 году), предлагала в качестве альтернативы кредиты и военную помощь. Нарастающий поток нефти, газа и иного стратегического сырья из стран Центральной Азии может быть переориентирован в результате разворачивающегося дипломатического наступления США, которое лишь на первый взгляд связано только с выводом части войск из Афганистана. Усиливающееся давление Запада на Иран способно привести к дальнейшему сокращению поставок столь необходимой Китаю нефти. Уже в обозримом будущем под вопрос может быть поставлен и доступ к природным богатствам государств АСЕАН – при не слишком скрываемой поддержке Вашингтона нарастает напряженность в Южно-Китайском море. А ведь эта региональная группа стран, создавшая с КНР еще в 2010 году зону свободной торговли, является третьим по значимости торговым партнером Китая (363 млрд. долл. в 2011 году). Австралия, ставшая крупной сырьевой базой Китая, подтвердила свою геополитическую ориентацию на США, дав согласие на создание американской базы.

Третье. США создают все более ощутимую угрозу на маршрутах торговли и транспортировки необходимого Китаю сырья из стран Африки и Ближнего Востока. "Стратегическим содержанием американской политики "возвращения в Азию" является подавление и окружение Китая, – писал в статье под красноречивым заголовком "Америка в состоянии перекрыть жизненно важные морские пути Китая" на страницах Global Times аналитик Института военно-морских исследований КНР Ли Цзе. – Первоочередной задачей этой политики является окружение с моря".

Резкое потепление отношений США с Индией в последние несколько лет связывают со стремлением Вашингтона омрачить быстро развивающиеся индийско-китайские торговые связи (70 млрд. долл. в 2011 году), политические контакты в рамках БРИКС и ШОС. Заметно активизировалось взаимодействие дислоцированного в Тихом океане 7-го флота США с союзными Японией и Южной Кореей. В марте и июне прошли крупномасштабные учения неподалеку от китайских берегов. Стоит учесть, что японские морские силы самообороны считаются вторыми в мире после ВМС США.

Сильное впечатление на китайцев произвело появление авианосной группы во главе с авианосцем George Washington. На базу "Футенма" на Окинаве переброшены новые самолеты MV-22 Ospreys, способные осуществлять вертикальный взлет и посадку, в том числе на небольшие острова. Объявленная дислокация первых четырех кораблей прибрежной зоны в Сингапуре грозит закупорить бутылочное горлышко Малаккского пролива, соединяющего Тихий океан с Индийским.

В Вашингтоне обратили внимание на созданный Китаем ради обхода этого узкого места "наземный мост" через Мьянму, который призван обеспечить переброску сырья по построенным китайцами магистралям с побережья Индийского океана в юго-западную провинцию Юньнань. С правящего Мьянмой режима спешно сняли клеймо военной диктатуры и многолетнюю экономическую блокаду, а в ходе визитов госсекретаря и других высокопоставленных представителей Белого дома ему предложили набор стимулов ослабления ориентации на Китай.

Ухудшить ситуацию для китайских гражданских и военных кораблей способны споры из-за островов Южно-Китайского моря между Китаем, Вьетнамом, Филиппинами, а также Индонезией и Брунеем. Тлевшие десятилетиями очаги разногласий стали приближаться к воспламенению именно после начала сдерживания Китая. США начали предлагать новые и расширять имеющиеся программы военной помощи этим странам. В глубоководном вьетнамском порту "Камрань" впервые после завершения войны с Америкой появились корабли ВМС США. Состоялись совместные учения американцев с ВМС Вьетнама и Филиппин. Предложение американской помощи в модернизации вооруженных сил Филиппин совпало с апрельской конфронтацией из-за острова в Южно-Китайском море.

