Автор Тема: Занимательное из "Этнической истории китайцев"  (Прочитано 7699 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Перечитываю, впервые с университетской скамьи, известный шеститомник Крюкова и др. Интересное законспектирую сюда.

Начал с последнего тома, о XIX — начале XX в, как наиболее близкого к реальности, которую мы имеем удовольствие наблюдать.
« Последнее редактирование: 06 Июня 2015 16:40:19 от Parker »

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
О семье:

Материалы статистики свидетельствуют о том, что в Китае
повсеместно преобладала малая семья. По данным обследова-
ния 1929 г., охватившего 38 256 крестьянских семей в 22 про-
винциях Китая, средняя численность семьи составляла 5,2 че-
ловека. Размеры семьи были несколько ниже этой цифры в райо-
не нижнего течения Янцзы и на Юго-Западе и несколько выше
в южных провинциях [Taeuber, 1970, с. 71]. По другим данным,
наименьшими размерами отличались семьи беднейших город-
ских слоев (в среднем 3,7 чел.), наибольшими (11,8 чел.) —
семьи богатых крестьян в Фуцзяни [Lang, 1946, с. 148]
(тулоу, собственно). Напом-
ним, что и в императорском Китае семьи в среднем состояли
из 5—6 человек. Большинство семей относились к типу нукле-
арных, т. е. включали в себя родителей и их детей. Таковые,
по данным обследования 1929 г., составляли 62,8% всех семей,
а в наиболее урбанизированном районе нижнего течения
Янцзы —до 70% [Taeuber, 1970, с. 81].

Показания семейной статистики заметно расходятся с тра-
диционным и освященным авторитетом конфуцианской мудро-
сти идеалом семьи, в которой представителям по меньшей мере
трех Поколений полагалось, как говорили в Китае, «жить под
одной крышей» и даже «питаться из одного котла». Подобные
расширенные семьи, включавшие в себя супружеские пары трех
или даже четырех поколений, были чрезвычайно редки на прак-
тике, но считались образцовыми, что, надо полагать, не в по-
следнюю очередь объяснялось именно трудностями достижения
этого идеала. Исследователям современной китайской семьи
на Тайване известны случаи, когда одно лишь сознание члена-
ми таких семей необычайности их семейного уклада служило
мощным фактором сохранения единства и сплоченности расши-
ренной семьи. Это обстоятельство напоминает о том, что иде-
альный образ семьи в Китае был не просто отражением прак-
тики, но в известной мере даже противостоял ей. Одно следует
четко отличать от другого.
« Последнее редактирование: 14 Июня 2015 10:17:32 от Parker »

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Таким образом, каждая китайская семья, охватывавшая
три поколения, испытывала воздействие противоборствующих
тенденций к распаду и к сохранению единства. Внутренние про-
тиворечия семейного уклада отразились в некоторых особен-
ностях общественного сознания китайцев. Так, в литературе,
пропагандировавшей конфуцианский идеал патриархальной
семьи, невестки неизменно изображались разрушительницами
семейного единства (форумчанкам на заметку :) ).
Напротив, в старых романах и особенно
художественной литературе XX в., показывающих изнанку тра-
диционного семейного быта, подчеркивается напряженность в
отношениях между взрослыми сыновьями и их отцом, который
ло традиции обладал всей полнотой власти в пределах расши-
ренной семьи. Вследствие существования в Китае обычая раз-
дела семейного имущества поровну между всеми наследниками
значительный элемент соперничества был присущ и отношениям
между братьями, поэтому традиционная семейная мораль осо-
бенно подчеркивала необходимость быть «уступчивым» и «бес-
корыстным» в отношениях с братьями. Предписываемая же
старым китайским этикетом демонстративная холодность в от-
ношениях между супругами на людях не в последнюю очередь
преследовала цель сгладить противоречия между свекровью
и невесткой (о как). В XX в. совместное проживание взрослых сыновей
с их родителями, сдержанность в проявлении чувств супругов
и другие нормы традиционной семейной морали стали расцени-
ваться многими китайцами как характернейшая черта китай-
ской культуры, выгодно отличающая последнюю от нравов
Запада.
« Последнее редактирование: 14 Июня 2015 10:18:04 от Parker »

