Автор Тема: Константы и переменные в российско-китайских отношениях  (Прочитано 20861 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн IgorD

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 634
  • Карма: 0
  • Пол: Мужской
    • Переводы с китайского языка  на русский
И что там?

Известно что:
Царская Россия нагрела руки на чужой беде, совершила грабеж во время пожара.
В то время, когда объединенная армия англичан и французов развязала вторую опиумную войну, царская Россия нагрела руки на чужой беде, совершила грабеж во время пожара.
В 1858 году она, силой навязав цинскому правительству подписание китайско-российского “Айгуньского договора”, захватила и оккупировала более 600 тыс. квадратных километров территории Китая, находящиеся к югу от хребта Синъаньлин за пределами Дубэя (северо-восточного Китая) и к северу от Хэйлунцзяна (провинции Хэйлунцзян). В 1860 году царская Россия, снова силой навязав цинскому правительству подписание китайско-российского “Пекинского договора”, аннексировала 400 тыс. квадратных километров территории Китая, находящиеся к востоку от реки Усулицзян (реки Уссури), в том числе остов Куедао (Сахалин). В 1864 году царская Россия, снова хитростью и обманом вынудив цинское правительство подписать “Китайско-российский протокол о демаркации границы на северо-западе”, захватила и оккупировала 440 тыс. квадратных километров территории Китая, находящиеся к востоку от озера Баэркэши (Балхаш). В новой истории царская Россия – это государство, которое захватило и оккупировало больше всего территории Китая.



Это на русском языке учебник?
-Куда нам пальто повесить ( поставить)?我们的衣服往哪儿挂? (с) Фалюй чубаньшэ.  
http://chinainfo.narod.ru

Оффлайн purilo

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 218
  • Карма: 3
Это на русском языке учебник?

Нет, это перевод. А на соседней странице учебника карты (А. Куминов выложил картинки в теме о границе с Китаем).
Ошибки, которые не исправляют, и есть ошибки (с)

Оффлайн Laotou

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 3523
  • Карма: 118
  • Пол: Мужской
Не слева, так справа к этому вопросу всё равно возвращаемся. Может лучше как в той рекламе: "Лучше жевать, чем говорить". Мы ж тут эти действия (о которых Куминов и purilo говорят) сами и инициируем, зачем? Думаю, что чем меньше публично об этом говорят и китайцы, и русские, тем меньше риска вызвать "волну", тем более, что эта волна пока гасится экономическими взаимоинтересами.
« Последнее редактирование: 07 Июля 2007 11:24:42 от Laotou »
知彼知已,百战不殆

Оффлайн purilo

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 218
  • Карма: 3
Это называется “материализация слов”. Именно этим наши политики (в большинстве) и заняты, произносят те самые мантры. И “ученые” в том числе.

К сожалению история знает мало примеров, когда заклинания (к тому же замешанные на банальном антиамериканизме, а не на реальном анализе, как в данном случае), помогли разрешить проблему. Достаточно вспомнить 41 год. Кто тогда был официальным врагом, и кто в секретных “соображениях”?
(если кто забыл – Англия и Германия соответственно)

Увы, китайская позиция по данному вопросу – константа. И тому видимо есть объективные причины, а не только инерция их политиков. (Как минимум две причины: нежелание прослыть предателями и, главное, сохранение громоотвода на случай внутренних потрясений. А для кого-то даже не громоотвод...)
Ошибки, которые не исправляют, и есть ошибки (с)

Оффлайн IgorD

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 634
  • Карма: 0
  • Пол: Мужской
    • Переводы с китайского языка  на русский
Это на русском языке учебник?

Нет, это перевод. А на соседней странице учебника карты (А. Куминов выложил картинки в теме о границе с Китаем).

Знать бы, где эта  тема.

UPDATE Нашел я тему. Но там  сканов карты нету.
Есть какое-то обработанное изображение.
То есть самого учебника из обсуждающих  и цитирующих его  опять же никто не видел.
Как Галенович обращается  с фактами, я немного представляю.

Тут не так давно  безумный Храмчихин предлагал всем   ужаснуться картами.
Якобы из современных китайских публикаций.
А я нашел, откуда они.
Из тайваньских учебников  60-х годов.
И еще разрисованные кем-то.
Так что не убеждает это ни в чем.
« Последнее редактирование: 10 Июля 2007 01:08:40 от IgorD »
-Куда нам пальто повесить ( поставить)?我们的衣服往哪儿挂? (с) Фалюй чубаньшэ.  
http://chinainfo.narod.ru

Оффлайн purilo

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 218
  • Карма: 3
Есть какое-то обработанное изображение.
То есть самого учебника из обсуждающих  и цитирующих его  опять же никто не видел.
Как Галенович обращается  с фактами, я немного представляю.


Здесь скан карты из А.Г. Лаврина. У Галеновича в принципе тоже самое, но со сносками. Так что Вы обвиняете в жульничестве сразу двух известных китаеведов.
Но если хотите, вот Вам третий свидетель:

Чтобы закрыть вопрос о претензиях к России в китайских учебниках истории
В современных китайских учебниках действительно присутствуют карты территорий, якобы незаконно отторгнутых у Китая Российской империей. Вот они:




Это карта из учебника истории для первого семестра 8-го класса. Выпущен Шанхайским издательством учебной литературы в 2002 г.

Конечно, такая карта в школьном учебнике не является сама по себе предъявлением претензий к России. Но и факт их существования также забывать не следует.

Справедливости ради отмечу, что злодеяниям английских и французских империалистов в учебнике посвящены несколько глав, а про российские захваты говорится лишь в одном параграфе. Но - при этом отмечается, что Россия отторгла у Китая земель больше, чем любая другая держава. Преимущественно путем навязывания неравноправных договоров, каковыми китайцы считают почти все договоры России с империей Цин за исключением Нерчинского.

С уважением, Василий Кашин


Замечу, Василий Кашин помимо форума известен как с.н.с ИДВ РАН. Печатается в ПДВ. Во всю доказывал, что полтора острова под Хабаровском передали правильно, вообще в доску пропутинский человек, что видно по другим выступлениям на форуме.
Карта к сожалению не сохранилась.
Ошибки, которые не исправляют, и есть ошибки (с)

Оффлайн IgorD

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 634
  • Карма: 0
  • Пол: Мужской
    • Переводы с китайского языка  на русский
Здесь скан карты из А.Г. Лаврина. У Галеновича в принципе тоже самое, но со сносками. Так что Вы обвиняете в жульничестве сразу двух известных китаеведов.

Вы хоть бы  фамилию Ларина  правильно  написали.
Я то его лично  знаю....
В жульничестве  я никого не обвиняю,  но человек, видевший  карту,   меня не убеждает.
Знаете   - это все-таки наука, а не издание  книг из пережеванной жвачки, чем кое-кто здесь занимается.
Галенович в своих книгах замечен в   ненаучных подтасовках и вообще вы бы поинтересовались отношением к этому китаеведу в профессиональной среде.






-Куда нам пальто повесить ( поставить)?我们的衣服往哪儿挂? (с) Фалюй чубаньшэ.  
http://chinainfo.narod.ru

Оффлайн purilo

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 218
  • Карма: 3
Вы хоть бы  фамилию Ларина  правильно  написали.
Я то его лично  знаю....

Простите, виноват. Но как он пишется, я знаю, как и то, что таких Лариных несколько...

Знаете   - это все-таки наука, а не издание  книг из пережеванной жвачки, чем кое-кто здесь занимается.

Согласитесь – не будут в книгах печатать фотографии страниц учебников, потому естественно, что все картинки подредактированы.
И почему бы в конце концов Вам самим не взять и отсканировать тот учебник?

Галенович в своих книгах замечен в   ненаучных подтасовках и вообще вы бы поинтересовались отношением к этому китаеведу в профессиональной среде.

Допускаю, отношение может быть разным. Скажем читал кое-что из того же ИДВ РАН, где в предисловии особая благодарность профессору Галеновичу.

У меня тоже кстати неоднозначное отношение, как скажем и к академику Титаренко, чьи книги печатают сразу на двух языках (причем сразу в одном издании!) или на мелованной бумаге, да с цветными картинками! И возносят, как данного свыше...
Ошибки, которые не исправляют, и есть ошибки (с)

Оффлайн IgorD

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 634
  • Карма: 0
  • Пол: Мужской
    • Переводы с китайского языка  на русский
Цитировать
И почему бы в конце концов Вам самим не взять и отсканировать тот учебник?

Я на него не ссылаюсь.  А вот почему это не сделали те, кто одну книжку в жупел какой-то превратил, остается только гадать.



Цитировать

Допускаю, отношение может быть разным. Скажем читал кое-что из того же ИДВ РАН, где в предисловии особая благодарность профессору Галеновичу.