Новые условия – новые споры

Около 90% внешней торговли КНР осуществляется по морю. Неудивительна поэтому беспрецедентно резкая реакция Пекина на вмешательство США в ситуацию в Южно-Китайском море. В конце июля был повышен административный уровень небольшого поселения на одном из островов архипелага Сишацюньдао (Парасельские острова) в город под названием Саньша. Там же был учрежден постоянный гарнизон. Эти действия призваны подтвердить претензии Китая на все три архипелага Южно-Китайского моря (Сишацюньдао, Наньшацюньдао (Спратли) и Чжуншацюньдао), в названия которых входит иероглиф "ша", означающий "песок". Вскоре, 3 августа, Госдепартамент США выступил с заявлением протеста. 4 августа МИД КНР сделал ответное заявление. Можно было ожидать, что инцидент исчерпан. Но после небольшой паузы газеты, издаваемые Компартией Китая, опубликовали статьи с резкими выпадами против Вашингтона. "Город Саньша создан. Китай не переменит своего решения из-за каких-то высказываний США, – писала 6 августа газета Global Times. – Значение последнего заявления США равно нулю. У Америки есть влияние в Южно-Китайском море, это правда. Вьетнам и Филиппины недавно проявили активность, провоцируя Китай, что не обошлось без американского воздействия. Но влияние Вашингтона в Южно-Китайском море уменьшается... США должны понимать, что между Южно-Китайским и Карибским морем большая разница". Еще дальше пошла газета "Жэньминь жибао", орган ЦК КПК. В своей передовой статье она писала: "Заявление американской стороны вводит в заблуждение общественность и должно быть безжалостно опровергнуто. Мы имеем все основания крикнуть Америке: "Заткнись!"

Соседи Китая – союзники, друзья, соперники?

Окружение Китая по периметру морских и сухопутных границ, подталкивание американцами сопредельных стран к конфронтации с ним создаст для нового руководства качественно новую внешнеполитическую ситуацию. Это делает актуальным вопрос о союзниках, о дружественных или хотя бы нейтральных соседях. Ответ на него активно ищут в многочисленных исследовательских институтах при ЦК КПК, Госсовете (правительстве) КНР, МИД, военном ведомстве, спецслужбах и информационных органах. По материалам китайской блогосферы можно представить ход дискуссий.

Северная Корея. Правящий режим использует китайскую помощь для сохранения власти, для противостояния с США, Японией и Южной Кореей. Социальная система отсталая, экономика слабая, международный имидж отвратительный. Программа создания ядерного оружия создает проблемы для США, Японии и Южной Кореи, но не может быть использована в интересах Китая.

Южная Корея. Несмотря на растущий объем торговли с Китаем, страна остается союзником США, сохраняет американские базы с ядерным оружием. Вооруженные силы в случае войны поступают под американское командование. Может занять нейтральную позицию в отношении Китая только в отдаленной перспективе.

Вьетнам. Относится к Китаю настороженно, в Ханое не забыли о войне 1979 года. Имеются территориальные претензии к КНР на суше и на море. Ведет морскую разведку нефти с привлечением иностранных компаний. Активно закупает корабли, подводные лодки и боевые самолеты. Провел первые совместные морские маневры с США. В условиях конфронтации с США можно рассчитывать на нейтральную позицию.

Монголия. Относится к Китаю настороженно, тяготеет к России и США. Отношения могут быть дружественными.

Пакистан. Главная ценность состоит в сдерживании Индии. Зависит от военной и экономической помощи США, несмотря на антиамериканские настроения элиты. Ядерный потенциал может попасть в руки террористов или мусульманских экстремистов. Провозглашает себя "другом в любую погоду", но таковым не является.

Афганистан. Расширяет деловое партнерство и стремится наводить политические мосты с Китаем ради уменьшения зависимости от США. Останется в сфере влияния Вашингтона в обозримом будущем. В лучшем случае будет тормозить использование своей территории для недружественных акций.

Казахстан. Самая успешная страна Центральной Азии. Экономика развивается, социальная система сравнительно стабильная. Готов наращивать поставки стратегического сырья. Энергично участвует в создании коммуникаций из Китая в Каспийский бассейн и Европу. Стремится стать региональным гегемоном. Относится к Китаю настороженно, тяготеет к России, активно участвует в создании Евразийского союза. В условиях конфронтации с США будет ориентироваться на позицию Москвы.