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Так, в предписаниях клана Лю
в пров. Цзянсу запрещалось буквально следующее: «сожитель-
ствовать с проститутками», «играть в азартные игры», «ссорить-
ся с родственниками из-за имущества», «позволять молодым
людям искать удовольствий вне дома», «брать много наложниц
и служанок, имея сыновей», «есть лучшую еду и носить лучшую
одежду», «позволять женам и дочерям всуе возжигать благово-
ния в храмах», «входить в родство с семьями высокопоставлен-
ных чиновников и занимать деньги на свадьбу», «держать в до-
ме певцов и искусных слуг», «покупать антикварные вещи»,
«пьянствовать и ввязываться в драки», «сооружать в саду
искусственные горы и беседки», «ценить ландшафт до такой
степени, что в течение долгого времени откладывать похороны
отца», «заниматься алхимией», «искать развлечений и не за-
ниматься полезным делом», «упорствовать в осуществлении
своих замыслов, не прислушиваясь к доброму совету» [Hu Hsien-
Chin, 1948, с. 60].

 Нашел оригинал (не полностью)
« Последнее редактирование: 06 Июня 2015 16:36:02 от Parker »

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Практику
внесения в почву удобрений (навоза и фекалий) ввели, по-ви-
димому, только китайцы. Косвенным свидетельством этого яв-
ляется сообщение Чжоу Дагуаня о том, что в Ангкоре «при об-
работке полей и выращивании овощей не используют нечистоты,
считая это грязным делом. Приезжающие сюда китайцы не го-
ворят местным жителям об обычае применения навоза для
удобрения, боясь, что их будут презирать за это» [Чжэньла,
1981, с. 137].

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Политика гоминьдановского правитель-
ства в отношении народных верований была определена спе-
циальным циркуляром, изданным в 1928 г. «Нация нашей
страны,— говорилось в этом документе,— первая в мире, еще
свыше четырех тысяч лет тому назад изобрела письменность,
но поскольку образование не получило широкого распростра-
нения, уровень культуры в народе был неодинаков, и дурман
суеверий глубоко проник в людские сердца. В деревнях сохра-
няются нелепые и дикие поверья, в городах бытуют непристой-
ные и ложные культы...»


Прямо слог Шанхайского словаря ;D

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Так этико-религиозная система
конфуцианства воспроизводила и освящала общее строение ки-
тайской цивилизации, известное номинальным подчинением на-
родных культов этически истолкованному символизму человече-
ской культуры как таковой
.


Хорошо сказано.

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Для миссионеров китайская культура представляла интерес
лишь как порождение или отражение библейской традиции.
Многие из них упорно разыскивали следы христианского влия-
ния в древнем Китае, находя его подчас даже в китайской
письменности. Так, еще в середине прошлого столетия в мис-
сионерских кругах усматривали в знаке «приходить» изобра-
жение креста и трех человек, а иероглиф «корабль» толковали
как сочетание знаков «лодка» и «восемь ртов», в чем усматри-
вали обозначение Ноева ковчега [Hong, 1977, с. 14

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
В те же годы
другой ученый географ, Сюй Цзиюй, утверждал, что христиан-
ство является всего лишь ответвлением буддизма и что оно
отличается от ислама лишь отсутствием запрета есть свинину


Понравился ход мысли. Чабудо же, фигли тут думать.

С 20-х годов У Лэйчуань стал называть
Христа революционером и борцом за освобождение народа
(в случае с Христом — еврейского)


Тоже неплохо.

Так, один из первых китайских революционе-
ров, христианин по вероисповеданию. Се Цзуаньтай, в 1915 г.
утверждал, что прежние толкования тех мест из Библии, где
говорилось о древнейшем расселении людей, были ошибочными
и что действительной колыбелью народов была западная окра-
ина Китая, причем самих китайцев он причислял к семитам.