У меня тоже кстати неоднозначное отношение, как скажем и к академику Титаренко, чьи книги печатают сразу на двух языках (причем сразу в одном издании!) или на мелованной бумаге, да с цветными картинками! И возносят, как данного свыше...


В абзаце про Титаренко, собственно, объяснение и содержится.-)
-Куда нам пальто повесить ( поставить)?我们的衣服往哪儿挂? (с) Фалюй чубаньшэ.  
http://chinainfo.narod.ru

Оффлайн Kultegin

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 4160
  • Карма: -33
  • Пол: Мужской
Омрачает ли российско-хуаженьские отношения нежелание Пекина поддержать новые "независимые" государства - Осетию Южную и Абхазию? 
旧的不去,新的不来

Оффлайн purilo

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 218
  • Карма: 3
Омрачает ли российско-хуаженьские отношения нежелание Пекина поддержать новые "независимые" государства - Осетию Южную и Абхазию?

думаю, российские да, хуаженьские нет
Ошибки, которые не исправляют, и есть ошибки (с)

Оффлайн Kultegin

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 4160
  • Карма: -33
  • Пол: Мужской
Уважаемые специалисты, что может подорвать российско-хуаженьские отношения в будущем?
旧的不去,新的不来

Оффлайн Владимир2012

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 162
  • Карма: -25
  • Пол: Мужской
Уважаемый Kultegin,
это будущее уже наступило.
Клан "Ху Цзинтао" практически готов полностью порвать клан "Цзян Цземиня", представители которого делают одну ошибку за другой (чего стоило решение Чжоу Юнкана закопать упавшие вагоны скоростного поезда в аварии под Веньчжоу).
Кроме того есть новости, что "Цзян" в состоянии клиники уже. Он не приезжал на празднование 90-летия КПК.
А те, кто разбираются в сути договоров о дружбе между РФ и КНР и договоров о границе,
знают, что эти договора подготовил клан "Цзяна". Несмотря на то, что демаркация еще шла при Ху, все решили в основном при "Цзяне".
Таким образом, через несколько месяцев мы увидим:
1. Обьявление о смерти Цзян Цземиня
2. Обьявление его ошибок
3. Если ситуация в экономике будет катастрофой, то в 2012 году:
    Обьявление о нелегитимности договора о границе с РФ, требование "возврата" ДВ.
 

Оффлайн Aqua Mar

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 4863
  • Карма: 290
  • Пол: Мужской
    • aqua-mar.livejournal.com
Посмеет ли Китай напасть на Россию?

("Eesti Ekspress", Эстония)
Сергей Стадников
12/09/2011

Цитировать
Немалая часть читателей наверняка помнит мотивчик совковых времен: «Граница Эстонии проходит вдоль китайской стены – Россия должна между ними исчезнуть!»

С этой строкой из песенки совпадает мнение, высказанное президентом Эстонии Тоомасом Хендриком Ильвесом в 2009, во время встречи с вице-премьером Китая Занг  Деянгом: «Предпочтением Эстонии для Китая является ее расположение – нас разделяет только одно государство». Не имел ли в виду Ильвес оставленной неназванной Россию? Ну да ладно, пусть с этой очередной глубокой мыслью президента будет как будет..

Но, с другой же стороны представим себе весьма маловероятный сценарий: прямой российско-китайский военный конфликт. Прежде всего, спросим: почему китайцы должны нападать на своего северного соседа, в то время как международные СМИ довольно часто описывают Китай как новый глобальный геополитический субъект, успешно осуществляющий политику демографического охвата на просторах Дальнего Востока. Зачастую рисуют прямо-таки апокалипсическую для России картину. Причем в уничижительных тонах. Правда, на уровне экспертов численность китайцев, реально и одновременно проживающих на восточных территориях нашего соседа (от Иркутска до Приморска) колеблется довольно существенно, от 200 000 до 500 000 человек. Последняя цифра, если она более или менее верна, впрочем, совершенно не катастрофична. Разумеется, о возможных негативных возможностях развития осведомлены как российские власти, так и многие тамошние рядовые граждане.

К тому же не стоит забывать: у поднимающейся супер-силы есть ряд еще нерешенных очень важных внешне и внутриполитических вызовов. Назовем хотя бы объединение Тайваня и этно-политическую ситуацию в Тибете, Уйгурии и Внешней Монголии. Несмотря на перевес ресурсов, представители центральной власти Китая совсем не чувствуют себя уверенно в этих крупных регионах. Наряду с культурными и социально-этническими противоречиями свою роль играют здесь и географические и климатические особенности. Противостояние длится уже десятки лет. Кроме того, на внутренних территориях Китая все сильнее сказываются экологические и демографические проблемы  (например, численный перевес молодых людей).

В связи с этими проблемами у России появились весьма существенные возможности контр-деятельности, которые в числе прочего приобретают дополнительную силу наряду ее нынешним и будущим военным потенциалом. Часть российских военных специалистов считает, тем не менее, будущее военное столкновение вероятным. По их мнению, у Китая больше нет времени для медленной инфильтарации на Дальний Восток и частично на территорию Восточной Сибири:  прежде всего численность населения (около 1,4 миллиарда человек) и дефицит энергоносителей ставят гигантское государство в прямо-таки вынужденное положение. Китай просто должен стать существенно больше, если он не хочет распасться на мелкие части. Зато в Монголии, Казахстане и России есть много сырья и мало населения. Таково объективное положение вещей с точки зрения российских пессимистов из числа геополитиков.

Но спросим себя: будет ли способствовать это гипотетической вторжение решению социально-экономических трудностей Китая? По моему мнению, позитивный для Китая результат вовсе не сможет реализоваться, тем более в ситуации возможного затягивания военной деятельности. К тому же, как неоднократно показывала история, русские умеют мобилизоваться в условиях внешней агрессии. Без сомнений,  подобный вполне возможный ход развития будущих событий учитывают и ведущие политики Китая.  При военном положении невозможно активно добывать и вывозить сырье Сибири и Дальнего Востока – например, в условиях партизанской войны. Ее могут  поддерживать российские военно-воздушные силы и подводный флот (наверняка с использованием тактического ядерного оружия) К тому же нельзя не учитывать в таком случае уверенную поддержку России со стороны ЕС и НАТО – неужели богатства Сибири должны отойти Китаю?!

Поэтому Китай предпочитает развивать экономическое сотрудничество с Россией на просторах Сибири, вывозя оттуда, прежде всего, энергоносители и лес. И, конечно, терпеливо ждать возникновения выгодной для себя ситуации (и, по мере возможности, способствуя ее возникновению). С другой стороны, не следует не учитывать и следующий факт: многие российские государственные деятели умели, а порой даже и сейчас также умеют хладнокровно выжидать.

P. S. Недавно в международных СМИ взорвалась очередная сенсационная новость: китайский предприниматель в области недвижимости Хуанг Нубо хочет купить 0,3% территории Исландии, чтобы построить там грандиозный туристический центр стоимостью в 100 миллионов USD. Правительство Исландии все же сомневается в транспарентности сделки, так как островное государство расположено на пересечении морских путей и вблизи от нефтяных запасов Арктики. Поди знай, кто на самом деле руководит этим магнатом….

Перевод: Хейно Сарап
IN VIA VERITAS. ©
aqua-mar.livejournal.com

Оффлайн Владимир2012

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 162
  • Карма: -25
  • Пол: Мужской
Китайцы заспамили россиянское посольство требованиями вернуть земли
04 Дек, 2011 04:23 Раздел: В мире
 

Российское посольство в Китае решило открыть свой микроблог на популярном сайте «Сина», аналоге американского «Twitter», сообщает «Великая Эпоха».
1 декабря россияне поприветствовали китайских блоггеров: «Здравствуйте! Это посольство России в Китае! Сегодня мы открыли микроблог, добро пожаловать, обратите на нас внимание!»

Новый блог стал первым и единственным официальным представительством России в Китае, где простые китайские граждане могут свободно высказать все, что думают без ограничений. Оказалось, китайцам есть что сказать.
Буквально через несколько часов на сайте появилось около тысячи сообщений негативного характера в адрес России. Такого оборота ни модераторы, ни тем более дипломаты не ожидали от «китайских братьев навек».

В сообщениях китайские друзья требовали, чтобы Россия вернула проданные ей «предателем Китая» бывшим генеральным секретарем Цзян Цзэминем «исконно китайские» земли, которыми они считают остров Сахалин, «внешний северо-восток», «внешнюю Монголию» и земли к востоку от озера Балхаш, всего 1,5 млн кв.км земли.
Но самым причудливым стали сообщения китайских граждан, требовавших, чтобы Россия забрала назад «своего сына» — коммунистическую партию. Кроме того, многие китайцы обвиняли Россию во всех бедах, которые принес стране коммунистический режим.