Таджикистан. Правящий режим нестабилен, экономика отсталая, социальная система неразвита. Охотно идет на любые формы сотрудничества, но не надежен. Население относится к Китаю с настороженностью, опасаются новых территориальных уступок в пограничных районах. Может предоставить территорию под базы США.

Киргизия. Наименее стабильная из стран Центральной Азии. Возможны гражданская война и распад территории. База американских ВВС сохранится после 2014 года. Имеются военные базы России. Стремится расширить приток помощи из Китая. Тяготеет к России и может войти в Евразийский союз. В условиях конфронтации с США будет с оговорками следовать курсу Москвы.

Россия. Возвращение Путина в Кремль отвечает интересам Китая. Взяв курс на обеспечение внутренней стабильности, он одновременно проводит активную внешнюю политику. Ее главным направлением станет создание Евразийского союза и его максимальное расширение. Путин и его окружение тесно связаны с Западом деловыми и в некоторых случаях личными отношениями. Запад и особенно США сделают все возможное, чтобы не допустить повышения уровня нынешних отношений всеобъемлющего стратегического взаимодействия и партнерства. Москва препятствует использованию ШОС в интересах Китая. Путин намерен использовать финансовые ресурсы Китая для поддержки экономики Сибири и Дальнего Востока.

Россия может заинтересоваться союзническими отношениями с Китаем только в ответ на резкое усиление нажима Запада в области безопасности, намеренного нанесения ущерба экономике, создание имиджевых и финансовых проблем лично для Путина и его окружения. Оптимальным курсом на обозримое будущее является заключение формальных и неформальных договоренностей о совместных действиях по конкретным проблемам, где интересы России и Китая совпадают. В условиях конфронтации Пекина с Вашингтоном Россия скорее всего займет позицию позитивного нейтралитета, будет выполнять обязательства по поставкам собственного сырья и транспортировке из других стран.

Одиночество длиной в 2 тысячи лет

Отсутствие союзников и ограниченное число надежных соседей и партнеров в условиях активизации сдерживания Китая станут неприятным обстоятельством для нового руководства в Пекине. Победившее в результате компрометации лидера новых левых Бо Силая основное течение либералов хотело бы сохранить статус-кво и продолжить "мирное возвышение" Китая. Однако нарастающее давление изнутри (часть военных и националистически настроенная молодежь) и извне (антикитайски настроенные круги американской элиты, назначившие Китай главным противником США) вынуждает Пекин серьезно готовиться к конфронтации с опорой на собственные силы.

История Срединного государства, как называется эта страна на китайском языке, показывает, что такая ситуация скорее типична, чем уникальна. Китайцы издавна считали, что Срединное, то есть самое сильное, богатое, добродетельное и богоспасаемое, государство может быть под круглым небом только одно, почему и называется Поднебесной. Остальные страны, расположенные на периферии квадратной Земли, – варвары, лишенные покровительства неба. Надо ими "управлять на длинных поводьях", "одних варваров использовать против других", "дружить с дальними, нападать на ближних" и т.д. Соседей подчас с основанием, а чаще без всяких оснований включали в число вассалов Поднебесной, а их подарки представляли как дань от варваров. "Сыны неба" неохотно шли на создание союзов с соседями даже перед лицом смертельной опасности от еще более могущественных конкурентов. Такая политика проводилась на протяжении двух тысячелетий существования единого государства. Однако она дала сбой в середине ХIХ века, когда одряхлевшая империя Цин в ходе "опиумных войн" столкнулась с агрессией Англии и Франции, а затем на нее набросились другие западные державы и Япония. Попытки императорских дипломатов играть на противоречиях между державами Запада и Японией, вести тайную игру с Санкт-Петербургом против Токио оказались малоэффективными. В 1911 году под ударами извне и смуты изнутри империя пала, но времена упадка, проигранных войн и бесконечных унижений от чужеземцев продолжались.