"Китайцы-евреи" - не помню, была тема на форуме? или только японцы?
« Последнее редактирование: 09 Июня 2015 14:09:30 от Parker »

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Наконец, до свадьбы в постели новобрачных
должен был спать кто-нибудь из неженатых младших братьев
жениха или невесты, ибо, как считалось, «постель молодой
не должна пустовать» [Хуньцзя, 1971, с. 11]
« Последнее редактирование: 10 Июня 2015 05:35:05 от Parker »

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Во многих
районах, особенно на Юге и Юго-Западе, невеста и ее подруж-
ки пели песни, в которых содержалась брань по адресу сватов
л семьи жениха и даже будущего мужа. В известных образцах
подобных песен из юго-западных провинций суженый невесты
именуется, например, «волосатым насекомым», «жадным до
еды, ленивым, курящим табак псом», «пьяницей, человеком
бесталанным и жестоким» и т. д. В Гуандуне обычай петь по-
добные бранные куплеты называли «дать волю тоске», в Сычуани — «взрастить сад»



Распиаренные Лизой Си "песни третьего дня", в частности.
« Последнее редактирование: 10 Июня 2015 05:35:17 от Parker »

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
В Северном Китае перед новобрачными ставили опрокинутый
вверх дном таз, на который водружали блюдо с приготовлен-
ными заранее в доме невесты особыми пельменями, которые на-
зывали цзысунь бобо — пельмени сыновей и внуков. В Пекине-
было принято готовить 32 штуки таких пельменей, а кроме
того, в центре блюда клали два особенно крупных экземпляра^
начиненные семью маленькими пельменями, что выражало тра-
диционное пожелание молодой семье родить «пять сыновей:
и две дочери». Обычно пельмени недоваривали, и когда невеста
пробовала их на вкус (есть их ей не разрешалось), ее спраши-
вали «Шэн бу шэн?», т. е. «Сырые или нет?», что по звучанию
могло быть понято и как вопрос другого рода: «Родятся или
нет?» Молодая жена, как подобало ей в течение всей свадьбы,
хранила молчание, но вопрос этот, очевидно, выражал пожела-
ние рождения потомства в новой семье. Такое же пожелание,
заметим, выражали в свадебных обрядах китайцев и палочки
для еды, поскольку обозначавшее их слово в китайском языке
было омофоном слова «быстро».

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Любопытные сведения о ломке традиционной свадебной об-
рядности содержатся в мемуарах известного китайского учено-
го Го Можо. В своей книге Го Можо вспоминает о свадьбе
его товарища, состоявшейся в середине 20-х годов. По словам
Го Можо, свадьбу справляли «в старом стиле», однако многие
свадебные обряды уже воспринимались присутствовавшими,
в большинстве своем прогрессивно настроенными интеллиген-
тами, как нечто чужеродное для них. Так, утомительная про-
цедура «трех коленопреклонений и девяти поклонов», представ-
лявшая собой чествование богов, предков и родителей, была
встречена «громким смехом» собравшихся [Го Можо, 1957,
с. 267]. Когда же гости собрались в комнате новобрачных для
совершения обряда «шуток над молодой», юная супруга в на-
рушение обычая вдруг заговорила сама, неожиданно обратив-
шись к Го Можо с вопросом: «Господин Го, мне нравится
издаваемый вами журнал. Скажите, почему вы не стали
.публиковать в нем полный перевод „Так говорил Заратустра"
Ницше?» [Го Можо, 1957, с. 270].


И ей уже не скажешь "замуж, дура, срочно замуж!".

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Родители роженицы высылали ей
в ответ различные подарки: одеяло, шелковые шнуры-талисма-
ны, известные под названием «нити долгой жизни», и продук-
ты, чаще всего лапшу, утиные яйца, орехи, имбирь и пр. [На-
гао, 1942, с. 262]. В приморских провинциях было принято
посылать похлебку из пяти «счастливых» компонентов, каковы-
ми, например, в Фуцзяни (Чжэцзян) являлись лапша, куриное
яйцо, персики, сахар, вяленая рыба


Как в анекдоте про квадратный трехчлен: не то , что разложить - представить себе не могу.

