Автор Тема: Перевёл с китайского  (Прочитано 539592 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Вл. Самошин

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2453
  • Карма: 63
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #50 : 16 Декабря 2012 15:39:29 »
渔父! Как много в этом звуке для сердца рыбака слилось! Как много в нём отозвалось!  :) Даже если в самом "渔父" и ни слова о рыбалке!

屈原 (约公元前339~约前278)
 
                                                                   《渔父》
 
    屈原既放,游于江潭,行吟泽畔,颜色憔悴,形容枯槁。渔父见而问之曰:“子非三闾大夫与!何故至于斯?” 屈原曰:“举世皆浊我独清,众人皆醉我独醒,是以见放。”
渔父曰:“圣人不凝滞于物,而能与世推移。世人皆浊,何不淈其泥而扬其波?众人皆醉,何不哺其糟而歠其酾?何故深思高举,自令放为?”
屈原曰:“吾闻之,新沐者必弹冠,新浴者必振衣;安能以身之察察,受物之汶汶者乎?宁赴湘流,葬于江鱼之腹中。安能以皓皓之白,而蒙世俗之尘埃乎!”
渔父莞尔而笑,鼓枻而去,乃歌曰:“沧浪之水清兮,可以濯吾缨;沧浪之水浊兮,可以濯吾足。”遂去,不复与言。
                                                                     
 ЦЮЙ  ЮАНЬ (ок. 339 – 278 гг. до н.э.)

                                                                                    ОТЕЦ – РЫБАК
 
Когда уж Цюй Юань был сослан, бродил он то по берегу реки, то отправлялся к озеру куда-то, и всё-то он то плакал, то стонал. Лицом весь измождён был, телом – высох. Отец-рыбак увидел его как-то и так спросил: «Не Вы ли будете сановник трёх усадеб? И почему сюда Вы забрели?»
Ответил Цюй Юань: «Весь мир – в грязи, и чистый – только я один. Кругом все – пьяны, трезвый – только я. Вот что причиною того, что был я сослан».
Отец-рыбак ему на это возразил: «Кто истину постиг, к вещам тот не привержен, способен тот меняться вместе с миром. Когда кругом все грязны, почему бы не вымазаться в их грязи и не отдаться на волю волн морей житейских? Когда кругом все пьяны, почему бы барду за ними не дожрать, и не допить за ними жидкое вино их? К чему глубоко размышлять и до высоких почестей стремиться? Причина ссылки – в Вас самом».
Ответил Цюй Юань: «Я слышал вот что: кто вымыл голову, тот должен непременно из шапки пыль всю выбить. А тот, кто вымыл тело, искупавшись,  тот должен платье вытряхнуть своё. Как можно тело чистое запачкать вещами грязными?! Уж лучше броситься в потоки Сяна, погибнуть в чреве рыб речных. Как это можно: сверкающую белизну свою мирскою пылью покрывать?!»
Отец-рыбак расплылся весь в улыбке, взмахнул веслом и удалился прочь. При этом напевал такую песню: «Когда прозрачная в реке вода, могу я кисти шапки вымыть в ней, когда же мутная в реке вода, могу в ней вымыть свои ноги».
Ушёл, не стал с ним больше говорить.
           
Перевёл с китайского Владимир Самошин.
© Владимир Самошин.

Оффлайн Papa HuHu

  • Модератор
  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 5118
  • Карма: 140
  • Пол: Мужской
    • Папа ХуХу
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #51 : 17 Декабря 2012 14:18:05 »
Владимир, у вас отлично получается перевод белым стилем.
Проблема только одна - ваши переводы насколько хороши, что спорить вообще не с чем.
Ну и еще, может вы попробуете перевести что-то более спорное или никем до того не переведеное? Или то, на что мало комментариев :)

Оффлайн Вл. Самошин

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2453
  • Карма: 63
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #52 : 17 Декабря 2012 16:00:55 »
Спасибо! Есть у меня, наверное, и такие переводы, которые никто до меня не делал, но для того, чтобы с уверенностью сказать это, мне нужно было бы прочесть всё, что выходило на русском языке. А я, к сожалению, не специалист в области китайской филологии (по образованию я химик-органик), и перевожу только то, что по душе. Поэтому, не мудрствуя лукаво, я решил разместить здесь все свои переводы, причём расположив их в хронологическом порядке. Может, кому-то они покажутся интересными, хотя бы в плане сравнения с переводами предшественников. Кстати, все свои переводы я делал, не сверяясь с уже имеющимися, полагаясь исключительно на китайские комментарии, хотя такая сверка, в общем, не является чем-то предосудительным. Да и вообще, новые переводы, в дополнение к уже имеющимся, не такая уж редкость. Можно вспомнить хотя бы бесчисленные переводы одного из четверостиший Ли Бо. (Одно из них, кстати, мы с Вами совсем недавно обсуждали в рубрике "Перевожу в такси"  :)) Так что 百花齐放,百家争鸣!  :)
Что касается текстов, к которым "мало комментариев", то мне удалось перевести всего с десяток таких стихотворений: я и с комментариями-то часто оказываюсь в луже!  :) 

 
« Последнее редактирование: 17 Декабря 2012 19:21:26 от Вл. Самошин »
© Владимир Самошин.

Оффлайн Вл. Самошин

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2453
  • Карма: 63
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #53 : 17 Декабря 2012 16:09:36 »
Перевод из "Люй-ши чуньцю". Не знаю, был ли этот фрагмент переведён кем-то раньше.  :)

                                                   《吕氏春秋•直谏》
 
荆文王得茹黄之狗,宛路之矰,以畋于云梦,三月不反;得丹之姬,淫,不听朝。葆申曰:『先王卜以臣为葆,吉。今王得茹黄 之狗,宛路之矰,畋三月不反;得丹之姬,淫,
年不听朝。王之罪当笞。』王曰:『不谷免衣襁而齿于诸侯,愿请变更而无笞。』葆申曰:『臣承先王之令,不 敢废也。王不受笞,是废先王之令也。臣宁抵罪于王,毋抵罪于先王。』王曰:『敬诺。』引席,王伏。葆申束细荆五十,跪而加之于背,如此者再,谓『王起 矣』,王曰:『有笞之名一也。』遂致之。申曰:『臣闻君子耻之,小人痛之。耻之不变,痛之何益?』葆申趣出,自流于渊,请死罪。文王曰:『此不谷之过也。葆申何罪?』王乃变更,召葆申,杀茹黄之狗,析宛路之矰,放丹之姬。后荆国,兼国三十九。令荆国广大至于此者,葆申之力也极言之功也。

                                             «ЛЮЙШИ ЧУНЬЦЮ», (241 г. до н.э.),
                                      гл. «Убеждать государя в его неправоте»

Случилось так, что чуский князь Вэнь-ван, заполучив охотничьих собак, – из тех, что жухуан зовутся, – а также взяв с собою стрел пучки, с привязанной к ним шёлковою нитью, отправился с охотою в Юньмэн, и там провёл три месяца весенних, в столицу ни на день не возвращаясь.
В другой же раз, заполучив красавиц, не зная удержу, разврату предавался, дела правления на целый год забросив. И Бао Шэнь сказал ему тогда: «Правитель прежний нагадал мне как-то быть попечителем наследника его, что я, покорный Ваш слуга, почёл за счастье. Но ныне Вы, заполучив собак, – из тех, что жухуанами зовутся, – а также взяв с собою стрел пучки, с привязанной к ним шёлковою нитью, охотились три месяца весенних, в столицу ни на день не возвращаясь. Заполучив же девушек прекрасных, безудержно разврату предались Вы,  дела правления на целый год забросив. И за проступки эти, несомненно, должны подвергнуться битью Вы батогами».
Ответил князь: «Как только перестали меня в камчатые пелёнки пеленать, себя поставил я со всеми вровень, поэтому прошу вас изменить то наказание, которого достоин, и батогами, – вас прошу, – меня не бить».
На это Бао Шэнь ему ответил: «Ничтожный Ваш слуга, я получил приказ такой от прежнего владыки, и не осмелюсь отменить его сейчас. Ведь если не задать Вам батогов, то будет означать сие, что я нарушил волю прежних государей. Уж лучше мне, покорному слуге, виновным оказаться перед Вами, чем, наказанье это отменив, завет нарушить прежних государей».
Промолвил князь: «С почтеньем соглашаюсь!», и на циновку лёг ничком покорно. А Бао Шэнь, связав в тугой пучок терновника колючего прутки, – числом их вышло ровно пять десятков, – встал на колени и ударил пучком колючим тем по княжеской спине. И, повторив то наказанье дважды,
«Вставайте!» князю он сказал тогда. Вэнь-ван ответил: «Розги получил – и тем уже прославил своё имя!». Промолвил Шэнь: «Слуга Ваш слышал,
что благородный муж испытывает стыд, когда бывает он подвергнут наказанью, а подлый человек при этом лишь испытывает боль в спине, и только. И если стыд кого не изменит, то разве боль изменит человека?». Сказав так, Бао Шэнь поспешно вышел и, бросившись к реке, хотел в ней сгинуть, прося у князя кары для себя.
Изрёк Вэнь-ван: «Вина на мне лежит, а Бао Шэня преступленье в чём же?». Исправил князь тогда свои ошибки, призвал к себе он снова Бао Шэня, а жухуан, – охотничьих собак, – всех перебил, и стрелы изломал все, а девушек прекрасных отпустил. А вслед за этим княжество его к рукам прибрать сумело тридцать девять уделов малых, средних и больших, свои пределы широко раздвинув. Сказалась в этом сила Бао Шэня,
прямых речей его явилось результатом.

Перевёл с китайского Владимир Самошин.
© Владимир Самошин.

Оффлайн Вл. Самошин

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2453
  • Карма: 63
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #54 : 17 Декабря 2012 19:30:42 »
Чтобы побыстрее закончить с переводами прозы и вновь перейти к поэзии, привожу переводы двух фу Сыма Сян-жу.

