Что думают ечи о статье И. Роднянской?

Русский журнал напечатал на диво большую и на диво рассудительную статью о Хольме ван Зайчике.
Пафос ее - открывается не вдруг и наполняет рот горечью.
Что думают ечи об этой статье?

http://www.russ.ru/krug/20020717_rodn.html
http://www.russ.ru/krug/20020718_rod.html

Написать комментарий...
Чжучи
18 years ago

А вот он, текст:

Ловцы продвинутых человеков
И. Роднянская

Утопия - разновидность дидактического искусства, искусства перевоспитания. Поначалу автор утопии предлагает вниманию читателей как будто заведомый вымысел в привычной для них форме романа, приключенческой истории, "фантастического рассказа". И... мы беспечно вверяемся дидакту проповедника, думая, что нас развлекают, а нас вовлекают. Тактика заключается в том, чтобы читатель привыкал к непривычному образу мыслей постепенно, видя в нем "просто литературу". Но... с запозданием читатель открывает для себя, что занимательная история помещена в поучительную раму... Эта неожиданная отсылка от эстетического удовольствия к этической практике ("учебник жизни") призвана обескуражить адресата и привести его в состояние, близкое к покаянному приятию новой веры.

(Г.С.Морсон, американский исследователь литературных утопий)

Владимир Ильич говаривал, что интеллигенция никакой не мозг нации, а г..., и, кажется, ни с одним высказыванием вождя мы, сами принадлежащие к этому слою, не соглашаемся так охотно. Однако в экспрессивном ленинском сравнении допущена неточность. Интеллигенция, мыслящая страта, - все же не конечный продукт социального распада, а начальное звено в его цепочке. То, что сегодня "по кайфу" интеллектуальному сообществу, завтра потечет по жилам всего социального организма, вместе с болезнетворным началом, если таковое входит в состав осторожно дозированных развлечений умников. Поэтому гуманитарные интеллигентские прихоти аналитику следует распознавать загодя, чтобы потом не быть застигнутым - "как снег на голову!" - их широко реализуемыми последствиями.

Сейчас интеллигент любит, чтобы его, как дитя, поучали и научали в процессе игры. Чтобы игра была юморная, с "фенечками", "приколами" - короче, с забавными аллюзиями, дающими пищу, так сказать, "кроссвордирующему" уму. И чтобы из этого приятного соуса как бы сам собой выступал идейный message - вроде внеклассного задания для мысли. Если юношу столетней давности легко представить себе с энтузиастическим усилием осваивающим, предположим, какой-нибудь "Пол и характер", то нынешнего его ровесника - безо всяких усилий проглатывающим поучительную эпопею Михаила Успенского о сказочном богатыре Жихаре.

Я и сама не прочь почитать такое. Но сокрушительный успех одного из долгоиграющих проектов заставил задуматься. Речь пойдет о цикле романов, выпускаемых авантажным петербургским издательством "Азбука" под общим названием "Плохих людей нет" и под единым субтитулом "Евразийская симфония". С 2000 года их, этих романов, вышло уже пять штук, и ожидается, конечно, продолжение, поскольку на Ярмарке интеллектуальной книги в Москве они, говорят, расходились, как горячие пирожки. К сведению непосвященных перечислю их все: "Дело жадного варвара", "Дело незалежных дервишей", "Дело о полку Игореве", "Дело лис-оборотней", "Дело победившей обезьяны" ("дела" в заглавиях потому, что это истории детективные - вспомним об интеллигенте-ludens). Авторство сочинители-мистификаторы приписывают "великому еврокитайскому гуманисту Хольму ван Зайчику", в прошлом советскому резиденту в Китае и борцу против Чан-кайши в рядах Мао, а на покое в китайской глубинке - мудрейшему и ученнейшему мыслителю-творцу, создавшему альтернативный мир великой империи Ордуси. Кто придумал самого ван Зайчика, пока официально не объявлено, но есть основания предполагать, что это петербургский фантаст Вяч. Рыбаков (взявший на себя и публицистическую защиту-продвижение общего детища) и петербургский же синолог И.Алимов. Такой масштабной, и вообще - значимой, утопии я не припомню со времени "Туманности Андромеды" Ивана Ефремова, которой зачитывались в годы моей юности - и которая, на мой взгляд, задержала крушение коммунистической идеологии, по крайней мере в умах интеллигентной молодежи, упоенно повторявшей девиз звездолетчиков грядущего "Бойся энтропии черной!" - вместо того чтобы бояться красной энтропии здесь и теперь. Но если Ефремов перенес идеальное коммунистическое общество в даль веков, то авторы "Симфонии" приурочили свой сообразный (коренное понятие ордусян!) социум к нашим дням - на базе популярной нынче "альтернативной истории". Задача версии в том, чтобы, по возможности захлопнув окно в Европу, прорубить его в Азию.

Для этой цели подошла фигура святого благоверного князя Александра Невского, и впрямь одержавшего победу над католическим воинством, и именно в тех краях, где можно было бы основать стольный град на Неве лет за пятьсот до вычитаемого из российской истории Петра Первого. Итак: Александрия Невская - вместо Петербурга, побратимство князя с Сартаком и всею Ордой вместо западноевропейского ученичества Петра Алексеевича, не гибельная вестернизация, а благотворный культурный шок от столкновения с великим дальневосточным соседом, Поднебесной, взявшей земли к западу под свою имперскую эгиду (сколь далеко простираются эти владения, не берусь сказать, вполне ручаясь за Украину и воды Финского залива, но примечая и где-то мелькнувшее упоминание об Иерусалимском улусе). Вместо варваризации нашей земли на европейский лад - ее цивилизованная китаизация, вместо петровских ассамблей - китайские церемонии, вместо Декларации прав человека, Кодекса Наполеона или Александровой эпохи великих реформ - мудрейшие уложения конфуцианства (надо помнить, что пишется это людьми, искренно влюбленными в Китай, в его этические традиции, его фольклор - и даже в Китай коммунистический, который, "как известно", справился с перестройкой гораздо лучше СССР - РФ). Вот так все обернулось к вящему благу мультиконфессиональных и мультикультурных масс, населяющих немереные евразийские просторы.

И в самом деле, что тут плохого? Если же добавить, что перед нами весьма приятное чтение, где нет никакого типично утопического занудства, где неприхотливая, но на совесть заведенная детективная пружинка раскручивается двумя исключительно симпатичными сыскарями - православным законником Богданом и буддистом-оперативником Багатуром, где мировоззренческие и просветительские пассажи деликатно оттеснены в предисловия-послесловия-примечания-приложения, образуя неназойливую полушутливую раму, - то придраться и вовсе не к чему. (Впрочем, чтобы обеспечить наличие хоть какого детективного сюжета в "сообразном" обществе, где "плохих людей нет", авторам приходится локализовать мотивы преступления либо в евро-американском "варварском" мире, либо в сфере ложных, то есть антиордусских, идей, которые овладевают людьми с персональными невротическими травмами. Другими словами, "человеконарушения" коренятся во враждебном забугорье или в психических девиациях. Вам это ничего не напоминает?)