Оффлайн ScatterSand

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 853
  • Карма: 74
  • Пол: Мужской
Как в анекдоте про квадратный трехчлен: не то , что разложить - представить себе не могу.
А может есть было не обязательно, а главное - это с одной стороны отправить, а с другой получить? ;) Ну, типа такой аналог современной поздравительной открытки, только сейчас их делают из бумаги, а тогда вот: вяленая рыба, сахар ;D...
https://www.facebook.com/alexander.papuga.7     https://vk.com/id63164585
"Всякий ведь знает, что тырить лучше всего на пожаре да на переезде" (Борис Акунин. Любовник смерти)

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Вероятно. Как юэбины с желтком - ни разу не видел никого, кто бы их ел ;D

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Дети покойного сжигали боль-
шое количество специальных жертвенных денег, поскольку в
народном сознании жизнь рассматривалась как своеобразный
кредит, выданный человеку в «небесной сокровищнице», смерть
же означала, что этот кредит был исчерпан, и родственникам
покойного следовало возместить его долг небесным властям.


Я думал, это просто обналичка. Оказывается, все сложнее..

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Сын покойного первое время после его
смерти должен был спать на циновке рядом с телом отца, обы-
чай запрещал ему во время траура мыться, стричься и прика-
саться к женщинам... По отцу траур полагалось носить
в течение двух лет.


Хорошо, хоть о женщинах позаботились.

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
В приморской зоне формировались области устой-
чивого общения, основанные на развитии производства и об-
мена как внутри этих областей, так и с областями, лежащими
вне их,— центральными провинциями Китая, странами Южных
морей и Юго-Восточной Азии. В этих областях устойчивых со-
циальных контактов образуются средства междиалектного об-
щения. В Цзяннани — это диалект административного центра
этого региона, Сучжоу, в пров. Гуандун — диалект провинци-
ального центра Гуанчжоу, в пров. Фуцзянь — диалект Сямыня —
в административном отношении всего лишь уездного города,
но в экономическом — важного порта Юго-Восточного Китая
и центра международной торговли.
В каждом из этих регионов формировалось свое средство
междиалектного общения, которое было известно всем, кому
по роду обязанностей приходилось выезжать за пределы своего
уезда: торговцам, лодочникам, возчикам, актерам, уличным
рассказчикам историй и т. п. На этом языке ставились теат-
ральные постановки, слагались стихи и песни. Сборники дра-
матических и фольклорных произведений, написанные на язы-
ке междиалектного общения тех ареалов, известны с XVI в.
Таким образом, структура диалектов китайского языка, сложив-
шаяся к началу XIX в., может быть охарактеризована как
полицентрическая.