Спустя некоторое время все негативные комментарии бесследно исчезли, а вместо них появились приветствия и поздравления «большому брату» от «братьев навек».
Эта история так бы и осталась малоизвестной, если бы удалённые комментарии не успели перейти на многие другие интернет-форумы на заграничных серверах.

Источник: v3coroba

китайские источники:
http://blog.sina.com.cn/s/blog_74b87c5a0100vt72.html

Оффлайн Lao Youzi

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 3175
  • Карма: 51
  • Пол: Мужской
  • Skype: astroconsul
причем тут цзэмини разные и пересмотры. в 1989 г Дэн Сяопни лично Горбачеву в чжуннаньхае заявил официально, что с этого момента никаого пересмотра не будет.значит -не будет.
So punch my name.
And in case you wonder -
I'll be yours - yours, Dot Com.

Оффлайн Lao Youzi

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 3175
  • Карма: 51
  • Пол: Мужской
  • Skype: astroconsul
меня кстати больше интересует когда мы наконец переведем константы истории российского ДВ до 1860 г. из там какихнибуть анналов провинции цзилинь или внешней маньчжурии.
это жи интересно и является частью нашей истории
а то я вэньянем владею постольку-посколько...
вот например мне интересно как называются острова владивостока по русски ???
So punch my name.
And in case you wonder -
I'll be yours - yours, Dot Com.

Оффлайн tiger2012

  • Зарегистрированный
  • *
  • Сообщений: 3
  • Карма: 0

Оффлайн Владимир2012

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 162
  • Карма: -25
  • Пол: Мужской
www.warandpeace.ru
Версия для печати
О "территориальных претензиях" и "неравноправных договорах" в российско-китайских отношениях. Мифы и реальность
29.02.12 19:52 История: факты и документы
 
Сергей ГОНЧАРОВ, советник-посланник Посольства России в Китае, кандидат исторических наук,
Ли ДАНЬХУЭЙ, профессор Пекинского университета

От редакции. 40 лет назад, в феврале 1964 г., в Пекине начались советско-китайские переговоры о границе. Было положено начало длительному и сложному процессу, который к настоящему моменту привел к почти полному урегулированию пограничных вопросов. Публикуя эту статью, мы хотели бы обратить внимание читателей на события сорокалетней давности, которые имеют достаточно важное значение и для современности.

В статье 6 подписанного 16 июля 2001 г. Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой отмечается "отсутствие взаимных территориальных претензий"(1).

Учитывая непростую, порой драматичную историю двусторонних связей, следует признать, что такая формула и политически, и психологически крайне важная для отношений между Москвой и Пекином, создает основу для новой идеологии их развития. Председатель КНР Цзян Цзэминь удачно охарактеризовал такую идеологию выражением: "Навеки друзья и никогда — враги".

Однако, невзирая на конструктивный дух Договора, и с китайской, и с российской стороны в адрес этой его статьи стали раздаваться критические замечания. Некоторые представители зарубежных китайцев в статьях, опубликованных в Гонконге, но явно рассчитанных на аудиторию внутри КНР, обвиняют Цзян Цзэминя, подписавшего Договор, в забвении национальных интересов страны. Утверждается, что практически все пограничные договоры, подписанные в XIX в. царской Россией с дряхлевшей династией Цин, были силой навязаны китайской стороне и являются неравноправными. Благодаря этим договорам Россия якобы "отторгла у Китая полтора миллиона квадратных километров территории". По мнению китайских критиков Договора, такие руководители, как Мао Цзэдун, никогда не признавали законности "неравноправных договоров", требовали от Советского Союза вернуть утраченные в XIX в. земли. На этом фоне, утверждают подобные деятели, Цзян Цзэминь совершил непростительную ошибку, порвав с курсом предшественников и согласившись на включение в текст Договора положения об "отсутствии взаимных территориальных претензий". Эти авторы призывают к пересмотру и Договора от 16 июля 2001 г., и действующих российско-китайских соглашений о границе(2).

Среди российских критиков "пограничной" статьи рассматриваемого Договора популярно мнение о неких "замороженных" или "отложенных" территориальных претензиях к Советскому Союзу, а затем — к России со стороны Китая. Они пишут, что китайское руководство и в прежние времена, и ныне исходило и исходит из необходимости возвратить земли, "отторгнутые" Россией в царские времена на основе "неравноправных договоров". Такие российские критики подчеркивают, что, по мнению китайцев, подобное "возвращение утраченного" нужно воспринимать как восстановление исторической справедливости, а отнюдь не как "территориальные претензии". Отсюда делается вывод, что положения Договора о нерушимости границ и территориальной целостности на деле мало чего стоят и что, подписавшись под тезисом об отсутствии территориальных претензий, китайская сторона на самом деле по-прежнему строит планы возвратить "отторгнутые Россией" полтора миллиона квадратных километров(3).

Подобные суждения, к сожалению, подчас тиражируются в российских и китайских СМИ, зачастую приобретая в облегченном бульварном изложении совершенно одиозные, уродливые формы. Они, эти мнения, прямо или косвенно в определенной степени воздействуют на общественное мнение двух стран, работая на создание атмосферы взаимного недоверия и отчужденности. Все это делает важной и актуальной задачу спокойно, непредвзято и нелицеприятно разобраться в том, как же на самом деле высказывались о "неравноправных договорах" и "территориальных претензиях" китайские руководители, чем были обусловлены их заявления в каждый данный момент. Выполнение этой задачи облегчается обнародованием многих важных материалов, ранее недоступных исследователям.

В конечном счете, и для российских, и для китайских приверженцев "теории территориальных претензий" главным основанием является содержание состоявшейся 10 июля 1964 г. беседы Мао Цзэдуна с председателем японской социалистической партии Коцзо Сасаки, парламентариями Тосио Курода и Каненуцу Хососеко, а также заместитель председателя ассоциации японо-китайской дружбы Тетцуо Ара. Приведем перевод "пограничной" части этого диалога в наиболее аутентичной версии(4) (эта беседа не была опубликована ни в одном из официальных изданий собраний произведений Мао).

"Тетцуо Ара: У меня есть один вопрос. Вы говорили, что две великие державы стремятся контролировать весь мир. В настоящее время в Японии существует своеобразная ситуация, когда японские архипелаги Окинава и Рюкю оккупированы американцами. Однако же на севере, недалеко от Хоккайдо, где я живу, имеются Курильские острова, которые оккупированы Советским Союзом. С нашей точки зрения, они именно оккупированы. Говорят, что Курильские острова были переданы Советскому Союзу на основании декларации Потсдамской конференции(5), в которой мы не участвовали. Мы в течение длительного времени обращаемся к Советскому Союзу с требованиями о возвращении, но никаких результатов нет. Очень хотел бы узнать мнение председателя Мао по данному вопросу.

Мао Цзэдун: Советский Союз захватил слишком много земель. На Ялтинской конференции Монголии номинально предоставили независимость, номинально отрезали ее от Китая. Фактически же она находится под контролем Советского Союза. Территория Внешней Монголии намного превосходит ваши Курильские острова. Мы в свое время ставили вопрос о том, нельзя ли возвратить Монголию Китаю. Они нам отказали. Я ставил вопрос об этом еще в 1954 году, когда Хрущев и Булганин приезжали в Китай(6). А еще они отрезали от Румынии кусок, называемый Бессарабией, отрезали от Германии кусок Восточной Германии. Они выгнали на Запад всех немцев из восточной части Германии. Они отрезали кусок от Польши и передали его Белоруссии. Затем они отхватили еще кусок от Германии и передали его Польше, дабы компенсировать передачу польских земель Белоруссии. Они еще отрезали кусок и от Финляндии(7). Они отрезали все, что можно было отрезать. Некоторые говорят, что в придачу они хотят отрезать еще китайские Синьцзян и Хэйлунцзян. Они нарастили военную мощь на границе с нами. Я считаю, что все это не нужно было отрезать. У Советского Союза и без того территория уже слишком большая, более 20 миллионов квадратных километров. Население же составляет лишь 200 миллионов. У вас, японцев, население составляет более 100 миллионов, а площадь территории — лишь 370 тысяч квадратных километров. Более 100 лет назад они отрезали земли к востоку от Байкала, включая и Боли(8), и Хайшэньвэй(9), и полуостров Камчатка. Этот счет не погашен, мы еще не рассчитались с ними по этому счету. Поэтому, что касается ваших Курильских островов, то для нас нет никакой проблемы с тем, чтобы вернуть их вам".