      司马相如  (179 – 117)                                                   
                 
                                                    子虚赋

 楚使子虚于齐,王悉发车骑与使者出畋。畋罢,子虚过姹乌有先生,亡是公存焉。坐安,乌有先生问曰:"今日畋,乐乎?"子虚曰:"乐。""获多乎?"曰:"少"。"然则何乐?"对曰:"仆乐齐王之欲夸仆以车骑之众,而仆对云梦之事也。"曰:"可得闻乎?"子虚曰:"可"。
 王车架千乘,选徒万乘,畋于海滨。列卒满泽,罘网弥山。掩兔辚鹿,射麋脚麟。鹜于盐浦,割鲜染轮。射中获多,矜而自功。顾谓仆曰:‘楚亦有平原广泽游猎之 地,饶乐若此者乎?楚王之猎,孰与寡人乎?'仆下车对曰:‘臣楚国之鄙人也。幸得宿卫,十有余年,时从出游,游于后园,览于有无,然犹未能遍睹也,又焉足 以方其外泽乎?'齐王曰:‘虽然,略以子之所闻见而言之。'仆对曰:‘唯唯'。
 ‘臣闻楚有七泽,尝见其一,未睹其余也。臣之所见,盖特其小小者耳,名曰云梦。云梦者,方九百里,其中有山焉。其山则盘纡 郁,隆崇 ,岑 参差,日月蔽亏。交错纠纷,上干青云。罢池陂陀,下属江河。其土则丹青赭垩,雌黄白 ,锡碧金银。众色炫耀,照烂龙鳞。其石则赤玉玫瑰,琳珉昆吾, 玄厉, 石 。其乐则有蕙圃:蘅兰芷若,芎 菖浦,江蓠蘼芜,诸柘巴苴。其南侧有平原广泽:登降 靡,案衍坛曼,缘似大江,限以巫山;其高燥则生葳菥苞荔,薛莎青 ;其埤湿则生藏茛蒹葭,东 雕胡。莲藕觚卢, 闾轩于。众物居之,不可胜图。其西则有涌泉清池:激水推移,外发芙蓉菱华,内隐钜石白沙;其中则有神色蛟鼍,玳瑁 。其北则有阴林:其树 豫章,桂椒木兰,檗离朱杨,梨栗,橘柚芬芬;其上则有孔弯,腾远射干;其下则有白虎玄豹,曼蜓犴。
 于是乎乃使专诸之伦,手格此兽。楚王乃驾驯交之驷,乘雕玉之舆,靡鱼段之桡旃, 明月之珠旗,建于将之雄戟,左乌号之雕弓,右夏服之劲箭。阳子骖乘, 阿为御,案节未舒,即陵狡兽;蹴蛩蛩,辚距虚。轶野马,惠陶余,乘遗风,射游骐。倏目倩利,雷动犬至,星流霆击,弓不虚发,中心决眦,洞胸达掖,绝乎心 系。获若雨兽,把草蔽地。于是楚王乃弭节徘徊,翱翔容与,览乎阴林,观壮士之暴怒,与猛兽之恐惧。徼郄受诎,殚睹众兽之变态。
 于是郑女曼姬,被阿锡,揄 缟, 杂纤罗,垂专利号 ,襞积褰绉,郁桡溪谷。纷纷排排,扬施戌削,蜚 垂 。扶舆猗靡,翕呷萃蔡;下靡兰蕙,上指羽盖;错翡翠之威庭,缪绕玉绥。眇眇忽忽,若神仙之仿佛。于是乃相与獠于蕙圃,般姗勃 ,上乎金提。把翡翠,射鹱义,微曾出, 缴施。弋白鹄,加鸟鹅,双仓下,玄鹤加。怠而后发,游于清池。浮文益,扬旌世,张翠帷,建羽盖。罔玳瑁,钓紫见。从金鼓,吹鸣籁。榜人歌,声流喝。水虫 骇,波鸿沸,涌泉起,奔扬会。田石相击,良良嗑嗑,若雷霆之声,闻平数百里之外。将息獠者,击灵鼓,起烽燧,车按行,骑就从,丽乎淫淫,般乎裔裔。
 于是楚王乃登云阳之台,怕乎无为,詹乎自持,勺药之和具,而后御之。不若大王终日驰骋,曾不下舆,月割轮粹,自以为娱。臣窃观之,齐殆不如。于是齐王无以应仆也。
 乌有先生曰:"是何言之过也!足下不远千里,来贶剂国:王悉发境内之士,备车骑之众,与使者出畋,乃欲戮力致获,以娱左右,何名为夸哉?问楚也之有无者, 愿闻大国之风烈,先生之余论也。今足下不称楚王之德厚,而盛推云梦以为高,奢言淫乐,而显侈靡,窃为足下不取也。必若所言,固非楚国之美也;无而言之,是 害足下之信也。彰君恶,伤私义,二者无一可,而先生行之,必且轻于齐而累于楚矣!且齐东者钜海,南有琅邪,观乎成山,射乎之罘,浮渤解,游孟诸。旁徨乎海 外,吞若云梦者八九于其胸中,曾不蒂芥。若乃叔傥瑰玮,异方殊类,珍怪鸟兽,万端鳞卒,充物其中,不可胜记,禹不能名,离不能计。然在诸侯之位,不敢言游 戏之乐,苑囿之大;先生又见客,是以王辞不复,何为无以应哉?
 
                                                                                                                                                                             
    СЫМА СЯНЖУ (179 – 117)
                             
                                                                              ОДА О ЦЗЫ СЮЕ

Когда Цзы Сюй, посланник князя Чу, приехал в Ци, то тамошний правитель, собрав всех конников и боевые колесницы, с посланником поехал на охоту. Когда ж закончилась охота, Цзы Сюй перед У Ю хвалиться стал без меры. И У Ши-гун присутствовал при этом. А началось с того, что господин У Ю, усевшись поудобнее, спросил:
— Довольны Вы сегодняшней охотой?
На что Цзы Сюй ответил:
— Да, доволен.
— Должно быть, много дичи настреляли? — спросил его опять У Ю.
Цзы Сюй ответил:
— Мало.
— Но в чём же радость, коли оно так? — вновь вопрошать стал господин У Ю.
Ему Цзы Сюй ответил вот что.
— Ничтожный, я, в том радость нахожу, что Ваш правитель, меня, ничтожного, задумал удивить, собрав для этого всех конников своих и колесницы, а я, ничтожный, вспомнил тут, как тешился в Юньмэне чуский князь.
— Нельзя ль о том и нам услышать? — спросил его У Ю.
Цзы Сюй ответил:
— Можно. У князя моего парадный выезд, включает тысячу четвёрок лошадей, отборных пеших воинов немало, а также десять тысяч верховых. Когда охотой едет князь на взморье, то пеших воинов ряды низины все заполоняют, а сети и силки такой длины, что ими можно опоясать горы — всем зайцам преграждают они путь; колёсами ж своих повозок боевых оленей  благородных давят, лосей стреляют, а единорогов, так тех способны за ноги поймать; несутся сломя голову они к солёному морскому побережью, когда ж добычу станут свежевать, марают в ней свои повозки; а уж когда пускают луки в ход, то бьют добычи без числа, кичась при этом ловкостью своею. И вот однажды господин мой спросил меня: “Скажи, есть где-нибудь ещё такие же охотничьи угодья, как в княжестве Моём, в котором столько равнин бескрайних и озёр широких? С Моей охотою сравнится кто-нибудь?”
Сойдя с повозки, я, ничтожный, так отвечал ему на это:
— Покорный Ваш слуга, о, господин мой, — всего лишь человек из захолустья, который вытянул счастливый жребий нести ночную вахту во дворце, где вот уж десять лет исправно служит. По временам бывал я на охоте, в Хоуюань с охотой ездил, смотрел на то, что есть, и чего нет, однако ж не имел возможности ещё всего увидеть, а потому могу ли я словами подробно все угодья описать?
Тут циский князь остановил Цзы Сюя и вопросил его:
— Однако расскажи нам, что слышал ты и видел о тех охотах князя твоего.
На это ему Цзы Сюй, ничтожный, отвечал:
— Да, да, конечно, расскажу! Слуга Ваш слышал, что в чуском княжестве есть семь озёр огромных, из них увидеть довелось мне всего одно, а остальные ещё я не видал. А то, что видел покорный Ваш слуга, так то всего лишь ничтожнейшая малость из того, что слышать доводилось. Так вот, то озеро, которое я видел, зовётся озером Юньмэн, иль Облачное Сновиденье. Раскинулось оно на девять сотен квадратных ли, а посреди него — там громоздятся горы. Те горы извиваются и вьются, опасны и круты отроги их, а высота такая, что собою способны заслонить и солнце, и луну. Сплелись между собою гребни, вздымаясь вверх, пронзают облака, накренились широкие бока, сбегая вниз, где протекают реки. А в недрах этих гор и малахит есть синий, и белой глины залежи, и красной, и охра жёлтая, и белый кварц, и известь; есть в них и золото, и серебро, и самоцветы — их яркий блеск слепит глаза, сияет, словно чешуя дракона. Средь минералов есть и красный гиацинт, и биотит есть розового цвета, есть яшмы драгоценные сорта, и множество других — похуже; точильный чёрный камень также есть там. К востоку же от этих гор луга есть, душистых трав там множество цветёт: есть поллия, есть борщевик там белый, азарум голубой там тоже есть, гирчовник есть, и аир, и банан. На юг же эти горы спускаются к равнинам. Равнины ж эти широки и беспредельны, каймою служат реки им, границей — гора Ушань. Равнины те высоки и сухи, родятся там физалис и ярутка, ковыль густой и карликовый фикус. В низинах же сырых родится чумиза, камыш зелёный, водяной овёс, мелколепестник и тростник, полынь седая и крылоорешник — чего там только нет, всего не сосчитаешь! А к западу от этих гор — бурлящие источники и чистые, прозрачные озёра: неистовый поток сменяется спокойной заводью, где лотос расцветает; дно бурных рек укрыто валунами, а берега — песком мельчайшим; во глубине же гор — там царство черепах и крокодилов. На север же от этих гор — дремучие леса; там зеленеют камфара, каштаны, душистый лавр, магнолия, корица, и мандарины, и айва, и груша повсюду аромат свой изливают. Высоко же в горах — там царство птиц: гнездится там юань, иль феникс жёлтый, павлины с разноцветным опереньем, и феникс красный тоже там живёт; внизу же, у подножья гор, — там водится и чёрный барс, и белый тигр. И ныне, подобно Чжуань Чжу, в веках прославленному смелостью своею, есть храбрецы, которые способны свирепых тех зверей брать голыми руками.
Четвёрку чёрно-пегих лошадей впрягает князь, садится в колесницу, украшенную яшмою резною, и знаменем с акульими усами взмахнув, высоко стяг подъемлет, расшитый жемчугом отборным; вооружён трезубцем с “петушиной шпорой”, каким Гань Цзян орудовал когда-то; в одной руке он держит лук резной, из тутового дерева согнутый, в другой — колчан для стрел, подобный тому, который повелитель Ся имел. Конюший у него сравниться может с непревзойдённым знатоком коней, каким Бо Лэ когда-то был; возница же его не уступает самой Сянь Э своею красотой, хоть нелегко ей поводьями удерживать коней, которые копытом попирают невиданных зверей, молва о коих из уст в уста передаётся уж не одно столетие у нас. Подобно ветру резкому несутся те кони пегие, с которых князь пускает стрелы на охоте. Стремительны, словно река Ляньшуй, несутся кони, молнии подобны, из-под копыт — раскаты грома раздаются. Князь не натягивает лук впустую, стрелу гневливым взглядом провожает, и метит в грудь иль в пах добыче, чтоб кровеносные сосуды перебить ей. Добычи ж столько, что дождю подобна — собою покрывает травы и землю покрывает всю вокруг. Когда ж закончилась охота, замедлив шаг, князь чуский средь добычи тихо бродит, дав отдохнуть душе своей и телу; бросает взгляд на рощи и долины, на тех богатырей, что наводили жестокий ужас на зверей и птиц, но утомились и устало смотрят на происшедшее с добычей превращенье.
И вот тогда красавицы выходят, прелестницы с атласной кожей, в наброшенных на плечи шёлковых накидках. Спадают рукава их платьев тонких, колышутся, подобные туману, и, словно русло горного потока, сбегают вниз по лёгким юбкам складки. Туда-сюда колышутся одежды, то вверх, то вниз подол летает лёгкий, и в такт ему качаются подвески на поясе, расшитом жемчугами: как грациозны и изящны они в роскошных платьях этих! То вниз уронят руки-орхидеи, то вверх взмахнут цветастым опахалом. Из перьев зимородка бахрома украсила их пышные причёски — качается, как вымпелы у флага. Как будто бы божественные девы спустились к нам на миг неуловимый. И чуский князь, собрав танцовщиц юных, охотою ночной теперь займётся, поднявши золотую чашу: силками ловит зимородков, из лука бьёт он золотых фазанов, стрелой, привязанной за шёлковую нить; метает стрелы в белых лебедей, гусей сбивает ими диких, и даже пара чёрных журавлей к его ногам упала бездыханна. Но, утомившись этою охотой, к прозрачному источнику идёт он. Садится в разукрашенную джонку, знамёна с бунчуками поднимает, раскидывает изумрудный полог и балдахин из перьев зимородка. Сетями ловит черепах морских, а на крючок — ракушки дорогие, бьёт в барабаны золотые, и на свирели маленькой играет. Заводит песню лодочник седой, и песня та полна печали. Пришли в волненье водяные змеи, и гуси на волнах загоготали. Вода вокруг как будто закипела, бушующие волны поднимая. Груды камней столкнулись, словно в схватке, грохочут, будто гром на небе — так громко, что услышать можно за сотню ли отсюда. А, отдохнувши от ночной охоты, князь ударяет в шестигранный барабан, костёр сигнальный зажигает, повозки боевые проверяет, выстраивает конников в шеренги и отправляется в обратную дорогу. Повозки громоздятся друг на друга, отряды всадников колышутся, как море. И вот уже князь чуский наш взошёл на Солнечную башню, в недеяньи глубоком постоял там и успокоился, как будто вновь обрёл он здесь самого себя. И, выпив снадобье из белого пиона, спустился с башни молчаливо. Весь день охотился Великий князь и мог бы, не выходя из колесницы, разделывать на мелкие куски добытую дичину, и прямо на повозке поджаривать на вертеле её, всё это принимая за веселье, а вот, поди ж ты! Покорный Ваш слуга украдкой видел это и, думаю, владенье Ци во многом владенью Чу здесь уступает.
Цзы Сюю князь циский не нашёлся что ответить. Тогда заговорил У Ю:
— О чём же толкуете Вы нам? Ведь Вы преодолели все трудности далёкого пути, чтоб князю нашему преподнести подарки. А князь наш, собрав всех воинов своих, из ближних и из дальних мест, отправился ведь с Вами на охоту, преподнести в ответ желая богатые охотничьи трофеи, тем самым порадовать надеясь Вас, так почему же задумали Вы вдруг хвалиться? Узнать желали мы о том, к тому же, что в чуских землях есть и чего нет, о добрых нравах и делах блестящих, а Вы толкуете здесь о второстепенном. Ведь ныне Вы отнюдь не прославляли высоких добродетелей, которых, конечно, не лишён же чуский князь, но вместо этого в словах велеречивых поставили Вы во главу угла достоинства охотничьих угодий, хвастливыми словами восхваляя, как предаётся он усладам там, и прославляя разнузданные оргии его. Осмелюсь Вам заметить: если б я на Вашем месте был, то остерёгся б от хвастовства такого, ведь если уж о чём и говорить, то уж никак не о красотах чуских. А уж рассказывать о том, чего не видел — лишь подрывать доверие к себе. На обозренье выставлять пороки, которыми страдает господин твой, — ведь это значит, что нарушил долг ты: не может одного быть без другого! А Вы, придя сюда и рассказав всё, тем самым вызвали к себе презренье наше, и стали бременем для Вашего же князя! Ведь Ци граничит на востоке с безбрежным синим морем, а на юге — гора Ланъе возносится до неба; есть и гора Чэншань, красотами которой нельзя не любоваться в восхищеньи; есть и ещё одна гора — Чжифу, где вдоволь можно пострелять оленей; мы можем плавать по Бохайскому заливу или  в Мэнчжу бродить по девственным лесам. На западе простёрлись наши земли до княжества Сушэнь, а на востоке пределом им — Долина Солнца, где каждый день рождается светило. Чтоб позабавиться осеннею охотой, мы едем в княжество Цинцю, иль Холм Зелёный, блуждаем в джонках по морям бескрайним. Да если б захотели проглотить мы Юньмэней Ваших не один, а восемь-девять, то даже горечи во рту не испытали б! Такие есть у нас чудесные места, которыми дивятся чужеземцы, и столько редкостных зверей и птиц плодится там на воле — их много так, как чешуи на рыбе, собой заполонили все леса и невозможно здесь сказать о всех них: сам император Юй не смог бы дать имён им, а легендарный Се не смог бы подсчитать их! При всём при том, князья всех рангов, которые бывали здесь у нас, дерзать не смели, описывая радости забав и грандиозность их садов и парков. Вы также были приняты с почётом, по всем установленьям предков наших, вот почему наш князь не стал повторно напоминать об этом Вам. Чего же ради Вы рассказали нам о том, о чём Вас не просил никто?