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
После
завоевания Китая Маньчжурия рассматривалась как заповед-
ная земля предков, на которой китайцам было запрещено
селиться. Однако пустующие земли Маньчжурии постоянно
привлекали внимание китайцев. Первые китайские поселенцы1
появились в Маньчжурии еще в эпоху династии Юань. В 1796 г.
был сделан первый опыт заселения китайцами пустующих зе-
мель Южной Маньчжурии, за которым последовал новый за-
прет. Ограничения были сняты лишь в 1872 г., и с этого момен-
та началась массовая колонизация Маньчжурии.
Первые переселенцы двигались в Маньчжурию двумя пу-
тями: морским и континентальным. Морем перебирались жи-
тели Шаньдуна. Из восточной части провинции они достигали
Дальнего или оседали на востоке современной пров. Ляонин.
В дальнейшем они пересекали заселенную часть этой провин-
ции, а затем двигались на север, в пров. Гирин и в восточную
часть пров. Хэйлунцзян. Континентальным путем шли в Маньч-
журию выходцы из пров. Хэбэй. Через проход Шаньхайгуань
они двигались по коридору Ляосин в западную часть пров. Ляо-
нин, в Гирин, Хэйлунцзян.
Заселение Маньчжурии было осуществлено выходцами из-
соседних провинций Шаньдун и Хэбэй. При освоении новых
мест достаточно строго выдерживался принцип земляческого
поселения: выходцы из одного и того же уезда стремились се-
литься по соседству. Поэтому диалекты южной части пров. Ляо-
нин сходны с диалектами Шаньдуна, а диалекты западной ее-
части сходны с диалектами пров. Хэбэй. Самая северная про-
винция Маньчжурии — Хэйлунцзян представляет собой область
смешения поселенцев из разных провинций. Соответственно
и диалект ее жителей сформировался в значительной мере в ре-
зультате смешения исходных диалектов [Хэ Вэй, 1987, с. 172].
Первые китайцы, появившиеся в этих местах, были ссыльными:
из разных провинций. Они селились на станциях вдоль тракта,
ведущего из долины р. Сунгари на север. Их потомки до сих:
пор говорят на диалекте, который так и называется чжань-
хуа — «станционный язык». Вся провинция говорит на диа-
лекте весьма близком к пекинскому. Особняком стоит диа-
лект уезда Хулинь, население которого прибыло из уезда-
Даньдун пров. Ляонин. Его диалект представляет собой ва-
риант диалекта Дэнчжоу пров. Шаньдун. Диалект уезда Уюань
является вариантом шаньдунского диалекта Аньцю, потому что
большинство населения этого уезда составляют выходцы из
Аньцю. Диалект уезда Цзяинь сформировался в результате сме-
шения диалектов Гуансяня пров. Хэбэй и Тайаня пров. Шань-
дун.

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Как видим, в целом китайское население было недостаточно
мобильным. Оно предпочитало миграции на короткие расстоя-
ния и только в чрезвычайных обстоятельствах. Можно назвать,
пожалуй, лишь две группы китайского населения, которые от-
личались большей мобильностью по сравнению с остальными.
Это этническая группа хакка и жители юга Фуцзяни. Основной
территорией расселения хакка были гористые земли на юге
пров. Цзянси и на севере пров. Гуандун. Их центром является;
уездный город Мэйсянь. Компактные поселения хакка ветре-;-
чаются по всем южным провинциям Китая, а также на Тайва-
не. Хакка представлены среди зарубежных китайцев в странах
Южных морей и Юго-Восточной Азии. Диалектный район Хак-
ка состоит из небольшого ядра в указанном районе и островков,
вкрапленных в диалектные области Южного и Юго-Западного
Китая. На крайнем западе распространения китайского языка
имеется довольно значительный район диалекта Хакка, приле-
гающий к главному городу пров. Сычуань— Чэнду [Цуй Жун-
чан, 1988, с. 186—187].
Большие ареалы и отдельные острова диалектов Хакка
встречаются в пров. Гуандун, например в северо-восточной ча-
сти этой провинции. Островки этих диалектов разбросаны в та-
ких областях распространения диалектов Юэ, как дельта
р. Чжуцзян, центр и запад пров. Гуандун. Владение двумя диа-
лектами— Юэ и Хакка — представляет собой обычное явление
в районах смешанного поселения.
Диалекты Минь в пров. Гуандун сосредоточены в двух ареа-
лах. В восточном приморском ареале Чаоян—Шаньтоу эти диа-
лекты называются фулаохуа (диалект Хокло). В западной ча-
сти, на полуострове Лэйчжоу этот диалект распространен
в уезде Дяньбай и в трех деревнях уезда Чжуншань. Здесь эти
диалекты называются лихуа. Активные языковые контакты
и диалектная диглоссия способствуют образованию диалектов
со смешанными признаками Юэ и Хакка, Юэ и южной группы
Минь в районах смешанного проживания. Вне континента юж-
ные диалекты Минь распространены на островах Хайнань
и Тайвань [Чжан Чжэнсинь, 1987, с. 204—206; Чжань Бохуй,
1990, с. 265—269].
В пров. Гуанси тоже имеются три островка диалекта Хак-
ка: ареал уездов Дасы, Дачжи, Далу, Налан — в западной ча-
сти округа Циньчжоу, ареал Цзюлун—Напэн — в центральной,
ареал Дачэн—Чжанхуан в уезде Гунгуань—в восточной [Лян
Юган, 1987, с. 219—221].