Посмотрим же, что нам все-таки впаривают в этой приятной упаковке.

Авторы, конечно, адресуются не к тем евразийцам, которые представлены у нас именами Дугина и присных с их тяжеловесной серьезностью и идеологической ригидностью. "Зайчикам" важно переориентировать так называемую передовую интеллигенцию, привыкшую ценить личную независимость, свободную мысль и человечность. И тут они действуют очень тонко, используя новейшие фобии и пристрастия.

Постараюсь обойтись схематическим перечислением этих приемов.

Подключение фобий. Антиамериканизм - который не лишен оснований и от которого трудно отделаться до конца, даже после 11 сентября. И вот, в первом же романе, позарившийся на драгоценную ордусскую реликвию "жадный варвар" Хаммер Цорес отсылает к общеизвестным именам американских миллиардеров, чье присутствие на российской сцене было и остается раздражителем. Украинофобия, непроходящая обида на самостийность и натужную антирусскость еще вчера своих и родных земель, а заодно и страх перед радикальным исламом: то и другое помогает канализировать следующий роман - "Дело незалежных дервишей", где хохлы-"отделенцы", представленные в комически-зловещем свете, превратились в подобие ваххабитов. Нарастающее отвращение к социальному неравенству: в Ордуси не взимают штрафов, которые тяжелы только бедным, а богатым - что слону дробина; наказывают же не слишком болезненной поркой гибкими прутняками, перед коими все задницы равны (чтобы понять, что телесные наказания унижают личное достоинство и что освобождение от них было привилегией, постепенно распространявшейся на всех граждан, надо обладать староевропейской ментальностью, которая утрачена не только окитаенными авторами, но и современной их аудиторией, - поэтому такой эгалитарный правеж многим понравился, знаю по отзывам). Антикатоличество. На площади Александрии Невской стоит Медный Всадник - памятник св. кн. Александру, чей конь попирает копытом гадюку с физиономией и в тиаре римского первосвященника! Тоже найдется сектор ублаготворенных. Усталость от фанатично навязываемой идеологии прав и свобод в ее нынешнем выхолощенном виде. Когда я внимала пародийным речам и следила за жалкими блужданиями "выдающегося французского философа и правозащитника Глюксмана Кова-Леви", сердце мое прыгало от удовольствия: проглотила-таки наживку... Пугало русского национализма (для тех, у кого нет аллергии на предыдущее). Программные претензии на преимущества русских как государствообразующего этноса ("Дело о полку Игореве") вложены в уста некоего мерзкого Козюлькина, и это должно завербовать еще одну фокус-группу. (А попробуй согласиться хоть с чем-нибудь из козюлькинских доводов - сразу попадешь в черносотенцы.)

Учет интеллектуальных мод и интеллигентских норм. Тут-то и видно, что адресаты "Симфонии" - не какие-нибудь там зюгановцы, прохановцы, дугинцы либо лимоновцы! Перечислю кое-что, не заботясь о логическом порядке. Подчеркнутое отсутствие антисемитизма (при изъятии, конечно, иудео-христианского представления о священной истории Израиля как оси истории мировой). Отказ от смертной казни. Приятие сексуальной свободы, включая перверсии (при очень-очень мягкой гомофобии – адресуемой, видимо, менее раскрепощенным читателям). Отношение к моногамии как к архаическому семейному институту (приверженность которому приписывается почему-то исключительно католикам). Юмористическое попрание Москвы - патриархального "княжьего городка" ("Питерские идут!"). Эстетизированное возвращение моды на советское: тесть Богдана - "воин-интернационалист". Неприкосновенность мумии Ленина в мавзолее (мнение, которое снобская интеллигенция стала противопоставлять лицемерным воплям "демшизы": "похоронить по-христиански!"). Признание неподлинности "Слова о полку Игореве" - каковое заключение считается у яйцеголовых хорошим тоном. Эротика и сквернословие в гомеопатических дозах, ровно в таких, чтобы передовой интеллигент ощутил вкус знакомых приправ. Культ пива, наконец.

Лингвистическая составляющая чрезвычайно важна в любой утопии; как только вас научат говорить и думать на языке предлагаемого сообщества, вы уже стали его сочленом, даже если вам что-то в нем не по вкусу. Недаром борцы с утопическими проектами уделяют этой теме принципиальное внимание, - в чем, как помним, особо преуспел Оруэлл с его новоязом и уткоречью.

В "Евразийской симфонии" эта сторона дела разработана отменно и, так сказать, многофункционально. Под радужной пленкой юмора прячется серьезная задача. Повествовательный антураж насыщен китаизмами, иногда шутливыми, иногда познавательными. Так шаг за шагом внедряется в сознание экзотическая для нас система государственных должностей, ритуалов, блюд, напитков, поверий. В сущности, авторы как стилисты воспроизводят навыворот дело Петра, чья эпоха насытила русскую речь варваризмами с другой стороны света (впоследствии ассимилированными), а вместе с ними - и новым складом ума. Нельзя не предположить, что здесь - надежды на тот же конечный результат. При этом нас забавляют - в духе наоборотного Лескова - ложными этимологиями и невсамделишной "ханьской" фонетикой ("Лигоусский проспект", "великий поэт Пу-си-цин" и пр.), чтобы ложка рот не драла.

Затем - искоренение слов иностранного происхождения, занесенных западными ветрами ("повозка" вместо "автомобиля", "разбор" вместо "анализа"). Иногда - операция удачная (я бы сама рада заменить "СМИ" - "средствами всеобщего оповещения"), иногда - не достигающая цели (вместо "фоторобота" - "членосборный портрет", но от чужеродного "портрета" так и не избавились). Однако вот что примечательно: устраняются не только латинизмы, галлицизмы и англицизмы, но и все, что связывает русскую лексику с Элладой - общеевропейской культурной колыбелью, имеющей через Византию особое к нам отношение (не "археологи", а "древнекопатели", не "зоологи", а "зверознатцы", не "оркестр", а "сладкозвучный отряд"...). Эти исторические следы должны быть так же немилосердно стерты, как и следы вестернизации.

Ответить
Чжучи
18 years ago

"Ваше сообщение слишком длинное", г-жа Роднянская. :-)
Вот хвостик:

Искореняются не только слова, но и опорные понятия отвергаемой цивилизации. В соответствующих ведомствах Ордуси действуют не правоохранители, а человекоохранители, ибо "право" - понятие, не вписанное в традиционный китайский менталитет, и вообще: пора охранять людей, а не абстрактный правопорядок (это, ручаюсь, многим понравилось). "Господин" (слово из мира "частнорабской свободы") заменено на почтительное "преждерожденный", а большевицкое "товарищ" и фашистское "соратник" - на "единочаятеля", равно - хотя и недалеко - удаленного от первого и второго. Слова эти непременно будут усвоены, как и вышеупомянутое "сообразно", которое так и тянет вставить в собственную речь.