Перевёл с китайского Владимир Самошин.
 
© Владимир Самошин.

Оффлайн Вл. Самошин

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2453
  • Карма: 63
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #55 : 17 Декабря 2012 19:37:32 »
Продолжение оды Сыма Сян-жу.

          司马相如 (179 – 117) 
                                                                      《上林赋》

亡是公听然而笑曰:“楚则生矣,而齐亦未为得也。夫使诸候纳贡者,非为财币,所以述职也;封疆画界者,非为守御,所以禁淫也。今齐列为东藩,而外私肃慎,捐国逾限,越海而田。其于义固未可也。且二君之论,不务明君臣之义,正诸侯之礼,徒事争于游戏之乐,苑囿之大,欲以奢侈相胜,荒淫相越,此不可以扬名发誉,而适 足以贬君自损也。”
“且夫齐、楚之事又乌足道乎!君未睹夫巨丽也?独不闻天子之上林乎?左苍梧,右西极,丹水更其南,紫渊径其北,终始霸、浐,出入径、渭;酆、镐、潦、潏,纡余委蛇,经营乎其内。荡荡乎八川分流,相背而异态。东西南北,驰骛往来,出乎椒丘之阙,行乎洲淤之浦,径乎桂林之中,过乎泱漭之野。汩乎混流,顺阿而下,赴隘狭之口,触穹石,激堆埼,沸乎暴怒,汹涌彭湃,滭弗宓 汩,偪侧泌,横流逆折,转腾潎洌,滂濞沆溉;穹隆云桡,宛潬胶戾,逾波趋浥,涖涖下濑,批岩冲拥,商扬滞沛;临坻注壑,瀺灂损坠;沈沈隐隐,砰磅訇礚;潏潏淈淈,湁潗鼎沸,驰波跳沫,汩漂疾,悠远椽怀,寂漻无声,肆乎永归。然后灝溔潢漾,安翔徐回。翯乎滈滈,东注大湖,衍溢陂池。”
“于是乎蛟龙赤 螭,鱼亘鱼瞢渐离,鰅鰫鰬鮀,禺禺魼鳎,揵鳍掉尾,振鳞奋翼,潜处乎深岩。鱼鳖讙声,万物众伙,明月珠子,的砾江靡,蜀石黄碝,水玉磊砢,磷磷烂烂,采色澔汗,丛积乎其中。鸿鹔鹄鸨,加下鸟鹅属玉,交精旋目,烦骛庸渠,箴疵鵁卢,群浮乎其上。泛淫泛滥,随风澹淡,与波摇荡,奄薄水渚,唼喋菁藻,咀嚼菱藕。 ”
“于是乎崇山矗矗,巃嵸崔巍,深林巨木,崭岩参差。九嵕嶻嶭,南山峨峨,岩阤甗崎,摧崣崛崎,振溪通谷,蹇产沟渎,谽呀豁閕,阜陵别岛,崴磈嵔廆,丘墟崛礨,隐辚郁壘,登降施靡,陂池[豸卑]豸,沇溶淫鬻,散涣夷陆,亭皋千里,靡不被筑。揜以绿蕙,被以江离,糅以糜芜,杂以留夷。布结缕,攒戾莎,揭车衡兰,槀本射干,茈姜蘘荷,葴持若荪,鲜支黄砾,蒋芧青薠,布濩闳泽,延漫太原,离靡广衍,应风披靡,吐芳扬烈,郁郁菲菲,众香发越,肸蠁布写,[目奄]薆咇茀。”
“于是乎周览泛观,缜纷轧芴,芒芒恍忽,视之无端,察之无涯。日出东沼,入乎西陂。其南则隆冬生长,踊水跃波;其兽则[犭庸]旄貘嫠,沈牛麈麋,赤首园题,穷奇象犀。其北则盛夏含冻裂地,涉冰揭河,其兽则麒麟角端,騊駼橐驼,蛩蛩驒騱,駃騠驴骡。”
“ 于是乎离宫别馆,弥山跨谷,高廊四注,重坐曲阁,华榱璧珰,辇道纚属,步檐周流,长途中宿。夷嵕筑堂,累台增成,岩窔洞房。俯杳眇而不见,仰攀橑而扪天,奔星更于闺闼,宛虹拖于楯轩。青龙蚴蟉于东箱,象舆婉僤于西清,灵圄燕于闲馆,偓佺之伦暴于南荣,鳢泉涌于清室,通川过于中庭。磐石振崖,嵚岩倚倾,嵯峨[山集]嶫,刻削峥嵘,玫瑰碧琳,珊瑚丛生,瑉玉旁唐,玢幽文鳞,赤瑕驳荦,杂臿其间,晁采琬琰,和氏出焉。
“于是乎卢桔夏黄甘橙楱,枇杷橪柿,亭柰厚朴,梬枣杨梅,樱桃蒲陶,隐夫薁棣,答遝离支,罗乎后宫。列乎北园,迤丘陵,下平原,扬翠叶,扤紫茎,发红华,垂朱荣,煌煌扈扈,照曜巨野。沙棠栎槠,华枫枰栌,留落胥邪,仁频并闾,欃檀本兰,豫章女贞,长千仞,大连抱,夸条直畅,实叶葰茂,攒立丛倚,连卷欐佹,崔错癹骫,坑衡閜砢,垂条扶疏,落英幡纚,纷溶箾篸,猗狔从风,藰莅芔歙,盖象金石之声,管籥之音。偨池茈虒,旋还乎后宫,杂袭累辑,被山缘谷,循坂下[显],视之 无端,究之亡穷。”
“于是乎玄猿素雌,蜼玃飞蠝,蛭蜩蠼猱,獑胡豰蛫,栖息乎其间,长啸哀鸣,翩幡互经,夭蟜枝格,偃蹇杪颠,逾绝梁,腾殊榛,捷垂条,踔希间,牢落陆离,烂漫远迁。”
“若此者数百千处,娱游往来,宫宿馆舍,庖厨不徙,后宫不移,百官备具。”
“于是乎背秋涉冬,天子校猎。乘镂象,六玉虯,拖蜺旌,靡云旗,前皮轩,后道游。孙叔奉辔,卫公参乘,扈从横行,出乎四校之中,鼓严簿,纵猎者,江河为阹,泰山为橹,车骑雷起,殷天动地,先后陆离,离散别追,淫淫裔裔,缘陵流泽,云布雨施。生貔豹,搏豺狼,手熊罴,足野羊。蒙鶡苏,绔白虎,被班文,跨野马,凌三嵕之危,下碛历之坻,经峻赴险,越壑厉水。椎蜚廉,弄獬鹰,格虾蛤,鋋猛氏,羂騕褭,射封豕。箭不苟害,解脰陷脑,弓不虚发,应声而倒。”
“于是乘舆弭节徘徊,翱翔往来,睨部曲之进退,览将帅之变态。然后侵淫促节,倏敻远去。流离轻禽,蹴履狡兽;[车慧]白鹿,捷狡兔。轶赤电,遗光耀,追怪物,出宇宙,弯蕃弱,满白羽,射游枭,栎蜚遽。择肉而后发,先中而命处。弦矢分,艺殪仆。然后扬节而上浮,凌惊风,历骇猋,乘虚无,与神俱。躏玄鹤,乱昆鸡,遒孔鸾,促鵕鸃,拂鷖鸟,捎凤凰,捷鵷鶵,揜焦明。道尽途殚,回车而还。消摇乎襄羊,降集乎北纮,率乎直指,晻乎反乡。蹙石阙,历封峦,过鳷鹊,望露寒,下棠梨,息宜春。西驰宣曲,棹鹢牛首,登龙台,掩细柳,观士大夫之勤略,均猎者之所得获。徒车之所轥轹,步骑之所蹂若,人臣之所蹈藉,与其穷极倦[郄去阝加几],惊惮慑伏,不被创刃而死者,它它藉藉,填坑满谷,掩平弥泽。”
“于是乎游戏懈怠,置酒乎颢天之台,张乐乎胶葛之宇,撞千石之钟,立万石之 虡,建翠华之旗,树灵鼍之鼓。奏陶唐氏之舞,听葛天氏之歌,千人唱,万人和,山陵为之震动,川谷为之荡波。巴、渝、宋、蔡,淮南干遮文成颠歌,族居递奏,金鼓迭起,铿鎗闛鞈,洞心骇耳。荆、吴、郑、卫之声,《韶》、《濩》、《武》、《象》之乐,阴淫案衍之音,鄢郢缤纷,《激楚》、《结风》,俳优侏儒,狄鞮之倡,所以娱耳目乐心意者,丽靡烂漫于前,靡曼美色于后。若夫青琴、宓妃之徒,绝殊离俗,妖冶娴都,靓妆刻饰,便嬛绰约,柔橈嫚嫚,妩媚纤弱,曳独茧之褕絏,眇阎易以恤削,便姗嫳屑,与俗殊服,芬芳沤郁,酷烈淑郁,皓齿粲烂,宜笑的皪,长眉连娟,微睇绵藐,色授魂与,心愉于侧。
“ 于是酒中乐酣,天子芒然而思,似若有亡,曰:‘嗟乎,此大奢侈!联以览听余闲,无事弃日,顺天道以杀伐,时休息以于此,恐后世靡丽,遂往而不返,非所以为继嗣创业垂统也。’于是乎乃解酒罢猎而命有司曰:‘地可垦辟,悉为农郊,以赡萌隶,隤墙填堑,使山泽之民得至焉。实陂池而勿禁,虚宫馆面勿仞。发仓廪以救贫穷,补不足,恤鳏寡,存孤独,出德号,省邢罚,改制度,易服色,革正朔,与天下为更始。’
“于是历吉日以斋戒,袭朝服,乘法驾,建华旗,鸣玉鸾,游于六艺之囿,驰骛乎仁义之涂,览观《春歌》之林,射《狸首》,兼《驹虞》,弋玄鹤,舞干戚,载云罕,揜群雅,悲《伐檀》,乐《乐胥》,修容乎《礼》园,翱翔乎《书》圃,述《易》道,放怪兽,登明堂,坐清庙,次群臣,奏得失,四海之内靡不受获。于斯之时,天下大说,乡风而听,随流而化,芔然兴道而迁义,刑错而不用,德隆于三皇,功羡汞五帝。若此,故猎乃可喜也。
“若夫终日驰骋,劳神苦形,罢车马之用,抚士卒之精,费府库之财,而无德厚之恩,务在独乐,不顾众庶,忘国家之政,贪雉兔之获;则仁者不繇也。
“从此观之,齐楚之事,岂不哀哉!地方不过千里,而囿居九百,是草本不得垦辟而人无所食也,夫以诸侯之细,而乐万乘之所侈,仆恐百姓被其尤也。
“于是二子揪然改容,超若自失,逡巡避席,曰:“鄙人固陋,不知忌讳,乃今日见教,谨受命矣。”                                                           
                                                                                       
