Автор Тема: Изба-читальня: арабские авторы и произведения об арабских странах.  (Прочитано 13362 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Ksenia Tatarinova

  • Модератор
  • Профессионал
  • *****
  • Сообщений: 257
  • Карма: 9
  • Пол: Женский
  • Skype: ksenia637
Данную тему предлагаю посвятить обсуждениям об арабских авторах и их произведениях, а также литературе, связанной непосредственно об арабских странах, традициях, культуре и т.п.
Если у девушки искорки в глазах, значит тараканы в её голове что-то празднуют )))

Слово, идущее от сердца, проникает в сердце.

Оффлайн Ksenia Tatarinova

  • Модератор
  • Профессионал
  • *****
  • Сообщений: 257
  • Карма: 9
  • Пол: Женский
  • Skype: ksenia637
Суад. Сожженная заживо. (2007)
« Ответ #1 : 16 Июня 2010 04:53:29 »
Французская журналистка Мари-Терез Кюни записала трагическую историю семнадцатилетней арабской девушки, приговоренной к смерти своими близкими за «преступление против чести семьи». Записала со слов самой героини, изложив голые факты без комментариев и структурирования. Если вы ждете публицистического анализа, если считаете, что история жизни человеческой, какой бы душераздирающей она ни была, прежде чем быть изданной, нуждается в литературной обработке и осмыслении, а содержание книги должно соответствовать стильной суперобложке, то «Сожженная заживо» вас не впечатлит.

Стоит только представить описанную в книге трагедию воочию – и содрогнешься от ужаса и сострадания. Войнами, терактами, тюрьмами и пытками не ограничивается история сегодняшних несчастий, изобретенных самим человеком.

Арабка Суад, испытавшая смерть и второе рождение, только через двадцать лет после спасения решилась выступить публично. Она малограмотна, она не рассказчик, она не оратор. Она и не борец. Она – единственная из миллиона жертв мракобесия – выжила, вопреки всем и всему, и поведала о том, чего мы не знаем и не видели, чего не могли ни знать, ни видеть.

Западный берег реки Иордан. Глухая палестинская деревушка. Женщин не считают здесь людьми. У них одно предназначение – рожать мальчиков. Ежедневные побои в порядке вещей, запрет на любое проявление воли незыблем. Мужчины придумали законы чести и поставили их выше гуманизма. Ад создали сами люди.

Если ты вышла из дома одна, если всего лишь посмотрела на соседа, ты «шармута» – шлюха, опозорившая свою семью. Юная Суад – та, которая опозорила свою семью. Она позволила себе чувства и мечты. Она тайком убегала на свидания. В семье обнаружили, что Суад беременна, облили ее бензином и подожгли.

Недели страдания полуживого обуглившегося тела на больничной койке. От тебя нужно только одно – чтобы ты поскорее умерла. Тем самым будет спасена пресловутая честь семьи. Но ты не только не умираешь – ты даешь жизнь ребенку. И бог, если он есть, вдруг спохватывается и вспоминает о тебе. Но это не придуманный бог – это француженка Жаклин, участница гуманитарного фонда «Возникновение», вывозит из страны и Суад, и ее малыша.

Она вышла замуж, родила двух дочек, узнала простое семейное счастье, недоступное ее сестрам, так и не догадавшимся, что можно жить по-другому. Что есть страна, где роженицы не душат младенцев-девочек, а радуются их появлению на свет. Где разрешается самостоятельно делать выбор и безнаказанно смотреть в глаза любому мужчине.

Но из пепла невозможно возродиться. Тело останется изуродованным, душевные шрамы не зарастут. Ночные кошмары не отступят. Детства и юности у Суад не было, вторая половина жизни отравлена прошлым. Купание в бассейне жарким летним полднем – с разбегу броситься в воду, скинув одежду, глухо застегнутую до горла, – становится навязчивой идеей, бредом, несбыточной мечтой. Она примет снотворное, ее опять спасут. Женский роман закончился бы хэппи-эндом: Суад живет! Психологический роман исследовал бы тайники так и не исцелившейся души. Но это – документальная повесть, лаконичная и суровая, ставшая уникальным посланием из мира, замкнутого в самом себе.