Но важней всего, вероятно, подчистки на карте базовых именований. Здесь старое деяние большевиков повторено так прилежно, что я уверена: не сознательный это умысел, рукой авторов водила сама метафизическая логика Утопии ("до основанья..."). Петербург - Петроград - Ленинград - Александрия Невская - этот город положительно не дает покоя переназывателям. Первица, вторница, средница и т.д. - точно так же большевики, вводя пятидневку, боролись с христианской седмицей-неделей, венчаемой воскресеньем. Впрочем, даже они не решились переименовать Москву (здесь: Мосыке) и мать русских городов Киев (здесь: Асланiв - основанный, видимо, не Кием, а неким правоверным Асланом). Но главное - название самой империи, в котором от России, Руси остался хвостик, или, если это приятней, нижняя конечность. Еще восемьдесят, еще десять лет назад многие и многие готовы были отдать жизнь за возвращение родине ее подлинного имени вместо четырехбуквенной аббревиатуры... Теперь Ордусь с главной имперской столицей в Ханбалыке, насколько мне известно, никого не заколыхала. Как и Храм Света Будды на месте Исаакиевского собора...

Беспроигрышная компаративистика. Как уже ясно, еврокитайская утопия не изолирована во времени (далекое будущее) или в пространстве (неведомый остров, другая планета). Нет, имперский мир Ордуси, представленный во всем его вымышленном обаянии, соседствует с реальным миром сегодняшней, достаточно уродливой, "эгопрагматической" постхристианской цивилизации. А с другой стороны, рядом с "альтернативным" историческим вымыслом, ликвидирующим действительную историю нашей российской вселенной с ее европейскими корнями, предъявляется реально описанная укорененность в китайскую культуру, государственность, историческую традицию и т.п. По линии того и другого сравнения выбор читателя в пользу Великой Ордуси, можно сказать, обеспечен. "Хочу в Ордусь!" - о таких читательских письмах сообщают душеприказчики Хольма ван Зайчика, и им нельзя не верить.

Итак, удовлетворяется полуосознанный общественный спрос на "третий путь", - но так, чтобы, пройдя через ряд подмен, чающие его превратились в ордусских "единочаятелей". Вы ностальгируете по империи? - вот вам превосходнейшая, что с того, что не Российская. Начитались Солоневича, о "народной монархии"? Она тут как тут, умеренно народоправная, с введенными в здравые рамки выборами на "просительных участках", с допускаемой - в границах этики - частной собственностью, с высоко вознесенным государем и пышным двором; правда, государь, как в сказке Андерсена, - китаец, а дочь его - не цесаревна, а китайская принцесса (несказанной красоты). Традиционализм, почвенничество? (Вяч. Рыбаков побивает "клеветников Ордуси" именно этими понятиями.) Пожалуйста - но при условии отказа от прежних имен и топонимов, при согласии, что почва-то отыщется, но не ваша. Мультикультурализм, от коего обитателям евразийского материка не отмахнуться? Исключительно под опекой этического учения Конфуция, способного сделать средостения между культурами миролюбиво проницаемыми.

И тут выплывает самое главное, средоточное...

Многоконфессиональность Ордуси - невещественная основа ее процветания. У каждого своя вера, и все веры хороши. Ставить вопрос об истинной и ложной вере не только непристойно, но и социально опасно, ибо разуверившийся человек озлобляется; так в "Деле победившей обезьяны" разъярились - назовем их не романными, а подразумеваемыми именами - коммунисты и рыночники, лишившись невинных иллюзий по вине московского градоначальника, очень похожего на Ельцина. (В скобках замечу, что обилие актуальных политических намеков и масок делает романы ван Зайчика местами очень похожими на "Зияющие высоты" А.Зиновьева.)

Сами-то авторы, как и положено "желтолицым позитивистам", вернее, их бледнолицым побратимам, не верят ни в чох, ни в сон, ни в вороний грай. Культы и ритуалы для них - удобные социальные инструменты, обеспечивающие законопослушание и нравственную вменяемость подданных в частно-семейной жизни (общественная же, повторю, регулируется конфуцианством, которое, как подчеркнуто в самом тексте, - не религия, а этическое учение). Среди этого полезного инструментария предпочтение, естественно, отдается китайскому простонародному пантеону буддийских божеств и духов, всяческим воскурениям, гаданиям и кармическим перерождениям. Мусульманству отведена почетная роль ракетной ступени, которая, вознеся аппарат многоверия к вершинам дальневосточной мудрости, в двух последних романах практически отбрасывается за ненадобностью. Оно, мусульманство, сгодилось еще, чтобы опрокинуть завет единобрачия, данный (чего авторы, при всей их окитаенности, не могут не знать) не проклятыми католиками, а самим Христом.

Слово произнесено: христианство. Его - нет, мир Утопии его не вместил, и быть иначе не могло. Зато есть "православие". С многоженством, позволяющим авторам всласть порезвиться в сюжете: имеющая родить мусульманская жена православного Богдана (полностью - Богдан Рухович Оуянцев) подыскала ему временную, по контракту, младшую женушку - юную варварку-француженку, но та в конце концов уходит, не в силах, в своей ограниченности, принять ордусские семейные ценности ("Вы будете стонать за стеной, а я должна радоваться, что вам хорошо"). После чего духовный отец Богдана Кукша (есть, есть такое имя в святцах, но надобно же хотеть отыскать) накладывает на свое чадо суровую епитимью (!) за то, что тот не сумел сохранить мир да любовь в семье.

Но многоженство - эпатирующая мелочь. А вот как понимается религиозный синкретизм. Богдан "затеплил лампаду перед образом Спаса Ярое Око, преклонил колени - и трижды нараспев прочитав благожелательные надписи, свисавшие по обе стороны иконы, в течение получаса истово молился". Характерно, что в других случаях авторы разумеют под "синкретизмом" простую веротерпимость; в других - но только не в этом... Мало того, что на Соловках ("Дело лис-оборотней") фольклорная нечисть (лешие, водяные...) находится в строгом бюрократическом подчинении у китайского гения местности тудишеня, но к последнему вдобавок прибывает "с приказом от Небесного Владыки Святой Савватий". Превращая чтимого соловецкого святого в персонажа сказки, витающего над буддийским монастырем Вечно-истинного учения, а Северную Фиваиду - в твердыню все того же "синкретизма", авторы, конечно, не рассчитывали на умиление православных читателей, но правильно предположили, что таковых - ничтожное меньшинство и потеря невелика, зато многие прочие после этих забавных экзерсисов с особенной охотой устремятся в широкие врата Ордуси. Цена пропуска - почти нечаянный, почти безболезненный отказ от Христа.