          СЫМА СЯНЖУ (179 – 117)

                                                                                  ОДА О СТАРОМ ЛЕСЕ

Тут У Ши-гун, осклабившись, промолвил, указывая взглядом на Цзы Сюя:
— Он княжество своё уже ведь потерял, а Ци ещё не приобрёл. Забыл он, что послы, князья всех рангов, а также те, кто платит дань, большого капитала не имеют, поэтому обязаны они о всех делах, больших и малых, преподносить доклады Сыну Неба; а те, кто на окраинах проводит границы и межи, они отнюдь ведь сторожевую службу не несут, но этим лишь запреты налагают на всякие соблазны и пороки. Вот ныне Ци причислено к вассалам, живущим на восточном побережье, однако ж самовольно вторгается в владение Сушэнь, и часто, оставляя свои земли, выходит за исконные пределы, пересекает море для охоты, и справедливым это уже ни в коем случае не назовёшь. Однако то, о чём толкуете вы оба, не служит прояснению того, в чём состоит порядочность и долг, когда заходит речь о господах и слугах; не говорили также вы ни слова о том, как привести в порядок этикет, чтоб при дворах князей всех рангов учтивость соблюдалась и обряд. А вместо этого толкуете о том вы, как оба князя, соревнуясь меж собой, стремятся превосходство показать в разгуле необузданном своём и в развлечениях порочных;  о том, как велики их парки и обширны охотничьи угодья и сады; толкуете о том, что оба князя, желая превосходство показать, стремятся роскошью своею друг друга удивить, а праздностью своею и распутством — друг друга превзойти, а этим ведь нельзя известным сделать имя, и слава добрая не явится на свет, но этого достаточно вполне, чтоб репутацию свою испортить. К тому добавлю, что и в Ци, и в Чу есть многое, о чём бы можно было поведать здесь, так много, что всего и не расскажешь!.. Ещё не видели вы разве огромных и прекрасных тех угодий, что императору принадлежат? Одни вы, что ли, не слыхали о Старом Лесе, где охотится Сын Неба? С востока ограничен он Цанъу, на западе доходит до Сицзи, река Даньшуй течёт на юге, на севере же вьётся Цзыюань. Здесь устье и исток у рек Башуй и Чань; Цзинхэ, Вэйхэ здесь катят свои воды, петляют реки Фэн и Хао, змеёю вьются Лао и Цзюэ — внутри него текут все эти реки, стремительным потоком разделяясь на восемь рукавов; то сблизятся они, то разойдутся вновь — их вид не поддаётся описанью. На юг, на север, на восток и запад текут они то медленно, то бурно, струятся меж высокими холмами, бегут вдоль отмелей и мимо островов, минуют рощи и леса густые и, вырываясь на простор широкий, проходят сквозь бескрайние равнины. Прозрачен их поток, а то вдруг замутится, сбегая вниз с высокого холма, и устремляясь в тесное ущелье. А то вдруг бьётся о высокую скалу, ударом мощным берег размывая, то будто закипит, разгневанный на что-то, бурлит, и брызгает, и яростно шумит. Несётся бешено безудержный поток, зажатый в узком горном дефиле, но, вырываясь из теснин на волю, из берегов своих выходит и вспять течёт, назад поворотившись; воронками вращается вода, о берег с шумом ударяясь, клокочет и бурлит, преграды все сметая. То вверх, то вниз колышется вода, клубятся волны, словно облака, драконом извивается река, наскакивают волны друг на друга, как будто в омут торопясь упасть, а дальше — вновь журчат на перекатах, о скалы бьются, рвутся сквозь теснины, кипят, наталкиваясь на преграды, и вновь несутся вдаль неудержимо; достигнув же высокого обрыва, вниз падают, стекая в пропасть, с грохотом таким, как будто гром во время ливня грянул. То словно замирают на мгновенье, то вновь торопятся, как будто в нетерпенье: гул, грохот, треск, раскаты грома — и дальше покатились в круговерти, фонтаном бьют, бурлят, клокочут, как будто в бронзовом котле вода кипит, когда обед готовят. Друг друга обгоняют волны, подпрыгивают, вскачь несутся, как будто лошадь с пеною у рта, со страшным гулом катятся валы, потоком грозным и угрюмым. Умчались вдаль, как долгая печаль, и вот уже текут спокойно, молчаливо, как будто возвращаются домой после разлуки. Теперь безбрежна, неоглядна гладь воды, как будто птица медленно парит, не торопясь кружится над землёю. Сверкает белизной вода и бликами играет, течёт к востоку, в озеро впадает, но, перелившись через берега, и дамбы заливает, и поля.
В них водится и водяной дракон, который вызывает наводненья, и водяная красная змея, и толстолобик чёрный, и угри. Есть большеротые и с жёлтыми щеками, есть волосатые, раскрашенные так: на жёлтом фоне чёрные узоры, есть этакие рыбы и такие, — топорщат плавники и шевелят хвостом, колышут чешуёй и плавниками бьют, в пучинах прячутся среди камней подводных. Кипит вода от рыб и черепах — все десять тысяч тварей здесь кишат. И крупный жемчуг, ясный как луна, и мелкий, словно бисер иль песок, на берегу речном сияют ярким блеском. И яшму, и хрусталь легко там отыскать: блестят, сверкают разными цветами — по берегам разбросаны без счёта.
А на воде гнездятся там и тут и дикий гусь с зелёным опереньем, и белокрылый лебедь, и синьга, и пастушок, и тёмный корморан, и цапли длинноклювые, и утки. Резвятся на волнах, ныряют, носятся по ветру, а утомившись, отдыхают на отмелях речных и островах. Срывают клювами прибрежную траву, глотают водяной орех и белые кувшинки.
Есть в Старом Лесе и места, где гор громады громоздятся. Величественны их вершины и хребты, а склоны поросли непроходимой чащей, утёсы, скалы высятся повсюду. Гора Цзюцзун возносится до неба, гора Наньшань вздымается высоко — круты и неприступны их откосы, подобные котлу для варки пищи — обрывисты, скалисты и опасны. 
Гремящие ручьи пересекают долы, петляют по извилистым лощинам, срываются в глубокие ущелья, зияющие страшной пустотою.
На островах речных — холмы и сопки: высокие, отвесные, крутые; пригорки и бугры, пещеры и курганы, валы и насыпи — то вверх ползут, то падают в низины сплошною, непрерывной чередою. Бокам единорога склоны их подобны, проносятся меж ними быстрые потоки. Равнины и поля раскинулись широко; на сотни ли — спокойны берега: нет ничего, чего б они не окружили. Покрыты берега светло-зелёной орхидеей, душистою травой цзянли одеты, перемешались меж собою травы, пестреют тут и там — не скошены ни разу. Раскинулась, словно витая нить, трава цзелюй, сыть круглая растёт сплошною чащей, душистая трава цзелюй, усыпанная белыми цветами, копытень, гаобэнь, шэгань, имбирь и воробейник, физалис, поллия и ирис, гардения и жёлтый  ломонос, цицания, камыш, зелёная осока — собой заполонили все низины и расползлись повсюду на равнине: растут и разрастаются везде, колышутся, послушные ветрам, густые источая ароматы. Смешались ароматы их, благоухают так, что голова кружится.
Вот если посмотреть со всех сторон,  поверхностно лишь пробежаться взглядом, то в пышных травах этих можно заблудиться: перед глазами всё плывёт, словно во сне, глядишь на них — и нету им конца, посмотришь — нету им предела. Восходит солнце у Восточного Пруда, где начинается тот Старый Лес, а прячется — у Западного Склона, где пруд с таким названьем расположен.
На юг же от него, так там, когда у нас — суровая зима, всё зеленеет, будто летом, бурлит вода и скачут волны в реках. Зверьё такое в тех местах плодится: быки и буйволы, тапиры и медведи, олени, носороги и слоны.       
На север от него — так там, когда у нас в разгаре лето, — земля растрескивается от мороза, и можно по льду замёрзших рек переходить к другому берегу, не задирая платья. Зверьё такое в тех местах плодится: единорог, кабан рогатый, пони, верблюды, лошади степные, и скакуны, и мулы, и ослы.
В самом же Старом Лесе у императора такие походные дворцы и ставки, что могут горы заслонить собою и над ущельями глубокими повиснуть. Высокие террасы там и тут, двухъярусные павильоны и тихие, уединённые палаты: стропила разукрашены цветами, колонны — яшмой дорогою. По деревянному настилу там можно ездить на ручных тележках — дороги связаны между собою. Дворец же окружают галереи, подобно бесконечному потоку, — такие длинные, что, чтобы обойти их, на полдороге приходится устраивать ночлег. Равняются с высокими горами постройки, здания, дворцы, высоких башен этажи стремятся вверх неудержимо. Есть в них и сокровенные места — покои внутренние дома: посмотришь вниз — дна не увидишь глубокого ущелья, что под ними; наверх вскарабкаешься если — стрехою крыши коснуться можешь неба голубого; падучая звезда способна перелететь сквозь женские покои, а радуги дуга коснуться может перил резных и окон галереи.
Чёрный Дракон, скакун, достойный впряжённым быть в повозку святого небожителя, стоит в восточном флигеле дворцовом, а в западном — слонами повозки запряжённые стоят. Бессмертных сонмы отдыхают на подворье, а Во Цюань, святой отшельник, под южною стрехой на солнце сушит платье. Источник чудодейственный бурлит в опочивальне чистой, а ручьи пересекают двор посередине.
Огромный камень замер над утёсом, скала накренилась, паденьем угрожая, высокие, крутые горы — опасны и обрывисты они, и, — будто гравированные, — склоны возносятся до самых облаков. В горах там биотита розового много и яшмы синей и зелёной, кораллового цвета камни есть, и совершенно белые есть тоже; с прожилками есть яшмы и такие, что будто бы покрыты чешуёю; есть чисто-красные, а есть и пёстрые, как пёстрая корова — любые перемешались в тех горах высоких. И знаменитые повсюду яшмы, такие как Рассвета Краски, как Вань и Янь, которые назвали по именам красавиц древних, а также яшма Хэ, которую так неудачно Бянь Хэ князьям пытался поднести когда-то — все яшмы эти в горах вот в этих самых отыскали!
В садах там цитрус летом созревает мелкоплодный, и померанцы жёлтые, и апельсины, жужуб и мушмула, и груша дикая с хурмою, и яблоня, которую в народе китайкою зовут, там тоже есть; есть пышная магнолия и земляника, есть финики и сладкий виноград, есть вишня и плоды личжи, два сорта есть заморской сливы, и сливы сычуаньской тоже есть — в порядке стройном все расположились перед дворцом для императорских наложниц, рядами расположены в садах, с холмов пологих переходят на равнину. Раскинули зелёную листву, лиловые качаются стволы, на ветках — алые цветы: сверкают, красками играют, великую равнину озаряют.
Растут берёзы, гингко и дубы, гранат, магнолия и бирючина, платан, арековая пальма и кокос, сандал и груша-бессемянка — вверх тянутся на тысячу саженей, а толщиною — в два обхвата полных. Раскидистые ветви истинно роскошны, плоды — крупны, листва — густая. Стоят деревья купами, толпятся, кривыми ветками касаются друг друга, переплетаются, сплетаются и вьются; то будто бы ведут борьбу друг с другом, то вдруг как будто бы друг другу помогают. Качаются свисающие ветви, порхают по ветру увядшие цветы. Густые листья на деревьях рослых волнуются, качаются под ветром, печальные при этом издавая звуки, как будто кто вздыхает тяжело, иль колокол гудит иль литофон, иль то поют свирели или флейты. Без всякого порядка, как попало, вокруг дворца для императорских наложниц растут нестройными рядами, в густую чащу превращаясь, к горам вплотную приближаясь, глубокие ущелья окаймляют. Посмотришь — и не видно им границы, окинешь взглядом — нет предела им.
Там бродят чёрные и белые гиббоны, хвостатые мартышки и макаки, и множество других, больших и малых, хвостатых и бесхвостых, обезьян. Летающие белки прыгают по веткам, четырёхкрылые  “пиявки” там летают, а по деревьям лазают “цикады” — по виду схожие с обычной обезьяной. Большие обезьяны цзюэнао встречаются в дремучих тех лесах, равно как и макаки чаньху — коротконогие, хотя при этом любительницы быстро
поскакать. Есть также белые лисицы, похожие на колонка, только большие, а также много пресноводных черепах — все в тех местах приют себе нашли. Свистят протяжно, жалобно кричат, порхают, извиваются змеёю, туда-сюда летают, прыгают и скачут, цепляются за ветви, прячутся в вершинах, пересекают реки, на которых нет переправ и нет мостов узорных, подпрыгивают и перелетают через высоких зарослей стену, едва касаясь веток, что свисают, и пролезают там, где веток мало. А там, где чаща переходит в редколесье, свободно бродят, в дальние края переселяясь. И мест, подобных этому, числом сто тысяч есть. В них можно находить отдохновенье и душу отводить, бродя туда – обратно, ночь проводить в опочивальне или в другом дворцовом помещенье. И нет нужды с собою брать при этом ни поваров искусных, ни наложниц — ведь полностью готовых сто дворцов ждут императора в том Старом Лесе.