Следует иметь в виду, что эти высказывания были сделаны китайским руководителем в момент крайнего обострения советско-китайской полемики, когда Мао чрезвычайно нуждался в союзниках на международной арене. В ходе этой беседы он сделал все возможное, дабы понравиться японцам, и даже, в свойственной ему парадоксальной манере, заявил, что японская агрессия против Китая была "благим делом". Высказывания Мао по территориальному вопросу отнюдь не назовешь подобного рода парадоксом, своеобразной шуткой. Их смысл кажется весьма зловещим. Они прямо противоречат заявленному тогда же китайским премьером Чжоу Эньлаем официальному подходу Китая к пограничным переговорам с СССР, которые начались в Пекине в феврале 1964 г.

6 октября 1964 г. Чжоу Эньлай следующим образом изложил китайские оценки хода переговоров в беседе с румынским премьер-министром Г. Маурером: "Переговоры шли полгода. Мы выдвинули три принципиальных подхода к пограничным переговорам. Затем еще выдвинули три конкретных предложения. Три наших принципа были следующие.

1. Подписанный с царской Россией до XIX века Нерчинский договор(10), исходя из тогдашних обстоятельств, нельзя считать неравноправным договором. Те договоры, которые царская Россия после середины XIX века навязала китайской династии Цин, являются неравноправными договорами. Что касается границы, определенной этими договорами, то мы не требуем ее изменять. Мы также не выдвигаем территориальных претензий (подчеркнуто авторами).

2. Принцип проведения пограничных переговоров должен состоять в том, чтобы, взяв за основу первоначально имевшиеся договоры, посмотреть, в каких местах та или иная сторона вышла за пределы линии границы, определенной этими договорами, и дополнительно заняла некоторые участки. В таких случаях придется возвратить земли. Если проводить пограничную линию в соответствии с таким принципом, то обеим сторонам придется что-то отдать и что-то приобрести, придется провести упорядочение.

3. Основываясь на неравноправных договорах прошлого, нужно полностью демаркировать всю протяженность пограничной линии. После внесения некоторых надлежащих изменений необходимо заключить новый договор на замену старым договорам. Таким образом, эти неравноправные договоры более не будут существовать…"(11).

Как видим, Чжоу Эньлай ни словом не упоминает о "территориальном счете", о котором говорил Мао. Факты свидетельствуют, что именно такого подхода придерживались китайские переговорщики во время бесед с советскими коллегами. Причину явной нестыковки между июльским высказыванием Мао и октябрьским заявлением Чжоу можно понять, если принять во внимание два важных фактора. Прежде всего немалое значение имеет то, что к июлю 1964 г. на советско-китайских пограничных переговорах были достигнуты серьезные результаты. Удалось согласовать прохождение государственной границы практически на всем протяжении ее восточной части, за исключением участка под Хабаровском (тогда договорились по 4 200 км из 4 280 км). После этого переговоры зашли в тупик. Одной из главных причин было то, что советские представители отказывались согласиться на китайское требование о признании "неравноправными" всех договоров о границе, заключенных между царской Россией и Китаем в XIX в.(12)

Кроме того, нужно иметь в виду, что Мао, когда попадал в затруднительное положение, часто по собственной инициативе обострял ситуацию, выводил контрагента из равновесия и заставлял его напрягаться, а затем, взяв в свои руки инициативу, дозированно снижал давление, постепенно ведя дело к нужной для себя развязке. Именно так Мао поступил, например, когда поставил целью создать канал прямого дипломатического общения с США. В сентябре 1954 г. НОАК приступила к обстрелу контролируемых Тайванем прибрежных островов; это породило необходимость в переговорах с США для урегулирования возникшего кризиса и, наконец, 1 августа 1955 г. начал функционировать механизм китайско-американских консультаций на уровне послов в Варшаве, который просуществовал долгие годы.

Как продемонстрировало последующее развитие событий, "пограничная часть" заявления Мао Цзэдуна от 10 июля 1964 г. была тактическим ходом, призванным сдвинуть пограничные переговоры с мертвой точки с тем, чтобы по крайней мере зафиксировать документально уже достигнутые договоренности. Реально позиция Мао не отличалась от позиции Чжоу и он не собирался требовать от СССР возврата полутора миллионов квадратных километров территории. Мао Цзэдун стремился оказать давление на советскую сторону, поставив ее перед суровым выбором: или результативное завершение шедших тогда переговоров о границе, или пугающая перспектива в будущем "получить к оплате" счет на полтора миллиона квадратных километров. Мы можем сейчас достоверно установить, каковы были на деле планы китайского лидера именно благодаря тому, что им не суждено было осуществиться.

12 июля 1964 г. японские социалисты, проведшие вышеупомянутую беседу с Мао, прибыли в Гонконг и дали первые интервью прессе. В тот же день в японских газетах появились краткие сообщения о том, что китайский руководитель поддержал японскую позицию по Курилам(13). Через несколько дней было опубликовано более подробное изложение содержания этой беседы, где говорилось уже не только о Курилах, но и о территориальных проблемах между Китаем и СССР(14). Посольство СССР в Пекине обратилось за разъяснениями по поводу всех этих сообщений в МИД КНР. Заместитель министра иностранных дел Ван Биннань в ответ заявил, что "…Если Мао Цзэдун так говорил, то он (т.е. Ван Биннань) с ним согласен"(15).

1 августа 1964 г. в газете "Асахи" было опубликовано содержание беседы Чжоу Эньлая с очередной делегацией японских социалистов(16). Китайский премьер заявил, что поддержка по Курилам, выраженная Мао во время беседы с японцами 10 июля, является не тактическим приемом, а последовательной политикой КНР. Кроме того, Чжоу Эньлай вспомнил, как в январе 1957 г. он указал Хрущеву на ошибки, допущенные СССР в урегулировании территориальных вопросов с Японией, Китаем, странами Восточной и Северной Европы. Для советского руководства это заявление Чжоу послужило важным косвенным подтверждением того, что 10 июля Мао в разговоре с японцами действительно поддержал их притязания на Курилы, предъявил "территориальный счет" Советскому Союзу. Наконец, 11 августа 1964 г. полный текст беседы, состоявшейся 10 июля, был опубликован в еженедельнике "Секай сюхо", издаваемом информационным агентством Киодо Цусин(17).

Получив всю эту информацию, советская сторона однако же, против ожиданий Мао, не пошла на уступки, но еще более ужесточила свою позицию на переговорах в Пекине. С конца июля так и не удалось сделать ни шагу вперед. 1 августа состоялось последнее пленарное заседание. 21 августа 1964 г. глава советской делегации заявил своему китайскому коллеге, что на следующий день вылетает в Москву. Таким образом, не оправдался расчет Мао на то, что его заявление от 10 июля катализирует продвижение переговорного процесса.

Между тем поступали все новые свидетельства, что эта беседа Мао Цзэдуна с японскими социалистами привела к ужесточению позиции СССР. 2 сентября 1964 г. "Правда" опубликовала огромную (на целую страницу) редакционную статью "По поводу беседы Мао Цзэдуна с группой японских социалистов". В ней в весьма жесткой форме опровергались основные тезисы, высказанные китайским руководителем 10 июля. В советской печати развернулась серьезная кампания, направленная на осуждение заявленной Мао позиции(18). Все это стало вызывать определенное беспокойство в мире. Мао пришлось в таких условиях занять не наступательную, а скорее оборонительную позицию, разъясняя истинный смысл высказываний, прозвучавших 10 июля.

10 сентября 1964 г. Мао Цзэдун встретился в Пекине с руководством французской технической выставки. Состоялся следующий весьма любопытный диалог:

"Директор французской выставки. Кажется, здесь был некий парламентарий от японской соцпартии, который говорил, что Народный Китай проводит с Советским Союзом переговоры по пограничным и территориальным вопросам; говорилось также, что существует территориальная проблема в отношении 1 миллиона 500 тысяч квадратных километров. Так ли это?