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Первые устойчивые контакты с за-
падной цивилизацией относятся к XVI в., когда в Китай при-
был М. Риччи. Он прожил в стране долгие годы, обучил латин-
скому языку нескольких китайских ученых, которые вместе
с ним или независимо от него перевели на китайский европей-
ские труды по астрономии, математике, логике. Из этих перево-
дов в китайский язык вошли такие слова, как чилунь— «шестер-
ня», лосы — «винт», били — «масштаб», дипинсянь — «горизонт»,
цзихэсюэ — «геометрия».
...
Как показал в прошлом опыт кон-
тактов с индийской культурой,
прямые заимствования иностран-
ных терминов не соответствовали ни структуре японского, ни ки-
тайского языка, поэтому и китайские, и японские переводчики
пошли по знакомому пути перевода иностранных слов на род-
ные языки.
Эта задача решалась одновременно несколькими путями.
Один из них состоял в том, чтобы найти иностранному термину
более или менее подходящее соответствие в китайском языке.
Так, в конфуцианских текстах были найдены эквиваленты
таким словам, как «революция» — гэмин (из Ицзина), «об-
разование» — цзяоюй (из «Мэн-цзы»), «литература» — вэньсюэ
(из Лунь юй), «животное» — дунъу (из Чжоу-ли) и т. п. В буд-
дийской литературе были найдены соответствия словам: «на-
стоящее» — сяньцзай, «прошлое» — гоцюй, «будущее» — вэйлай,
«мир» — шицзе, «вера» — синьян и т. п. Другой состоял в том,
чтобы значение иностранного слова переводить на китайский
с помощью двух морфем: чжэсюэ—«философия» (букв, «наука
о мудрости»), хуасюэ — «химия» («наука о превращениях»),
динъи — «определение» («определить смысл»), гайлян — «улуч-
шать» («изменять к лучшему») и т. п. И только в редких слу-
чаях в неологизм превращалась микроцитата из литературного
памятника прошлого. Так, слову «противоречие» было найдено
соответствие маодунь —букв, «копье и щит», заимствованное
из философского трактата Хань Фэйцзы.

Перевод иностранного термина является основным способом
образования неологизмов современного китайского языка. Та-
кой способ их образования встречается практически во всех
языках, в частности в русском, где он использовался при. соз-
дании философской терминологии. Особенность китайского пе-
ревода терминов состояла в том, что он лишь в редких случаях
был поморфемным, как в русском языке: лат. contradictio —
«противо-речие». Как видно из предшествующих примеров, при
образовании соответствия европейскому термину переводилось
его значение в целом, без учета его морфологической структуры.

Достижения японских переводчиков в переводе терминоло-
гии с европейских языков быстро становились известными
в Тунвэньгуане и использовались китайскими переводчиками
в их работе. Первые англо-китайские словари были составле-
ны в Японии.
Каждому слову английского языка ставилось
в соответствие двусложное слово, записанное двумя иерогли-
фами. Слово это могло быть использовано как в японском, так
и в китайском языке — в зависимости от того, на каком из них
оно будет прочитано. Эти словари стали первым пособием
для китайских студентов, изучавших английский и другие ино-
странные языки [Ван Ли, 1958, с. 528]. Через них слова, изобре-
тенные в Японии, также попадали в Китай.
К концу XIX в. связи с Японией расширились. С 1896 г.
китайское правительство начало посылать китайских студентов
в Японию. В 1898 г. после неудачи реформ Гуансюя туда же
бежали и видные реформаторы. Япония стала центром полити-
ческой эмиграции, наиболее ярким деятелем которой был
Лян Цичао. Материалы двух газет, которые он издавал в Иоко-
гаме, поступали из японских источников и потому изобиловали
новой терминологией, которая в дальнейшем переходила на
страницы китайской прессы, а оттуда в разговорный язык.
Лян Цичао высоко оценил те возможности, которые откры-
вают перед любознательными китайскими студентами переводы
на японский язык трудов западных ученых и писателей. В спе-
циальной статье он поделился опытом чтения японских текстов,
не зная японского языка
[Cheng Chingmao, 1977, с. 69]. Китай-
ские студенты, обучавшиеся в Японии, рассматривали японский
язык в качестве удобного посредника для чтения европейских
текстов. Они читали оригинальные произведения японских ав-
торов, но привлекали их главным образом западные авторы
в японских переводах. С этих же текстов нередко делались пе-
реводы на китайский язык.
...
Еще одним известным переводчиком
с европейских языков в конце XIX — начале XX в. был Линь
Цзиньнань. Он не владел иностранными языками и в своей ра-
боте пользовался устными переводами других, которые пере-
лагал на вэньянь.
Его переводы стали популярны в Китае
и обеспечили китайскому читателю знакомство с произведения-
ми Ч. Диккенса, Конан-Дойля и других европейских писателей.