И вот от осени и до зимы, Сын Неба тешится загонною охотой. Садится в экипаж, отделанный резной слоновой костью, запряженный шестёркой “яшмовых драконов” — украшенных нефритом быстроногих рысаков. Расправив на радугу похожий пятицветный  стяг, подъемлет  “облачное   знамя “ — штандарт с орнаментом из облачных полос. Чуть впереди — повозки, крытые тигровой шкурой, а позади — повозки арьергарда. Сунь Шу двумя руками держит вожжи, Вэй Гун сопровождает колесницу, охрана по бокам расположилась, со всех сторон загон тот окружают. Торжественный эскорт бьёт в барабаны, охотникам сигнал тем подавая. Несутся конники и боевые колесницы, из-под копыт коней гром раздаётся: грохочет небо, сотрясается земля. Рассыпались и впереди, и сзади, рассеялись, преследуя добычу, прокатываются, словно волны, неумолимы, как морской прибой. Взбираются на сопки и холмы, потоком растекаются в низинах — так, будто тучи полотном накрыли небо, так, будто дождь льёт, не переставая. Живыми ловят барсов, леопардов, вступают в схватку с волком и шакалом, медведей голыми руками убивают, сайгаков бьют копытами коней. Султан из перьев горного фазана охотничьи их шапки украшает; полоски, как у тигра, — на штанинах; узор такой же и на куртках их: стремительно несутся на степных конях. На кручи поднимаются бесстрашно, спускаются в глубокие овраги, взбираются на горы, бросаются с обрыва, пересекают пади, вброд переходят реки. Бьют птицу с головой оленя, которая способна вызвать ветер, олень-единорог к ним в руки попадает, сягэ сразить одним ударом могут, а алебардой — заколоть мэнши; сетями ловят яоняо — коней неутомимых, способных за день проскакать пять сотен вёрст, а стрелами из луков крупных кабанов стреляют. Причём, стрелой не как попало губят, а метят в шею, разбивают череп; впустую не натягивают луки: лишь только зазвенела тетива — и, бездыханный, зверь уже лежит.
Тем временем, Сын Неба, отпустив поводья, на шаг неторопливый переходит, туда-сюда бесцельно разъезжает, лишь искоса бросая взгляды на то, как действуют его войска, и смотрит, как полководцы поведут себя в дальнейшем. А после этого вновь движется вперёд, торопит время, и поспешно коней пускает вскачь, к далёким далям устремляясь. Лишает гнёзд он легкокрылых птиц, из логовищ зверей проворных выгоняет, свирепых хищников ногами топчет, оленей белых осью колесницы убивает и хитрых зайцев быстро ловит. Несётся так, что обгоняет и молнию саму, и оставляет далёко позади её сверканье. В погоне за бесплотным привиденьем, выходит за пределы мира, в космос! Натягивая добрый лук, каким владел сам повелитель Ся, стрелу удерживает с белым опереньем. Стреляет в страшного юсяо, что с человеком схож, и человека способен поглотить; пронзает пикою фэйцзюя — дракона с головой оленя. Сначала выберет добычу пожирнее, а уж потом стрелу в неё пускает; сначала назовёт то место, в которое стрелой он метит, — и точно в цель стрела та попадает: стрела едва слетела с тетивы — а жертва уж повержена, лежит! А после этого, штандарт подъемля, седлает ураганный ветер и догоняет яростные вихри, и в небеса высокие поднявшись, становится он заодно с богами. Уничтожает чёрных журавлей, тревожит птиц куньцзи, теснит павлинов, фазанов давит золотых. Трясёт деревья, где гнездится птица - финикс, бамбуковым шестом бьёт фэнхуанов; пурпурных фениксов сетями накрывает и аргусов проворно ловит. Когда же путь исчерпан до конца, и пройдена дорога без остатка, назад он колесницу ворочает, и возвращается к себе домой. И вот, свободный, безмятежный, с небес он опускается на землю; потом поспешно направляется куда-то, один лишь миг — и он уже вернулся! Ступает по ступеням  Каменных Ворот, пересекает Пограничный Пик, минует башню Говорливых Соек, стремится взглядом к башне, что зовётся Холодная Роса, а дальше — спускается он к Грушевым Палатам и отдыхает во дворце Ичунь, иль Благодать Весны. А, отдохнув, коней вновь погоняет — на запад мчится он, к дворцу Полнейшего Уединенья. Затем садится в джонку и на вёслах пересекает озеро Воловья Голова. Сойдя на берег, поднимается на башню, которая наречена Драконьей, а спустившись, привал устраивает в башне Нежной Ивы. Оценивает он, с каким усердьем и как сообразительно вельможи охотились сегодня с ним, и сколько охотники его набили дичи. И пешие, и те, кто в колесницах, топтали дичь ногами и давили колёсами повозок боевых — Сын Неба смотрит, кто из них и сколько в итоге растоптал добычи. Рассматривает он и ту добычу, которую его вассалы растоптали. И видит он, что утомились все, до крайности устали, до предела; трепещут в страхе пред его очами, как будто покорились из боязни, иль будто без ножа он их зарезал. Добычи ж столько, что валяется повсюду, и ею можно было бы наполнить и рвы, и впадины, и горные ущелья, укрыть равнину и заполнить водоёмы.
И вот, наскучивши охотничьей забавой, устраивает пир он в башне Хаотянь, и звуки музыкальных инструментов разносятся по залам величавым. Бьют в колокол огромный, неподъёмный, что укреплён на тяжеленной раме; штандарт подъемлют, на котором вьётся султан из перьев самки зимородка, и ставят барабан из кожи крокодила. Танцуют танцы древние и внемлют напевам древним: запевают десять сотен, а десять тысяч подпевают им. И горы, и холмы те песни сотрясают, и реки, и ручьи покоя не имеют. Танцуют танцы княжеств Сун и Цай, мелодии играют Хуайнани, поют напевы княжеств Вэнь и Дянь — собрались, словно родичи, все вместе, танцуют и поют попеременно. То в барабан раскатистый ударят, то  колокол огромный загудит — тревожат слух те звуки и доходят до самого нутра они, до сердца. Звучат напевы княжеств Цзин и У, напевы княжеств Чжэн и Вэй, мелодии, что сочинили Шунь и Дан, а также чжоуский У-ван и Сян. И звуки их распущенны, порочны, не знают удержу, не соблюдают меры. Смешались вместе пляски Янь и Ин — двух княжеств, что на землях чуских, смешались в беспорядке и несутся, в неистовстве своём подобны вихрю. Актёры, карлики, певцы и музыканты играют так, что развлекают слух, ласкают взор и услаждают сердце, разгул и показную роскошь оставив позади. Красавицы прелестны и изящны, с походкой лёгкою, как у волшебных фей, от суеты укрывшихся на небе: обворожительны и утончённы, в нарядах дорогих и украшеньях — нежны и грациозны хрупкие созданья. Полны соблазна и очарованья их тонкие и гибкие фигурки в коротких шёлковых накидках; прелестны и другие — в длинных платьях — кружатся в танце, развеваются наряды: их платья не сравнятся с тем, что носят в обычной жизни девушки простые. Благоухают ароматные одежды, так сильно, что кружится голова; сияют жемчугом прекраснейшие зубки, под стать им — яркая улыбка на устах; изящно изогнулись тоненькие брови, в лукавых взглядах притаилось чувство; подарят красоту, но душу заберут: коль насладиться хочешь — голову склонишь. Но за вином, средь шумного веселья, упавший духом, задумчивый, сидит Сын Неба, как если бы он что-то потерял, и говорит: «Увы! Всё это — слишком расточительное дело! Собрались мы, чтоб провести досуг, чтоб усладить свой взор, доставить радость слуху. В безделье, попусту мы время прожигаем; берём в пример себе мы Небо, что осенью безжалостно разит живое всё, и едем на охоту, как будто бы хотим мы истребить врага, на время лишь себе давая передышку на пиршествах, подобных этому сейчас. Боюсь, что если и потомки наши в такой же роскоши дни будут проводить, стремясь всегда вперёд и забывая оглянуться, они не смогут ни положить династии начало, ни передать престол преемникам своим». Тогда он отказался от вина, охоту прекратил и, приказав сановникам своим, изрёк: «Всю эту землю можно распахать и, превратив в поля, тем самым поддержать простолюдинов. Разрушить стены и засыпать рвы, чтобы простой народ смог доступ получить к горам высоким и озёрам чистым. Пруды наполнить и не запрещать ловить в них рыбу всем, кто пожелает; палаты и дворцы очистить все и впредь не заполнять чиновным людом. Все житницы открыть, чтоб бедным помогать, — и помогать, не зная меры! Вдовцам и вдовам помощь оказать, не забывать заботиться о сирых. Издать указ о добродетелях людских, уменьшить штрафы, казни сократить, в регалиях порядок навести, сменить цвета официальных платьев, систему исчисленья лет переменить — чтоб обновилась в Поднебесной жизнь».
И вот тогда он выбрал день счастливый, в который можно было бы поститься, в придворную одежду облачился, сел в императорский свой экипаж, украшенное бунчуками знамя поднял, ударил в яшмовые бубенцы, и в сад “шести искусств” отправился бродить, помчался по проторенной дороге гуманности и чувства долга, внимательно рассматривая лес преданий, которые оставил нам Конфуций. Постановил торжественные стрельбы сопровождать мелодией «Лишоу»; когда же сам участвовал он в них, то «Цзоуюй» мелодия играла. Вновь ввёл в обычай танец «Сюаньхао», а также танец с алебардой. Над экипажем императорским своим постановил поднять он “облачное знамя”. Привлёк к себе он лучшие таланты, и сожалел, читая «Книгу Песен», что не всегда талантливый учёный встречал правителя, достойного себя. Но радовался песням тем, где говорилось о радостях мужей достойных, которым выпала такая встреча. Стал совершенствоваться в добродетелях своих, бродя в садах учёности и парках этикета, вновь постигая тайны «Книги Перемен»  и «Книги о Пути Вселенной». Отдавшись целиком занятьям этим, не стал он больше ездить на охоту, и распустил всех удивительных животных, что в заповедниках удерживал своих. Стал восседать он в Светлом Зале и в Храме предков жертвы приносить. Всех подданных своих расставил по ранжиру и повелел, чтоб о потерях всех и обо всём, что приобресть случилось, немедленно доклады подавали. Поэтому на землях, что простёрлись средь четырёх морей, не стало тех, кто милостей его не получил бы. И с этих пор молва пошла по Поднебесной о добродетельном правлении его. Все стали следовать его примеру и вслед за ним меняться стали. Распространил он принципы свои, и вслед за тем переменились нравы и наказанья стали не нужны. А добродетелью своею превзошёл он трёх основателей династий древних, заслугами ж своими превзошёл он  пять императоров, известных по легендам. А коли оно так, то и охота поистине отрадой снова стала. Ведь если день-деньской скакать во весь опор, то утомишь свой дух и обессилишь тело, а истощать ресурсы конницы и колесниц — ведь значит подорвать дух воинский высокий. Богатства расточать, что собраны в казённых кладовых, но не стремиться к добродетели высокой; себе лишь радость доставлять, вниманья на простой народ не обращая; пренебрегать делами управленья, гоняясь за фазаном или зайцем, — тот, кто гуманен, так не поступает! И если с этой точки зрения взглянуть на то, что делается в княжествах обоих, и в Ци, и в Чу, — заметил У Ши-гун, — то разве может это не вызывать у нас лишь чувство сожаленья? Ведь земли их не превышают и десяти всего лишь сотен ли, а девять сот из них — охотничьи угодья. Ведь зарастает новь деревьями с травою, а людям нечем голод утолить свой. Ведь если, будучи лишь мелкими князьями, жить в радости и роскоши чрезмерной, и содержать десятки тысяч колесниц, — боюсь, что это может вызвать ропот и слуг, и челядинцев, и народа.
Цзы Сюй с У Ю тут помрачнели оба, в лице переменились, стали удручённы, как будто оба потеряли честь, и молвили растерянно:
— Мы оба – всего лишь люди из глухого захолустья, грубы и ограниченны в познаньях. Не ведали того, что можно говорить, а что — нельзя. Лишь ныне удостоились мы чести из Ваших уст услышать поученье, которое с покорнейшим почтеньем и принимаем мы сейчас от Вас!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.
                                             
