Автор Тема: Пьеса  (Прочитано 9048 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Mirag

  • Пионер
  • **
  • Сообщений: 95
  • Карма: 4
    • Деревенька Норвегино
Пьеса
« : 14 Мая 2011 15:56:21 »
http://www.russisk.org/modules.php?name=News&file=article&sid=3479

Предлагаю обсудить пьесу.

Из рецензий:
Цитировать
Если кратко, то эта пьеса о женщине, которая, мечтая изменить свою жизнь, хочет выйти замуж за иностранца. На обсуждении зрители с готовностью отвечали на традиционный вопрос ведущего – о чем пьеса: о страхе; о страшном одиночестве; о переосмыслении привычного в свете новых событий, и т.д. Прозвучало мнение, что в пьесе слишком много бытовых подробностей. На мой же взгляд, это язык пьесы. Люди общаются с помощью старых штанов, плексигласового стола, в том числе и с самими собой. И в жизни вербальная речь, особенно у людей, долго и по привычке живущих вместе, может быть очень бедна или никак не отражать их отношений. Но общение происходит – совместным просмотром футбола, оставлением грязных носков на видном месте... Даже если в таких семьях никогда не осмеливаются говорить (и даже думать) о самом главном, бытовые мелочи поддерживают связь этих людей. Наверное, это примета нашего времени. Эпоха «говорильни» прошла – словами высказываться все труднее. Вещи, жесты, морские свинки, «трудный» секс и даже посещение туалета говорят за героев.
Также, на мой взгляд, это пьеса о «своем» и «чужом». В пьесе много мотивов отчуждения – языковой барьер, другая страна, другие обычаи, одиночество. Сквозь пьесу проходит тема маньяка, психопата – я вижу это как воплощение страха перед чужим. Мы боимся того, чего не понимаем; один из самых известных ужастиков называется «Чужой»; в самой пьесе «американский психопат» из телевизора говорит: «На самом же деле это не я, это только призрак, иллюзии. И когда я могу спрятать свой колючий взгляд, и вы можете пожать мою руку и почувствовать прикосновение к плоти и может вам даже покажется, что мы ведем похожий образ жизни. Но это не так. Я из другого мира». Чужое можно освоить, т.е. сделать своим – но если ждешь от него только немедленного спасения из привычного «болота», неудача неизбежна. А именно спасения ждут и Одд, и Ирина. Но у каждого своя боль, непонятная другому, и герои оказываются бессильны помочь друг другу. Говорит «параноидальный» мотив еще и о страхе столкнуться с реальностью «как она есть» - бессознательном страхе всех, кто находится во власти иллюзий.
Возврат к «своему» оказывается в пьесе символом поражения, крушения надежды, но вместе с тем и той мягкой периной, которая уменьшает боль от падения.

Полагаю в пьесе описан собирательный образ. Норвегии просто повезло, что она была выбрана на основу места действия.

Ваше мнение? :)