Не все термины, созданные в Японии, были освоены в Ки-
тае. Некоторые были вытеснены китайскими словами. Так, на-
пример, японское лаодунчжэ — «трудящийся» в начале 20-х го-
дов было вытеснено китайским словом гунжэнь —«рабочий»,
люйши — «адвокат» — словом бяньхуши — «защитник» и т. п.
Поэтому далеко не каждый японский термин, созданный из ки-
тайских морфем, можно использовать в китайском языке..
В годы японской оккупации Маньчжурии в китайском языке
этой части страны были в ходу японские слова в китайском
произношении, вроде юбянь — «почта» вместо китайского ючжэн,
чучжан — «командировка» вместо чучай и т. п. После оконча-
ния антияпонской войны эти слова исчезли из письменных тек-
стов, но сохранились в просторечии [Го Чжэнъянь, 1987, с. 182].
Японские термины использовали в своей речи лица, сотрудни-
чавшие с японцами, поэтому эти термины получили название
сехэ юй — «язык согласия» по аналогии с сехэ хуэй — «Союзом
согласия», основанным японцами в годы оккупации [Ван Лида,
1958, с. 94]. Таким образом, неосвоенные японские термины име-
ют в китайском языке яркую иностранную стилистическую
окраску.
После Синьхайской революции в китайском языке стали
появляться непосредственные фонетические заимствования из
иностранных языков. Прежде всего через английский заимство-
валась международная терминология: балимэнь — «парламент»,
дэлюйфэн — «телефон», дикэтуйдо — «диктатор», дэмокэласи —
«демократия», пикэникэ — «пикник»
. После Октябрьской рево-
люции в России в китайский язык вошли слова русского языка:
буэршивэйкэ — «большевик», сувэй— «совет». В начале 20-х го-
дов в связи с широким распространением марксистских идей
китайский язык пополнился из русского такими словами, как:
пулолеталия — «пролетарий», буэрцзяочжи — «буржуазия».
Ра-
дикальные деятели «движения 4 мая» призывали к широкому
заимствованию иностранных слов, видя в этом средство сбли-
жения с мировой культурой [Цянь Сюаньтун, 1931(1),
с. 168—170].
...
На территории Китая, находившейся под контролем гоминь-
дана, разговорный язык изобиловал английской лексикой, став-
шей словами высокого общественного престижа. В городской
среде получили распространение такие слова, как мисы —
«мисс», миситэ — «мистер», гудэбай — «до свидания», халоу —
«привет», которыми пользовались даже те, кто не знал англий-
ского языка.


Оффлайн Sinoeducator

  • Глобал-модератор
  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 4764
  • Карма: 204
  • Пол: Мужской
поделился опытом чтения японских текстов, не зная японского языка

Какое дичайше, до боли, знакомое занятие!  ;D
(Кстати, ужасно мешает изучению этого самого японского языка... :'( )
ПМЖ в Китае как новая лаовайская реальность

Facebook, говорите?... Enron уже забыли, да? Ну-ну...

