Автор Тема: О токийцах  (Прочитано 4509 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

view

  • Гость
О токийцах
« : 17 Мая 2006 02:52:57 »
Хотя у фразы "быть токийцем" нет такого очарования, как у выражения "быть парижанином" или "быть жителем Нью-Йорка", здесь, в Японии, мы, токийцы, сумели снискать немного славы. Коренные токийцы называют себя "эдокко", что значит "ребенок Эдо" (Токио назывался Эдо до революции Мэйдзи 1868 года). Слово "эдокко" особенно любят употреблять люди старшего поколения. Они гордятся тем, что обладают "эдокко катаги" – "духом эдокко", который определяется чистотой ("саппари" – дословно "городская чистота") мысли и манер.
Таким образом, токийцы менее склонны внешне выражать свое недовольство чем-либо, менее экстравагантны и эмоциональны. Они предпочитают страдать в тиши и одиночестве, чем кому-нибудь жаловаться на свои трудности. Фраза "акирамэ га ий" ("передать себя в руки судьбы") наиболее ярко выражает специфику индивидуальности "эдокко".
Прожив много столетий под тяжестью бюрократии сёгуната Токугава, а затем пережив опустошение Второй мировой войны, токийцы научились опускать головы, поджимать зубы и продолжать делать свое дело, думая: "Будь, что будет!" Нельзя сказать, что мы берем только то, что легко идет в руки, однако мы привыкли больше приспосабливаться к ситуации, а не стремиться изменить ее.
В нашем характере отсутствует стремление провести демократические дебаты, с тем чтобы улучшить ситуацию. Когда что-либо идет не так, как надо, мы задумываемся об этом, чтобы приспособиться к новой ситуации и укрепить в ней свое положение, а затем вновь возвращаемся к своим делам.
Это происходит потому, что Токио был построен 400 лет назад и развивался в исторический период, который ориентировался исключительно на деятельность мужчин. Об этом свидетельствуют и лозунги периода Эдо: "Кэнка то кадзи ва Эдо-но хана" ("Борьба и пожары – душа Эдо"), или "Эдокко ва ёигоси-но канэ ва мотанай" (сын Эдо никогда не держит деньги, заработанные днем, до ночи"), и т.д.
Три столетия назад в населении Токио преобладали мужчины. Это были, в основном, поденщики и строители. Только один из десяти мужчин мог позволить себе жениться, но вокруг было достаточно женщин, с которыми можно было просто провести время. Улицы тоже были наполнены мужчинами. Они сновали во все стороны, глотая пыль, поднимавшуюся вокруг бесчисленных строительных площадок. Мужчины всегда были в пути, бегая по делам, напиваясь в харчевнях или разыскивая работу. Все это кажется знакомым и близким и сегодня.
В Токио почти отсутствует мягкая созерцательная атмосфера, которой пропитан воздух Киото. Этот город привык взращивать и угождать мужским вкусам и потребностям. Блюда "Эдо-маэ" ("как в Эдо"), такие, как гречневая лапша "соба", суси и тэмпура (овощи и креветки во фритюре), появились благодаря потребности мужчины-рабочего заказать блюдо, съесть его и уйти через 10 минут.
Среди достоинств мужчин-токийцев особо ценились "хая-аруки" (умение быстро ходить), "хаямэси" (умение быстро есть) и "хая-буро" (умение быстро мыться). Они очень не любят праздно проводить время и ничего не делать. Их речь отличается краткостью фраз и прерывистым стаккато, а темперамент вполне можно сравнить с "каминари" (молнией) или с "ватта такэ" (треском расколовшегося бамбука). Позволять делу тянуться, заниматься любовной интригой или вступать в споры считалось презренным признаком слабости.
Характерно, что токийские женщины в значительной степени повторяют мужчин. "Эдо-но онна" ("женщина Эдо"), или "адзума-онна" ("восточная женщина"), как называют жительниц Токио в остальных районах Японии, с подозрением относится к демонстрации эмоций и предпочитает веселое молчание.
"Киппу-га ий" ("билета на надо" – энергичная и легко отказывающаяся от "дополнительного багажа") – главная черта токийской женщины. Как и их мужские alter ego, токийские женщины безропотно и много работают. Наша бабушка часто отчитывала нас: "Онна ва иэ-но нака дэ сувару ё-ни наттара, – осимаи!" ("Если женщина начинает в доме присаживаться на стул, ее дни сочтены!").