Мне наверняка скажут, что из-за твердолобого догматизма меня покинуло чувство юмора. Споря с "клеветниками", Вяч. Рыбаков на юмор-то и кивает: дескать, перед вами "ироничная добрая сказка", а вы... Авторы ведь способны пошутить даже над трактатом "Лунь юй" или спародировать конфуцианские максимы: "Стоит фениксу хотя бы кончиком лапы увязнуть в болоте - и весь он полностью пропадет в болотной тине...". Вот именно: коготок увяз - всей птичке пропасть.

К юмору "Евразийской симфонии" (иногда высокой, иногда низкой пробы) я вполне восприимчива и сознаю его неотъемлемость в составе хорошо сработанной утопии. (Авторитетные исследователи и у самого Томаса Мора находят юмористическую амбивалентность.) Утопия неотделима от идеологии, ради идеологического внушения и создается (см. эпиграф). Но кто же станет заглатывать идеологический крючок без наживленного юмористического червячка?

Утопию С.С.Аверинцев определяет как "наиболее радикальную противоположность теистической идее спасения" (когда-то, в застойно-безбожные годы, эта сухая фраза из знаменитого пятого тома "Философской энциклопедии" не на шутку - ищущих спасения - воодушевляла). Но можно вспомнить еще одного современного апологета, признанного по совместительству превосходным юмористом. Я говорю о Честертоне, о его неувядаемой антитезе обтекаемого шара и угловатого креста. Утопия, Ордусь - это шар, всем приятный и потому всеми принятый. Здесь нет предельных дилемм, из-за которых лилась бы кровь (как это случается из-за всерьез понимаемой веры); здесь, в круглящихся стенах, места хватает для всех - и для либерала-плюралиста, и для монархиста-государственника, и для космонавта, и для йога, и для многоженца, и для однолюба, - и для Иеговы, Христа, Аллаха, Будды, поминаемых фактически как племенные божества, что не устраивало когда-то христианских первомучеников в веротерпимой Римской империи. Здесь, в мире благого компромисса и положительной посюсторонности, нет метафизического зла и "плохих людей нет". Бывают только "заблужденцы", слишком рьяно настаивающие на своем. Но их, без особой жестокости, наказывают или лечат. Отсекается все маргинальное, невместимое, заостренное, остается "Цветущая Средина". "Хочу, хочу в Ордусь!" Ни имя моей страны, ни история ее, ни исключительность моей веры не стоят этого обещанного благоденствия в безопасности и бестревожности. Ну, кто не потянется в Ордусь?! Разве что спросить у безумных почитателей Креста? Но их не слышно.

(В расширенном виде статья готовится к публикации в журнале "Посев")

Ответить
А. Ланьков
18 years ago

Уважаемая госпожа Роднянская!

Как бывший питерский китаист и коллега "консультантов" великого евразийского гуманиста хотел бы ответить на некоторые Ваши замечания по поводу "Евразийской симфонии" ван Зайчика.

Начну с мелких замечаний. С самого начала меня несколько удивлял успех серии в "широкой" интеллигентской массе. Мне казалось, что для полного ее понимания надо неплохо знать китайский язык и китайскую культуру, реалии которой там постоянно обыгрываются. Потом я решил, что это не так уж и обязательно. В Вашей рецензии, однако, я впервые столкнулся с рядом ошибок, которые вызваны именно незнанием этих реалий.

ВЫ ПИШЕТЕ {"Господин" (слово из мира "частнорабской свободы") заменено на почтительное "преждерожденный", а большевицкое "товарищ" и фашистское "соратник" - на "единочаятеля", равно - хотя и недалеко - удаленного от первого и второго.} КОНЕЦ ЦИТАТЫ "Преждерожденный" - БУКВАЛЬНЫЙ перевод китайского "xiansheng/сяньшэн" (более известного нам в японском произношении "сэнсэй"). Слово это используется тамже, где "господин" в русском. "Единочаятель" - также БУКВАЛЬНЫЙ перевод китайского "tongzhi/тунчжи", которое было в свое время изобретено в Китае для передачи слова русского "товарищ".

ВЫ ПИШЕТЕ {Первица, вторница, средница и т.д. - точно так же большевики, вводя пятидневку, боролись с христианской седмицей-неделей, венчаемой воскресеньем} КОНЕЦ ЦИТАТЫ Опять незнание источника. В китайском дни недели НУМЕРУЮТСЯ: xingi-yi/синьци-и, xingi-er/синьци-ер и т.д.

ВЫ ПИШЕТЕ {не "зоологи", а "зверознатцы", не "оркестр", а "сладкозвучный отряд"} КОНЕЦ ЦИТАТЫ Опять незнание оригинала - все это точные кальки китайских слов. Кстати, словесные игры с буквальным переводом китайских терминов на русский (часто получалось метко и смешно) были очень распространены на ВФ ЛГУ в мои (и консультантов Рыбакова и Алимова) студенческие времена. Кстати, культ пива и легкого мата, в котором Вы бдительно узрели тонкую идеологическую диверсию, пришел оттуда же. На а по поводу неподлинности "Слова" - прежду чем приписывать эти заявления влиянию "хорошего тона яйцеголовых" советую поинтересоваться семейными обстоятельствами консультантов и взглядами некоторых очень близких им людей на этот вопрос (а также научными публикациями этих самых людей - отнюдь не дилетантов в русской средневековой литературе).

Однако есть и БОЛЕЕ ОСНОВАТЕЛЬНЫЕ замечания. Ваше выступление, увы, является примером идеологической критики, со всеми вытекающими из этого факта обстоятельствами - например, передергиванием и манипуляциями. Кое-что у меня вызвало улыбку. Например, Вы фактически утверждаете, что "пугало русского национализма" вставлено чуть ли специально, в качестве злодейской наживки для легковерных интеллигентов. Выходит, Вы считаете, что есть только две возможности - пылкая и самоотверженная любовь к Западу и русский шовинизм в стиле "бей-спасай"? Вынужден Вас разочаровать - возможностей куда больше.

Вообще в Вашей рецензии есть интересный момент. Все, что укладывается в классический прозападно-либеральный "образ врага" - объявляется искренним проявлением взглядов авторов. Вы их (справедливо)обвиняете в антизападничестве, (менее справедливо) в антикатоличестве и пр. Все, что в такой образ не укладывается (враждебность русскому национализму, например) - объявляется коварной наживкой, которую, по Вашему выражению, введенные в заблуждение читатели "сглатывают".

Что же, Ваша позиция понятна. На протяжении последнего десятилетия либералы прозападного толка всеми силами эксплуатируют старый принцип "кто не с нами - тот против нас". Тактически - грамотно, не спорю. Любой нормальный человек, столкнувшись с необходимостью выбирать между Баркашовым и Новодворской, злобно матерясь про себя, выберет-таки Бесноватую Валерию. Но возможностей-то куда больше! И об этом напоминает столь непонравившаяся Вам книга (и именно этим вызвано столь явное Ваше и Ваших единомышленников раздражение против нее).