Мао Цзэдун. А, опять этот вопрос. Дело было так. Один японский парламентарий поставил вопрос о Курильских островах. Они хотят возвратить Курильские острова. Еще до этой беседы я узнал, что Советский Союз отправил делегацию в Японию для переговоров. Там представители Советского Союза не говорили категорично, что не могут возвратить острова Японии. Это была как раз та самая делегация Микояна(19). Так вот и начали разговор об этом вопросе. Я ведь не говорил, что более миллиона квадратных километров непременно нужно возвратить Китаю. Я только сказал, что было такое дело. Это были неравноправные договоры, принятие которых было навязано Китаю. А еще была Монголия, в отношении которой Китай также заставили принять решение. Я еще много говорил о подобных проблемах… Наш друг и товарищ Хрущев очень любит заниматься чужими проблемами. Он заявил: почему Китай не испытывает интереса к возвращению Макао и Гонконга? Я в ответ заявил, что вопросы у нас есть не только по Макао и Гонконгу(20). Уже много лет назад наш премьер разговаривал с Хрущевым(21) и сказал: "Вы нехорошо решили территориальный вопрос, хотите ли подтверждений"?(22)

Несмотря на сохраняющийся полемический задор, в этих словах китайского руководителя имеются по крайней мере два серьезных отличия от его заявления от 10 июля 1964 г.:

-во-первых, теперь Мао Цзэдун преподносит вопрос о "более чем миллионе квадратных километров" не как политический, а как сугубо исторический. Он прямо заявляет, что не имел в виду требовать возвращения этих земель, в этом отношении позиция Мао Цзэдуна приближается к официальной позиции КНР, изложенной в вышеприведенном высказывании Чжоу Эньлая;

-во вторых, на сей раз Мао Цзэдун подчеркивает, что поддержал позицию Японии по Курилам, в частности, по той причине, что против подобной позиции якобы не слишком возражал Микоян во время переговоров в Токио.

Эти заверения Мао оказались явно недостаточными, дабы рассеять опасения советского руководства. 15 сентября Н.С. Хрущев принял делегацию японских парламентариев во главе с видным деятелем либерально-демократической партии Кэндзи Фукунага. Советский руководитель воспользовался этим случаем, чтобы дать развернутый ответ на заявления, сделанные Мао 10 июля(23). Формулировки, использованные Н.С. Хрущевым, не могли не вызвать у Мао Цзэдуна самые серьезные размышления. Внимание привлекают следующие, например, тезисы.

Хрущев с беспрецедентной резкостью и откровенностью отверг попытки обосновывать территориальные притязания ссылками на историю. При этом он не пощадил ни русских царей, ни китайских императоров. Он заявил: "Мао Цзэдун намекает на то, что Советский Союз слишком большая страна. В Пекине любят подчеркивать, что царское правительство России приобрело слишком много территорий и включило их в свои границы. Мы не хотим защищать русских царей. Они, как и другие цари, были грабителями, вели грабительские войны, старались прихватить чужое добро и приумножить свои владения. Ко всем захватчикам прошлого — и к русским царям, и к китайским императорам — должно быть одинаковое отношение. Русские цари вели завоевательные войны. А чем занимались китайские императоры? Такими же завоевательными войнами, тем же грабежом, что и цари России. Китайские императоры завоевывали Корею, захватили Монголию, Тибет, Синьцзян. Возьмем, к примеру, Синьцзян. Разве там искони жили китайцы? Коренное население Синьцзяна резко отличается от китайцев в этническом, языковом и других отношениях. Это уйгуры, казахи, киргизы и другие народы. Китайские императоры в прошлом покорили их, лишили их самостоятельности. Таким образом, если обратиться к истории, вспомнить, как складывались государства, то мы увидим, что во всех государствах, малых и больших, цари занимались грабежом. Разница только в том, что грабитель посильнее отхватывал побольше, а послабее — поменьше".

Весьма многозначительно высказался Н.С. Хрущев и о возможных шагах, которые способен предпринять СССР в ответ на посягательства на его территорию: "…Конечно же, если нам войну навяжут, мы будем сражаться всеми своими силами и всеми средствами. А средствами войны мы располагаем достаточно мощными, я бы сказал неограниченными. И если агрессоры развяжут войну, то они в ней погибнут. Я вынужден был вчерашний день потратить на осмотр новых видов оружия. Целый день я находился среди военных, ученых, инженеров, которые работают в этой области. Мне пришлось этим заниматься потому, что пока в мире есть еще волки, надо обязательно иметь средства для того, чтобы защищаться от этих волков. Поэтому мы и создаем самые современные средства защиты своего государства, своего рода средства защиты мира между народами. Мы хорошо знаем всю разрушительную силу этого ужасного оружия и не хотели бы никогда применять его…".

"…Мы не хотим войны, мы защищаем мир. Но если на нас нападут, границы свои мы будем защищать всеми имеющимися средствами. Границы Советского Союза — священны, и тот, кто посмеет их нарушить, встретит самый решительный отпор со стороны народов Советского Союза".

В ходе этой же беседы Хрущев с теплотой говорил о симпатиях к великому китайскому народу, желал ему успехов в социалистическом строительстве. Это, однако, вряд ли могло изменить общее впечатление Мао Цзэдуна о позиции, занятой советским руководителем.

После ознакомления с сентябрьскими высказываниями Н.С. Хрущева, Мао стал небезосновательно полагать: его суждения от 10 июля 1964 г. возымели противоположный планировавшемуся результат, побудив советского лидера к такому ужесточению позиции, пределы которого Мао Цзэдуну были неясны. 7 октября 1964 г. Мао Цзэдун беседовал с делегацией КНДР во главе с Цой Ен Геном, 9 октября он встречался с делегацией, возглавляемой албанским министром обороны Балуку. И в том, и в другом случае китайский руководитель неоднократно возвращался к теме возможной войны с СССР, с явной тревогой спрашивая собеседников: "Может ли Хрущев пойти войной на нас?" "Может ли СССР отправить войска для того, чтобы занять Синьцзян, Хэйлунцзян, вторгнуться во Внутреннюю Монголию?" "Существует или нет возможность войны с Советским Союзом?"(24)

В этот "момент истины" Мао Цзэдун вынужден был предельно откровенно разъяснить Цой Ен Гену и Балуку подлинную подоплеку своих высказываний от 10 июля (возможно, не без надежды на то, что его слова в конечном счете дойдут до Н.С. Хрущева). Эти заявления Мао Цзэдуна являются крайне важными и заслуживают того, чтобы привести их полностью.

Вот беседа с Цой Ен Геном 7 октября 1964 г.

Мао Цзэдун: "Разве он не говорил о мирном решении пограничного вопроса?(25) (Общий смех). Мы сейчас предприняли наступление и говорим некоторые пустые слова. Говорим, что правительство царской России отрезало у нас 1 миллион 500 тысяч квадратных километров, что во время Ялтинской конференции за спиной Китая отрезали Внешнюю Монголию (1 миллион 540 тысяч квадратных километров). А есть ведь еще Танну-Урянхай(26). Безо всякого договора наскоро превратили ее в автономную республику Советского Союза. Хотим ли мы требовать возвращения этих районов? Мы и не думаем требовать этого, только произносим пустые слова. И Маркс, и Энгельс, и Ленин говорили, что Китай подвергался агрессии. Эти наши слова — такого же рода… Цель состояла в том, чтобы привести их(27) в напряженное состояние и благодаря этому добиться сравнительно рационального договора о границе. Это — тайна, вы на это обратите внимание. (Общий смех)".

Беседа с Балуку, 10 октября 1964 г.

Мао Цзэдун. "…Мы произносим некоторые пустые слова, производим некоторые холостые выстрелы. Говоря пустые слова, мы стремились к тому, чтобы на пограничных переговорах находиться в наступлении. Цель состояла в том, чтобы добиться рационального положения на границе, заключения договора о границе. Возможно, вы считаете, что мы и вправду хотим возвратить 1 миллион 540 тысяч квадратных километров земель, захваченных царями. Мы отнюдь этого не хотим. Это и называется произведением холостых выстрелов, приведением их в напряжение. Такой вот здесь смысл. Хрущев такой человек, что если ты в него не произведешь несколько холостых выстрелов, то он будет чувствовать себя нездоровым (Общий смех). Поскольку мы произвели холостой залп, то последовал залп и с его стороны. Он сообщил делегации японских парламентариев, что у него есть такое оружие, которое способно уничтожить все человечество, а прежде всего наш Китай с его 650 миллионами человек"(28). Такие пустые слова мы намерены говорить и впоследствии, как раз к этому готовимся. В Советском Союзе отнюдь не верят таким, как Хрущев. Там считают, что он разносит сплетни. Мою беседу с японской социалистической партией наши газеты не опубликовали, это японцы ее опубликовали. После этого наш премьер подготовил один документ. Хочет пригласить советского посла и поговорить об этом вопросе.

Чжоу Эньлай. Сейчас подготовили один документ, поговорю с ним.

Мао Цзэдун: И также готовимся открыто опубликовать. Хотим, чтобы Хрущев подпрыгнул на несколько "чжанов"(29) вверх от земли. Это — тайна, сейчас этот документ еще до конца не подготовили. Однако на самом-то деле нам не нужны 1 миллион 540 тысяч квадратных километров, не нужны и более 100 с лишним тысяч квадратных километров в Танну-Урянхае…"

Думается, что эти цитаты не требуют особых пояснений и позволяют предельно четко понять, как следует оценивать и трактовать печально знаменитые высказывания Мао Цзэдуна от 10 июля 1964 г. Самое главное: Мао не имел в виду выдвигать какие-либо территориальные претензии к СССР или "предъявлять исторические счета". В этом плане можно полностью согласиться с известным российским исследователем Ю.М. Галеновичем: то, что широкой общественности России и Китая долгие десятилетия ничего не было известно о содержании вышеупомянутой беседы между Мао Цзэдуном и Балуку, самым негативным образом влияло на атмосферу двусторонних связей(30).

