Автор Тема: О различных аспектах российско-китайских отношений  (Прочитано 228554 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн elik

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 22222
  • Карма: 80
  • Пол: Мужской
  • Skype: eleke77
"НГ": Москва и Пекин не поняли, какие соглашения они подписали. Скандалом оборачивается ситуация вокруг поставок российских истребителей в Китай
08:26 26.03.2013
Скандалом оборачивается ситуация вокруг поставок российских истребителей в Китай

Китай уже выпускает аналоги российского Ил-76. Вчера появились крайне противоречивые сообщения о контрактах на поставку российского вооружения в Китай, которые были якобы подписаны во время визита председателя КНР Си Цзиньпина в Москву. Официальные китайские источники передали, что между странами были подписаны контракты о совместном строительстве четырех подводных лодок класса "Лада" и о покупке Китаем 24 истребителей Су-35. Между тем позже ИТАР-ТАСС фактически опровергло официальные китайские новости, сообщив, что ничего подобного РФ и КНР не подписывали.
По крайней мере упомянутые соглашения не подписывались и даже не обсуждались в ходе визита председателя КНР Си Цзиньпина в Москву 22–24 марта.

Об этом сообщил вчера корреспонденту ИТАР-ТАСС информированный источник в системе военно-технического сотрудничества (ВТС) РФ с иностранными государствами. "Вопросы ВТС России с Китаем в ходе визита председателя КНР Си Цзиньпина в Москву вообще не поднимались", – отметил собеседник агентства. В таких формулировках он прокомментировал информацию в прессе о якобы заключенных между странами соглашениях.
В частности, официальный печатный орган Китая – издание "Жэньминь Жибао" – со ссылкой на Центральное телевидение КНР сообщил вчера, что Россия и Китай заключили в некотором роде историческую сделку. Материал издания был озаглавлен: "Китай и Россия подписали контракты на приобретение четырех подводных лодок и 24 истребителей Су-35". "Жэньминь Жибао" привело некоторые подробности подписанного контракта. Так, четыре лодки будут спроектированы и построены в форме 2+2 для китайского военно-морского флота, две лодки будут созданы в России, оставшиеся две – в Китае. Также, согласно сообщениям китайской прессы, в планах двух стран новые контракты, которые будут касаться ракетно-зенитных комплексов удаленного доступа S-400, двигателей увеличенной тяги 117С (именно эти двигатели как раз и используются в истребителях Су-35), военно-транспортных самолетов Ил-476, самолетов-заправщиков Ил-78.
Переговоры о заключении контракта на поставку истребителей в КНР велись давно. Как итог – в январе этого года было подписано межправительственное российско-китайское соглашение о поставке в Китай самолетов Су-35. После чего начались консультации по подготовке самого контракта. Об этом уже в феврале рассказал журналистам замдиректора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Вячеслав Дзиркалн. Причем Дзиркалн тогда уточнил, что это будет не лицензионный, а поставочный контракт, то есть Китай получит уже готовые к эксплуатации самолеты. Поставки самолетов в Китай должны начаться после 2015 года, сделка оценивалась примерно в 1,5 млрд. долл.
Похоже, Москва и Пекин запутались в том, о чем же они в итоге договорились. Вокруг поставок российских истребителей и подводных лодок в КНР разворачивается настоящий скандал. И судя по всему, основной спор вызван возможностью передачи Китаю технологий производства и организации выпуска аналогов уже непосредственно на китайских предприятиях. С одной стороны, если верить официальным китайским источникам и прошлым сообщениям Дзиркална, новшество якобы подписанного странами контракта как раз в том и состоит, что Китай согласился именно на поставочный контракт – по крайней мере в той части, которая касается истребителей, то есть он согласен просто импортировать уже готовые самолеты. Но с другой стороны, не секрет, что Пекин чаще всего отказывается от закупки образцов современной техники, если за этим не следует возможности организации собственного производства аналогичных изделий непосредственно в КНР. И раньше такая закупочная политика Китая уже оборачивалась неприятными "откровениями" в том числе и для российской общественности. Наши чиновники часто рассказывали согражданам о воровстве российских технологий, хотя на самом деле возможность переноса производства либо прямо предусматривалась контрактами, либо никак не ограничивалась. Таким образом, отечественные военные разработки китайцами не просто копировались и воспроизводились, но и совершенствовались.

Так, "НГ" уже писала о том, что Россия и Китай фактически включились в негласное соревнование за лидерство на мировом рынке тяжелых военно-транспортных самолетов (см. номер от 21.03.13). На прошлой неделе в России начались испытательные полеты модернизированного тяжелого военно-транспортного самолета Ил-476. А одновременно с этим в Китае идут отладка и испытания самолета Y-20, который фактически является аналогом российского Ил-76 и оснащен российскими двигателями. Причем, как добавляли уже китайские СМИ, китайский аналог не просто соответствовал российскому Ил-76, но и по многим характеристикам превосходил его.

По данным источников "НГ", Китай в действительности хочет минимизировать закупки готовых образцов военной техники из России. Главный интерес Поднебесной – импорт и освоение новейших российских технологий. Именно поэтому китайцы вдвое снизили обсуждаемый объем покупки Су-35 – с 48 до 24 штук. Предварительный меморандум об импорте такого количества российских истребителей был согласован сторонами еще в ноябре 2012 года.

Опрошенные "НГ" эксперты подтверждают, что разработка собственных аналогов иностранных изделий – это часть промышленной политики Китая, которая распространяется практически на любое его производство. "Тем не менее существующая на сегодняшний день практика показывает, что частные случаи успешного копирования продукции ограничиваются лишь внешним сходством с оригиналом, – замечает ведущий эксперт "Инжиниринговой компании "2К" Сергей Воскресенский. – Военная промышленность изначально выпускает продукцию, копирование которой не представляется возможным, это одно из требований, предъявляемых к отрасли. Для успешного копирования требуется строгое соблюдение тщательно разработанного регламента, необходима вся проектировочная, испытательная и наладочная документация. Требуется тесное взаимодействие с сотнями инженеров и специалистов, создававших тот или иной образец". Эксперт добавляет: "Экспорт вооружений в другие государства не создает угрозы снижения обороноспособности страны, поступающие на экспорт образцы по ряду параметров уступают аналогам, стоящим на вооружении российской армии". "Сложно судить о скорости разработки аналогов двигателей для Су-35 с учетом того, что разработки китайских аналогов двигателя для Су-27 до настоящего времени не завершены, а выпущенные модели обеспечивают ресурс в несколько раз ниже", – продолжает директор департамента аудита компании "Уральский союз" Александр Миронов.

Попытались эксперты также спрогнозировать общую стоимость договора, который якобы был заключен между странами. "Учитывая стоимость одного СУ-35 примерно в 90 миллионов долларов, стоимость контракта может превысить 2,3 миллиарда долларов. Кроме того, строительство подлодок класса "Лада" обойдется еще примерно в 1–1,2 миллиарда долларов. Таким образом, общая стоимость всех заключенных контрактов может превысить 3,5 миллиарда долларов, что является довольно внушительной суммой", – считает аналитик финансовой компании AForex Нарек Авакян.
26.03.2013

Анастасия Башкатова
Владимир Мухин

Источник - Независимая газета

Оффлайн elik

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 22222
  • Карма: 80
  • Пол: Мужской
  • Skype: eleke77
РФ планирует с 2014 года поставлять 7 млн тонн нефти Китаю по своп-схеме с Казахстаном
10:59     27.03.2013
Москва. 27 марта. Kazakhstan Today - Поставки нефти в Китай по своп-схеме с Казахстаном с 2014 года могут составить 7 млн тонн, передает Kazakhstan Today.

"По Казахстану своп-схема предполагает до 7 млн тонн в год. Мы сейчас поставляем 7 млн тонн в год, с 2014 года казахская сторона должна будет нам также поставлять 7 млн тонн по своп-схеме. Предполагается, что этот объем будет поставляться уже напрямую в Китай", - сообщил журналистам в Дурбане министр энергетики РФ Александр Новак, пишет "Прайм".

Источник в отрасли ранее сообщал агентству "Прайм", что "Роснефть" ROSN -1,59% изучает возможность поставок нефти в Китай через территорию Казахстана по нефтепроводу Атасу-Алашанькоу.

Кроме того, А. Новак рассказал, что в следующем году дополнительные поставки в Китай через Сковородино (по ВСТО) могут составить около двух миллионов тонн. "По маршруту Москва-Сковородино нарастающий график. Я сейчас точно не помню цифры, но, по-моему, в этом году 800 тыс. тонн, в следующем году дополнительно 2 млн тонн, с 2015 - еще. К 2018 - до 15 млн", - сказал он.

На прошлой неделе глава "Роснефти" Игорь Сечин сообщил, что крупнейшая российская нефтяная компания получит от китайской стороны кредит на $2 млрд под увеличение поставок нефти, которое начнется уже в текущем году; на пике поставки достигнут 31 млн тонн в год. По словам Сечина, срок этих поставок рассчитан на 25 лет. Он также не исключил возможности увеличения поставок российской нефти в Китай до 50 млн тонн с нынешних 15 млн тонн в год.

Оффлайн elik

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 22222
  • Карма: 80
  • Пол: Мужской
  • Skype: eleke77
Wall Street Journal: Великое соперничество в Азии
07:04 28.03.2013
Великое соперничество в Азии

Сделка по продаже российских истребителей Китаю не так важна, как кажется

Китайские государственные СМИ сообщили на этой неделе о покупке 24 самых современных российских истребителей, Су-35. Это подавалось как кульминация визита нового китайского лидера Си Цзиньпина в Москву на прошлой неделе. Однаков этом заявлении есть что-то странное. Сделка, как предполагается, была заключена еще до встречи, однако в Москве о ней ничего не сказали. И даже сейчас российское правительство молчит по этому вопросу, а некоторые СМИ отрицают наличие договоренности. Эта неопределенность является напоминанием того, что российско-китайские отношения не являются настолько теплыми, как то демонстрируют "медвежьи объятия".

Визит в Москву стал первым иностранным путешествием господина Си. Так же поступил и его предшественник Ху Цзиньтао десять лет назад. Тогда он и принимающая сторона заявили, что встреча превзошла их ожидания. Совершенно верно то, что у двух стран есть общие интересы – это снижение влияния США на приграничных территориях, а также обсуждение идеи "многополярного мира". Господин Си даже вскинул брови, описывая отношения между Россией и Китаем как "самые важные в мире, а также самые лучшие между крупными державами".

Однако за словами о стратегическом партнерстве скрывается соперничество двух стран по вопросу влияния в Центральной и Восточной Азии. Россия – это великая держава, отрицающая свой закат и относительную силу Китая. Бывшая "старшим братом" КНР на протяжении десятилетий и внушившая Мао Цзэдуну страх, направивший его прямиком "в руки" США, Москва теперь беспокоится о том, что богатые ресурсы ее недостаточно населенного Дальнего Востока в конечном итоге перейдут к Китаю.

Сделка по истребителям Су-35 прекрасно демонстрирует отсутствие доверия между двумя странами. У России все еще есть военные технологии, которые Китай хотел бы получить, однако за прошедшее десятилетие она не продала своему соседу ни одного крупного военного комплекса. Это частично объясняется невыполненными обещаниями Пекина о том, что технологии не будут скопированы. Военные заводы в Шэньяне производят различные версии Су-27 и его преемников, включая истребитель J-15, который сейчас проходит испытания на борту первого китайского авианосца.

Когда в прошлом году стало известно о переговорах по поводу Су-35, Москва настояла на покупке 48 самолетов, хотя Пекин желал приобрести всего лишь четыре. Если сообщения, поступившие на этой неделе, верны, страны договорились о "середине", согласившись на 24 истребителя. Этот заказ России необходим, чтобы продолжать производство, пока новые самолеты-"невидимки" еще находятся в производстве. Ключевые потенциальные клиенты в Сирии, Ливии и Венесуэле уже стали историей.

Одной из причин того, что сделка все же состоялась, может быть тот факт, что Китай больше не желает копировать Су-35. Он создает собственные самолеты-невидимки, такие как J-20, находящийся сейчас на стадии разработки. Су-35 – эт что-то вроде временной меры, призванной усилить китайские войска до ввода этих истребителей в эксплуатацию.

Другая причина полагать, что сделка по Су-35 менее важна, чем кажется, касается Индии. Ей Россия представляет упрощенный доступ к своим технологиям, предпочитая эту страну Пекину, однако Индии не хватает таких сложных самолетов, как Су-35. Однако так как Индия и Россия сейчас вместе разрабатывают новое поколение истребителей-невидимок, что является знаком взаимного доверия, Дели может потерпеть это временное неудобство.