Однако токийские парни отмеают, что "Эдо-но онна" слишком независимы, самостоятельны и прохладны. Они не любят впустую тратить время на любовные игры, а вместо этого предпочитают заниматься бизнесом. "Адзама онна ва ирокэ га най" ("У восточных женщин нет сексуальной привлекательности") – это, пожалуй, одно из самых распространенных обвинений в адрес токийских женщин.
Также известно, что романтической мечтой каждого токийца и сейчас является девушка из Киото – с ее медленной, мягкой речью и врожденными навыками соблазнения мужчин. "Кё-онна" (женщина Киото) считается диаметральной противоположностью чрезмерно прямолинейной (и поэтому несексуальной) жительницы Токио.
Но есть одна черта, которая одинаково восхищает всех токийцев – и мужчин и женщин. Это "дзё-ни ацуку, намида морои" ("сердце, чувствительное к печали и боли других людей"). Истинный "эдокко" никогда не откажет человеку в помощи, и даже если он сам проливает слезы от горя, он всегда готов проявить сочувствие и оказать поддержку другому человеку, оказавшемуся в тяжелом положении.
К сожалению, подлинного "айсубэки эддоко" ("привлекательного ребенка Эдо") найти все труднее. Но миф продолжает жить.

Оффлайн Sochi

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 261
  • Карма: 9
  • Пол: Женский
Re: О токийцах
« Ответ #1 : 19 Мая 2006 21:26:42 »
Блюда "Эдо-маэ" ("как в Эдо"), такие, как гречневая лапша "соба", суси и тэмпура (овощи и креветки во фритюре), появились благодаря потребности мужчины-рабочего заказать блюдо, съесть его и уйти через 10 минут.
Вообще-то я не разу не видела вывесок Эдо-мае соба или Эдо-мае темпура Ибо название ЭДО-МАЭ 江戸前ーотносится только к суши,причем из рыбы,выловленной в Токийском заливе (по крайней мере раньше),отчего оно и произошло-ПЕРЕД ЭДО,а не "как в Эдо"
« Последнее редактирование: 19 Мая 2006 21:28:40 от Sochi »

view

  • Гость
Re: О токийцах
« Ответ #2 : 23 Мая 2006 04:43:20 »
Местные праздники - мацури - непременная составляющая повседневной японской культуры. Традиции, которые в других развитых странах исчезли или восстанавливаются в значительной степени искусственно, в Японии существуют по сей день. Токио не может похвалиться знаменитыми на всю страну или очень древними праздниками, такими, как в Киото, Нару или Исэ. Этот город стал столицей лишь в XIX веке, и большинство здешних мацури возникло в это время или позже. Зато их очень много.
По данным японского справочника, в префектуре Токио, куда входят город и его западные пригороды, ежегодно или один раз в два-три года устраивается более 900 праздников. Гуляя по столице в субботу или воскресенье, почти всегда встречаешь какое-нибудь уличное шествие. И ни один праздник не повторяется, хотя общая схема, особенно у синтоистских праздников, довольно похожа. Синтоизм - довольно простая в своей основе религия, во многом языческая. Но несложность учения компенсируется сложностью, яркостью, богатством ритуалов.
Атмосфера синтоистского праздника окружает японца с самого рождения.
Нередко во время мацури можно увидеть на руках у матери совсем крошечного ребенка, одетого в маленькое форменное кимоно, выдаваемое напрокат храмом. 15 ноября отмечается праздник "7-5-3". В этот день детей, которым исполнилось 7, 5 или 3 года, одевают в особое, надеваемое один раз в жизни кимоно и ведут в храм, где каждый получает подарок. Ребята постарше начинают сами активно участвовать в праздниках. Иногда они, как бурлаки, тащат по улицам большой барабан тайко, в который бьют и взрослые, и дети.
Другой непременный атрибут синтоистского праздника - микоси, переносной синтоистский храм, внутри которого находится какой-либо священный предмет. Снаружи деревянный микоси позолочен и украшен фигурами, чаще всего птичьими головами. Крупные и крепкие мужчины, одетые в форменные кимоно, часами носят микоси по улицам и переулкам. Теперь среди носильщиков можно встретить и девушек: времена меняются. Таскание микоси сопровождается громкими криками в такт движению.