16 мая 1989 г. состоялась историческая встреча между М.С. Горбачевым и Дэн Сяопином, ознаменовавшая полную нормализацию отношений между СССР и КНР. Дэн Сяопин подробно остановился на тех притеснениях, которым подвергся Китай сначала от царской России, а затем от Советского Союза. Дэн затронул проблемы "неравноправных договоров" и "полутора миллионов квадратных километров". Остановился китайский руководитель и на "военной угрозе" со стороны СССР. Завершил свой исторический экскурс Дэн Сяопин пассажем, имеющим глубокое значение: "Мои пространные рассуждения насчет того, чтобы "поставить точку на прошлом", преследуют цель дать возможность советским товарищам представить себе, как мы понимаем это прошлое и что имеем в виду. Исторические счеты предъявлены (подчеркнуто мной. — С.Г.), и все эти проблемы канули в небытие. И в этом заключается один из результатов нашей нынешней встречи. Об этом было сказано, и с этим покончено — на прошлом поставлена точка"(31).

Можно только восхищаться государственной мудростью, содержащейся в этих словах китайского руководителя. Дэн Сяопин справедливо исходил из того, что сделанное Мао Цзэдуном 10 июля 1964 г. заявление о "еще не предъявленном счете" в полтора миллиона квадратных километров хорошо известно в Китае и мире. О других высказываниях, где раскрывался истинный смысл позиции Мао Цзэдуна, было известно только самому узкому кругу высших руководителей КНР. В этих условиях Дэн в понятной для китайского читателя манере заявил о том, что уже "предъявил" тот исторический счет, который Мао считал "непогашенным", и потому навеки закрывает этот исторический этап, аннулирует все сказанное 10 июля 1964 г. Именно исходя из такого понимания проблемы, Цзян Цзэминь имел все основания поставить подпись под Договором, в котором содержался тезис об отсутствии взаимных территориальных претензий.

Наиболее весомым материальным подтверждением действенности такого решения Дэн Сяопина стало подписание между двумя государствами Соглашения по Восточному участку границы от 16 мая 1991 г. и Соглашения по Западному участку границы от 3 сентября 1994 г. Оба эти документа носят бессрочный, т.е. вечный характер и не содержат упоминаний о "неравноправных договорах"(32).

С подписанием этих международно-правовых актов, а затем и Договора от 16 июля 2001 г., проведена четкая грань между политическим и историческим аспектами пограничного вопроса. Отныне никакие суждения ученых об истории отношений никак не могут влиять на выполнение уже заключенных и подготавливаемых сторонами документов о границе. Тем самым открывается уникальная возможность для научного исследования имеющихся здесь интереснейших вопросов, для дискуссий и сотрудничества историков двух стран.

Примечания

1 Полностью эта часть статьи 6 Договора выглядит так: "Договаривающиеся Стороны, с удовлетворением отмечая отсутствие взаимных территориальных претензий, преисполнены решимости превратить границу между ними в границу вечного мира и дружбы, передаваемой из поколения в поколение, и прилагают для этого активные усилия. Договаривающиеся Стороны руководствуются международно-правовыми принципами территориальной неприкосновенности и нерушимости государственных границ, неукоснительно соблюдают государственную границу между ними. См. текст Договора на веб-сайте Посольства России в Китае, russia.orq.cn.

2 Янь Цзяци. Российско-китайскую пограничную проблему нужно вновь обсудить // Дунсян. Сянган. 2002. Нояб. С. 35—37.

3 Галенович Ю.М. Подводные камни договора // Азия и Африка сегодня. 2002. № 5. С. 47—49.

4 См. Архив провинции Гуанси. Ф. 116. Оп. 11. Д. 35. Л. 37—46.

5 Здесь Тетцуо Ара допускает ошибку. Речь идет о ялтинских соглашениях, которые были достигнуты в феврале 1945 г.

6 Переговоры состоялись в октябре 1954 г., когда советская делегация приняла участие в праздновании 5-летия КНР. Личный переводчик Мао Цзэдуна описал этот эпизод: "Во время государственных празднований было немало представлений, все они были прекрасными. Делегация Монгольской Народной Республики привезла с собой группу деятелей культуры, которые также дали великолепное представление. Во время их представления я сидел слева от Лю Шаоци, слева от меня сидел Булганин, а слева от Булганина — Хрущев. Наблюдая за номерами, Булганин бормотал, обращаясь ко мне, что, мол, когда летел в самолете над Монголией, то увидел, что там сплошная пустыня, ничего там нет, экономику монголам развивать очень трудно и лучше уж возвратить их Китаю. Хрущев спросил: что говорит Булганин? Булганин рассказал ему и Хрущев сказал, что не нужно такого говорить. Лю Шаоци также понял, что происходит, и спросил меня: "О чем они говорят?" Я рассказал ему. Лю Шаоци немедленно доложил об этих словах Мао Цзэдуну. Во время переговоров высших руководителей двух стран Мао Цзэдун заявил Хрущеву: "Слышал, что вы хотите вернуть Монголию Китаю. Мы это приветствуем. Просим Вас поговорить об этом с монгольскими товарищами!". Хрущев немедленно ответил: "Нет, не было ничего такого. Мы не обсуждали это с Монголией". Повернувшись, он с гневом сказал Булганину: "Все из-за того, что ты много болтаешь!" См.: Ши Чжэ. Моя жизнь. Пекин, 2002. С. 447—448.

7 Чжоу Эньлай поставил все эти вопросы перед Н.С. Хрущевым во время переговоров в Москве в январе 1957 г. Позднее, во время переговоров в Пекине с Мао Цзэдуном 3 августа 1958 г., Хрущев не без обиды так вспоминал об этих беседах с Чжоу Эньлаем: "…Когда произошли события в Венгрии, к нам приехал товарищ Чжоу Эньлай и прочел нам лекцию. Он обвинил нас и за Бессарабию, и за балтийские государства. Мы получили этот урок. Получается, что вы можете критиковать нас, но мы не можем критиковать вас…

8 Хабаровск.

9 Владивосток.

10 Нерчинский договор между Россией и Китаем был подписан 7 сентября 1689 г. Он стал первым двусторонним договором о границе. См. Китайский дипломатический словарь / под ред. Тан Цзясюаня. Пекин, 2000. С. 449—450.

11 Хроника жизни Чжоу Эньлая, 1949—1976. Пекин, 1997. Т. 2. С. 673.

12 Галенович Ю.М. Россия и Китай в XX веке: граница. М., 2001. С. 88—114; 50 лет дипломатии нового Китая / гл. ред. Ван Тайпин. Пекин, 1999. Т. 2. С. 912—915.

13 Мао Цзэдун выражает поддержку японским требованиям о возврате территорий. Асахи симбун. 1964. 12 июля.

14 Признание статуса Японии? Председатель Мао, поддерживая требование о возврате северных территорий, критикует Советский Союз с исторических позиций // Асахи симбун. 1964. 14 июля.

15 По поводу беседы Мао Цзэдуна с группой японских социалистов // Правда. 1964. 2 сент.

16 Премьер Чжоу заявляет ознакомительной делегации японских социалистов, что поддержка требования Японии о возврате северных территорий является последовательной политикой Китая // Асахи симбун. 1964. 1 авг.

17 Правда. 1964. 2 сент.

18 См., напр. Авантюризм китайских руководителей // Правда. 1964. 4 сент.; Ф.Н. Петров, член КПСС с 1896 г., Герой Социалистического Труда "Решительно осуждаем провокационные действия пекинских раскольников"; В.Е. Быховский, академик "Неприкрытый шовинизм" // Правда. 1964. 5 сент.; А. Аллиуев, член КПСС с 1917 г., начальник комбината "Приморскуголь", Герой Социалистического Труда "Гневный протест дальневосточников"; Ш. Чокин, президент Академии наук Казахской ССР "Наглый шовинизм"; Вилли Мон, член политбюро ЦК СЕПГ "Опасный курс китайских руководителей" // Правда. 1964. 6 сент.; "Темные замыслы китайских руководителей" (Заявление Монгольского телеграфного агентства) // Правда. 1964. 1 сент.

19 Эта делегация прибыла в Японию 14 мая 1964 г.

