Автор Тема: Ли Хэ - ИЗ ТЕРЕМА ВОЗЛЕ РЕКИ  (Прочитано 10742 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн ЮК

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 526
  • Карма: 28
Ли Хэ - ИЗ ТЕРЕМА ВОЗЛЕ РЕКИ
« : 16 Января 2014 03:52:36 »
Ли Хэ - ИЗ ТЕРЕМА ВОЗЛЕ РЕКИ

Полагают, что эта песня была написана Ли Хэ во время непродолжительной поездки по Янцзы летом и осенью 814 г.

李賀《江樓曲》

樓前流水江陵道,鯉魚風起芙蓉老。
曉釵催鬢語南風,抽帆歸來一日功。
鼉吟浦口飛梅雨,竿頭酒旗換青苧。
蕭騷浪白雲差池,黃粉油衫寄郎主。
新槽酒聲苦無力,南湖一頃菱花白。
眼前便有千里愁,小玉開屏見山色。

Ли Хэ
ИЗ ТЕРЕМА ВОЗЛЕ РЕКИ

Перед теремом мчится Река
   из Цзянлина дорогой прямой,
Карпы плещутся, ветер окреп,
   белый лотос раскрылся давно.

Утром волосы в спешке сколов,
   говорила на южном ветру:
«Возвращается - парус поднял,
   и за день доберётся домой.»

Аллигатор в притоках ревёт -
   мэйхуа облетает с дождём,
Винный флаг на вершине шеста
   поменяли на "рами" опять.

Вид тревожит белеющих волн,
   тучи грозно плывут чередой.
Жёлтый плащ от дождя я уже
   вам отправила, мой дорогой.

Снова в чанах играет вино,
   да и сил больше нет горевать,
Гладь Наньху начинает опять
   от цветущих чилимов белеть.

Всё, что вижу сейчас я вокруг -
   так тоскливо, на тысячи ли,
Стоит ширму служанке раскрыть,
   вас на горном пейзаже ищу.

——-
1. «... мчится Река»: Река - Янцзы.

2. «... из Цзянлина дорогой прямой»: Цзянлин - гористый район к северу от Янцзы (ныне - в Хубэй), почти со всех сторон отделённый от других провинций невысокими горами, вдоль которого Янцзы протекает огромной дугой.

3. «Карпы плещутся, ветер окреп»: в тексте, буквально - «карповый ветер», ветер в период окончания весны и начала лета.

4. «белый лотос раскрылся давно»: буквально - «цветы белого лотоса постарели»; цветы белого лотоса раскрываются на заре и вечером закрываются.

5. «Аллигатор в притоках ревёт»: китайский аллигатор, рык которого подобен грохоту барабана, по поверью, рычит перед дождём.

6. «Винный флаг»: флаг перед винной лавкой.

7. «поменяли на "рами" опять»: "рами" - полотно из волокон крапивы китайской; волокно рами обладает значительной прочностью и почти не подвержено гниению, что позволяет использовать его для выделки канатов и парусной ткани. Здесь говорится о замене, с началом сезона дождей, шёлкового флага на флаг из рами. Вместе с тем, можно вспомнить, что, листья рами, сверху - зелёные, снизу - белые, поворачиваясь на ветру, в один миг из зелёных превращаются в белые. 

8. «Гладь Наньху начинает опять / от цветущих чилимов белеть.»: в тексте буквально сказано - «на целом цине Наньху белеют цветы чилима» (цин - мера площади); чилим - водяной орех, цветёт в начале лета, цветы - светло фиолетовые, почти белые. Ван Ци (王琦) пишет, что, раз уж цветы чилима фиолетовые, то неправильно говорить, что гладь озера Наньху начинает белеть (светлеть) от цветов чилима, и надо говорить о том, что гладь озера становится чистой и сияющей, как поверхность зеркала «цветок чилима» (такие бронзовые зеркала, 菱花镜, в форме цветка чилима или с изображениями цветов чилима на обратной стороне были широко распространены в те времена). При таком толковании перевести можно было бы так: «Каждый цин уже глади Наньху / ясный, словно "чилима цветок".» Вместе с тем, Ван Ци пишет: 湖菱待郎之同采 - "чилимы на озере ждут, когда мы вместе с господином их соберём".

9. «Всё, что вижу сейчас я вокруг - / так тоскливо, на тысячи ли, // Стоит ширму служанке раскрыть, / вас на горном пейзаже ищу». Финальные строки можно толковать по-разному. Некоторые комментаторы пишут, что, когда служанка раздвигает ширму (開屏), становится видно горы вокруг, и от этого становится ещё тоскливее (а мужа всё нет!). Полагаю, что это неверное толкование. В первых строках героиня этого стихотворения уже вечером вглядывается вдаль, ожидая мужа, поэтому и в финале, скорее всего, сказано о вечере - служанка раскрывает ширму у ложа, когда её хозяйка отходит ко сну, и тогда на ширме становится виден нарисованный горный пейзаж (見山色): "Стоит ширму служанке раскрыть, вижу горный пейзаж". "Горный пейзаж", здесь - отражение дум о муже, задержавшемся где-то за горами Цзянлина.