Самой важной деталью в соглашении может являться то, сколько дополнительных двигателей россияне согласились продать Китаю. Производство и дизайн высококачественных реактивных двигателей – это ключевая технология, в которой Китай еще не преуспел, и ходят слухи, что Пекин хочет использовать двигатели от Су-35 для своих своих "невидимок". Остается вопросом то, сколько еше продлится этот технологический разрыв, однако Россия попытается извлечь из ситуации максимальную выгоду.

У Москвы еще есть определенное влияние на Пекин в вопросе энергии. Она согласилась вдвое увеличить поставки нефти, что снизит зависимость Китая от Ближнего Востока. Морские пути через Индийский океан и Малаккский пролив могут быть заблокированы Америкой в случае конфликта – поэтому Пекин и желает платить заплатить "авансом" посредством кредитов.

Однако даже в сфере энергоресурсов влияние России снижается. Переговоры по экспорту природного газа все еще не сходят с мертвой точки из-за цены, что неудивительно, учитывая эффект сланцевой революции на мировом рынке. Китай, возможно, и желает диверсифицировать свои источники энергии, но страна явно не будет испытывать угрызений совести по поводу "сталкивания" Газпрома с другими поставщиками.

Из-за возобновленного интереса США к Азии Москва и Пекин хотят показать, что их отношения сейчас крепки как никогда. Однако за этим фасадом скрывается соперничество, которое будет лишь усиливаться с подъемом Китая. Однажды это может привести преемников Владимира Путина к ситуации Мао Цзэдуна, заставив их искать пути сближения с США, чтобы противостоять угрозе со стороны более могущественного соседа.

Оригинал публикации: Asia"s Great Rivalry

Опубликовано: 27/03/2013

("The Wall Street Journal", США)

Источник - inosmi.ru

Оффлайн elik

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 22222
  • Карма: 80
  • Пол: Мужской
  • Skype: eleke77
Foreign Policy: Россия и Китай - "горькие плоды"
18:51 28.03.2013
"В декабре 1949 года Мао Цзэдун отправился в Москву, совершив свой первый зарубежный визит", - пишет преподаватель филиала Ноттингемского университета в Ниньбо и специалист по советско-китайским отношениям Сергей Радченко в статье для Foreign Policy.

За три месяца до этого Мао объявил о создании Китайской Народной Республики, пишет автор статьи. "Зарождающееся государство еще не сформировалось, и Мао считал важным гарантировать, что новый Китай окажется на правильной стороне истории - коммунистической. Для этого Мао были нужны благословение Сталина и советская помощь", - отмечает он.

В те времена Китай лежал в руинах: там почти не было промышленности и инфраструктуры, науки и технологий; не было военно-морского флота и военно-воздушных сил, но царили невероятная нищета и свирепствовали болезни. У России была современная промышленность, атомное оружие и амбиции супердержавы, приводит исторический контекст поездки Мао Сергей Радченко.

"Мао хотел заключить союзнический договор, который бы позволил Китаю обрести "лицо" на международной арене, но также давал гарантии безопасности против США, экономическую помощь для восстановления и модернизации разрушенной китайской экономики и военную помощь для "освобождения" Тайваня", - пишет историк.

По словам переводчика Мао, тот сказал Сталину, что он хочет того, что "радовало бы глаз и при этом было вкусно", отмечает Радченко.

"Сталин уклонялся от ответа. Он опасался, что более тесные отношения с Мао могут угрожать послевоенным приобретениям Москвы на Ближнем Востоке и, вполне возможно, привести к американской интервенции", - пишет он.

"В конце концов, Сталин пошел на уступки и подписал договор, хотя и с секретными... пунктами, которые гарантировали советские интересы в Маньчжурии. Годы спустя Мао жаловался на то, что в Москве его заставили есть "горькие плоды", - говорится у статье.

"Несмотря на неприятное послевкусие у Мао, подписанное советско-китайское соглашение положило начало переносу технологий и экономической и военной помощи СССР Китаю в беспрецедентном масштабе", - отмечает автор статьи.

Отголоски этой исторической встречи слышны и сегодня: подобно Мао, новый лидер Китая Си Цзиньпин также избрал Россию в качестве страны, куда он нанес свой первый визит, хотя и при совершенно других обстоятельствах, рассуждает историк.

"ВВП Китая легко затмевает российский, страна является мастерской мира, а ее инфраструктура заставляет Россию выглядеть страной третьего мира", - говорится в публикации. Это Си теперь позволяет Путину обрести "лицо", похвалив экономический прогресс России, русскую литературу и самого Путина, с которым, по его словам, у него есть общие черты характера, утверждает Радченко.

И на этот раз Путин хочет получить что-то "вкусное" в результате этого визита. Среди 35 соглашений, подписанных в Москве, есть сделки на поставку российской нефти, газа и электроэнергии в Китай, отмечает автор.

"Последняя партия документов, опубликованных Международным научным центром Вудро Вильсона в Вашингтоне, освещает две унаследованные черты той эпохи, которые продолжают довлеть над российско-китайскими отношениями: неприятие доминирования одной стороны над другой и всеобъемлющее присутствие третьего игрока - США", - полагает Сергей Радченко.

Тем не менее, отношения между Китаем и Россией ближе, чем они когда-либо были с середины 1950-х годов. Две страны координируют свои действия по ключевым международным вопросам, таким как Сирия, Иран и Северная Корея, и тесно сотрудничают в рамках ШОС, отмечает эксперт.

Было бы ошибкой не увидеть идеологический элемент, который сохраняется в теперешних отношениях между Пекином и Москвой, предупреждает автор статьи. Так же, как и в 1950-х годах, в их основе лежит желание увеличить свое влияние в мире за счет Америки, считает он.

Сегодня проблема российско-китайских отношений состоит в сохраняющемся неравенстве между партнерами. Заинтересованность Китая в российских технологиях значительно уменьшилась, и Пекин теперь диктует торговые условия. Но уважение, выказываемое Китаем по отношению к России по таким важным пунктам, как многополярность, придает стратегическому партнерству двух стран большую степень согласованности, говорится в статье.

"Безусловно, учитывая все более уверенное участие Пекина в международных отношениях, (...) даже Путину будет все труднее совместить собственные глобальные амбиции с амбициями своего китайского коллеги. Как и Мао в свое время, Путин еще может почувствовать вкус горьких плодов присоединения к одной из сторон", - заключает автор статьи.

28 марта 2013 г.Сергей Радченко | Foreign Policy

Источник - inopressa.ru

Оффлайн elik

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 22222
  • Карма: 80
  • Пол: Мужской
  • Skype: eleke77
М.Калишевский: Русский с китайцем - братья навек?
00:29 30.03.2013
Недавний визит нового лидера Китая Си Цзиньпина в Москву был характерен, прежде всего, тем, что в России ему предшествовала мощная пиар-кампания, явно призванная подтвердить верность стратегических приоритетов, обозначенных в новой российской "Концепции внешней политики". В этом документе настойчиво педалируется мысль о том, что исторический Запад сегодня находится в состоянии упадка, а центр мировой силы и развития перемещается на Восток, в Азиатско-Тихоокеанский регион. Отсюда делается вывод, что для России ключевым партнером, а желательно, и главным стратегическим союзником становится Китай, а Европа, в частности, Евросоюз, хотя и остается важным фактором, но все-таки превращается в нечто второстепенное.

Кремль тут же постарался продемонстрировать этот тезис на практике, благо, подвернулся удачный случай – почти одновременно с Си Цзиньпинем в Москву приехал председатель Еврокомиссии Жозе-Мануэл Баррозу. Китайского лидера принимающая сторона едва ли не облизывала: Си Цзиньпин побывал в Госдуме, прочел лекцию студентам МГИМО и стал первым иностранным лидером, посетившим Центр оперативного управления вооруженными силами. А вот Баррозу в Москве, можно сказать, зашпыняли (даже "слоном" обозвали, хорошо еще не "козлом", по примеру батьки Лукашенко). Свою роль сыграл, конечно, кипрский кризис, столь болезненно ударивший по загадочным российским "госструктурам". Накопились и другие проблемы, вроде нежелания ЕС предоставлять безвизовый режим обладателям "синих паспортов", то есть потенциальным фигурантам очередного "списка Магнитского". Представляется, однако, что главным побудительным мотивом было все же неудержимое, подростковое по своей природе желание показать кукиш надменным европейцам. Дескать, плевали мы на вас, мы теперь вон с каким паханом корешимся.

Между тем, то, что оказалось "на выходе" завершившихся российско-китайских переговоров, явно несоразмерно масштабам вышеупомянутой пиар-кампании и прочим "китайским церемониям". Правда, подписано около 30 всевозможных соглашений, но как раз они и характеризуют природу и содержание отношений между Китаем и Россией – львиная доля подписанных документов связана с экспортом в Китай российских углеводородов и прочих природных ископаемых, то есть с продолжением и нарастанием процесса превращения России в сырьевой придаток Китая. Параллельно с аналогичным процессом, уже давно происходящим в западном направлении. Так что в упадке Запад или не в упадке, а Россия все равно остается его сырьевым придатком, и кичиться тут нечем. Что же до заклинаний о российско-китайском стратегическом союзе, то звучат они не убедительней песни 50-х годов "Москва-Пекин": "Сталин и Мао слушают нас". Хотя бы потому, что союз с сырьевым придатком вряд ли может быть равноправным.

Еще раз о "духовных скрепах"

В качестве доказательства того, что отныне "русский с китайцем братья навек", как пелось в той старой песне, приводится сам факт совершения первого зарубежного визита нового китайского лидера именно в Россию. Дескать, это и есть свидетельство готовности пекинских товарищей рассматривать своих кремлевских визави в качестве главных внешнеполитических партнеров и раскрыть им встречные объятия для заключения стратегического союза. Казалось бы, глупо задавать вопрос: а зачем, собственно, Китаю стратегический союз с Россией? Сам Си Цзиньпин, находясь в Москве, заявил, что взаимодействие Китая и России необходимо для поддержания стратегического баланса. Если перевести на обычный язык, это означает – для того, чтобы "противовесить" США, то есть "дружить против". Что же, вполне в духе Realpolitik, столь любезной кремлевским стратегам. Другой вопрос, что, во-первых, эта самая Realpolitik является достоянием прошлого и даже позапрошлого века, мягко говоря, не вполне соответствующим современным реалиям, а во-вторых, китайское понимание внешней политики сформировалось задолго до появления Realpolitik и настолько специфично, что кремлевские стратеги, отождествляя его с собственным видением мира, допускают очень большую ошибку. Тем не менее, именно это и происходит. Более того, кое-кто в Москве, поднимаясь над грубой прагматикой, скажем, над теми же углеводородными материями, находит между Россией и Китаем некие "духовные скрепы", призванные обеспечить едва ли не метафизическое единство между этими двумя сущностями. Как это делает, например, Леонид Ивашов, президент некой Академии геополитических наук. Не хотелось бы приводить слишком пространную цитату, однако уж слишком беспредельны многогранность и глубина волнения его геополитической мысли.

Итак, в преддверии появления в Первопрестольной столь желанного китайского гостя г-н Ивашов в одном из интервью сконструировал целую духовно-геополитическую конструкцию: "Россия сегодня может стать для Китая главным партнером не только в экономике, не только в углеводородном сырьевом секторе, но и главным партнером по переустройству мира. И вот здесь два вектора совпадают, и китайский восточный вектор, и российский евразийский вектор, о котором говорили Путин, Назарбаев, Лукашенко. И поэтому новый глава Китайской республики хочет прояснить позиции России – действительно ли Россия уходит с западного направления и хочет обрести союзников на востоке. У Китая геополитика базируется на двух принципах: принцип "стены" – это определенная "автократия" – не пускать в свое пространство то, что не традиционно, не характерно для Китая, то есть этот западный разврат, западную модель финансовой системы, либеральной экономики и т.д. И другой принцип, на котором строится геополитика Китая – это принцип "пути" – идти в мир, нести в мир свои ценности, свои товары, и в то же время брать все ценное, что есть в мире. Это проявляется и сегодня: то, что будет полезно для китайской экономики, для китайской цивилизации в целом, даже на Западе, они будут брать, а "отдавать" будут свои товары, свою культуру. Что касается России - да, Россия не идет по социалистическому пути, но вот те попытки Путина изменить Россию как раз говорят, что Путин готов пойти на плановую экономику, как основу развития государства. И в этом мы близки с Китаем. То, что Россия традиционно отдает приоритеты некой духовности, интеллектуальности, развитию целостности общества – это также совпадает с китайскими подходами. Поэтому посещение Си Цзиньпина – это будет разведка, насколько Россия действительно готова осуществлять свое развитие, сделав приоритетом евразийский вектор, азиатский вектор. Если получится серьезный разговор с Путиным, то тогда уже можно Шанхайскую организацию сотрудничества развивать в большой Евроазиатский союз цивилизаций. […> Принципиальных противоречий нет, если Россия выберет традиционный для себя евразийский путь развития, то вместе с Китаем в рамках нового союза можно создавать и новую экономическую модель, отличную от модели Запада. Что еще положительного видит Китай в сотрудничестве с Россией, так это то, что Россия никогда не ставит во главу угла какие-то внутриполитические вопросы страны-партнера, как это делает Запад: то там права человека нарушаются в Китае, то там юань не девальвируется. Россия в такие дела не лезет, а значит она более выгодный долгосрочный партнер для Китая".