С уважением

Андрей Ланьков

Ответить
Баоши-цзы
18 years ago

Кстати, сильно сомневаюсь, что такие слова, как зоология и археология (несмотря на их греческое происхождение) пришли из Византии. Пришли они, полагаю, из Западной Европы после петровских реформ, а не из Нового Рима на брегах Босфора. В древней же Руси (не дайте соврать, ечи!) греческие слова скорее переводились (семантическое калькирование) на манер зайчиковых "древнекопателей", чем заимствовались (за исключением церковной лексики -- иерей, диакон, кафизма, клирос и т.д.).

Ответить
Су Хин
18 years ago

Дополним - немецкое "Parteigenosse" являетя точнейшим переводом "товарища".
А вообше типическое произведение - сначала придумать страх, а затем его разоблачить. Махать жупелом в расчете на тех, кто книги в руках не держал. Взять, хотя бы то же многоженство (а с Соломоном как же?) или антикатоличество...
Ну и конечно, "империя". Страх экий. Как та же Новодворская когда-то в "Русской Мысли" писала: "если выпало в империи родиться" (в смысле - кайся и в грудь бей себя всю оставшуюся жизнь).
А я империи люблю!

Ответить
А. Ланьков
18 years ago

...Роднянской идея книги показалась вредной, и г-жа Роднянская изобразила ее как диверсию, направленную против всего светлого и чистого. Изобразила с элементами передергивания и политической манипуляции, подробно разобранными в моем прошлом постинге.

Почему книга вызывает раздражение? Рискую повториться, но скажу. Дело в том, что она разбивает агрессивно навязываемые прозападаными либералами представления о безальтернативности выбора. Логика, на которой либералы основывают свою политику и, особенно, пропаганду, проста: "Кто не с нами, тот против нас!" Именно эта логика - вместе с деньгами олигархов - определяла исход всех постсоветских президентских выборов. Либералы говорят: "Если ты не подписываешься полностью под нашей программой, у тебя есть один выбор - черносотенцы, националисты. Третьего не дано" В действительности же дано и третье, и четвертое, и двадцать восьмое. Об этом ван Зайчик и напоминает, и либеральных идеологов это нервирует. Не иначе как диверсия, вылазка классового врага.

Кстати, националистов он тоже бесит - и потому, что у этих придурков точно такой же подход. Для них эта книга тоже вредна - и высмеиванием русских националистов (которое Роднянская в своей либеральной бдительности объявила хитрым трюком недоразоблаченного врага) и "китаефилией" и "национальным нигилизмом" и, главное, демонстрацией того, что неприятие их бредовой идеологии не означает полной капитуляции перед либерал-экстремистами...

Ответить
Су Хин
18 years ago

А вот Елисеевский отзыв мне вполне по нраву. Если его продолжить, то можно от пространства "ниже 0,0 ординара" прийти и к чисто подводным городам.
Из Китежа в Винету...
А что за конференция была, этот "Петербургский диагноз"?

Ответить
Нимлатха
18 years ago

Я так понял, что любить "Евразийскую симфонию" могут только носители огромного количества фобий, комплексов и девиаций, в число которых склонность к чтению качественной литературы не входит по определению.

Империи по большей части не люблю. Католик с 10-летним стажем. Римское право и кодекс Наполеона - пламенная страсть души, тасазаць. "Новодворская в штанах". Солоневича не читал, кто такой - знать не знаю. Китай люблю, но не до слияния с ним в союзном экстазе. Ломаю вот голову - какой такой хитроумной наживкой "зацепили" меня коварные идеологические диверсанты, спрятавшиеся под личиной ВЕКГ?

А вот что "цепляет" по-настоящему - знаю. Цепляют национал-патриотические ура-бредни и нетерпимость, особенно один ее дремучий подвид - это когда озадачиваются поисками антихриста во всем, что имеет неосторожность не совпасть с личными пристрастиями и вкусами.

Ну не нравится мозговедице Зайчик - отложи ты его в сторону, купи Агнию Барто или Зюскинда, тешься вволю. Чего читателей-то строить? Нет, Ильич иногда дело говорил...

Маша, надои нынче знатные. Приезжайте купаться. А от горечи во рту избавиться - прием нехитрый есть.

Ответить
Маша Звездецкая
18 years ago

Драг еч Нимлатха 8)))

Что там - про надои? 8)))
Я в благословенном Китае провела месяц своей жизни, и насладилась - вполне. И на все попытки коллег -"поедем, красотка, кататься" - отвечаю радостным отрицательным мычанием. Ибо больно уж далеко лететь.
"Лучше уж вы к нам" (с)

Печаль статьи г-жи Роднянской, умного читателя, тонкого критика, состоит не в том, что она выбранила-высекла ван Заеца. Напротив, она его всячески похвалила. Но при этом заметила, что симпатические идеи и образы ван Зайчика влекут за собой незаметную подмену важнейших духовных понятий российской православной цивилизации и могут вызвать в мыслящем обществе смену жизненных ориентиров.

Если довести эту мысль до абсурда и припомнить, что «октябрьская революция была совершена на немецкие деньги», то по аналогии вполне можно договориться до того, что книжки ХвЗ пишутся «под заказ» на деньги Коммунистической партии Китая.

Хольм ван Зайчик - как начало китайской духовной экспансии в России - как вам эта мысль? 8)))

Маша 🙂

Ответить
Баоши-цзы
18 years ago

"Но при этом заметила, что симпатические идеи и образы ван Зайчика влекут за собой незаметную подмену важнейших духовных понятий российской православной цивилизации и могут вызвать в мыслящем обществе смену жизненных ориентиров".

1. Ну уж если книги ХвЗ так опасны для основных понятий российской православной цивилизации, то грош цена этой цивилизации. Туда ей и дорога, сказал бы я. 😲 Но это просто смешно. И Батыя с Мамаем она пережила, и смуту, и раскол, и петровские реформы и Наполеона с Гитлером и большевистское безбожие -- все пережила. А ван Зайчик ее погубит и сменит ориентиры. Смешно, право. :A)

2. Во-вторых, я уверен, что цивилизация жива именно тогда, когда она способна и ориентры в чем-то поменять и ценности критические пересмотреть. Межкультурное взаимодействие (не экспансия, а взаимодействие и диалог) всегда полезны и благодетельны. И Россия всегдла была открыта для него -- мы учились и у Византии, и у степи, и у Запада. Почему бы не поучиться и у Китая? Вспомните про Пушкинскую речь Достоевского и про всемирную отзывчивость русской души. Да и Грибоедов тоже, помнится, советовал "поучиться у китайцев" 🙂
3. Неужели Китай партократов из политбюро ЦК КПК и Китай ван Зайчика, это один Китай? 🙄 Не верю. >😞

В общем, ерунда все это, фантазмы дамы из московского литературного бомонда с либерально-христианскими шорами. 😋

Ответить
Маша Звездецкая
18 years ago

Драгоценный преждерожденный , Великий наставник Баоши-цзы!

Уж коли начали обвинять в духовной китайской экспансии, то уж теперь не уймутся.