Пока по улицам носят микоси, вокруг храма, украшенного разноцветными фонариками, так же многолюдно. Участники праздника исполняют национальные песни и танцы. И везде торговля. В Европе, как известно, не принято торговать в храмах; в Японских же святилищах в любой праздничный день появляются лотки с товарами. Продается специальная праздничная еда: окономияки - блины с яйцами и острой капустой, якэсоба - жареная гречневая лапша. Много игрушек и сувениров. Порой устраивают барахолки, где можно купить бывшие в употреблении кимоно и брюки, довоенные патефоны с пластинками, старинные часы с маятником и многое другое.
Есть праздники, вся суть которых заключается именно в торговле. В ноябрьский день курицы (в Японии не только каждый год, но и каждый день посвящен какому-нибудь животному) в двух токийских храмах торгуют особыми амулетами кумадэ, отгоняющими, как утверждают настоятели этих храмов, всякую нечистую силу. Кумадэ дословно значит "медвежья лапа": они состоят из рисовой соломы, сосновых веток, картонной маски и странного предмета, похожего на грабли. Это и есть медвежья лапа. Каждая часть кумадэ связана с синтоистской символикой. Есть, к примеру, особый праздник продажи кукол, именуемых дарумами. У дарумов есть нос и рот, но нет глаз. Положено нарисовать кукле один глаз и загадать желание. Через год, если желание сбывается, кукле рисуют другой глаз, после чего ее возвращают в храм. Однако судьба прошлогодних дарумов незавидна: их торжественно сжигают, исполняя вокруг костра танец льва.
Не отстают от синтоистских храмов и буддийские. В Японии храмы этих двух религий обычно посещают одни и те же люди: радостные события отмечают в синтоистских храмах, хоронят же только в буддийских. Тем не менее, длительное сосуществование очень не похожих друг на друга верований привело к тому, что и в буддийских храмах стали устраивать веселые и шумные праздники.
В токийском районе Асакуса множество дешевых ресторанчиков и магазинов окружает два храма - большой буддийский и маленький синтоистский. На одной и той же площадке храмы как бы соревнуются друг с другом. На смену синтоистскому параду микоси приходит буддийское празднество золотого, вернее - позолоченного дракона. Этого дракона несут на палках, вставленных в брюхо, четыре опытных кукловода. Дракон извивается, блестя на солнце, над головами толпы. После окончания танца чудовище выносят на площадку и демонстрируют желающим его устройство. Каждый может познакомиться с драконом поближе и даже положить ему руку в пасть.
Токио - это, пожалуй, самый необычный город на свете, в нем старинные постройки соседствуют с современными небоскребами в западном стиле. Над несколькими большими реками и множеством мелких речужек, шириной иногда всего несколько метров, проложены мосты со скоростными дорогами. Япония- это мир островов, а значит страна мостов. Каких только типов мостов не содержат японские словари и туристические указатели- цепные и арочные, понтонные и лодочные, вантовые и разводные, деревянные и каменные. Есть даже “сорочий” мост, Но чтобы понять, что это такое, нужно окунуться в одну из красочных легенд Японии, Она рассказывает о взаимной любви двух звезд- Волопаса и Ткачихи, разделенных Небесной рекой - Млечным путем. Но влюбленным все же удалось встретиться. Им, по преданию, помогли в этом сороки, Они сцепились крыльями и образовали мост. С тех пор каждый год в седьмой день седьмого месяца в небе возникает “сорочий” мост. Правда разглядеть его дано лишь натурам романтическим.
В Токио находится “Мост Японии” Нихонбаси. До 1911 года это был изящный, воздушный и очень красивый деревянный мост, потом на его месте соорудили каменный мост в стиле Ренесанса длиной 27 и шириной 49 метров. Его украшали бронзовые лампы и фигуры птиц на колоннах. А в 1996 году Нихонбаси взялись реставрировать. Сейчас мост в первозданной красоте можно увидеть в новом музее истории Эдо-Токио, который открылся весной 1993 года. Здесь в натуральную величену представлен Мост Японии. Стоя на нем можно полюбоваться зданием театра Кабуки, посещение которого обязательный пункт в турпоездке любого. Театр уже давно превратился в достопримечательность, на фоне которой любят фотографироваться туристы. Есть в Токио и своеобразный Кремль с Красной площадью - Императорский дворец Кокё, который раньше назывался Эдо и был резиденцией военных правителей сёгунов. Дворец обрамлен высоким земляным валом и каменной стеной, в наполненном водой рве плавают лебеди. Перед дворцом площадь с зелеными газонами и диковинными деревьями. Императорский дворец имеет почти ровную круглую форму. Восточный сад Хигаси-гёэн и парк Китаномару служат оазисом для молодых пар и служащих соседних фирм.