Хочу еще раз извиниться за слишком пространную цитату, тем более что может возникнуть вопрос: а почему нужно уделять такое внимание точке зрения отставного генерала, хотя бы и президента геополитической академии? Однако дело в том, что этот генерал, а также его заместитель Сивков на протяжении последнего десятилетия практически не вылезают из телевизора, выступая в качестве экспертов почти на всех каналах и почти во всех телепередачах, посвященных международной, военно-политической и другой, порой весьма разнообразной, тематике. Судить о качестве подобной экспертизы не очень хочется, это отдельный вопрос, однако можно вспомнить, что весной 2003 года, в самом начале военной операции международной коалиции в Ираке, генерал Ивашов предрек, что американцам и их союзникам будет очень тяжело справиться с "мощной" иракской армией, боевые действия с ней затянутся надолго, причем американцы понесут огромные потери. Когда же "мощная" иракская армия буквально через пару недель развалилась как карточный домик и разбежалась (американские потери на тот момент, если не ошибаюсь, насчитывали порядка сотни солдат), г-н Ивашов объяснил это печальное для своих прогностических дарований обстоятельство очень просто: дескать, иракских генералов подкупили. Но не это главное, а главное, что подобные эксперты просто так, без санкции и соответствующего стимулирования сверху отечественные телевизоры не заполоняют. А их экспертные оценки выполняют там примерно такую же роль, как громогласные заявления Владимира Вольфовича Жириновского, очень часто озвучивающего некие кремлевские "заготовки" и "тренды" и проговаривающий то, что сами кремлевские сидельцы пока стесняются или не считают нужным открыто говорить. В данном случае г-н Ивашов и компания, похоже, выступают рупором самого мракобесного, милитаристско-тоталитаристского, антизападнического и "евразийского", в самом "азийском" смысле этого термина, крыла российской правящей бюрократии. Крыла, которое при Путине, можно сказать, открыто вышло на первый план и по мере деградации и разложения путинского режима постоянно усиливает свои позиции, дабы перехватить власть в "день Х".

Когда генерал Ивашов говорит о том, что, с его точки зрения, объединяет Россию и Китай и способно стать основой для их союза в деле "переустройства мира", он совершенно адекватно отражает взгляды этой части бюрократии на современное мироустройство, ее стремления и предпочтения, цели и задачи, истинные политические взгляды и, естественно, мораль. В общем, все довольно прозрачно: …"определенная "автократия" – не пускать в свое пространство то, что не традиционно, не характерно для Китая, то есть этот западный разврат, западную модель финансовой системы, либеральной экономики и т.д."; "новая экономическая модель, отличная от модели Запада"; "приоритеты некой духовности, интеллектуальности, развитию целостности общества". Нельзя не заметить и сожаления автора по поводу того, что "Россия не идет по социалистическому пути", зато "Путин готов пойти на плановую экономику, как основу развития государства". Утверждения о намерении Путина строить "плановую экономику", видимо, следует оставить на совести г-на Ивашова, хотя это очень интересно и ничего уж совсем невообразимого в такой трактовке планов ВВП нет. На совести автора, конечно же, нужно оставить и вдохновенный призыв к совместной с Китаем борьбе против "западного разврата", поскольку русские понятия о разврате все же ближе к европейским, чем к китайским, и многие вещи в китайской, например, сексуальной культуре могут быть восприняты нами как еще более неприемлемые, чем "разврат" западный.

Но главное здесь не это, главное – "не пускать" и создавать "новую экономическую модель, отличную от модели Запада". То есть изоляция от остального мира и государственная экономика, что в переводе означает режим тотального политического и экономического всевластия бюрократии, - ведь именно это всегда составляло основу российской, китайской и вообще восточной государственности. И именно на такой "особый путь" бюрократия опять хочет окончательно завернуть Россию с помощью того же Китая. Когда российская бюрократия, а, стало быть, российская власть заговаривает о "духовности" (очень удобный термин, в который можно вложить любое содержание), это означает, что готовится какая-нибудь гадость. Типа "развития целостности общества". Ведь в свое время был уже один деятель, тоже очень ратовавший за целостность общества и даже выдавший формулу такой целостности: "Ein Reich, ein Volk, ein Fuhrer!" Ведь что такое отсутствие "целостности"? Это плюрализм, то есть свобода мнений, слова, многопартийность, парламентаризм и прочие подлые западные выдумки.

Наконец, просто умиляет следующий абзац: "Россия никогда не ставит во главу угла какие-то внутриполитические вопросы страны-партнера, как это делает Запад: то там права человека нарушаются в Китае, то там юань не девальвируется. Россия в такие дела не лезет, а значит, она более выгодный долгосрочный партнер для Китая". Абзац, действительно, умилительный, но и саморазоблачительный. По существу говорится: плевать мы хотели на то, что в Китае, например, заключенных, в том числе политических, используют как "сырье" для трансплантации органов или подвергают принудительной стерилизации. Не говоря уже о такой "чепухе", как преследования диссидентов, подавление политических и религиозных свобод, пытки и т.д. Ведь мы сами очень не любим вмешательства в "свои внутренние дела" (для справки – по международному праву соблюдение прав человека не является внутренним делом отдельных стран). Россия, действительно, "в такие дела не лезет", хотя Конституция РФ устанавливает защиту прав человека по всему миру в качестве одной из главных задач российской внешней политики. Но и Конституция, и права человека для наших "геополитиков" тоже чепуха, придуманная подлым Западом для того, чтобы погубить Россию. Вот здесь г-н Левашов прав, обнаружив подлинное духовное родство между кремлевскими и пекинскими товарищами. Рыбак рыбака, как говорится… Да и вообще, в союзниках у СССР, а потом и у Российской Федерации всегда почему-то оказывались исключительно самые гнусные и безжалостные деятели, даже не стоит их перечислять. Вот, стало быть, в каком направлении эти господа-товарищи собираются "переустраивать мир".

Непонятная уступчивость

Однако насколько адекватно в Кремле воспринимают готовность Китая взять Россию в равноправные партнеры в деле этого самого "переустройства"? Вернемся к восторгам по поводу того, что свой первый зарубежный визит Си Цзиньпин совершил именно в Россию. Считать это признаком такой готовности, знаком какого-то особого пиетета по отношению России, судя по всему, преждевременно. Вот, в частности, мнение директора Центра стратегических исследований Китая Российского университета дружбы народов, завотделением востоковедения Высшей школы экономики Алексея Маслова: "Китай не может наносить первый визит в азиатские страны, это нарушает статус китайской стороны, потому что Китай не ездит в Азию первым. Лидеры Китая не могут поехать также на Запад, потому что есть серьезные противоречия, тогда внутри страны лидеру будут говорить, что власти идут в фарватере американской политики. В этом плане Россия - это оптимальный вариант... Но этот визит не является никаким мессиджем в сторону России, Китай скорее решает свои проблемы… Из расчета, что Китаю нужна Россия как такая буферная зона. Россия - важный союзник, потому что она может быть провайдером китайских интересов в Европе, потому что Китая по отдельности многие страны боятся… Если сегодня подчеркивается, что Россия и Китай являются абсолютно равными партнерами, то в ближайшее годы не исключено, что команда Цзиньпина будет подчеркивать зависимый характер России от Китая". Со своей стороны, могу лишь добавить, что определение "провайдер китайских интересов в Европе" вполне можно заменить на "троянского коня". Приведу мнение другого китаиста, доцента кафедры востоковедения МГИМО Владимира Корсуна: "Центральную Россию китайцы рассматривают в основном как трамплин для проникновения в Европу".

Посмотрим, однако, каков результат последних российско-китайских переговоров. Подписано, действительно, много соглашений, в том числе даже соглашение о сотрудничестве в области кролиководства. Правда, большинство подписанных документов – меморандумы, то есть по существу протоколы о намерениях. Всевозможной конкретике еще предстоит пройти переговорную стадию. Среди самых важных, по мнению экспертов, документов - соглашения об увеличении поставок российских углеводородов в Китай и строительстве новых веток трубопроводов. В частности, подписанный Газпромом и китайской нефтегазовой корпорацией CNPC договор назван председателем правления Газпрома Алексеем Миллером "стратегическим". В соответствии с этим документом, стороны определили восточный маршрут из газопровода "Силы Сибири" в качестве приоритетного направления поставок газа из России в Китай, хотя, по данным экспертов, Россия настаивала на западном варианте. Однако китайцы на это не согласились. Определен срок долгосрочного контракта - это 30 лет с началом поставки в 2018 году. Зафиксированы объемы годовой поставки российского газа в Китай: 38 миллиардов кубических метров газа с возможностью увеличения до 60 миллиардов кубов. Стороны планируют подписать юридически обязывающие основные условия контракта в июне этого года и до конца года подписать долгосрочные контракты. Отвечая на вопрос, достигнута ли договоренность по цене, г-н Миллер ответил, что достигнута договоренность, что цена "будет определяться на основе формулы". Известно, что Россия рассчитывает на увеличение цены на нефть. Хотя она все равно будет ниже средней мировой цены, но выше той, которую Россия получала. Если, конечно, китайцы согласятся.

По мнению обозревателей, визит нового китайского лидера в Москву может способствовать возобновлению поставок в Китай российского оружия. Центральное телевидение Китая (CCTV) сообщило, что было, в частности, подписано рамочное соглашение о поставках 24 истребителей Су-35. Эта информация вызвала у ряда военных экспертов неприятные воспоминания. Как известно, в 2003 году Китай, воспользовавшись положениями действовавших контрактов на лицензионную сборку 200 истребителей Су-27СК (под обозначением J-11), разорвал соглашения, фактически лишив российскую сторону половины ожидавшегося дохода. Причиной разногласий стали нарастающие скандалы вокруг версии самолета J-11B. Фактически, речь шла о том, что китайцы произвольно начали вносить в проект изменения и выпускать уже собственную машину, основываясь на российской интеллектуальной собственности – естественно, без малейшей компенсации. Китай в процессе реализации контракта решил, что уже не хочет собирать машину по исходному проекту, и пытался совершенствовать истребители "на ходу", что не понравилось российской стороне.

Возникает законный вопрос: а не выкинут ли китайцы снова подобный же фокус? Здесь самое главное – объем поставки. Если опасаться, что Китай купит минимально-достаточное количество машин и просто разорвет контракт, то надо настаивать на твердых поставках максимально возможного числа истребителей. Поначалу (эти сведения в "РИА Новости" приводит российский обозреватель Константин Богданов) ходили слухи о возможных объемах поставки, желаемых российской стороной, – не менее 70-75 машин. Китай хотел лишь 10-12 самолетов. Некоторые эксперты указывали тогда, что "меньше сотни продавать смысла вообще не имеет". Год назад речь шла уже о 48 машинах, притом, что эти цифры полагались нижним допустимым пределом. Но китайцы и такое количество брать не хотели. Теперь вот 24 самолета. Выводы напрашиваются сами. Правда, "рамочное соглашение" - это опять же не твердый контракт, а лишь расширенный вариант договоренности о намерениях. Недаром на днях из Москвы последовало нечто вроде опровержения указанных военно-технических договоренностей.

Кстати, именно торговлю оружием эксперты считают той областью, которая имеет конфликтный потенциал для российско-китайских отношений. Россию раздражает китайская, скажем так, недобросовестность в этом вопросе, существуют и опасения, что российское оружие в будущем может быть использовано против самой России. А Пекин уже сейчас не очень доволен поставками российского вооружения Индии и Вьетнаму и сам становится все более активным игроком на рынке вооружений, превращаясь в конкурента России. Впрочем, в Кремле, похоже, преисполнены оптимизма, который опирается, видимо, на уверенность в прочности "духовных скреп" и взаимного неприятия Запада. И потому не разделяют опасений, демонстрируя в отношении Китая уступчивость, совершенно немыслимую по иным направлениям внешней политики.