© Владимир Самошин.

Оффлайн Papa HuHu

  • Модератор
  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 5118
  • Карма: 140
  • Пол: Мужской
    • Папа ХуХу
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #56 : 17 Декабря 2012 23:28:07 »
吕氏春秋•直谏
единственное, может 不谷 все-таки как-то колоритнее перевести, типа "я, недостойный"....

Ну и по поводу 有笞之名一也 я не уверен, что это правильный перевод.
Первое, что приходит в голову, это скорее "ээээ, чувак, да это ж было совсем как говорят про битье батогами - так же больно!"

Оффлайн Вл. Самошин

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2453
  • Карма: 63
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #57 : 18 Декабря 2012 15:35:42 »
Можно, наверное, и так - "я, недостойный", - но я пытался сделать свой перевод ритмичным, поэтому и перевёл 不谷 как "себя поставил я со всеми вровень".

А вот что касается перевода фразы "有笞之名一也", то я понял её так, что князь говорит: получить (有) розги (笞) - это (之) то же самое /одно и то же что.../ (一) прославиться (名) есть (也). Мне кажется, что такое понимание (и соответствующий перевод - «Розги получил – и тем уже прославил своё имя!») соотносится с общим содержанием отрывка: ведь, мягко говоря, не каждый князь позволял бить себя розгами!  :) Естественно, о его поступке пошла молва, а само это событие вошло в историю - он и в самом деле "прославил своё имя". Я так это понимаю.
© Владимир Самошин.

Оффлайн Вл. Самошин

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2453
  • Карма: 63
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #58 : 18 Декабря 2012 15:40:19 »
Ещё перевод из 古文.

                                                             《战国策》卷十 齐策三

齐欲伐魏。淳于髡谓齐王曰:“韩子卢者,天下之疾犬也。东郭逡者,海内之狡兔也。韩子卢逐东郭逡,环山者三,腾山者五,兔极于前,犬废于后,犬兔俱罢,各死其处。
田父见而获之,无劳倦之苦,而擅其功。今齐、魏久相持,以顿其兵,弊其众,臣恐强秦、大楚承其后,有田父之功。”齐王惧,谢将休士也。


                                          «ПЛАНЫ СРАЖАЮЩИХСЯ ЦАРСТВ»,  свиток 10 «ПЛАНЫ ЦАРСТВА ЦИ»

Царство Ци вознамерилось напасть на царство Вэй. Чунь Юй-кунь сказал на это цискому царю: "В царстве Хань есть знаменитая чёрная собака, самая резвая во всей Поднебесной. А в княжестве Го есть быстроногий заяц – среди четырёх морей не найти более быстрого зверька. И вот однажды та чёрная собака погналась за этим быстроногим зайцем. Три раза обогнула она вслед за ним гору, пять раз вслед за ним то поднималась на гору, то спускалась с горы. Заяц, напрягая все свои силы, скакал вперёд, чёрная собака, не жалея сил, гналась за ним. И вот, наконец, оба упали, обессилевшие.
Случившийся тут старик-землепашец, без труда и хлопот, забрал тогда их обоих.
Ныне царство Ци и царство Вэй давно уже враждуют между собой. Оба изнурили донельзя свои войска, довели до изнеможения свой народ. Покорный ваш слуга боится, что сильные царства Цинь и Чу, подберут Ци и Вэй, подобно тому, как тот старик-землепашец подобрал чёрную собаку и зайца."
Циский царь испугался, дал своим войскам отдых, не стал нападать на царство Вэй.