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Линвистическая интерференция, т. е. влияние языка ориги-
нала на перевод, является одной из существенных психолингви-
стических характеристик процесса перевода. Линь Юйтан
писал, что переводчик не может остаться свободным от влияния
иностранного текста, однако хороший переводчик должен на-
учиться преодолевать его. Это удается не всем, поэтому пере-
воды на китайский язык часто страдают буквализмом. При
чтении таких переводов, пишет он далее, возникает впечатле-
тензий, но тем не менее китайцы так не говорят [Линь Юйтан,
1967(1), с. 338]. Такого рода грамматически правильные, но
не соответствующие узусу современного китайского языка кон-
струкции он предлагал считать ошибочными, а не европеизиро-
ванными. Он допускал европеизацию китайского языка только
в области лексики (там же, с. 339).
...
В области синтаксиса влияние европейских языков косну-
лось сразу нескольких аспектов. Китайский язык отличается
от европейских своей трактовкой роли подлежащего в предло-
жении. В европейских языках подлежащее является главным
и необходимым членом предложения. Исключение составляют
безличные или неполные односоставные предложения. В китай-
ском языке подлежащее также является главным членом пред-
ложения, однако его присутствие в предложении не обязатель-
но. Предмет речи — грамматическое подлежащее — может быть
упомянут в предшествующем контексте или вообще лишь под-
разумеваться. Прямое указание подлежащего в каждом пред-
ложении воспринималось в Китае как европеизация китайского
языка.

При переводе союзов европейских языков переводчики стре-
мились найти им соответствие среди союзов китайского языка,
а поскольку их функции не совпадали, то в переводных текстах
союзы китайского языка часто соединяют предложения на ев-
ропейский манер. Для китайского характерно бессоюзие при
образовании как сложносочиненных, так и сложноподчиненных
предложений, между тем как европеизированный стиль китай-
ского языка в сложных предложениях требует союзов.

Оффлайн Parker

  • Spam-fighters
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 4813
  • Карма: 273
Литература на байхуа XIX в.— это остросюжетная развлека-
тельная проза, герои которой живут и действуют в экстремаль-
ных ситуациях: приключения на войне, поединки, сражения,
захватывающие истории о проницательном судье и коварных,
преступниках. На смену отдельным новеллам о судебных де-
лах Бао Чжэна в начале XIX в. пришли романы «Ши гунъ-
ань» — «Дела судьи Ши» и «Юй гунъань» — «Дела судьи Юя»
с детективным сюжетом и реалистическим рассказом о разных
сторонах китайской действительности того времени.
Лучший авантюрный роман XIX в.— «Эрнюй инсюн чжу-
ань» — «Герои и героини» — был издан в 1878 г. Его автор
Вэнь Кан — потомок знатного маньчжурского рода — сумел
создать не просто подлинное художественное произведение,
ставшее важной вехой в развитии китайской литературы на
байхуа, но и памятник китайского разговорного языка XIX в.
Спустя год появился другой авантюрный роман — «Сань
ся у и» — «Трое храбрых, пятеро справедливых», автор которо-
го неизвестен, но исследователи китайской прозы на байхуа
считают, что в основе его лежат повествования пекинского ска-
зителя XIX в. Ши Юйкуня, который специализировался на
авантюрных сюжетах [Семанов, 1970, с. 81—83].
...
Первым романом на байхуа, который можно определить как
произведение современной китайской прозы, является «Хайшан
хуа» — «Приморские цветы». Его автор Хань Баньцин — сотруд-
ник шанхайской газеты «Шэньбао»— основатель первого в Ки-
тае литературного журнала, публиковавшего прозаические про-
изведения. Роман вышел отдельным изданием в 1894 г. Впер-
вые в истории китайской литературы в нем были отражены
реалии Шанхая 90-х годов прошлого века: керосиновые лампы,
электрические фонари, пароход, фотография, оконное стекло,
заменившее традиционную бумагу.