Союзник или вассал?

Уступчивость эта присутствует и в других областях, где интересы России и Китая, скажем так, далеко не во всем совпадают. Возьмем, например, Центральную Азию. Позволю себе еще раз процитировать российского китаиста Алексея Маслова: "Сегодня явных конфликтов между странами нет. Но Россия и Китай претендуют на одно и то же влияние в Центральной Азии, возможно, будет столкновение интересов по Дальнему Востоку. Сегодня эти конфликты не проявились, но они возможны. Наши бывшие (советские) республики оказываются нашими конкурентами по поставкам в Китай нефти, газа. Прежде всего, это Казахстан. В этом плане Китай либо перекупает, либо уводит у нас наших бывших союзников… Ссора невозможна, есть точки трения, которые могут отдалить страны друг от друга: борьба за влияние в Казахстане, Таджикистане, Узбекистане, желание Китая активно присутствовать на российской территории..."

Допустим, ссора невозможна, но во что может превратиться стратегический союз, к которому так стремятся наши "евразийцы"? Возьмем ШОС (Шанхайскую организацию сотрудничества), именно ее генерал Ивашов столь пламенно призывает превратить в "большой Евроазиатский союз цивилизаций", известно, против кого направленный. Не секрет, что эта конструкция мыслилась как инструмент сохранения и упрочения доминирующих позиций России в регионе при вспомогательной роли Китая. Однако иллюзорность российского "водительства" в Шанхайской организации наиболее отчетливо проявилась на саммите ШОС в Душанбе в конце августа 2008 года, то есть сразу же после российско-грузинской войны. Российская пропаганда активно цитировала абзац из принятой на этом саммите декларации, где говорилось, что страны ШОС "поддерживают активную роль России в содействии миру и сотрудничеству в данном регионе", то есть в Абхазии и Южной Осетии". Однако в душанбинской декларации ШОС не было ни слова осуждения Грузии и, тем более, ни слова о возможности признания независимости Абхазии и Южной Осетии. Напротив, присутствовала чрезвычайно четкая поддержка принципа территориальной целостности стран-участниц, и от имени ШОС на этот счет подтверждались соответствующие гарантии.

А вот это, пожалуй, самый интересный момент. В Кремле, похоже, так и не поняли, что же такое подписал Медведев в Душанбе 28 августа 2008 года. А подписал он по существу декларацию о гарантиях территориальной целостности стран Центральной Азии, предоставленных этим странам не кем-нибудь, а Китайской Народной Республикой. Поскольку никаких других гарантий на постсоветском пространстве после открытого и явного попрания Россией территориальной целостности одной из стран СНГ (то есть Грузии) попросту не осталось. И в странах Центральной Азии это должны прекрасно понимать.

После событий лета 2010 года в Киргизии, когда Россия и возглавляемая ею ОДКБ, можно сказать, оконфузились, не так уж трудно представить, что в следующий раз какая-либо из центральноазиатских стран, оказавшаяся в кризисной ситуации, обратится за помощью именно к Китаю, и просьба будет благосклонно принята. А может быть, и просьба не понадобится. Если, например, в результате исламистского восстания в какой-либо из постсоветских стран создастся серьезная угроза дестабилизации в китайском Синцзян-Уйгурском автономном районе. Вот так ШОС из "дееспособного инструмента политики России в Центральной Азии" ненавязчиво превратили в инструмент поглощения этой самой Центральной Азии Китаем.

Но можно ли гарантировать, что речь идет только о Центральной Азии? Согласно концепции "стратегических границ и жизненного пространства", на основе которой развивается Народно-освободительная армия Китая (НОАК), "жизненное пространство используется для обеспечения безопасности, жизнедеятельности и развития страны и для сильных держав далеко выходит за рамки их государственных границ". При этом "эффективный контроль, осуществляемый в течение продолжительного времени над стратегическим районом, который находится за пределами географических границ, в конечном итоге приведет к переносу географических границ".

Долговременная программа строительства вооруженных сил КНР предполагает, что на нынешнем, втором этапе развития китайских вооруженных сил (2010-2050) НОАК должна превратиться в силу, "гарантирующую расширение стратегических границ и жизненного пространства". (Цит. по "Независимая газета", 22.02.08). На этом фоне, мягко говоря, настораживающе выглядели масштабные учения китайской армии (например, учения "Куюаэ-2009" - крупнейшие за всю историю КНР), при проведении которых трудно было не заметить моделирования массированной сухопутной наступательной операции на территории России. И это заметили даже высшие российские военные, как правило, очень позитивно настроенные к братанию с Китаем и на дух не переносящие НАТО. Так, в сентябре 2009 года тогдашний начальник Главного штаба российских сухопутных войск генерал-лейтенант Сергей Скоков, рассуждая о военных угрозах, заметил: "Если мы говорим о Востоке, то это может быть многомиллионная армия с традиционными подходами к ведению боевых действий: прямолинейно, с большим сосредоточением живой силы и огневых средств на отдельных направлениях".

Но в Кремле, по-видимому, были слишком сильно очарованы "азиопско-евразийскими" прожэктами "а-ля Дугин" и просто не хотели замечать нависающей над Центральной Азией, да и над самой Россией, мощной тени Поднебесной. В том же сентябре 2009 года Медведев подписал "Программу сотрудничества на 2009-2018 гг. между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири России и северо-востока КНР", включившую более 200 совместных проектов. По этой программе Россия отдает в совместную разработку природные месторождения широчайшего спектра полезных ископаемых к востоку от Урала. Причем Китай согласен строить перерабатывающие производства и на российской территории, только в том случае, если на них будут заняты китайские рабочие и при китайском участии в административном контроле. Та же программа предполагает расширение пограничных пропускных пунктов и "укрепление российско-китайского сотрудничества в сфере трудовой деятельности". Получается, что Китай получил на то самое "продолжительное время" (9 лет) тот самый "эффективный контроль над стратегическим районом за пределами географических границ", который, в самом деле, может привести к "переносу географических границ".

Пускай китаисты меня поправят, но, по-моему, в китайском политическом словаре вообще нет такого понятия как "союзник" в смысле равноправного партнерства. А внешне наиболее близкий по значению термин было бы правильнее перевести как "вассал Поднебесной". Похоже, что в Кремле невольно, а, скорее, вольно движутся именно к такому союзу, и перспектива получать "ярлык на княжение" в Пекине нынешних российских верховных бюрократов отнюдь не смущает. Может быть, они мыслят себя кем-то вроде "собирателей земель русских" (типа московских князей – Юрия Даниловича, Ивана Калиты, Симеона Гордого и далее), которые, выпросив ярлык в Орде, по ордынскому приказу и с ордынской военной помощью отправлялись в карательные набеги по Руси, уничтожая своих ориентированных на Запад политических конкурентов (Тверь, Новгород и др.), пытавшихся противиться Орде, и устанавливая там ордынские политические порядки. Да, их последователь и продолжатель Иван III впоследствии избавился от "сюзеренитета" ослабевшей Орды. Но это о московских князьях Герцен сказал: "Москва спасла Россию, задушив все, что было свободного на Руси". Наши бюрократы с погонами и без по личностным и политическим масштабам в Иваны III, конечно, не годятся и Россию, в том числе "свою", то есть бюрократическую, авторитарную и так далее, не спасут. Скорее всего, постараются "сдать" ее старшим товарищам из Пекина – пусть те разбираются.

Ну, и какова в этом случае перспектива? Сейчас многие заворожены спринтерским разбуханием китайского "дракона". И не хотят прислушиваться к опасному бурчанию в его животе, который все больше распирают "газы" множества противоречий. Это отдельная история, о которой автору этих строк в числе других обозревателей уже приходилось писать. Сейчас лишь сошлюсь на уже упоминавшегося синолога из МГИМО Владимира Корсуна: "Конфуцианская мораль приспособлена для роста, но не для развития. Оно действительно способствует экономическому росту. С одной поправкой: именно экстенсивному росту, а не развитию. Оно учит много и добросовестно трудиться и копить добро, но поддерживает культ традиций и не приветствует стремления личности выделиться. Китай, в основном, копирует иностранные образцы, нередко занимаясь беспардонным промышленным шпионажем. Можете вы назвать хоть один раскрученный китайский бренд? Тем более, в плане фундаментальных исследований мало чем можно похвастаться. Если мы хотим сделать технологический рывок, надо учиться не у континентального Китая, а у Тайваня".

А что такое Тайвань, а вместе с ним Япония и Южная Корея? При всей специфике – это "восточный Запад" со всеми его институциональными параметрами, в том числе и со "стремлением личности выделиться", а, значит, иметь соответствующие права и свободы. Это, вообще, свойственно человеку, обладающему личным достоинством. Так же как и стремление к переменам, жить во время которых, согласно древней китайской пословице, большое несчастье.

Михаил Калишевский
29.03.2013

Источник - Фергана.Ру

Оффлайн / iv /

  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 44
  • Карма: 6
Интервью c Чжан Эньлянем (мэр города Хэйхэ)

А. ВЕНЕДИКТОВ – Господин мэр, что является самым трудным в работе мэра такого странного города как Хэйхэ?

ЧЖАН ЭНЬЛЯН - Вы знаете, наверное, у Хэйхэ уникальное географическое расположение, находится очень близко от города Благовещенск и поэтому занимает особое место в развитии экономики. Несет большую ответственность в сфере развития сотрудничества между Китаем и Россией. Мы конечно со своей стороны высоко оценили визит Си Цзиньпина в РФ. Но я считаю, что отношения между государствами лежат в основе дружбы между народами. На самом высшем уровне принимают решения по укреплению отношений между нашими странами. А все конкретные планы осуществляются именно на нашем уровне. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, для меня, мэра города самое главное – как мне надо осуществить те решения, те постановления, резолюции, которых добились на самом высшем уровне. В прошлом город успешно развивал свое сотрудничество с Россией. В будущем такое сотрудничество получится еще лучше. Нам предстоит задать больше вопросов в этом смысле. Поэтому для меня в настоящее время самая главная задача – разрешить вопрос по переходу между нашими городами.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В чем проблема, господин мэр?

ЧЖАН ЭНЬЛЯН - Допустим, построить большой мост через реку Хэйлунцзян, Амур. Я хорошо помню, что прошло 18 лет, как наш премьер обменялся нотами в Москве с вашим премьером. Но для развития экономики, для повышения товарооборота между нашими городами переход занимает очень важное место, тем более для общения между простыми людьми. Поэтому без моста нам сложно будет. Поэтому строительство большого поста через реку это я так думаю, что общая мечта и народа города Хэйхэ и народа Амурской области. Все мы мечтаем об этом. Как я уже сказал, когда построим большой мост, это будет иметь особое значение для повышения товарооборота между нашими городами, и тем более для простых людей, допустим, они могли бы позволить себе на своей машине покататься, допустим, в Благовещенск, амурчане могли бы позволить себе то же самое.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы пустили бы сюда машины с левым рулем из Благовещенска?

ЧЖАН ЭНЬЛЯН - Город уже открыт для российских граждан. Как называется - народная свободная зона. Российские граждане могли бы просто при наличии заграничного паспорта просто приехать к нам, просто по заграничному паспорту. Мы постараемся, чтобы в недалеком будущем российские граждане могли бы позволить себе на своей машине приехать к нам в город Хэйхэ. Но если был бы мост, было бы намного проще.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В общем, 18 лет мечтать это долго, господин мэр.

ЧЖАН ЭНЬЛЯН - Да. В принципе с нашей стороны все уже почти к строительству большого моста готово. И документы, разрешения, и компания, претендующая на строительство большого моста и средства финансовые. И я хорошо знаю, что Олег Николаевич Кожемяко, губернатор области тоже стремится всеми усилиями к этому проекту. И мне сказали, что вроде уже есть какие-то положительные результаты. Наверное, в апреле или мае будет церемония по проекту большого моста. Но для этого нужна помощь со стороны министра транспорта РФ. Допустим, по оформлению всех необходимых документов и так далее.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я спрошу у господина министра.

ЧЖАН ЭНЬЛЯН - Было бы еще лучше, если бы вы смогли пригласить его к нам.

А. ВЕНЕДИКТОВ – На открытие моста, тогда придется ждать еще 18 лет.