Это будет самая модная тема текущего десятилетия.

Я все ждала, кто, кто додумается до этих обвинений (потому что все прочие - уже высказаны)?
Дождалась 8)))

Все же... как их много, драг прер еч, тех - кто считает, что выбор прост: "Голосуй, а не то проиграешь!"
Как их мало - тех, кто видит изобилие мировых путей....

Маша,
с голубиной кротостию

Ответить
Oleg
18 years ago

Просмотрев статейку г-жи Роднянской удивился такому колличеству передергиваний и притягиванийзауши. Это же надо так суметь! Хотя что там, для профессионала написать десять таких писюлек на одну тему с различных точек зрения, что мне чашку чая выпить. Хотя хочется верить, что написанное все таки является мнением самого автора (а то теряется всякий смысл продолжать дискуссию), хотя поручиться за то, что это не джинса нельзя.
С прискорбием понял, что г-жу Роднянскую ХвЗ совершенно не интересует, НУ НЕТУ ЕГО!!! А вся статья вертится вокруг пока еще не рассекреченных авторов ("... есть основания предполагать, что это петербургский фантаст Вяч. Рыбаков (взявший на себя и публицистическую защиту-продвижение общего детища) и петербургский же синолог И.Алимов."), прикрывающихся этим именем, чтобы нести в народ свои постулаты (Хау Китай! Долой евро-американско-украинскую-католическо-националистическую (по тексту) идеалогию). Поэтому не могу согласиться с драгоценнейшей Машей по поводу того, что Родзянская хвалит ХвЗ, в лучшем случае отдается дань авторам в их успешной, с психологической ("И тут они действуют очень тонко, используя новейшие фобии и пристрастия.") позиции подготовке нас с вами ечи к духовной китайской ("... надо помнить, что пишется это людьми, искренно влюбленными в Китай, в его этические традиции, его фольклор...") экспансии. Правда я уже где-то видел упоминания и о вооруженной экспансии 😲.

Но с другой стороны все зто напоминает задание ВЫСОКО-СИДЯЩЕГО-ПЕКУЩЕГОСЯ-О-ТИРАЖЕ-ГЛАВНОГО-РЕДАКТОРА, хотя для того чтобы сказать это наверняка надо прочитать и другие статейки Роднянской, а после этой, этого делать совсем не хочется.

Ответить
Нимлатха
18 years ago
Уж коли начали обвинять в духовной китайской экспансии, то уж теперь не уймутся.

Как всегда, Вы правы И ланна б тока в духовной... Чует мое нежное сердце, все еще только начинается!
😲

Который раз перечитав излияния "умного читатля", продолжаю пребывать в стойком подозрении, что Роднянская может быть и душка, но из-за ее глубокой печали торчат незатейливые уши того, что называется нетерпимостью. Нашим эт не по душе.

А ну да пусть грустит.

Насчет молока - зря Вы... 😳 Мы старались...

Ответить
Zerleg
18 years ago

По сути всё, вроде бы, высказано. Так что я просто обращу внимание на одну маленькую деталь в самом начале статьи. Она меня изрядно повеселила:

Но сокрушительный успех одного из долгоиграющих проектов заставил задуматься.

Как тут было не вспомнить крокодильи слёзки побитого на "его" территории г-на Арбитмана (пардон, Льва Гурского):

Впрочем, дотошный разбор версий стал бы уместен, повторяю, лишь в случае очевидного триумфа. А поскольку "Дело жадного варвара" явилось для "Азбуки", по всем параметрам, безусловной и весьма обидной неудачей, неблагородно сыпать соль на раны конкретных исполнителей проекта, желающих ныне укрыться в тени: всякий садизм чужд автору этих строк. Гораздо важнее попытаться определить генезис этого "азбучного" провала

В общем, явный успех настолько очевиден, что идеологически озабоченные решили, что к тупым наездам уровня "Протухшей зайчатины" неплохо бы добавить "серьёзные" разоблачения коварных происков ВЕКГ.