Иногда в солнечные дни можно увидеть гору Фудзи. Сам же город лучше обозревать с токийской телебашни, расположенной ближе к центру. Если вы хотите увидеть представления трупп Кабуки, Но, Бунраку или другой вид традиционного сценического искусства, вы обязательно должны посетить Национальный театр Японии. Но если вы приверженец оперы, балета или драмы, вам больше подойдет Новый Национальный театр в префектуре Айти. Он основан совсем недавно, в 1997 году. Это грандиозный комплекс из трех отдельных залов, крупнейший из которых Дом оперы с четырьмя сценами, рассчитанными на 1810 зрительских мест и на 8 людей в инвалидных колясках. Второй зал отдан драме западного образца, а третий, самый маленький, оборудован полом, отдельные секции которого при необходимости можно поднимать или опускать. Число зрительских мест- меньше 500. Кроме того, в здании театра есть ресторан, буфеты, магазины, медпункт, стоянка для автомобилей и прочие удобства. Так что, отправившись в этот театр на целый день вы не будете ни в чем испытывать нужду.
А после культурного отдыха не помешает побывать один на один с природой. Для этого можно отправиться в Токийский парк Уэно. А посетив японский национальный музей науки, находящийся там же, можно своими глазами увидеть события прошлого. Когда вы войдете в этот музей, вам не предложат специальных тапочек, а дадут особый шлем и перчатки, соединенные проводами. И вы попадете в мир виртуальной реальности. Входя в тот или иной зал можно оказаться в доисторическом прошлом Земли, в губинах космоса или совершить путешествие на подводной лодке по кровеносным сосудам человека.
Для детей и взрослых, любящих развлечения, несколько слов о Токио Диснейленде. Он был открыт в 1983 году по образцу развлекательного парка, созданного Уолтом Диснеем в США. Расположенный в 10 километрах от центра Токио и раскинутый на территории около 48 гектарах, парк состоит из семи тематических зон. Здесь можно веселиться на различных аттракционах, наслаждаться едой и шоппингом, но с собой запрещено приносить пищу и напитки. Вы сможете полюбоваться парадом персонажей, ночным парадом с подсветкой, музыкальными концертами, фейерверками и тому подобными развлечениями.
Первая тематическая зона называется Мировой базар и в ней расположены магазины, рестораны, кафе. Вторая - Страна приключений, где можно покататься на лодках маршрутами “Круиз через джунгли” или “Карибские пираты”. Третья зона, Великий запад, -это “Американские горки” и паровоз “Марк Твэн”. Следующая, Мир малых животных, - макеты и куклы животных- героев мультфильмов Диснея, а также пользующийся наибольшим спросом у детей и молодежи спуск по крутому потоку на челноке. Страна фантазии расположена вокруг символа парка- замка Золушки. В городе Toontown можно зайти в домики мультипликационных героев. А в Завтрашней стране вы испытаете космический полет и другие опыты в “среде” объемных изображений.
Императорский дворец Госё в Киото первоначально был построен в 794 году при императоре Камму и неоднократно восстанавливался после пожаров. В нынешнем виде он был построен в 1855 году. 11 гектаров земли окружены высокой и широкой глинобитной стеной, которая сверху покрыта черепицей. В стене сделаны шесть ворот. Главные Южные ворота открываются дважды в год, но кроме императора никто не имеет права проходить через них. Посетители попадают во дворец как правило через ворота Сэйсёмон. Госё- это “образец сочетания китайской пышности и японской изысканности”. Его центр- церемониальный зал Сисиндэн. К нему примыкает двор, засыпанный белой галькой. Территория двора окружена с двух сторон галереей, “белое пространство стен которой разбито стройными золотисто-красными колоннами”.
Внутри зала находится трон императора, сделанный из лакированного красного сандалового дерева с перламутровой инкрустацией. трон украшен эмблемой императорского дома- цветком шестнадцатилепестковой хризантемы. Среди других достопримечательностей дворца не последнее место занимает “Палата покоя и прохлады”. В ней во время церемониала император восседал под шелковым балдахином. С каждой стороны лестницы, ведущей к помосту, стоят два деревянных льва. Они как бы охраняли императоров от злых гениев: на полу существовала специальная доска, наступив на которую незваный гость предупреждал о своем появлении, срабатывало специальное устройство и поднималась тревога.