ЧЖАН ЭНЬЛЯН - С вашей помощью мы все-таки добьемся этого. Желательно со стороны радиостанции «Эхо Москвы», вы всегда будете обращать свое большое внимание на строительство большого моста. Это очень хорошо. Допустим, когда будем закладывать фундамент, когда уже половина построена, допустим, когда окончательно построен мост, короче желательно, что будете всегда следить за этим проектом.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи я перед поездкой сюда, спросил господина Шувалова, первого вице-премьера правительства России: на что нужно обратить внимание, что ему кажется важным здесь. И он мне сказал: обрати внимание на возможность канатной дороги между Благовещенском и Хэйхэ. Как господин мэр относится к этому проекту?

ЧЖАН ЭНЬЛЯН - Инициатором этого проекта является российская сторона. Но с нашей стороны мы конечно тоже собираемся оказывать ей свою помощь и поддержку. В будущем я бы очень хотел надеяться на то, что между пунктами пропуска Хэйхэ и Благовещенска будут переходы и на воздухе, и на реке и под рекой. Допустим, по воздуху канатная дорога, чтобы туристы могли бы любоваться природой обеих сторон. А на реке – большой мост через реку Амур. А под рекой это канал. Туннель. Когда допустим, все проекты будут осуществлены, это будет иметь очень большое значение для развития города Хэйхэ.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи некоторые люди в Москве говорили мне, что много российских граждан стали покупать квартиры у вас в Хэйхэ. В основном пенсионеры. Во-первых, беспокоит ли это вас?

ЧЖАН ЭНЬЛЯН - Нам бы очень хотелось, чтобы российские граждане у нас и покупали квартиры и отдыхали просто себе на здоровье и жили у нас городе. У нас есть такое намерение, что будем строить русскую деревню, русский городок. Именно уже с учетом того, какие допустим, традиции у русских, какие они планы хотят видеть в этом городе. Желательно и вы будете у нас приобретать.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я подумаю. Тем не менее, есть ли у вас какие-то цифры, господин мэр, сколько российских граждан уже постоянно живут в Хэйхэ и сколько граждан Китая или горожан живет в Благовещенске уже постоянно?

ЧЖАН ЭНЬЛЯН - Ну конечно, я хочу сказать, что я, честно говоря, не разбираюсь в конкретных цифрах, но точно знаю, что немного. Наверное, в будущем это будет такая тенденция, что допустим, российские граждане у нас покупают квартиры. Но пока маловато. Наверное, по мере развития города, даже будет такая возможность, что китайские граждане покупают там свою квартиру. У нас есть планы именно по строительству приграничной зоны развития экономики. Допустим, с нашей стороны мы оградим земельный участок, с вашей стороны тоже будет такой участок земли, в этой зоне мы будем совместно развивать какие-то промышленные предприятия.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Правильно я понял, промышленные предприятия?

ЧЖАН ЭНЬЛЯН - Да, промышленные. И высокотехнологичные. Если допустим, в будущем такие предприятия будут работать и заниматься у нас в этой специализированной зоне, тогда мы получим от государства какую-то льготную политику именно для таких предприятий. Таким образом, наверное, появится еще больше желающих покупать квартиры и у нас и у вас.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи, можете ли вы, господин мэр, сказать, приезжает ли в город Хэйхэ на постоянное место жительство молодежь?

ЧЖАН ЭНЬЛЯН - Таких очень мало. На постоянное жительство. Но бывают такие молодые люди, молодожены приезжают на несколько дней просто на отдых к нам в город.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Тогда будущее города, если молодежь не приезжает, оно какое? Вообще если молодежь не приезжает, какое будущее Хэйхэ?


ЧЖАН ЭНЬЛЯН - Да, это очень актуальная проблема для нас. Многие студенты уехали отсюда, поступили в вузы, по окончании вузов начали жить и работать в других крупных городах. Допустим, Пекине, Шанхае. Вместе с тем, есть большая доля из них, которая возвращается по окончанию вуза в свой родной город и живет и работает здесь. Потому что город, сама экология у нас в городе очень чистая. Просто для проживания это очень идеальное место. Но конечно, многие молодые люди сейчас живут и работают в Пекине, но с другой стороны они иногда чувствуют себя не так хорошо. Наверное, знаете там такая туманная погода, пробки на дорогах. Иногда чувствуют себя, хотят покинуть такой крупный город. Но сейчас с течением времени все больше молодых людей знают, что можно выбирать и маленький город и там хорошо жить. Что город сам по себе развивается.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи, рабочие места в каких отраслях народного хозяйства вы предлагаете молодежи в городе?

ЧЖАН ЭНЬЛЯН - Сложно сказать, на какие именно работы претендуют в основном молодые люди. У каждого по-своему, свое мнение. Наверное, самое главное это найти любимую работу. Раньше, допустим, молодые люди все предпочитали поступать на работу или устроиться в государственные органы, госслужащими, допустим, быть мэрами. Но некоторые уже осознали, что это, наверное, не один из самых хороших вариантов. Они сейчас свободно выбирают себе профессию.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Они-то выбирают, а что вы им предлагаете?

ЧЖАН ЭНЬЛЯН - У нас допустим, такая льготная политика для молодых людей, если они хотят заниматься бизнесом. Мы поселяем их. С другой стороны когда у нас учредят промышленные и какие-то предприятия, это для молодых людей тоже одна из возможностей устроиться на работу. Допустим, если мы с российской стороной учредим какое-то совместное предприятие, это предоставляет молодым людям возможность устраиваться. Чем больше таких предприятий совместных, тем больше шансов для молодых людей. Допустим, для переводчиков, которые знают либо китайский, либо русский язык.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Последний вопрос, господин мэр. У нас на «Эхо Москвы» каждому гостю мы задаем один и тот же вопрос, всем министрам, мэрам, президентам, которые были на «Эхо Москвы» мы задавали один и тот же вопрос. Этот вопрос называется: первый рубль. В вашем случае это первый юань. Расскажите, пожалуйста, как вы своей жизни заработали и потратили первые деньги. Например, президент Клинтон рассказал нам, что он заработал тем, что косил траву у соседей на лужайке. Они ему заплатили доллар. А президент Ширак сидел с ребенком у соседей и так заработал первый франк. Как baby sitter. Как няня. Так вот мой вопрос мэру народного правительства города Хэйхэ Чжану Эньляну. Как он заработал и потратил свой первый юань.

ЧЖАН ЭНЬЛЯН - Хочу сказать, что не один юань я заработал. Первая моя зарплата. Где-то 100 юаней, по-моему, было. Я тогда отдал всю свою зарплату родителям. А мои родители отдали это в банк на сберкнижку для того чтобы в будущем потратить на женитьбу. На свадьбу.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Заработал-то где?

ЧЖАН ЭНЬЛЯН - Управление по развитию зерновых ресурсов, район Большого Хингана как простой рабочий.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А сколько лет было мэру тогда?

ЧЖАН ЭНЬЛЯН - 22 было.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть даже на мороженое не потратил?

ЧЖАН ЭНЬЛЯН - Я не все отдал родителям, а чуть-чуть себе.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Все-таки оставил. Спасибо большое, господин мэр.


http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/1042372-echo/

Оффлайн elik

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 22222
  • Карма: 80
  • Пол: Мужской
  • Skype: eleke77
Крупнейший банк из Китая открыл подразделение в Москве

Второй по величине банк Китая China Construction Bank (CCB) обзавелся «дочкой» в Москве. Соответствующая запись о регистрации ООО «Чайна Констракшн Банк» была накануне, а именно 4 марта, внесена в Книгу государственной регистрации.

Дочернее подразделение китайский банк отрыл с заявленным уставным капиталом в 4,2 миллиарда рублей. Расположится оно в одном из зданий в Лубянском проезде, что напротив Политехнического музея.

Это не первый опыт работы China Construction Bank в условиях российского рынка, однако ранее банк обходился в России небольшим представительством. Неподдельный интерес же к здешнему банковскому рынку эта китайская кредитная организация начала открыто проявлять еще в 2011-ом году.

В рейтинге Bloomberg China Construction Bank занимал солидное 16-е место среди крупнейших кредитных организаций мира по уровню капитализации. По состоянию на конец 2012-го года китайский банк располагал капиталом в 200 миллиардов долларов. Для сравнения, находящийся на пятой строчке Блумберга другой крупнейший китайский банк Industrial & Commercial Bank of China (ICBC) имеет в своем распоряжении 233 миллиарда долларов.

Интересно, что 6 марта Совет Федерации одобрил принятые Госдумой РФ поправки в закон, запрещающие иностранным банкам и прочим кредитным организациям открывать свои филиалы на территории России.

Оффлайн Jazz.Mansion

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 105
  • Карма: 3
  • Пол: Женский
  • Skype: jazz.mansion
Л.Васильев: Россия и Китай - итоги посткоммунизма
06:43 03.04.2013
Важный элемент любой власти – строгая социальная дисциплина и на ее основе консенсус