Ответить
Рыбаков
18 years ago

Кажется, я малость припозднился со своими соображениями. И все же.
1. Должен признать, статья довольно умная — одна из самых умных на данный момент о ван Зайчике. Пусть и неприязненная; на самом деле ведь раздражает нормальных-то людей не неприятие, а ГЛУПОЕ неприятие. Дотошный и весьма добросовестный анализ, проведенный под определенным углом зрения; но все же анализ, а не вселенский хай, не имеющий к тексту самого ван Зайчика ни малейшего отношения — как бывало не раз.
2. Негативное отношение к утопиям сквозит у Роднянской — меж тем как все крупные исторические поступки и движения совершались благодаря утопиям. В свое время они по необходимости (поскольку никакой интегральный идеал не мог не быть религиозным) носили религиозный характер и относили мир идеала в рай (буддизм, христианство, мусульманство и пр.); впоследствии же, когда по ряду причин религиозная ниша оказалась заполненной, приняли вид литературных (Мор, Кампанелла, Рабле, Свифт и пр.). На короткий миг девятнадцатого-начала двадцатого веков, когда в интеллигентных массах вдруг укоренилась почти суеверная вера в науку (видимо, это отчасти было следствием воздействия религии Разума французских просветителей) утопии стали научными (либеральная утопия с ее якобы обеспеченной социальными институтами реальной свободой каждого и всякого индивидуума, технократия, марксизм, расовая теория и пр.), но это время прошло вместе с осознанием того факта, что сама по себе наука ничего не способна изменить. Она меняет лишь средства, но не цели. Меняется лишь ЧЕМ — ЗАЧЕМ остается прежним, вненаучным. Поэтому утопии вновь начинают становиться литературными. Неприязнь к утопии — это всего лишь выражение страха перед вот-вот грядущим историческим усилием (не обязательным, но вполне вероятным). Роднянская не боится ни застоя, ни медленного прокисания, ни разложения — он боится лишь всего, им противоположного. Странная позиция. Вернее, очень понятная... И когда Роднянская просто-таки исходит верой в зловредность утопий, но при этом сожалеет, что авторы ни во что не верят, а им бы побольше веры первых христиан, которые не боялись за свой идеал пролить кровь — это либо лицемерие, либо недомыслие, либо и то, и другое разом. То есть за то, что было прежде — убивать можно, а за то, что идет прежнему на смену — нельзя? Нелогично, подло. Либо уж вовсе за идеал лучше не лить кровь (и ван Зайчик именно из этого исходит) — либо имей совесть сказать честно: за то, что нравится мне, убивать — подвиг, а за то, что нравится моему соседу, убивать — преступление. Наши убийцы — молодцы, а ваши убийцы — подлецы...
3. При всей своей то косвенно, то прямо декларируемой ненависти к большевизии Роднянская остается советским человеком не меньше, а может, и больше Зюганова. Просто в своей сфере. Стоит лишь посмотреть, как она анализирует устремления авторов — точь-в-точь, как это в сладкие времена уверенности в близкое пришествие коммунизма критики делали буржуазной литературы, находящейся во власти денежных мешков и фашистских клик. В близкое пришествие чего верит Роднянская, не понять (и это очень плохо) — то ли в пришествие Христа, то ли, наоборот, прав человека, но шпарит, как по-писаному в тридцатых годах: «важно переориентировать», «действуют очень тонко», «используют эти приемы», «учет интеллектуальных мод и интеллигентских норм»... Роднянской, похоже, совершенно не приходит в голову, что авторы просто пишут, что думают, и делают это вполне искренне. И если то, что они думают и претворяют в текст так похоже на то, что думают многие и многие — это всего лишь значит то, что ТАК думают действительно многие и многие, и надо бы не возражать этому, а обдумать это. От позиции Роднянской один шаг до вполне бесовского «отменим народ» — и то, что Роднянская, видимо, либерал и плачет при одном упоминании телесных наказаний, отнюдь не добавляет ей реального гуманизма и уважения к пресловутым правам человека. Очень характера фраза об отсутствии антисемитизма: Роднянская, девушка честная, не может этого не констатировать, ибо это из ряда вон выходящий момент в поле нынешних почвеннических мечтаний; но она словно бы обижена этим самым отсутствием, она так оговаривается при этом, что прямо-таки слышно: да, антисемитизма нет, но его нет НЕ ТАК, КАК НАДО...
4. В эрудированности Роднянской не откажешь, вопрос она проработала всерьез, и все-таки нет-нет да и мелькнет то больший, то меньший прокол. Авторы отдают себе отчет, что далеко не все читатели замечают все мелочи текста, но на то они и читатели: пиша же всерьез на данную тему, следовало бы быть осторожнее. Звездолетчики у Ефремова поют не "Бойся энтропии черной!", а «Не спи! Равнодушье — победа энтропии черной!», и не в «Туманности Андромеды», а в «Сердце Змеи». Полное имя Богдана — не Богдан Рухович Оуянцев, а Богдан Рухович Оуянцев-Сю. И пр. Но самое главное — когда эрудиции не хватает в ключевой концовке, где Роднянская упрекает авторов в том, что они под видом синкретизма оставляют все религии нетронутыми, и искажают, можно сказать — выхолащивают, лишь христианство. В качестве доказательства приводится сцена молитвы Богдана. Роднянской невдомек, что благопожелательные надписи не имеют к религиозной практике ни малейшего отношения — это просто вполне светские, мирские пожелания блага всему, что не стопроцентно православно; и, во всяком случае — например, жене и уж подавно ее батьке беку Кормибарсову, за которых, между прочим, сколько я знаю, МОЛИТЬСЯ ХРИСТУ НЕЛЬЗЯ, ИБО ОНИ НЕ КРЕЩЕНЫЕ ХРИСТИАНЕ (во всяком случае, записочек о молитве во здравие или за упокой относительно нехристей в церквах не принимают, нет?) — а ведь хочется, ведь родные же люди! и произносит их (вполне ритуализованно, да, а почему нет?) Богдан, чтобы затем с чистой совестью отдаться действительной молитве. Христианскую практику они не искажают. И, с другой стороны, неверен тезис о том, что иные религии все остались, как есть, просто в отношении них синкретизм — это всего лишь терпимость. То, что правоверная мусульманка Фирузе все время ходит с непокрытой головой прилюдно и в тексте все время подчеркиваются ее пышные черные волосы, и никогда на ней НЕТ ПЛАТКА — это что, неискаженный, несошлифованный с иными религиями ислам, что ли? А то, как именно Баг просит Богдана взять ответственность на себя в первом томе: «Христос добрый, ты отмолишь...» Это — не племенной божок. Это молчаливое, абсолютно естественное признание того, что если твоя религия права — то ты спасешься, но если права моя — мне в случае того же поступка несдобровать. И затем буддист Баг уже действует так, как разрешил Богдану Христос, то есть буддизм блокирован христианским разрешением. Этих примеров больше. Надо их видеть. Но, конечно, авторы, как культурные люди, больше подхихикивали над своим, нежели над чужим. Делать им упрек из-за их веротерпимости в том, что сами они не верят ни в чох, ни в грай — намеренная провокация, опять-таки в советском стиле. Если же Роднянская верит в Христа и, защищая его от так называемых «зайчиков», при этом сожалеет о том, что нынче не льется кровь за чистоту христианской веры — то остается пожелать, чтобы у Христа было ПОМЕНЬШЕ таких защитников в наше и без того весьма жестокое время.

Ответить
Алимов
18 years ago

Забавно насчет синкретизма, кстати.
Я ничего не знаю о госпоже Роднянской, однако же - коли она позволяет себе так легко и безоговорочно судить о том, во что авторы верят, а во что не верят...
Только сейчас пришло в голову - а ведь кто, собственно, говорит о синкретизме, бросая упреки в том, что, де, у ван Зайчика христианство, так сказать, выхолощено в сравнении со всем прочим? Да те самые люди, которые произросли в стране советского религиозного синкретизма, но теперь отчего-то об этом забыли как-то враз и всячески от этого самого синкретизма - уже привычно - открещиваются, на деле подсознательно ему следуя, потому что - впитался с молоком матери. Да, этот синкретизм отчасти насаждался искусственно, а как же! государству нужна идеология - один культ новогодней елки и всего того, что связано с советским Новым годом чего стоит (и до сих пор успешно работает, кстати); и многочисленные советские святые, некоторые из коих были канонизированы при жизни и имена коих до сих пор носят улицы российских городов; и другое.
Да, скажут мне самые рьяные, вот что сделала с нами советская власть, тюрьма народов и все такое. Как прекрасно, что мы это понимаем! Но отчего же тогда, судорожно пытаясь освободиться от мощей Великого Умруна и до сих пор так-таки и не освободившись (плохо открещиваемся? не всем миром?), мы с таким размахом и помпой всей страной по-прежнему несем многочисленные приношения на алтарь одного из самых народных советских святых, портреты которого до сих пор стоят у некоторых бабушек (видевших, кстати, историю страны собственными глазами, а не прочитавших у Солженицина) в красном углу, рядом с иконами (вот вам, кстати, типичное народное, низовое христианство, или только Роднянская христианка?) - я имею в виду великого русского поэта африканского происхождения Александра Сергеевича Пушкина?
А потому что - синкретизм. Еще какой. Что там Богдан Рухович с его иконой Спаса Ярое Око и благопожелательными надписями! И вот о чем надо думать - если уж ей так хочется - госпоже Роднянской и прочим размыслителям над «ловцами человеков» - потому что это есть здесь и сейчас; потому что какой канал телевизора не включи во время праздничного действа - многих истинных христиан увидишь: как положено, во храме, крестятся, все внезапно стали верующими, хотя последовательно претворяли в жизнь дело Ленина, освободились, панимаеш, от советского ига и наконец-то припали к исконной вере отцов и дедов. «Назолотили крестов, навтыкали где ни попадя, да променяли на вино один, который был дан» (с) БГ.
Между прочим, эти люди руководят страной. А ван Зайчик - он всего лишь пишет, пишет о том, чего, я думаю, и не будет-то никогда.
P. S. Прошу понять меня правильно: я ничего не имею против Пушкина, это гениальный поэт, но все же «в качестве ценности, долженствующей послужить объединению нации, в 1999 г. был вызван тот же самый дух, что и во время сложения тоталитарного государства СССР в середи-не 30-х (напомню о переводах Пушкина на все языки Союза ССР)» (А. Б. Адоньева. Категория ненастоящего времени. СПб., 2001. С. 77).