Одержав с помощью Москвы победу в гражданской войне, китайские коммунисты в 1949 году провозгласили Китайскую Народную Республику, а в 1950 году подписали Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи с СССР. Это был первый и единственный раз, когда Китай установил юридически оформленные союзнические отношения с другим государством. Впрочем, они просуществовали недолго, примерно до 1960 года. С тех пор Пекин сближался с теми или другими государствами, подписывал различные соглашения и договоры о дружбе и сотрудничестве, но не вступал в военно-политический союз. Добившись небывалых экономических успехов, Китай смог восстановить свое законное место в мире, полтора столетия бед и унижений остались позади. Но союзников он так и не завел. Наверное, одиночество является исторической судьбой Китая, не способного быть ничьим младшим братом и в то же время не стремящегося взвалить на себя ответственность владыки мира.

Юрий Тавровский
Об авторе: Юрий Вадимович Тавровский - политолог-востоковед.

Источник - Независимая Газета

Ответить
elik
8 years ago

С.Лузянин: Будет ли Китай наказывать японские компании?
10:53 17.09.2012
Эксперт МГИМО: Сергей Лузянин
Будет ли Китай наказывать японские компании?

На фоне обострения территориального спора с Японией в китайском интернете участились призывы к бойкоту японских товаров. О возможных негативных последствиях национализации Японией спорных островов Дяоюйдао предупредил заместитель министра коммерции КНР Цзян Цзэнвэй. По мнению экспертов, стороны имеют ограниченный арсенал средств для экономического воздействия друг на друга

Наблюдатели обращают внимание на то, что страсти кипят в основном в блогах. Даже масштаб нынешних демонстраций не идет ни в какое сравнение с тем, что было, например, в 2005 году, когда на улицы китайских городов вышли протестующие против искажения истории в японских учебниках. Некоторые китайские эксперты и сейчас говорят о том, что санкции против Японии нельзя исключать. За военные действия голосуют участники интернет-опросов.

Однако если взять официальные заявления, то их тональность куда ближе к дипломатии, чем к войне. Китайские власти, впрочем, как и японские, оставляют себе свободу для маневра, и в целом есть уверенность в том, что вслед за эскалацией конфликта последует перемирие.

Показателен, например, комментарий в "Жэньминь жибао", подписанный псевдонимом Чжун Шэн. Так обычно подписываются комментарии, отражающие официальную точку зрения по внешнеполитическим вопросам. Такие материалы особенно внимательно читают в иностранных посольствах в Пекине. Хотя в комментарии и напоминается о поражении агрессивной политики Японии во Второй мировой войне, однако главный пафос - призыв к Токио вернуться на путь разрешения споров с помощью переговоров. Заканчивается комментарий словами "Япония должна осознать свои заблуждения и вернуться на правильный путь".

Пекин и Токио, наверняка, найдут правильный выход из нынешнего конфликта, Китай и Япония пока используют ситуацию для мобилизации общественного мнения, и с этой точки зрения конфликт носит управляемый характер.

У меня возникает ощущение, что обострение пока допускается Пекином и Токио, но красная черта еще не перейдена. Мы наблюдаем видимую часть айсберга. Но за ширмой - большие системные инвестиционные интересы двух стран. Конфликт несколько похож на модель американо-китайских отношений, для которых характерно чередование подъемов и спадов. За нынешним спадом последует подъем. Тем более, что проект создания зоны свободной торговли Китай-Южная Корея-Япония набирает силу, и в дальнейшем обострении, тем более в развязывании торговых войн, никто не заинтересован. Красная черта поэтому перейдена не будет.

Объем трехсторонней торговли составил 690 миллиардов долларов, а это весомый аргумент для Пекина, Токио и Сеула не смешивать политику и экономику. Скорее всего, политическое охлаждение, которое по инерции последует за нынешним обострением китайско-японского спора, будет сочетаться с "горячими" экономическими связями.

Перед лицом новой волны финансового кризиса и в Японии, и в Китае есть понимание того, что взаимные экономические санкции - путь тупиковый. Китайский рынок является спасением для стагнирующей японской экономики, тогда как китайские производители заинтересованы в получении японских технологий. Неся потери из-за кризиса еврозоны, китайские компании будут наращивать активность на азиатских рынках, в том числе на японском.

Источник - РГРК "Голос России"

Ответить