Обе великие страны были на десятилетия ввергнуты в гигантский социополитический эксперимент. Идеологи-вожди искренне верили в правоту обуревавшей их идеи и не считали парадоксом исходить из того, что слабо развитый, а то и вовсе еще отсутствующий собственный капитализм (занесенный извне с чужими его носителями не в счет) – лучший помощник в их деле, ибо способствует развитию пролетарской революции. Они понимали, что у них не тот пролетариат, что завещал Маркс, что до революции им далеко, могут не дожить, но сознавали, что крестьянская беднота с ее идеалами примитивного равенства и справедливости, с вековой ненавистью к богатым и процветающим может все заместить. Им недорого стоило переинтерпретировать марксизм, а победу над врагом – богатыми – они мыслили не иначе как с помощью не просто принуждения и насилия, но в результате столь варварски кровавого террора, по сравнению с которым французских якобинцев с их гильотиной можно считать детьми малыми.
На этом сходство кончается и выступают различия. Они прежде всего в том, каким было население России и Китая. Важный элемент любой власти – строгая социальная дисциплина и на ее основе консенсус. Либо это есть, либо нужно создать. Обычно это итог долгого процесса социализации. У нас вместо дисциплины и консенсуса издавна господствовал неумолимый и неистребимый раскол, порожденный неласковой к людям нашей историей. Уничтожение зараженных враждебным Западом сословий, в основном городских, красный террор, коллективизация, голодомор, ГУЛАГ, репрессии. Как оказалось, Россия наша разительно отличается от Китая. Как, впрочем, и от передового Запада. Вот давайте в этом и разберемся.
Конфуцианская гуманность
Китай в начале ХХ века был отсталой страной с бедным населением. Но высокая гуманистическая его цивилизация в чем-то была близка европейской гуманности эпохи Ренессанса. В 1974-м мы с Д.Е.Фурманом написали статью Христианство и конфуцианство. Много воды утекло, кое-что можно и подкорректировать. В частности – хотя это тогда не было артикулировано – подчеркну главное: гуманизм христианства и этика протестантизма в новоевропейской их модификации сопоставимы с гуманностью учения Конфуция (551–479 до н.э.). Сходство в том, что тысячи лет китайской цивилизации, как и примерно тот же срок, выпавший на долю иудео-христианской и антично-буржуазной цивилизации Запада, сумели немалого достичь в процессе формирования высокой этики и мудрого гуманизма. В сочетании с практицизмом великих мыслителей именно это способствовало социализации населения в обоих регионах, что привело их к строгой социально обусловленной и внутренне осознанной дисциплинированным населением толерантной и основанной на консенсусе гуманности. Как показывает наше время, именно это делает Запад и страны дальневосточно-юговосточно-азиатского конфуцианского региона сходными.
О конфуцианстве написано много. Вкратце напомню основное: это учение о том, как должно порядочному, достойному или, как принято в синологии, благородному человеку (цзюнь-цзы) жить, вести себя, что считать важным и чем ни коем случае не поступиться. Принцип его поведения – следование нормам неколебимой морали, в основе которой гуманность и чувство осознанного долга, строгий ритуал и почтительный к людям церемониал, что проявляется в уважительном культе предков и старших. В отличие от мелкого ничтожного человечишки (сяо-жэнь) с его пристрастием к наживе и выгоде и с соответствующим поведением, цзюнь-цзы думает не об этом, а о стремлении к высшему пути истины и справедливости (дао). Достижение же этой столь благородной цели не в том, чтобы думать о смерти или о том свете, а в том, чтобы улучшить жизнь на этом. Человек, стремящийся к идеалу цзюнь-цзы, учил Конфуций, обязан постоянно трудиться с целью достичь максимума возможного в этой жизни, используя все способности и прилагая великое старание в сочетании с высоким уровнем самоконтроля при постоянном самоусовершенствовании и соревновании с другими. Успех в жизни измеряется объективной системой нескольких туров беспристрастных публичных экзаменов, которая в наши дни известна всем, но придумана и воплощена в жизнь китайцами.
Этот принцип жизни напоминает этику протестантов в трактовке М.Вебера. Она общеизвестна, а в современном Китае это примечательное сходство определяет успехи страны. Впрочем, нечто в том же роде сыграло ту же роль в Японии, Корее, на Тайване и в Сингапуре, в странах с заметным компонентом мигрантов из Китая, хуацяо, – Малайзия, Таиланд, Филиппины, Индонезия. И малая примесь хуацяо одолевает, пусть не во всем, местную цивилизационную основу, даже если она, как в Индонезии, исламская либо, как на Филиппинах, католическая. Ситуация свидетельствует о великой внутренней силе конфуцианства, умеющего приспособиться к любой внешней среде и исподволь влиять на нее с неизменным успехом. В этом смысл успехов региона в наши дни. Проявляется он наиболее отчетливо в самом Китае.
Пережив в ХХ веке многое, от крестьянского сопротивления в форме движения ихэтуанейс их даосско-буддийскими заклинаниями (эти религии следует расценивать как деструктивную женскую силу инь, противостоящую упорядоченному конфуцианскому мужскому началу ян) до утопии маоизма, страна выстояла. Мало того, закалилась в борьбе и с легкостью начала это демонстрировать. Современный Китай, бывший символом незнакомой с буржуазией восточной мировой деревни, стал с удивительной для такой гигантской страны скоростью изменяться. Ныне он – некая причудливая смесь великой конфуцианской традиции, высокоразвитых буржуазных рыночно-частнособственнических связей и марксистско-коммунистического авторитаризма – на глазах превращается в эталон современного мирового буржуазного города, если не во всем безупречного, то стремящегося быть вровень с заповедями великого Учителя.
Низменная выгода и нажива в стране допускаются, но контролируются. Соревнование и самоусовершенствование во имя движения к истинно справедливому дао (оно отождествляется ныне с социализмом по-китайски) поощряются и стимулируются. А авторитарное государство с его привычной строгостью далеко от марксизма советских большевиков. Оно, конечно, еще близко к социализму советского типа, но отлично от него тем, что сделало де-факто основой системы хозяйства капитализм. А вот современные китайские чиновники-бюрократы ганьбу ближе к конфуцианским ученым-шэньши, нежели к советским партфункционерам. И эти сходства и различия очень много значат; они определяют процесс эволюции. Полагаю, что такого рода синтез удовлетворил бы А.Д.Сахарова, писавшего в весьма желаемом стиле о подобной конвергенции. Только добавлю, что возможна она лишь в Китае, но не у нас. И этот печальный вывод, давно уже понятный каждому, но не очень-то пока объясненный специалистами, весьма заслуживает того, чтобы быть предельно ясным для всех.
Россия и вестернизация
История России с китайской, к сожалению, несравнима. Конфуция у нас не было. Его заместили пришлые варяги и полученное из ориентализованной Византии православие с ненавистью к западным католикам и появившимся позже протестантам. Зависть не имела общего ни с соревновательностью, ни со стремлением к самоусовершенствованию. И жизнь православно-русских ни к чему такому не располагала. Им с подсечным их земледелием, которое вынуждало раз в несколько лет менять истощенное поле с отсутствовавшим гумусом на новое, было, как говорится, не до жиру, быть бы живу. А частая смена полей и поселений, сопровождавшаяся разделом хозяйств и обычно разрушением привычных семейно-клановых связей, не проходила бесследно.
Она рождала небрежение в быту, скудость усилий по налаживанию хозяйства (зачем, если скоро уходить на новые места?), ослабление контактов между поколениями. Вместе с замкнутостью крестьянских общин-миров с их боязнью новаций и влияния со стороны чужих баланс в целом был заведомо отрицательным. И на этой основе складывалась основа общинной матрицы, со временем ставшая нормативной традицией 80–85% населения Руси-России. Суть сводилась, как то бывает, к противостоянию своего чужому: все неизвестное опасно и нежелательно, потому неприемлемо (культурологи это именуют манихейством). С принятием православия эта традиция, резко усилившись, приняла отчетливый антизападный вектор, не изменившийся и с нашествием татар. Это и понятно: татары с их насилием не несли с собой перемен и вообще не вмешивались в жизнь деревни, ограничиваясь данью и карательными походами в случае неповиновения. Иное дело Запад, влияние которого возросло, когда добрая половина Руси во главе с Киевом стала, стремясь уйти от татар, Литовской Русью, открытой для западного влияния.
Это влияние активно способствовало ускорению эволюции литовских (западных) русских, да и условия жизни были там предпочтительней, далеко не сплошные леса без гумуса. Отсюда рождение отечественного кредо: на неправославном Западе живут лучше нашего, но тем хуже для них. А когда русские избавились от татар и из ордынского улуса неимоверными усилиями Иванов III и IV Русь стала самодержавной Московией, выяснилось, что без помощи передового Запада не обойтись. Московский каменный Кремль строили итальянцы. Даже Казань взять можно было, лишь используя опыт западных подрывников. Словом, без Запада страна продвинуться далее вперед была не в состоянии. Но этот вполне понятный вывод шел вразрез с матричной нормативной традицией.
Великая Смута (начало XVII века), сопровождавшаяся тесным контактом с Западом, продемонстрировала непрочность самодержавной власти, что едва не завершилось воцарением польского королевича Владислава. Она была переломной. Самодержавие после Смуты стало мягче, а надежной его опорой оказались дворяне, для содержания которых была избрана форма поместий с закрепленными за ними крепостными (другой не было). Крепостничество как феномен обычно и не зря сопоставляют с рабством американских негров на южных плантациях США. В глазах европейцев то и другое в XVII–XIX веках выглядело недопустимым. Но другого выхода в условиях сложившейся системы хозяйства не было. Гражданская война в США и великая реформа в России произошли одновременно, в 60-х годах XIX века. Но сколь разным был результат! В США, где не было феодального прошлого, началось бурное развитие капитализма с быстрым успешным продвижением во всех сферах жизни. В России неподготовленные к свободе крепостные (а их было много больше, чем освобожденных рабов в США) не приняли реформу, что привело через полвека к триумфу большевиков, умело использовавших это недовольство и затем силой подавивших его.
Итак, Россия – это не США. И вообще не Запад. Но она не вполне и Восток, не дальневосточный и не ближневосточно-исламский. Казалось бы, она самобытна и именно такой должна быть. На подобной позиции стоят у нас многие, одни с уклоном в сторону святой Руси, другие – в сторону имперской мощи. О святой Руси всерьез говорить нечего. Если бы не Петр I, России ныне скорее всего просто не было бы. Кто бы защитил ее? Три богатыря с копьями? А вот для сильной империи нужен был как воздух Запад. И не просто его помощь. Нужно было активное заимствование всего западного, причем не только оружия, но и образования. Это вестернизация, которая после Великих географических открытий и освоения передовой Европой всего неевропейского мира была для мира вне Европы тем свежим воздухом, без которого ему было очень трудно жить. Да, за это пришлось чем-то платить, но игра стоила свеч. Достаточно заметить, что одно лишь избавление от хронического голода и высокого уровня смертности позволило всему этому миру за последние века численно возрасти в десять, если не больше, раз. Но вернемся к России.
XVIII и особенно XIX век были периодом вначале слабой, а затем, с Екатерины II, очень сильной и осознанной вестернизации. Но важно учесть: коснулась она лишь части городского населения (10–15%) и не затронула энергично противившейся этому традиционной крестьянской общины-мира. Образование и вестернизация были исключительным уделом высшей знати, дворянства и правящей бюрократии, позже и широкого слоя разночинной городской интеллигенции. Французский язык и немецкие университеты пусть для немногих, но стали нормой. Результат оказался потрясающим. Дворяне ездили за границу и получали там образование, а в XIX веке в России стало уже несколько активно работавших университетов. И образованные русские, число которых не превышало 1–3% населения империи, создали – не забудем этого – ту очень высокую отечественную культуру, которая оказалась гордостью России. Остается только подчеркнуть, что без вестернизации этого не было бы. Стоит также упомянуть, что городские русские – это не коренные и не крепостные, а напротив, в массе своей метисы, этнически разные потомки мигрантов, преимущественно западных, отчасти крещеных татар, которые готовы были воспринять все лучшее и внести в тезаурус мировой культуры нечто великое.
Казалось бы, после катастрофы ХХ века и развала СССР обновленная Россия могла бы вернуться к величию отечественного XIX века. Но этого не случилось, так как культурная часть русского города оказалась вырезана либо выслана большевиками (прочие бежали), а тысячелетняя общинная матрица, не имевшая отношения к образованию и к демократической традиции, весьма гармонично сочеталась с советско-большевистским режимом, отчего он так легко победил. Матрица, продолжавшая воздействовать на большинство населения, энергично препятствовала восприятию незнакомой и чуждой ей западной традиции. А без желательного отношения к ней страна оставалась негодной для капитализма, который принял после неизбежного крушения СССР уродливый характер, по всем основным параметрам противоречащий тому, на чем стоит Запад и чем был силен конфуцианский Китай.
В итоге передовой буржуазный Запад и Китай со всем его регионом развиваются и процветают, а Россия, живущая наподобие Африки в основном за счет ресурсов, свое проедает и в отличие от Африки понемногу вымирает. И если поставить вопрос, почему так, ответ напрашивается: образ жизни и очень несходные основополагающие идеи и соответствующие им институты с создавшими их религиозно-цивилизационными нормативами, а также вытекающие из них неодинаковая ментальность и различные этические и политические стандарты определили судьбу разных регионов.
Об интеллектуальном потенциале
Каковы перспективы России? Очевидно, дело не сводится к системе хозяйства, хотя это весьма значимо, особенно для коренных русских. Подсечно-огневое земледелие ушло в прошлое еще в XVII веке. Но община-мир с ее социопсихологическими и ментально-мировоззренческими традициями оставалась неизменной и не поддавалась воздействиям извне, если только это не долговременная и целенаправленная мощь репрессии. Но эти репрессии могли преобразовать общину в колхоз, но не могли сделать из общинников фермеров. Для этого нужно было не насилие, а воспитанная веками, осознанная этико-социальная дисциплина, конфуцианская либо либерально-демократическая антично-буржуазная гуманность. Без этого варварство с легкостью не исчезает, скорее консервируется. Община может стать колхозом, но крестьянин легко не превратится в фермера.
Практически это значит, что первоосновой эволюции являются разум и генерируемая им высокая идея, разработанная мудрыми концепция. Также и осознание массами разумности такой концепции. Это и создает конечный эффект. Если разума недостаточно, идеи и концепции не мудры, то осознание ситуации дает совершенно иной результат, что хорошо видно, в частности, на примере арабской весны. Оценку же деятельности разума и значимости интеллектуального потенциала мудрецов дает сама жизнь. Пока что она решительно высказывается за антично-буржуазно-протестантскую, как и обогащенную капитализмом конфуцианскую мудрость. Больше того, для всех тех, кто в этом не убежден (а их, вне всяких сомнений, много), напомню, что обе эти концептуальные системы интеллектуально близки и делают акцент на главном – на достижении практическо-прагматической цели.
И хотя эта цель у ранних протестантов (трудиться изо всех сил во имя благословения Бога и достижения царствия небесного) не вполне сходна с китайско-конфуцианской, о загробной жизни не мечтавшей, они сходны. И в Китае существует великое Небо. Оно там воспринимается как абстрактно-контролирующая сила, санкционирующая добродетель и наказывающая порок. И если вдуматься, ситуация окажется до предела единой: мощь интеллекта в обоих этих случаях направлена на то, чтобы быть угодным Высшей силе не раболепием перед ней, что с древности было характерным для отставших, а добротной практической деятельностью на Земле. Отсюда и результат. А России, к великому сожалению, похвастать в этом смысле почти нечем. В практике отечественного быта раболепие вытесняло инициативу. Коммунисты заменяли мощь интеллекта палкой и полагали, что этого достаточно. Стоит заметить, что большевики, которым подфартило встретить на своем пути отсталую общину и победить с ее помощью, получили в награду ту же колхозную общину и без палки обойтись не могли. Но это – хотя и не только это – и означало приговор им.
И здесь снова выступает на авансцену принципиальная разница между ними и современными китайскими их еще коллегами из КПК. Эти после Мао сделали осознанную ставку на свою традицию – и с ней победили. Потому что она насыщена разумом и практическим резоном, доступным каждому иимплицитно оснащенным великой мудростью, неотъемлемой частью которой является пусть не эксплицитно выраженный, но постоянно присутствующий призыв учиться всему полезному у кого угодно. Главное только понимать, что полезно. Здесь можно и ошибиться, чему примером недавнее прошлое Китая (вспомните и север Кореи), но важно заметить и исправить ошибку. В Китае это сделать оказалось удивительно легко, потому что практический разум и нехитрые принципы великого Учителя доступны каждому и многими веками работают в этой стране естественно, практически автоматически. К этому и сводится мощь китайского интеллектуального потенциала.
И что удивительно, потенциал этот успешно работает не только в самом Китае, но и во всем регионе. Более того, даже малая часть его успешно работает, что легко заметить на примере стран с компонентом китайцев хуацяо. Важно учитывать основное, предельно успешную интеллектуальную традицию, разум и генерируемые им идеи, которые отражены в институтах, соответствующим образом ориентирующих население и способствующих его воспитанию. И здесь я снова возвращусь к проблеме христианство и конфуцианство, с которой начинал. Как выясняется в наши дни, эти две доктрины, казалось бы, очень далекие друг от друга, хотя в чем-то соприкасающиеся, на деле оказываются более близкими, чем можно было себе представить даже несколько десятилетий назад.
Близки они в реальной стимулирующей практическую деятельность силе и в заложенной в них интеллектуальной мощи. Эффективность воздействия этого на людей, на те миллиарды населения, которые ныне добились и продолжают добиваться наиболее значимых результатов, немало значит. Ведь если сегодня мир и смотрит с надеждой на какие-то страны, способные на то, чтобы вытащить его из тисков кризиса, так это именно передовой Запад и успешно соревнующийся с ним китайско-конфуцианский регион. И, если и есть надежда на то, что мир еще можно спасти от катастрофы, связанной с перенаселением его миллиардами бедных и обездоленных и угрозами со стороны левых, а еще больше воинствующих исламистов, то это только интеллектуальная и преобразующая мощь именно этих регионов.
А как же с Россией?
Россия наша не схожа ни с Западом, о чем все давно знают, ни с Китаем, что многим непонятно. Несходство в том, что парламентарная либеральная демократия на Западе гарантирует общество от беззакония и вынуждает власть обслуживать его, чего у нас и в помине нет. В Китае ту же роль играет далекое от парламентаризма, либерализма и демократии, также и от религии конфуцианство, нормативы которого воспитывают благородство и гуманность, уважение к старшим и пиетет перед мудростью прошлого. Они ведут людей по пути старания и самоусовершенствования, нестяжания и соревновательности, близкой к церемониалу дисциплинированности и осознанного стремления к успеху. Как выясняется в наши дни, комплекс передового Запада, как и отличный от него конфуцианский, оказываются наиболее подходящими для успешного развития.
В России, что с легкостью просматривается, со всем этим, мягко говоря, дело обстоит не слишком гладко. Старших не очень уважают, мудрость прошлого (где она?) не чтут, детей к постоянному самоусовершенствованию приучают не часто, а социальной дисциплине уделяют не слишком много внимания. Перечень несходств легко продолжить. Достаточно обратить внимание на обилие сяо-жэнь с их пристрастием к наживе и выгоде. Потому и неудивительно, что разница влияет на результат, имея в виду выход из тупика марксистского большевизма. Что Китаю после Мао далось с завидной легкостью (то же рано или поздно будет с КНДР), у нас просто никак не получается. Кричащий разрыв между богатством и безнаказанностью привилегированных и весьма убогим существованием большинства, постоянные внутренние раздоры, злоба и ненависть, резкие столкновения на этноконфессиональной почве буквально на каждом шагу. И нет надежд на справедливый суд. Неудивительно и то, что дает о себе знать ностальгия неприспособленных к самостоятельному существованию людей к советскому прошлому. Богатых клеймят, а к коммунистам, чье господство в недавнем прошлом принесло столько зла, напротив (вот она, матрица, свои и чужие!), многие относятся спокойно, с сочувствием.
Этот багаж, естественно, не дает оснований рассчитывать на то, чего уже достиг и продолжает достигать Китай. Мы разные и, видимо, должны, к большому сожалению, принять это как факт. Это не значит, что при благоприятном стечении обстоятельств и неожиданно возникшей некоей случайности положение дел не сможет измениться в лучшую сторону. В прошлом не раз так бывало. Но согласимся, расчет на это – слабое утешение.