Ответить
Маша Звездецкая
18 years ago

Коммунизм - как надрелигиозная система, в недрах которой - как в рамках этического конфуцианского мировоззрения - объединились верующие всех конфессий...
Эта тема - воистину благодатная! 8)))

Помню, как в студенческие поры, прогуливая такой дивный предмет, коего нынче уж нет ("история КПСС" - скоро эту аббревиатуру нужно будет расшифровывать?..), мы ходили по кофе и рассуждали на такие примерно темы: Ленин - как первый коммунистический святой; коммунистические праздники и проблема нового двоеверия (первое двоеверие, напомню, было о те поры, когда на Русь пришло христианство, а неблагодарные язычники не поспели со сменой мироощущения, и пришлось языческие праздники заменить идеологически праздниками христианскими, дабы споспешествовать скорейшей смене духовных ориентиров; коммунистическая партия как орден монахов-воинов; кодекс строителя коммунизма как Новое Священной Писание; и т. д.

Коммунизм, несомненно, был религиозной идеологией, и притом идеологией воинственной. Но мирное конфуцианство ныне кажется куда страшнее. Почему? Потому что китайцев за миллиард и мы уже всерьез опасаемся за сохранение национальной идентичности?

Ответить
Евгений Витковский
18 years ago

Любезный г-н Рыбаков,
молиться в православной церкви можно за кого угодно, кроме самоубийц (и то, по поверью, за пасхальной Всенощной- можно).
Что ж Вам господь посылает такую дуру в оппоненты?
О какой культуре у Роднянской речь может идти, она же и разговора-то не стоит!
Словом, буду рад купить шестую книгу.
Е.В.

Ответить
Грибоедоффф
18 years ago

От статьи г-жи Р. исходит легко узнаваемый дух архетипов советской бдительности, Героев Нации - Карацупы и Ингуса (если вы, молодые люди, их не знаете, то советую спросить у бабушки). Да, советский-пост-советский хомо должен быть бдителен... "Бедный наивный многопьющий православный (в данном ментальном раскладе последнее является акциденцией и может быть легко заменено на "героический, коммунистический" и т.п.) русский народ" не может, ну просто совсем не может думать своей головой - особенно, если его охмуряют зловещие заговорщики типа разных там ван зайчиков. Понятно, откуда ветер дует... (если непонятно, всё равно лучше сделать оргвыводы). ЕМУ НУЖНЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНО ПОДГОТОВЛЕННЫЕ ПАСТУХИ! Спасибо, г-жа Р. за то, что Вы меня, дебила, охраняете от правого, левого, переднего, заднего, нижнего и верхнего уклонизмов от Партийной Линии! Что бы я без Вас делал!
А если серьёзно, то, когда один мой знакомый сказал в 1990м или 1991м, " Православие - последняя надежда большевиков," я, будучи Православным, обиделся. Теперь я должен с грустью признать (оставаясь Православным), что православие без христианства, в котором Христа используют то как пугало, то как пешку, то как комсорга какого-то, судя по всему побеждает, и статья г-жи Р. этому прекрасный пример. Вот такая антропология...

Ответить
Баоши-цзы
18 years ago

Не могу не согласиться, драг прер еч Грибоедоффф! Вот даже православные атеисты у нас появились! Но каждый из них святее и церковнее всех Отцов всех Вселенских Соборов. Это очень грустно...

Ответить
Маша Звездецкая
18 years ago

Что-то вы напали на г-жу Роднянскую, право...

Ведь она всерьез боится китайской духовной экспансии -
испытав на себе притягательность некоторых ордусских понятий. Ибо понятия не существуют сами по себе, вне общей концепции ордусской жизни.
А Роднянскую не устраивает именно концепция.

Хотя я не понимаю, почему.
Выше я уже написала, что в СССР была попытка создать всеобщее этическое мерило, объединяющее 15 республик, горы, реки и долины - а именно: коммунистическое учение.
И учение работало не потому, что оно "было верно, потому что истинно" (помните еще эту дивную тезу?), а потому, что в нем были симпатические привлекающие стороны: искоренение социального неравенства, построение Царства Божия - здесь и сейчас.

С этой точки зрения конфуцианство - как вертикаль ордусского общества, всеобщее мерило нравственности (кстати, это не религия не только в Ордуси, но и в Китае) - гораздо более привлекательно, ибо оно апробировано жизнью в течение куда большего срока.
Этика - как возможная надрелигиозная программа, как возможный путь к мирному диалогу (простите за штамп!) разных культур и конфессий...

Ответить
Papa HuHu
18 years ago

а можно ли каким-либо образом позвать г-жу Родянскую сюда, и выслушать ее мнение о мнениях высказанных здесь?.. а то однобоко получается....
по моему мнению, вывод из статьи очень даже правильный, цитирую:

В "Евразийской симфонии" эта сторона дела разработана отменно и, так сказать, многофункционально. Под радужной пленкой юмора прячется серьезная задача. Повествовательный антураж насыщен китаизмами, иногда шутливыми, иногда познавательными. Так шаг за шагом внедряется в сознание экзотическая для нас система государственных должностей, ритуалов, блюд, напитков, поверий. В сущности, авторы как стилисты воспроизводят навыворот дело Петра, чья эпоха насытила русскую речь варваризмами с другой стороны света (впоследствии ассимилированными), а вместе с ними - и новым складом ума. Нельзя не предположить, что здесь - надежды на тот же конечный результат.

Разве не так? Вопрос только, надо ли этого боятся? Пока еще нет...

Ответить
Нимлатха
18 years ago
а можно ли каким-либо образом позвать г-жу Родянскую сюда?

😉 Повестку ей...

А и в самом деле. Неловко как-то... Пусть бы прочла, поговорили б. 🙂 Может быть кто-нибудь где-нибудь как-нибудь не так ее понял... 😞

Ответить
Чжучи
18 years ago

Статья, как известно, помещена в "Русском журнале" (http://www.russ.ru), и там есть свой, довольно разветвленный форум, по которому я изрядно пошлялся, прежде чем обнаружил искомое - реакциютех, кто прочитал труд г-жи Роднянской. Так вот, в эпицентре - если можно так это все назвать - публикации автор также не снисходит до каких-либо ответов, диспутов, споров. :-)

Ответить