Перевёл с китайского Владимир Самошин.
© Владимир Самошин.

Оффлайн Вл. Самошин

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2453
  • Карма: 63
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #59 : 18 Декабря 2012 15:43:06 »
                                                                     战国策•楚策四

汗明曰:"君亦闻骥乎?夫骥之齿至矣,服盐车而上太行。蹄申膝折,尾湛胕溃,漉汁洒地,白汗交流,中阪迁延,负辕不能上。伯乐遭之。下车攀而哭之,解紵衣以幂之。
骥于是俛而喷,仰而鸣,声达于天,若出金石声者,何也? 彼见伯乐之知己也。"

                                          «ПЛАНЫ СРАЖАЮЩИХСЯ ЦАРСТВ»: «ПЛАНЫ ЦАРСТВА ЧУ»

Хань Мин сказал: «Вы разве не слыхали о скакуне, что шибче ветра скачет? Тот конь, когда вошёл в свой возраст совершенный, то запрягли его в тяжёлую повозку, нагруженную солью, и погнали дорогою, что вьётся среди гор. И вот бредёт он, под собою ног не чуя, поджавши хвост, а кожа вся потёрлась, слюна стекает с пересохших губ, и белый пот ручьями с него льётся. На середину склона лишь поднялся и — встал, не в силах подниматься выше. Тут повстречался с ним Бо Лэ. С повозки соскочил, и закричал он в голос - так стало жаль ему лихого скакуна! Немедля снял с себя холщовую рубаху, и на спину тому скорей накинул. Скакун же тот склонился пред Бо Лэ, зафыркал часто, голову поднявши, заржал протяжно, жалуясь ему, и ржание его достигло неба, как будто кто ударил в барабаны. А отчего же это? Оттого, что конь узнал в Бо Лэ того, кто разглядел в нём скакуна лихого!»

Перевёл с китайского Владимир Самошин.
« Последнее редактирование: 18 Декабря 2012 20:05:12 от Вл. Самошин »
© Владимир Самошин.

Оффлайн China Red Devil

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 7295
  • Карма: 274
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #60 : 18 Декабря 2012 16:56:49 »
Тоже из ""Чжаньгоцэ".

                                                                     战国策•楚策四

汗明曰:“君亦闻骥乎?夫骥之齿至矣,服盐车而上太行。蹄申膝折,尾湛胕溃,漉汁洒地,白汗交流,中阪迁延,负辕不能上。伯乐遭之。下车攀而哭之,解紵衣以幂之。
骥于是俛而喷,仰而鸣,声达于天,若出金石声者,何也?彼见伯乐之知己也。今仆之不肖,陋于州部,堀穴穷巷,沈污鄙俗之日久矣,君独无意湔拔仆也,使得为君高鸣屈于梁乎?”

                                          «ПЛАНЫ СРАЖАЮЩИХСЯ ЦАРСТВ»: «ПЛАНЫ ЦАРСТВА ЧУ»

Хань Мин сказал: «Вы разве не слыхали о скакуне, что шибче ветра скачет? Тот конь, когда вошёл в свой возраст совершенный, то запрягли его в тяжёлую повозку, нагруженную солью, и погнали дорогою, что вьётся среди гор.
И вот бредёт он, под собою ног не чуя, поджавши хвост, а кожа вся потёрлась, слюна стекает с пересохших губ, и белый пот ручьями с него льётся. На середину склона лишь поднялся и — встал, не в силах подниматься выше.
Тут повстречался с ним Бо Лэ. С повозки соскочил, и закричал он в голос - так стало жаль ему лихого скакуна! Немедля снял с себя холщовую рубаху, и на спину тому скорей накинул. Скакун же тот склонился пред Бо Лэ, зафыркал часто, голову поднявши, заржал протяжно, жалуясь ему, и ржание его достигло неба, как будто кто ударил в барабаны.
А отчего же это? Оттого, что конь узнал в Бо Лэ того, кто разглядел в нём скакуна лихого!»

Перевёл с китайского Владимир Самошин.
Не закричал он в голос: слово 哭
Обозначает "плакать"; он заплакал.
А "ржание его достигло неба,
как будто кто ударил в барабаны"-
Так это уж бессмыслица совсем;
Ни слова в тексте нет про барабаны,
О звуках музыки приятных тама речь.
И фраза, что в конце- совсем пропала
Из перевода. Как же быть?
И тем не мене,
Неплохо получается у вас, Вл. Самошин.   :)
« Последнее редактирование: 18 Декабря 2012 17:02:39 от China Red Devil »
不怕困难不怕死

Оффлайн Вл. Самошин

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2453
  • Карма: 63
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #61 : 18 Декабря 2012 20:00:17 »
Слово 哭 означает не просто "плакать", а именно "плакать в голос", "рыдать". (См. словарь Ошанина). Заглянув в него, кстати, можно убедиться, что фраза "ржание его достигло неба, как будто кто ударил в барабаны"- это вовсе не "бессмыслица совсем", так как словосочетание 金石 может означать "гонги и барабаны", и сравнение громкого (раз оно достигло неба) ржания коня с громким звучанием этих инструментов вполне логично. А вот то, что "о звуках музыки приятных тама речь" представляется мне как раз нелогичным: ведь конь жалуется Бо Лэ, странно сравнивать жалобные звуки с приятными звуками музыки. Впрочем, быть может, я и ошибаюсь.
© Владимир Самошин.

Оффлайн Вл. Самошин

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2453
  • Карма: 63
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #62 : 18 Декабря 2012 20:07:12 »
И фраза, что в конце- совсем пропала
Из перевода. Как же быть?

Я думаю, что просто - удалить!  :)
© Владимир Самошин.

Оффлайн Вл. Самошин

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2453
  • Карма: 63
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #63 : 18 Декабря 2012 20:17:29 »
张衡 (78 – 139)
                                                                  归田赋
   
游都邑以永久,无明略以佐时。徒临川以羡鱼,俟河清乎未期。感蔡子之慷慨,从唐生以决疑。谅天道之微昧,追渔父以同嬉。超埃尘以遐逝,与世事乎长辞。于是仲春令月,时和气清;原隰郁茂,百草滋荣。王雎鼓翼,鸧鶊哀鸣;交颈颉颃,关关嘤嘤。于焉逍遥,聊以娱情。尔乃龙吟方泽,虎啸山丘。仰飞纤缴,俯钓长流。触矢而毙,贪饵吞钩。落云间之逸禽,悬渊沉之鯋鰡。于时曜灵俄景,系以望舒。极般游之至乐,虽日夕而忘劬。感老氏之遗诫,将廻驾乎蓬庐。弹五弦之妙指,咏周孔之图书。挥翰墨以奋藻,陈三皇之轨模。   苟纵心于物外,安知荣辱之所如!
 
ЧЖАН ХЭН (78 – 139)

                                                                      ВОЗВРАТИЛСЯ К РОДНЫМ ПОЛЯМ

Служил в столице долго, очень долго, однако же, талантов не имел, чтоб государю помогать в делах и думах. Как говорится, подойдя к реке,
желал я страстно рыбы наловить, но ждать, когда прозрачны станут воды, терпенья не хватило у меня.  Я понял тех, кто разочаровался, и тех, кто все сомненья разрешил: законам Неба, тёмным и неясным, поверить надо всей душой своею, и, следуя примеру рыболова, с ним вместе радоваться радостью нехитрой. Отринуть суету мирскую, чтобы уйти, уехать далеко, укрыться где-то там, и с грязным миром отныне навсегда порвать. А там, в разгар весны, когда минует два месяца с начала года, когда вокруг тепло и воздух чистый, низины и холмы все зеленеют,
покрытые густой травою сочной. Там скопы, самка и самец, крылами машут, и иволги среди ветвей поют, касаясь нежно шейкою друг друга,
гуань-гуань щебечут они звонко. Вот где хотел бы я свободно так бродить, и разговором праздным тешить душу. Драконы там кричат среди озёр, в горах рычанье тигра раздаётся. Посмотришь вверх – и привязной стрелой ты можешь в птиц попасть летящих. Посмотришь вниз – в струящийся поток на леске тонкой  ты крючок закинешь. Стрела твоя, коль в цель попала точно, – то птица, сбитая, уж на земле лежит. А рыба, что польстилась на наживку, – та рыба на крючке уже висит. Так птицы, что летели в облаках, добычей стали бы в моих руках, а рыбы, что резвились в глубине, – уловом стали б на моём крючке. Но вот склонилось солнце к горизонту, и тени длинные ложатся там и тут: на смену духу солнечного света приходит дух сияющей луны, но радость от свободного скитанья переполняет душу через край: пускай на смену дню пришёл бы вечер – забыл бы об усталости и думать! Ученье Лао-цзы прочувствовал я сердцем – в своё убогое жилище возвратился. Играю там на пятиструнной цитре и постигаю путь Земли и Неба; читаю нараспев я изреченья Конфуция и Чжоуского князя. Летает кисть, едва касаясь туши, – полёт души спешит запечатлеть, когда толкую древние каноны. Душа уносится от суетного мира, и что тогда мне слава иль позор!

Перевёл с китайского Владимир Самошин. 
 
« Последнее редактирование: 20 Декабря 2012 13:03:23 от Вл. Самошин »
© Владимир Самошин.

Оффлайн Papa HuHu

  • Модератор
  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 5118
  • Карма: 140
  • Пол: Мужской
    • Папа ХуХу
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #64 : 19 Декабря 2012 00:25:21 »
А вот что касается перевода фразы "有笞之名一也", то я понял её так, что князь говорит: получить (有) розги (笞) - это (之) то же самое /одно и то же что.../ (一) прославиться (名) есть (也).
Не уверен. Советую глубже копнуть. К тому же там не 一名也, а 名一也.