03.04.2013 Леонид Васильев
Живите комфортно!

Оффлайн Jazz.Mansion

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 105
  • Карма: 3
  • Пол: Женский
  • Skype: jazz.mansion
А.Солодовникова: Российские трубы малы Китаю. И пока непонятно, кто оплатит расширение
10:48 06.04.2013
"Ъ" стали известны детали соглашения по увеличению экспорта российской нефти в Китай. "Роснефть" договорилась с CNPC о графике поставок, реконструкции нефтепровода Сковородино-Мохэ и условиях продажи сырья будущему совместному Тяньцзиньскому НПЗ. При желании стороны могут пролонгировать договор с 25 до 30 лет. Но остается вопрос финансирования расширения нефтепроводов ВСТО и Сковородино-Мохэ. "Роснефть" пока согласилась только на модернизацию последнего, что стоит как минимум в пять раз меньше, чем необходимое расширение магистральной трубы.

В распоряжении "Ъ" оказалось межправительственное соглашение о расширении сотрудничества между Россией и Китаем в сфере торговли нефтью, подписанное 22 марта. Среди прочих условий в нем указан график поставок по "приоритетному направлению" - нефтепроводу Сковородино-Мохэ: "Роснефть", как уполномоченная организация, с 1 июля по 31 декабря экспортирует в Китай до 800 тыс. тонн, в 2014 году - 2 млн тонн, с 1 января 2015 года до 31 декабря 2017 года - по 5 млн тонн в год и с 1 января 2018 года до 31 декабря 2037 года - до 15 млн тонн. Стороны могут увеличить срок соглашения еще на пять лет.

Два других маршрута поставок, о которых ранее сообщал глава "Роснефти" Игорь Сечин, в соглашении указаны лишь косвенно. Так, в документе говорится, что "Роснефть" и CNPC могут определить "иные направления", по которым смогут транспортировать с января 2014 года 7-10 млн тонн в год в течение пяти-десяти лет для снабжения НПЗ на западе Китая. Также указывается, что после ввода в эксплуатацию Тяньцзиньского НПЗ (совместный проект "Роснефти" и CNPC) российская сторона обязывается поставлять на него 9,1 млн тонн в год, из которых 4,6 млн тонн будет закупать китайская компания.

Таким образом, с учетом всех направлений "Роснефть" рассчитывает на максимальное увеличение объемов поставок в Китай на 34 млн тонн. В целом же объем достигнет 49 млн тонн - с 2010 года "Роснефть" совместно с "Транснефтью" поставляет в Китай ежегодно 15 млн тонн нефти до 2030 года. Из-за того что стороны не смогли договориться по формуле стоимости в рамках этого контракта, CNPC стала недоплачивать за российскую нефть, и в результате России пришлось пойти на уступку: Китай получил от "Роснефти" и "Транснефти" страновую скидку - $1,5 с барреля нефти. В текущем межправительственном соглашении вопрос цены адресован к конкретным договорам компаний. Источник "Ъ", знакомый с их условиями, говорит, что они будут аналогичны действующему договору с той же скидкой.

Однако реализация соглашения потребует дополнительных вложений. Для прокачки оговоренного объема нефти в восточном направлении нужно расширить нефтепроводы ВСТО и Сковородино-Мохэ, уточняет другой собеседник "Ъ", знакомый с ситуацией. По его словам, "Транснефть" настаивает на том, чтобы увеличение мощности трубопроводов оплачивала "Роснефть", но сама нефтекомпания готова лишь проложить дополнительную трубу параллельно короткому (100 км) Сковородино-Мохэ. В "Роснефти" от комментариев отказались. "Позиция компании понятна: стоимость модернизации российской части отвода (Сковородино-Мохэ.- "Ъ") составляет $300 млн, а дополнительные пять-шесть нефтеперекачивающих станций по ВСТО - это вопрос $1,5 млрд",- говорит источник "Ъ", знакомый с планами компании.

Пока в межправительственном соглашении оговорена только "реконструкция нефтепровода Сковородино-Мохэ до 1 января 2015 года" для расширения на 5 млн тонн. Каким образом труба будет модернизирована до 2018 года, чтобы прокачивать 15 млн тонн, не ясно. Указано лишь, что "стороны создадут условия" для этого.

Источник "Ъ" на рынке утверждает, что месторождения "Роснефти" с учетом запасов ТНК-BP, которую в марте приобрела госкомпания, могут обеспечить необходимые объемы для поставок в Китай уже к 2018 году с учетом Ванкорского (ожидается, что на пике добыча на нем достигнет 25 млн тонн нефти), Куюмбинского и Верхнечонского месторождений. Нефть принадлежавшего ранее ТНК-BP Самотлора, которая сейчас почти вся идет в западном направлении, по словам собеседника "Ъ", будет направлена в Китай через Казахстан в рамках своповых операций. Москва и Астана еще в феврале предварительно согласовали, что "Роснефть" будет поставлять 7 млн тонн нефти на казахский НПЗ в Павлодаре, а "Казмунайгаз" - столько же нефти в Китай по Атасу-Алашанькоу. В такой ситуации собеседник "Ъ" оценивает дефицит российской нефти в западном направлении к 2018 году в 10 млн тонн.

Анна Солодовникова
Газета "Коммерсантъ", №59 (5090), 05.04.2013

Источник - kommersant.ru
Живите комфортно!

Оффлайн elik

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 22222
  • Карма: 80
  • Пол: Мужской
  • Skype: eleke77
 Чудовищный проект российско-китайского газопровода "Алтай" заморожен. Не дадим убить природу!
21:15 12.04.2013
Заместитель председателя правления ОАО "Газпром" Валерий Голубев заявил, что после переговоров президента России Владимира Путина с лидером КНР Си Цзиньпином проект строительства газопровода "Алтай" "заморожен". Об этом пишет пресс-служба Госсобрания Республики Алтай со ссылкой спикера Эл Курултая Ивана Белекова.

Недавно Белеков посетил Ямбургское месторождение на Ямале, где, среди прочего, обсудил с Голубевым перспективы строительства газопровода "Алтай". Зампред правления "Газпрома" отметил, что теперь, в соответствии с итогами переговоров между Китаем и Россией, газопроводы пойдут по восточной части страны.

Как уже сообщало ИА REGNUM, в конце марта состоялся визит нового китайского лидера Си Цзиньпина в Москву. В рамках этого визита прошли, в частности, переговоры между "Газпромом" и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC), был подписан меморандум о поставках российского газа по "восточному маршруту". Для поставок по этому маршруту планируется построить газопровод "Сила Сибири" до Приморья, где будет организовано производство сжиженного природного газа.

Комментируя этот документ, эксперты предполагали, что Россия и Китай решили отказаться от реализации другого трубопроводного проекта, - газопровода "Алтай", переговоры о строительстве которого "Газпром" и CNPС ведут уже семь лет. В соответствии с последним меморандумом, именно "восточный маршрут" определен сторонами в качестве приоритетного. "И хотя прямо об этом нигде не говорится, но, похоже, строительство газопровода "Алтай" по "западному маршруту" больше не стоит в повестке дня. Во всяком случае, в ходе значимого в российско-китайских отношениях визита Си Цзиньпина в Москву (он совершил первый международный визит в новом качестве именно в Россию) о газопроводе "Алтай" речи не шло", - комментировали итоги визита алтайские СМИ.

Официальных комментариев "Газпрома" на эту тему не поступало. Глава Республики Алтай Александр Бердников на последней пресс-конференции в начале апреля говорил, что "переговоры о строительстве газопровода продолжаются".

 
Напомним, в рамках проекта "Алтай" предполагается строительство газопровода для поставок природного газа с месторождений Западной Сибири в Китай через западный участок российско-китайской границы. Планируется, что трасса газопровода пройдет по территориям шести субъектов РФ: Республика Алтай, Алтайский край, Новосибирская область, Томская область, Ямало-Ненецкий автономный округ и Ханты-Мансийский автономный округ. Как отмечал руководитель "Газпрома" Алексей Миллер, строительство газопровода "Алтай" начнется "только после заключения контракта купли-продажи газа с китайской стороной".