20 В декабре 1963 г., выступая в Верховном Совете СССР, Н.С. Хрущев обвинил китайское руководство в двурушничестве. Он, в частности, заявил: почему КНР не испытывает интереса к возвращению в свое лоно Макао, Гонконга, попавших под контроль Португалии и Великобритании в результате империалистических войн и неравноправных договоров, но одновременно затевает территориальную вражду на границе с Индией?

21 Речь идет об уже упоминавшихся переговорах в январе 1957 г.

22 Запись беседы Мао Цзэдуна с Ж. Пике и др. 10 сентября 1964 г.

23 См. Прием Н.С. Хрущевым парламентской делегации Японии // Правда. 1964. 16 сент; Беседа товарища Н.С. Хрущева с парламентской делегацией Японии 15 сентября 1964 г. // Правда. 1964. 20 сент.

24 Запись беседы Мао Цзэдуна с Цой Ен Геном (7 окт. 1964 г.); запись беседы Мао Цзэдуна с Балуку (9 окт. 1964 г.)

25 31 декабря 1963 г. Н.С. Хрущев обратился к главам государств мира с предложением отныне решать пограничные вопросы исключительно мирными средствами.

26 Тува.

27 Т.е., советскую сторону.

28 Имеются в виду заявления, сделанные Н.С. Хрущевым 15 сент. 1964 г. во время беседы с японскими парламентариями.

29 Один "чжан" равен 3,33 м.

30 Галенович Ю.М. "Россия и Китай в XX веке. С. 102—105.

31 Дэн Сяопин. Поставить точку на прошлом, открыть будущее // Избранное. Т. 3 (1982—1992).

32 Соглашение между Союзом Советских Социалистических Республик и Китайской Народной Республикой о советско-китайской государственной границе на ее Восточной части. Подписано в Москве 16 мая 1991 г. министром иностранных дел СССР А.А. Бессмертных и министром иностранных дел КНР Цянь Цичэнем. Ратифицировано Верховным Советом России 13 февр. 1992 г. Ратифицировано Председателем КНР 25 февр. 1992 г. Обмен ратифицированными грамотами произведен в Пекине 16 марта 1992 г. Вступил в силу 16 марта 1992 г. Бессрочно // Сборник российско-китайских договоров, 1949—1999. М., 1999. С. 117—125; Соглашение между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о российско-китайской государственной границе на ее Западной части. Подписано в Москве 3 сент. 1994 г. министром иностранных дел России А.В. Козыревым и министром иностранных дел КНР Цянь Цичэнем. Ратифицировано Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 23 июня 1995 г. Одобрено Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 5 июля 1995 г. Федеральный закон подписан Президентом Российской Федерации 15 июля 1995 г. Ратифицирован Председателем КНР в соответствии с постановлением ПК ВСНП от 29 декабря 1994 г. Обмен ратификационными грамотами состоялся в Пекине 17 октября 1995 г. Вступило в силу 17 октября 1995 г. Бессрочно. Там же. С. 275—277.
 
 
Источник: Журнал ДВО РАН "Россия и АТР"

Оффлайн Владимир2012

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 162
  • Карма: -25
  • Пол: Мужской
Надо, чтобы эту статью в посольстве перевели на китайский и повесили на всех своих сайтах и блогах.

Оффлайн Владимир2012

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 162
  • Карма: -25
  • Пол: Мужской
Наткнулся еще на один сайт: http://levking.ru, его привели в комментариях к указанной выше статьи.

Оффлайн Kultegin

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 4160
  • Карма: -33
  • Пол: Мужской
Владимир2012, браво! Исчерпывающие доводы и прекрасная информация! Спасибо за нее. мы переведем Вашу информацию на уйгурский язык и распространим на северо-западных просторах Хуажении. Хай знають!
旧的不去,新的不来

Оффлайн bibi ku

  • Зарегистрированный
  • *
  • Сообщений: 1
  • Карма: 0
Российско-китайские отношения: декларации и реальность

Несмотря на то, что еще в середине 90-х годов прошлого века Россия провозгласила в качестве одного из своих внешнеполитических приоритетов развитие стратегического партнерства с Китаем, по истечении всех этих лет Москва незначительно продвинулась в решении данной задачи. Даже факт создания в 2001 году усилиями Китая и России (с участием стран Центральной Азии, кроме Туркменистана) Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в течение 11 лет не привело к прорыву в российско-китайских отношениях в сферах политики, экономики, безопасности и энергетики.

 Сегодня между Россией и Китаем в основном преобладают пропагандистские формы сотрудничества, главным образом официальные встречи, заявления, показательные учения и т.п., а сами отношения крайне слабо подкреплены реальным, практическим содержанием в сферах политики, безопасности, экономики и энергетики. Даже если сравнивать современный этап российско-китайского сближения с периодом обострения советско-китайских отношений в 60-е–80-е годы ХХ века, то можно отметить лишь снятие общей напряженности, урегулирование погранично-территориальных споров, а также количественное (но не качественное!) увеличение объемов товарооборота. Говорить же о нечто более существенном пока не приходится.

 В результате сегодня российско-китайские отношения в целом можно охарактеризовать как «никакие», а также констатировать факт отсутствия между КНР и РФ реального стратегического партнерства. Широко рекламируемое же в обеих странах «стратегическое партнерство» пока является в большей степени декларативным. На сегодняшний день наблюдается фактическое отсутствие общих долгосрочных интересов России и Китая. Главным образом по этой причине пока не сформировалось общности именно долгосрочных целей и задач, что является фундаментальной и системообразующей проблемой российско-китайских отношений. Данное состояние дел связано с целым рядом факторов объективного и субъективного характера.

Во-первых, трудности чисто политического характера, осложняющие процесс российско-китайского сближения в значительной степени обусловлены тем, что и Россия, и Китай пока еще находятся в стадии поиска своего места и роли в современном, чрезвычайно сложном и к тому же стремительно меняющемся мире. Все это усугубляется еще и тем, что Россия и Китай исторически никогда не имели длительных союзнических отношений. Да и сама история российско-китайских отношений является крайне неоднозначной и даже противоречивой по своему содержанию: краткосрочные периоды сближения чередовались с периодами резкого охлаждения (если не обострения) двусторонних отношений.

 Немаловажное значение имеет и то, что сегодня как для России, так и для Китая отношения с Западом имеют гораздо большее значение, нежели отношения между собой. Однако, поскольку отношения обеих стран с Западом достаточно сложны, то им выгодно демонстрировать «стратегическое партнерство». Это позволяет РФ и КНР усиливать свои позиции в отношениях с третьими странами (в том числе это касается и стран-членов ШОС) для достижения различного рода целей, в основном краткосрочного и тактического характера.

 Тем не менее, наиболее ярко это проявляется на примере того, как двусторонние отношения друг с другом используются и Россией, и Китаем в качестве некой козырной карты в диалоге с США и в целом с Западом. Складывается впечатление, что пропаганда «стратегического партнерства» поддерживается Россией и Китаем не в качестве почвы для поиска общих сфер долгосрочных национальных интересов, а как средство усиления своих позиций в отношениях с тем же Западом.

 В результате, Россия и Китай пока концептуально не определились в плане долгосрочной внешней стратегии в отношении друг друга и поэтому считают оправданным проведение политики балансирования, ориентированной на краткосрочные и зачастую узко национальные цели. Отсюда – отсутствие видения Россией и Китаем места и роли друг друга в системе именно долгосрочных интересов и, как следствие этого, чрезвычайная слабость нынешнего российско-китайского  взаимодействия. Наиболее ярко это проявляется на примере экономических связей, которые до сих пор ограничиваются практически только лишь торговлей.

 Основным же «локомотивом» развития российско-китайских отношений выступает наблюдаемый после распада СССР некий неконкретный «процесс политического сближения», который в большей степени идет в русле политико-пропагандистской риторики. Сам же диалог ограничиваются стандартным набором внешнеполитических проблем, взаимодействие по большинству из которых самоочевидно (борьба с международным терроризмом, религиозным экстремизмом, сепаратизмом, распространением наркотиков) и военно-техническим сотрудничеством.

Во-вторых, и у России, и у Китая пока отсутствует (и, похоже, не формируется) взаимное понимание необходимости коренного изменения нынешнего формата двусторонних отношений путем их вывода на принципиально новый и качественно более высокий уровень: отказа от декларативности, перехода к поиску общих сфер долгосрочных интересов и налаживания именно на этой основе реального стратегического диалога и партнерства. Сегодня не просматривается даже признаков, которые бы свидетельствовали о соответствующей тенденции. Это приводит к тому, что формирование широкой общности долгосрочных интересов России и Китая не происходит, что в перспективе будет делать российско-китайские отношения еще более хрупкими и неустойчивыми.

 В настоящее время единственным направлением, где общность российско-китайских интересов имеет некое реальное наполнение, является военно-техническое. Данное направление взаимодействия сегодня, по сути, является единственным связующим звеном в двусторонних отношениях.