Оффлайн China Red Devil

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 7295
  • Карма: 274
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #65 : 19 Декабря 2012 08:44:44 »
Слово 哭 означает не просто "плакать", а именно "плакать в голос", "рыдать". (См. словарь Ошанина).
"Кричать" оно ни в каком словаре не означает. Согласитесь, закричать и заплакать- немного разные вещи.
Цитировать
Заглянув в него, кстати, можно убедиться, что фраза "ржание его достигло неба, как будто кто ударил в барабаны"- это вовсе не "бессмыслица совсем", так как словосочетание 金石 может означать "гонги и барабаны"
Нельзя в этом убедиться. "Ржание, как звуки барабана" вообще напоминает хрестоматийное "падение стремительным домкратом". Вы где такое лошадиное ржание слышали, чтоб оно на барабанный бой похоже было? Это не конь, а мутант какой- то. У нормальных коней ржание как раз музыкальное.
В общем, можете не соглашаться, но это предложение у вас не удалось.
Цитировать
, и сравнение громкого (раз оно достигло неба) ржания коня с громким звучанием этих инструментов вполне логично.
"Достигло неба"- вовсе не обязательно означает "очень громко". Молитвы тоже достигают неба, но это же не значит, что их следует орать во весь голос. Так что опять же ничего логичного здесь нет.
Цитировать
А вот то, что "о звуках музыки приятных тама речь" представляется мне как раз нелогичным: ведь конь жалуется Бо Лэ, странно сравнивать жалобные звуки с приятными звуками музыки. Впрочем, быть может, я и ошибаюсь.
Именно ошибаетесь, приятной и жалобной музыки сколько угодно. Кстати, я и не настаиваю на том, что там именно "приятные звуки музыки" должно быть, можно и по другому сформулировать, но вот барабаны здесь явно не в тему.
« Последнее редактирование: 19 Декабря 2012 09:16:05 от China Red Devil »
不怕困难不怕死

Оффлайн China Red Devil

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 7295
  • Карма: 274
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #66 : 19 Декабря 2012 09:00:26 »
Там скопа, самка и самец, крылами машут
Там скопы, самка и самец, крылами машут
不怕困难不怕死

Оффлайн Вл. Самошин

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2453
  • Карма: 63
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #67 : 19 Декабря 2012 13:13:35 »
Там скопы, самка и самец, крылами машут

С этим полностью согласен - опечатка вышла, исправлю!  :)
© Владимир Самошин.

Оффлайн Вл. Самошин

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2453
  • Карма: 63
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #68 : 19 Декабря 2012 13:29:10 »
"Кричать" не означает, но выражение "закричать в голос" означает именно громко, навзрыд заплакать.

В переводе вовсе не сравниваются музыкальность ржания коня и музыкальность барабанного боя. Говорится лишь о том, что ржание такое же громкое, как звуки барабана. Никакого сравнения с музыкальностью ржания здесь и в помине нет - сравнивается лишь громкость того и другого!

Контекст совершенно определённо подсказывает, что ржание было громким - ведь оно достигло неба! Ссылка на молитвы, которые "тоже достигают неба", представляется мне неудачной.

Не пойму, почему "барабаны-то не в тему", если они упомянуты в оригинале!
© Владимир Самошин.

Оффлайн China Red Devil

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 7295
  • Карма: 274
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #69 : 19 Декабря 2012 17:45:25 »
"Кричать" не означает, но выражение "закричать в голос" означает именно громко, навзрыд заплакать.
Неужели! Это в каком же языке? Явно не в русском и не в китайском. В китайском имеем обыкновенное  哭. В русском "закричать в голос" может обозначать громкие причитания, граничащие с плачем. Но в тексе нет ровно никаких указаний на то, что Бо Лэ там кроме обыкновенного 哭 еще и голосил.
Цитировать
В переводе вовсе не сравниваются музыкальность ржания коня и музыкальность барабанного боя. Говорится лишь о том, что ржание такое же громкое, как звуки барабана. Никакого сравнения с музыкальностью ржания здесь и в помине нет - сравнивается лишь громкость того и другого!
Если вы так считаете, то перевод следует отредактировать так, чтобы у читателей не возникало стойкого ощущения обратного. А при прочтении фразы "заржал протяжно.... как будто кто ударил в барабаны" такое ощущение возникает.
Не говоря уже о том, что никаких барабанов в тексте вообще нет, об этом ниже.
Цитировать
Контекст совершенно определённо подсказывает, что ржание было громким - ведь оно достигло неба!
Можно истолковать и так. Но тем не менее никаких барабанов ни контекст, ни текст ни подтекст не содержит.
Цитировать
Не пойму, почему "барабаны-то не в тему", если они упомянуты в оригинале!
Это была робкая попытка подмены тезиса? Не прокатило.
1) Во- первых, вы элементарно ошиблись, и у Ошанина ничего подобного нет.
2) Во- вторых, даже если в словаре Ошанина такое и было, то это не значит, что в данном конкретном тексте это значение использовать можно.

Придется мне разбирать причины ваших стойких заблуждений.
Во- первых, в тексте не 金石, а 金石声
Смотрим, что же они означают:
金石:
1. 金和美石之属。
2. 常用以比喻事物的坚固、刚强,心志的坚定、忠贞。
3. 指古代镌刻文字、颂功纪事的钟鼎碑碣之属。
4. 常用以比喻不朽。
5. 指钟磬一类乐器。
6. 指钟磬发出的乐声。
7. 常用以比喻诗文音调铿锵,文辞优美。
8. 指古代用金属、石头制成的兵器。
9. 指古代丹药。
http://www.zdic.net/cd/ci/8/ZdicE9Zdic87Zdic91319360.htm
Кто- нибудь видит хоть слово про барабаны?
Я нет.

金石声:
指铿锵有力之声。后亦用以比喻文辞优美动人。
http://www.zdic.net/cd/ci/8/ZdicE9Zdic87Zdic91273685.htm
Кто- нибудь видит хоть слово про барабаны?
Я нет.

Некоторые лица утверждают, что значение "гонги и барабаны" для 金石 якобы есть у Ошанина. Проверим, так ли это:

金石
 jīnshí
7) * гонги (сигнал к отступлению) и барабаны (сигнал к наступлению); оружие

То есть вы мягко говоря, кое- чего недоговорили. Надеялись, что я поленюсь проверить? Зря надеялись. Военный термин, обозначающий сигналы к наступлению и отступлению, применять к несчастному коню- разумеется совершеннейшая нелепость. Гораздо более пподходящее по смыслу значение- всего на строчку выше. :)
Это не говоря уже о том, что само пояснение этого термина у Ошанина крайне странное, и больше нигде я его не нашел. Весьма похоже на ошибку.

А вот 金石声:
金石声
 jīnshíshēng
 1) музыкальные звуки
То есть вы допустили две серьезных ошибки: неправильное слово и неправильное значение слова.

А впредь чтоб велосипеды с барабанами не изобретать там где их нет, смотрите просто в комментарий к тексту,который завсегда 译文 зовется.:
http://baike.baidu.com/view/1634627.htm
« Последнее редактирование: 19 Декабря 2012 20:16:48 от China Red Devil »
不怕困难不怕死

Оффлайн Вл. Самошин

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2453
  • Карма: 63
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #70 : 19 Декабря 2012 20:21:33 »

Именно в русском языке выражение "закричать в голос" означает "громко, навзрыд заплакать".

Что всё же, по-Вашему, означает "обыкновенное" 哭? В своём первом отклике Вы утверждали, что это просто плакать. Но в  словаре Ошанина недвусмысленно говорится по этому поводу, что 哭 это "плакать в голос, рыдать; плач, рыдание". Или, по-Вашему, кричать в голос и "плакать в голос" не являются выражениями синонимичными? Так что же, всё-таки, по-Вашему, означает иероглиф 哭?

Не имею обыкновения в ходе полемики прибегать к такому приёму, как "подмена тезиса", поэтому прошу Вас не выдавать собственные домыслы за мои намерения, тем более, в непозволительных для публичного обсуждения выражениях.

О словосочетании 金石. Так "у Ошанина ничего подобного нет" или всё же есть? Вы, проверив по словарю, убедились, что такое значение (金石
jīnshí * гонги (сигнал к отступлению) и барабаны (сигнал к наступлению); оружие) там таки есть. Вы считаете, что сравнение громкого (кстати, иероглиф 鸣 означает именно громко кричать: кричать, выть, рычать, визжать, стрекотать (о животных); громкоголосый, ревущий, кричащий. В словаре Ошанина приведены примеры, которые говорят об этом: 驴鸣 осёл ревёт, 犬鸣 собака визжит, 鸣虎 ревущий тигр. Или, по-Вашему, это всё негромкие звуки?) Так вот, сравнение громкого крика, которым скакун встретил Бо Лэ, и громкого (что называется, по определению,) звука "гонга и барабана" (как я это перевёл) нелепость? Вы считаете, что жалобное ржание коня было бы правильнее сравнить с "музыкальными звуками"? Вот это, с моей точки зрения, действительно, "совершеннейшая нелепость" . К тому же, могло ли в древнекитайском языке периода составления "Планов Сражающихся царств" существовать трёхсложное слово 金石声? Я не уверен. Но даже если и могло, то, повторю ещё раз, контекст не позволяет сравнивать жалобное ржание коня с "музыкальными звуками" - в этом я абсолютно уверен.
© Владимир Самошин.

Оффлайн China Red Devil

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 7295
  • Карма: 274
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #71 : 19 Декабря 2012 20:38:05 »
Вот это, с моей точки зрения, 
Я не уверен.
в этом я абсолютно уверен.
О боже. Еще раз повторяю:

А впредь чтоб велосипеды с барабанами не изобретать там где их нет, смотрите просто в комментарий к тексту,который завсегда 译文 зовется:
http://baike.baidu.com/view/1634627.htm


Там вы легко убедитесь в моей правоте, отсутствии в тексте труб и барабанов и том, что все ваши уверенности и точки зрения не имеют с реальным содержанием текста ничего общего.
Уж извините, но "моя точка зрения" (ничем не аргументированная) против академического комментария и Ханьюй да цыдяня- аргумент хиловатый.
« Последнее редактирование: 19 Декабря 2012 20:43:18 от China Red Devil »
不怕困难不怕死

Оффлайн rsv03

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 138
  • Карма: -10
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #72 : 19 Декабря 2012 20:38:58 »
金石声 
基本解释:
————————————————————————————————————————
金属与石头撞击的声音。形容文辞精妙,音韵铿锵。

词语分开解释:
————————————————————————————————————————
金石 : ①〈书〉金属和石头,比喻坚硬的东西:精诚所至,~为开(意志坚决,能克服一切困难)。 ②金指铜器和其他金属器物,石指石制器物等,这些东西上头多有文字记事,所以把这类历史资料叫做金石。
声 : 声(聲) shēng 物体振动时所产生的能引起听觉的波:声音。声带。消息,音讯:声息。不通声气。�  详细>>
 
взято просто с нета. Но можно поссмотреть в 现代汉语词典. Не знаю, может ли, потому что он Современный, отличаться от времен той поры? Но про барабаны в нем действительно ничего не написано
知之为知之,不知为不知,是知也

Оффлайн China Red Devil

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 7295
  • Карма: 274
  • Пол: Мужской
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #73 : 19 Декабря 2012 20:45:48 »
rsv03, пожалуйта, не тролльте. Очень просим.
不怕困难不怕死

Оффлайн Papa HuHu

  • Модератор
  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 5118
  • Карма: 140
  • Пол: Мужской
    • Папа ХуХу
Re: Перевёл с китайского
« Ответ #74 : 19 Декабря 2012 22:48:45 »
 指钟磬一类乐器