«Я могу только говорить, и это мое единственное оружие», – говорит Суад. Она согласилась выпустить книгу затем, чтобы помочь хоть кому-то из миллиона арабских женщин. Чтобы услышали те, от кого что-то зависит в этом мире. Чтобы там, в глухой палестинской деревне, отец и брат вспомнили о ней. Может быть, для этого она и осталась жить дальше…

Актуальная цитата: «Любопытная вещь – судьба арабской женщины. Мы принимаем ее как должное. Никакой мысли о неподчинении даже не приходит в голову. Мы даже не знаем, что это такое – неподчинение. Мы умеем плакать, прятаться, обманывать, чтобы избежать палки. Но восстать – никогда!»
Если у девушки искорки в глазах, значит тараканы в её голове что-то празднуют )))

Слово, идущее от сердца, проникает в сердце.

Оффлайн Ksenia Tatarinova

  • Модератор
  • Профессионал
  • *****
  • Сообщений: 257
  • Карма: 9
  • Пол: Женский
  • Skype: ksenia637
Фаллачи Ориана. Ярость и гордость.
« Ответ #2 : 16 Июня 2010 05:15:54 »
Чудовищный акт терроризма, совершенный 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, заставил содрогнуться весь мир.Ориана Фаллачи, итальянская журналистка, уже много лет живущая в Америке и известная своими независимыми взглядами, в тот страшный день оказалась очевидцем трагедии.Потрясенная увиденным, Фаллачи взялась за перо, и на свет появился жесткий антиисламский памфлет - гневная, сверхэмоциональная, далеко не бесспорная и очень личностная книга "Ярость и гордость", которая вызвала невероятный резонанс. Изданная миллионными тиражами во многих странах мира по обе стороны Атлантики, книга Фаллачи везде вызывает бурную, неоднозначную реакцию. Отклики на "Ярость и гордость", как правило, диаметрально противоположны: от безудержной хвалы и поддержки - до гневных нападок и проклятий в адрес журналисткиВо Франции ультрарадикальная мусульманская ассоциация возбудила против Фаллачи судебный процесс, который журналистка, впрочем, выиграла. И по сей день не прекращаются угрозы в ее адрес, но мужества этой женщине не занимать. В годы Второй мировой войны она, тогда четырнадцатилетняя девушка, сражалась в рядах итальянского сопротивления против фашизма. Затем, не раз рискуя жизнью, писала гневные репортажи из различных горячих точек планеты: Вьетнама, Ближнего Востока, Венгрии 1956 года, революционной Латинской Америки 1970-х годов, региона Персидского залива. Во время кровавых событий 1968 года в Мехико журналиста была тяжело ранена. Ее репортажи, аналитические статьи, интервью с известными политиками и общественными деятелями разных стран, среди которых были Голда Меир, Хомейни, Ясир Арафат, Али Бхутто, король Иордании Хусейн, Далай-лама и другие, непременно вызывали огромный интерес.В книге "Ярость и гордость" Ориана Фаллачи с присущими ей бескомпромиссностью и бесстрашием гневно обличает терроризм, причем в выражениях, которые мало кто осмеливается высказывать публично. Она пишет о непримиримых, с ее точки зрения, противоречиях между исламским и западным мирами, о всемирном феномене джихада и о "губительной беспечности Запада".Впитавшая в себя европейскую и американскую культуру, защищая достижения западной цивилизации, Фаллачи проклинает все то, что она называет "слепотой, глухотой, конформизмом и бесстыдством политкорректного подхода".С момента выхода "Ярость и гордость" уже не первый год держится в десятке мировых бестселлеров, активно обсуждается в СМИ, вызывая бурные споры, и сегодня, когда проблема борьбы с терроризмом во весь рост встала перед нашей страной и мировым сообществом, мы приняли решение издать эту далеко не бесспорную, полемичную книгу Орианы Фаллачи. Пусть мы не во всем согласны с автором, тем не менее, считаем, что в свободной стране должны быть озвучены самые различные мнения, тем более когда терроризм стал всеобщей угрозой."Ярость и гордость" Орианы Фаллачи - один взгляд на проблему, безусловно, есть и другие, которые также заслуживают внимания. Именно поэтому настоящее издание - только повод к началу трудного разговора на волнующие весь мир темы.
Если у девушки искорки в глазах, значит тараканы в её голове что-то празднуют )))

Слово, идущее от сердца, проникает в сердце.