 Для Китая военно-техническое сотрудничество с Россией – это уникальный шанс в короткий по историческим меркам срок совершить технологический рывок в развитии собственного ВПК. Россия все еще является во многом безальтернативным для КНР поставщиком передовых вооружений и военных технологий, так как страны Запада традиционно придерживаются эмбарго на поставку в Китай новейших видов боевой техники и, тем более, современных военных технологий. В свою очередь, для России военно-техническое сотрудничество с Китаем является важным источником финансирования собственного ВПК, что позволяло развивать военные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) и поддерживать «на плаву» собственное военное производство. К тому же, боевая техника и военные технологии – это, по сути, единственный вид наукоемкой продукции, которую Россия может предложить на китайский рынок.

 Однако военно-техническое взаимодействие само по себе (без его встраивания в общий комплекс мер по динамичному развитию двусторонних отношений) не будет гарантом формирования общности долгосрочных интересов России и Китая. Более того, военно-техническое сотрудничество с высокой долей вероятности приведет к конфликту интересов России и Китая. Так, Китай, осваивая российские военные технологии, сокращает технологический разрыв с российским ВПК и все более активно осваивает мировой рынок оружия. В этой связи, логично предположить, что после преодоления китайским ВПК технологического отставания, Китай уже не будет так остро нуждаться в военно-техническом сотрудничестве с Россией.

 В свою очередь, РФ окажется, как минимум, в экономическом проигрыше, сократив доступ на многие рынки сбыта своей военной продукции, в том числе и собственно китайский рынок. Как представляется, по мере утраты преимуществ России перед Китаем, исчезнет и единственное реально связующее звено в российско-китайских отношениях. В этом случае, нынешнее политико-декларативное «сближение» с высокой долей вероятности утратит актуальность для обеих стран. При этом, скорее всего, произойдет и существенное снижение взаимной заинтересованности России и Китая в сотрудничестве и по многим другим направлением политики, безопасности, экономики.

В-третьих, пробуксовка процесса становления реального российско-китайского стратегического партнерства связана и с чрезвычайной сложной глобальной конъюнктурой как вокруг России, так и вокруг Китая. Это существенно ограничивает возможности и РФ, и КНР по обоюдному принятию однозначных решений в пользу развития стратегических отношений друг с другом. Все это усугубляется еще и алармистскими настроениями в некоторых российских политических кругах, где в условиях декларативности отношений небезосновательно проявляется обеспокоенность возможностью китайской экспансии на Дальнем Востоке и в ряде областей Сибири.

 Важным является и то, что сегодня Россия и Китай вынуждены выстраивать свою стратегию, «оглядываясь» на Запад. Китай, осуществляя модернизацию страны, делает основную ставку на развитые страны Запада, а не на Россию. По этой причине Пекин все больше отдает предпочтение расширению связей именно с западными государствами и ТНК. В то же время, говорить о формировании стратегического партнерства между Китаем и Западом тоже не приходится, так как в отношениях КНР с США и другими странами-членами НАТО, а также с Японией еще больше сложных проблем, нежели в российско-китайских отношениях.

 Россия, в свою очередь, хотя и декларирует свою заинтересованность в формировании стратегического партнерства с Китаем, тем не менее, придерживается (в том числе и по китайским оценкам) в целом прозападной или, по крайней мере, западно-центричной политики. Хотя многочисленные сложные проблемы в отношениях между Россией и Западом тоже очевидны, однако с точки зрения Пекина эти проблемы имеют на порядок меньший конфликтный потенциал, нежели в отношениях между Китаем и Западом.

* * *

В целом, на сегодняшний день общее состояние дел в российско-китайских отношениях можно охарактеризовать следующим образом: официальные декларации крайне слабо подкреплены реальным наполнением и фактически являются попыткой «выдать желаемое за действительное». Все это препятствует российско-китайскому сближению, создает почву для возникновения конфликта интересов РФ и КНР, существенно сужает диапазон стратегических возможностей России и усиливает вероятность реализации неблагоприятных для нее сценариев.

 Как представляется, для становления реальных стратегических отношений между Россией и Китаем и формирования на этой основе эффективного двустороннего сотрудничества недостаточно политических деклараций. Этому не поможет даже  сделанные в 90-х годах (во многом вынужденно) ставки на такие сферы  взаимодействия как военно-техническое и энергетическое.  Вне увязки в более широкую и комплексную программу российско-китайского сотрудничества, военное сотрудничество и взаимодействие в энергетике (которое, кстати, сегодня ограничивается лишь поставками российской нефти в КНР) вряд ли будут иметь широкие перспективы. Это тем более справедливо, если учесть и тот факт, что объемы поставок нефти из РФ в КНР очень малы на фоне потребностей китайской экономики, и, по крайней мере, в среднесрочной перспективе Россия вряд ли войдет в число крупных поставщиков «черного золота» в Китай.

 В итоге, сегодня для Москвы в гораздо большей степени, чем для Пекина важен вопрос выдвижения широких и практических инициатив по поиску/формированию общности долгосрочных интересов с КНР. Однако Россия пока не торопится выдвигать данные инициативы.

 Вместе с тем, нужно отметить, что дальнейшее развитие нынешнего глобального финансово-экономического кризиса теоретически может внести существенные коррективы в китайский вектор российской внешней политики. Если предположить, что наихудшие (кстати, многочисленные)  прогнозы экспертов относительно разрушения глобальной финансовой системы и развала мирового рынка оправдаются, то тогда для России гораздо более остро, чем для Китая встанет вопрос выживания как государства. В этом случае, отношения с соседним индустриально развитым Китаем будут иметь для России большее значение, чем со слабеющим Западом, и тогда Москва, возможно, переориентирует свою внешнюю политику с Запада на Восток, где китайское направление станет главным.

 Однако указанные выше революционные изменения в российской внешней политике станут возможны только, если последствия глобального кризиса окажутся для Запада действительно катастрофическими. Но пока уверенности в этом нет. Следовательно, Россия и Китай в ближайшее время, скорее всего, сохранят нынешнюю неопределенность в своих отношениях.   

 Тем не менее, следует особо отметить, что Россия не располагает большим запасом времени для формирования реального стратегического партнерства (или даже союза) с Китаем. В перспективе, по мере дальнейшего подъема КНР, РФ рискует утратить пока еще имеющиеся преимущества (главным образом, в сфере фундаментальных научно-исследовательских заделов) перед Китаем. В этом случае Пекин уже в значительной степени потеряет интерес к выстраиванию взаимовыгодных и полноценных отношений с Россией. В результате общность долгосрочных интересов России и Китая так и не будет сформирована. Это, в свою очередь, будет означать утопичность идеи построения российско-китайского стратегического союза и иллюзорность надежды на взаимовыгодное и безопасное развитие межгосударственных отношений.

 Учитывая вышеизложенное, можно с высокой долей вероятностью предположить, что при стечении каких-либо обстоятельств в отношениях между двумя странами могут возобладать узко национальные интересы (что стало основной причиной ухудшения российско-китайских отношений в начале XX века) и/или амбиции правящих элит (что стало основной причиной крушения советско-китайского союза). Это наверняка приведет к моментальному охлаждению двусторонних отношений в целом и свертыванию сотрудничества во всех сферах, как это уже не раз бывало в истории.

 Однако возможное очередное обострение российско-китайских отношений в любом случае представляется крайне невыгодным и даже опасным с точки зрения долгосрочных интересов России. Поэтому России уже сегодня целесообразно четко определиться в плане формирования и развития прочных и долгосрочных союзнических отношений с Китаем. «Политика выжидания и балансирования» - это, скорее всего, не тот путь, который позволит России занять достойное место в мировой политике и глобальной экономике, сформировать устойчивые союзы, в том числе с Китаем.

http://ceasia.ru/politika/rossiysko-kitayskie-otnosheniya-deklaratsii-i-realnost.html

ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ  -  ПОЛИТИКА
Автор: В.Парамонов, А.Строков     
24.07.2012 10:27

Оффлайн Медвежака

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 236
  • Карма: 40
  • Пол: Мужской
Мы с тобой - страна героев, а не уют для дураков

Оффлайн Sinoeducator

  • Глобал-модератор
  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 4763
  • Карма: 202
  • Пол: Мужской
http://www.kommersant.ru/doc/2073821

Да её тут целиком можно привести - заслуживает того!

Что интересно - под этим материалом "Коммерсанта" и приведённым выше ceazia.ru можно поставить хоть нынешний 2012 год, хоть 2002-2003-й -  всё одно! :o
ПМЖ в Китае как новая лаовайская реальность

Facebook, говорите?... Enron уже забыли, да? Ну-ну...