Этот проект вызывает протесты экологов, на которые, впрочем, ни власти, ни корпорация не реагировали. Как в свое время отмечало ИА REGNUM, если проект не будет реализован, то по экономическим мотивам, а не из-за протестной активности противников строительства газопровода.

Источник - ИА REGNUM

Оффлайн Jazz.Mansion

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 105
  • Карма: 3
  • Пол: Женский
  • Skype: jazz.mansion
Я.Марчук: Спокойные отношения Китая и России - вцепятся ли медведь и дракон друг другу в глотку?
06:50 24.04.2013
Китай усиливает свою мощь и во многих сферах уже начинает наступать на пятки своему могущественному соседу - России. Хотя Москва и Пекин связаны совместными интересами и общей проблемой под названием США, их партнерство очень шатко. Из-за чего китайский дракон и российский медведь могут вцепиться друг другу в глотки?

Что было одним из главных политических достижений второго президентского срока Владимира Путина? Как заявил он сам, - передача фрагмента российской территории иностранному государству. Точнее - 170 квадратных километров земли на островах Тарабаров и Большой Уссурийский на Амуре и Уссури. Эти территории достались Китайской Народной Республике. Таким образом удалось урегулировать граничный спор, который привел в конце 60-х годов в к серии столкновений между двумя государствами. Почему же россияне решили через столько лет подписать теоретически невыгодное для них соглашение? Причиной был страх.

Россия всегда смотрела на Китай с позиции более сильного соседа. Сейчас впервые в истории это положение начало меняться. Китай стал восходящей державой, а времена российской славы, как кажется, уже уходят в прошлое. Это подтверждают цифры. В 2009 году ВВП России уменьшился на 7,5%, тогда как ВВП Китая вырос на 8,5%. В 2011 году российский ВВВП составлял 1,85 триллиона долларов, китайский - 7,3 триллиона.

Экономический прогресс отразился и на военной сфере. У Советского Союза не возникало сомнений в способности своей армии отразить сухопутное нападение китайских войск. Между тем два года назад главком сухопутных войск России Александр Постников признал, что подведомственные ему подразделения в технологическом плане уступают китайским. Это произошло после того, как в 2006 и 2009 годах Пекин провел военные учения, которые ясно продемонстрировали, что он способен осуществить наземную атаку на Россию. Если бы это произошло сейчас, у россиян, судя по всему, не осталось бы иного выхода, кроме как применить для обороны ядерное оружие.

Это не означает, что Путин пошел навстречу китайцам, чтобы избежать войны. Если принять во внимание политику гармоничного развития Китая (базирующуюся на стимулировании экономики) и шести-семикратное ядерное превосходство россиян, до войны еще далеко. Москва хотела просто обезопасить себя на будущее, поскольку аппетит китайского дракона растет по мере того, как он набирается сил. Урегулировав граничный вопрос, Россия лишила Китай повода для предъявления новых требований, а заодно вычеркнула из тематики переговоров тему, которая могла негативно отразиться на перспективах российско-китайского сотрудничества.

Что связывает и разделяет Россию и Китай?

Россиян и китайцев объединяет общая проблема. Она называется США. Оба режима уже сыты по горло американским доминированием и мечтают об изменении глобального расклада сил. Как показывает пример войны в Сирии, где Москве и Пекину удалось общими усилиями не допустить интервенции международных сил в эту страну, такое сотрудничество может принести вполне ощутимые результаты. И это лишь начало, потому что обоим государствам есть что друг другу предложить.

Китайцам для развития своей экономики нужны российские природные ресурсы, а россиянам - новые рынки сбыта, китайские инвестиции и технологии. Китайское экономическое чудо с определенной точки зрения тоже вдохновляет Москву: оно показывает теоретическую возможность существования такой модели общественно-экономического развития, которая могла бы стать альтернативой западной демократии. Модели, которая гарантирует рост благосостояния государства без передачи власти подверженному сменам настроения обществу.

Таким образом складывается впечатление, что для партнерского сотрудничества между китайским и российским колоссами есть множество оснований. Однако в действительности все сложнее. В 2009 году Россия с помпой запустила в Китай нефтепровод "Восточная Сибирь - Тихий океан" (ВСТО). Инвестиция финансировалась из китайских кредитов, а россияне подписали договор, по которому они обязались в течение ближайших 20 лет поставить 300 млн тонн нефти по цене 50-57 долларов за баррель. Для Москвы этот контракт невыгоден: сейчас цены за баррель колеблются на уровне 85-100 долларов.

Другой пример сложных бизнес-контактов - это торговля вооружениями. С одной стороны, россияне остаются самым крупным поставщиком Китая, с другой - ни для кого не секрет, что тот занимается копированием российской техники, а потом продает ее на африканских и азиатских рынках, что, в свою очередь, вредит российским интересам, традиционно ориентированным на эти регионы. Насколько китайцам удалось преуспеть в этой сфере, показывает отчет шведского аналитического центра Stockholm International Peace Research Institute (SIPRI): экспорт вооружений из Китая вырос за 2008-2012 годы на... 168%, благодаря чему Пекин попал в пятерку крупнейших поставщиков оружия. Уже сейчас в российских и украинских кругах, связанных с оборонной промышленностью, звучат мнения, что в ближайшие годы китайцы займут на рынке место россиян. И их опасения не вызывают удивления.

К нефти и оружию можно добавить еще отрицательный баланс в торговле с Китаем и усиливающийся поток китайской миграции в Россию - в первую очередь, в Сибирь, из-за чего все чаще говорится о растущей зависимости этой богатой природными ресурсами, но малонаселенной части российского государства от китайского соседа. Некоторые эксперты выдвигают даже тезис о китайской колонизации Дальнего Востока и "африканизации" всей России. В такой перспективе она воспринимается Китаем как сырьевая база, а не, как наверняка хотелось бы Кремлю, равноправный партнер.

Это рассорит "дракона" и "медведя"?

За внешне благоприятным течением сотрудничества с Китаем скрывается борьба России за сохранение независимости от усиливающегося соседа. Ставка велика, поскольку российское государство может из союзника Пекина превратиться в его сырьевой придаток. Ближайшие годы покажут, удастся ли россиянам добиться на этом поприще успеха. Это будет нелегко, особенно если принять во внимание, что для обострения отношений (которые в самом крайнем случае могут перерасти даже в вооруженную конфронтацию) поводов существует немало. Одной из потенциально взрывоопасных точек может оказаться Средняя Азия, которая традиционно считалась сферой российского влияния, а сейчас стала объектом растущего интереса со стороны китайского руководства. Это показывает хотя бы нарушение российской монополии на транзит нефти и газа из Казахстана и Туркмении, а также превращение Китая в основного торгового партнера региона. Остается, однако, неясным, решится ли китайская сторона бросить открытый вызов политическим влияниям России в этой части мира.

Не исключено, что поводом для обострения отношений станет Арктика. Китай не скрывает своего интереса к ней и демонстрирует его, например, укрепляя сотрудничества с Норвегией и Канадой в сфере разработки арктических месторождений. Москва полагает, что право на добычу полезных ископаемых вокруг Северного полюса должно быть закреплено за пятью государствами: Россией, США, Данией, Норвегией и Канадой. И, что совершенно естественно, Пекину не слишком нравится эта точка зрения.

Оригинал публикации: Delikatne stosunki Chin i Rosji - czy smok i niedźwiedź rzucą się sobie do gardeł?

Опубликовано: 23/04/2013

("Wirtualna Polska", Польша)
Ярослав Марчук (Jarosław Marczuk)

Источник - inosmi.ru
Живите комфортно!

Оффлайн Jazz.Mansion

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 105
  • Карма: 3
  • Пол: Женский
  • Skype: jazz.mansion
"Къ": Российский атом плывет в Китай. КНР может закупить ПАТЭС для энергоснабжения шельфа
06:23 25.04.2013
Китай предложил "Росатому" создать СП по строительству и эксплуатации плавучих АЭС (ПАТЭС) по российской технологии. Атомные энергоблоки, разработанные для потребителей Крайнего Севера, могут быть использованы для энергоснабжения нефтегазовых месторождений на шельфе КНР. Это может создать рынок сбыта для ПАТЭС, наладить их серийный выпуск и, возможно, удешевить. Но получат ли китайцы заказы на неатомную часть плавучих энергоблоков, пока неясно.

Вчера глава "Русатом Оверсиз" (входит в "Росатом"; занимается продвижением отечественных атомных технологий за рубежом) Джомарт Алиев заявил, что "Росатом" может создать СП с Китаем по строительству и эксплуатации плавучих атомных электростанций. "Китайские коллеги" предложили идею СП, "которое было бы совместно проинвестировано Россией и Китаем, создало бы определенный флот и потом его совместно эксплуатировало", пояснил он, не уточнив, от какой компании поступило предложение. По словам господина Алиева, технологическое сотрудничество на текущей фазе отношений не является предметом проработки, речь идет только о коммерческой целесообразности. В "Русатом Оверсиз" уточнили, что вопрос находится в проработке и сумма инвестиций пока не определена.

Проект ПАТЭС предполагает строительство серии несамоходных судов, на каждом из которых устанавливается по два атомных реактора КЛТ-40С суммарной мощностью 70 МВт. ПАТЭС должны снабжать электроэнергией и теплом удаленные прибрежные города и поселки. Первая из них - "Академик Ломоносов" - предназначена для чукотского Певека; она с 2008 года достраивается на Балтзаводе, подконтрольном Объединенной судостроительной корпорации (ОСК). В прошлом году ОСК и "Росэнергоатом" (заказчик ПАТЭС в России) согласовали суммарную стоимость проекта на уровне 20,6 млрд руб.

В "Росэнергоатоме" пояснили, что "Академик Ломоносов" является референтным блоком, на котором отрабатывается технология. На проектные показатели, в том числе по экономике, проект выйдет только при серийном производстве. По данным "Росэнергоатома", серийная ПАТЭС должна стоить на 30% дешевле, чем первая станция (см. "Ъ" от 8 октября 2012 года). Но российских заказов для запуска серии может не хватить: в материалах "Росатома" обычно предлагалось не более пяти-шести мест установки плавучих энергоблоков на территории России (помимо Певека это Вилючинск, Петропавловск-Камчатский, Тикси, Диксон, Черский).

Но ПАТЭС задумывалась и как экспортный проект для стран Азии, Африки и Америки. Но до сих пор никаких экспортных контрактов не заключено, хотя российская сторона обсуждала ПАТЭС со многими странами. В 2011 году проект наряду с другими направлениями сотрудничества был внесен в протокол российско-китайской подкомиссии по ядерным вопросам. А в декабре 2012 года гендиректор "Росэнергоатома" Евгений Романов рассказывал, что обсуждалась и возможность строительства всей неатомной части ПАТЭС за рубежом - в Китае или Корее.

Источник в отрасли говорит, что переговоры с "Росатомом" по вопросу о СП вела China National Nuclear Corporation (CNNC) - одна из нескольких компаний КНР, развивающих атомную энергетику. В Китае могут использовать ПАТЭС для снабжения крупных нефтегазовых месторождений на шельфе, добавляет он. Собеседник "Ъ" предполагает, что для этого может потребоваться "флот" из плавучих АЭС, поскольку предполагаемое потребление составит до 1,5 ГВт. Но он не уточнил, будут ли использоваться для строительства китайские кораблестроительные мощности.

По словам Надежды Малышевой из PortNews, сейчас большинство китайских верфей недозагружены, поэтому многие предприятия "готовы предлагать демпинговые цены". По данным источников "Ъ" среди судостроителей, в КНР недозагружено около 60% верфей. Но госпожа Малышева уточняет, что в Китае "зачастую есть проблемы по качеству, высоки риски по срыву сроков выполнения заказов, при этом верфи уклоняются от финансовых обязательств за затягивание проектов". Поэтому "большой вопрос, насколько выгоднее будет строить корпуса ПАТЭС в Китае, возможно, логичнее и надежнее делать это в Корее или на отечественных верфях",- резюмирует она.

В ОСК считают, что "с учетом сроков проектирования и подготовки заказы на ПАТЭС, скорее всего, появятся не раньше, чем через шесть-восемь лет". По словам гендиректора ООО "Балтийский завод - Судостроение" Александра Вознесенского, "речь о строительстве серийных ПАТЭС пока не шла", но когда этот вопрос возникнет, он будет решаться "исходя из загрузки завода по ледокольным контрактам". Сейчас на Балтзаводе строится головной ледокол мощностью 60 МВт (стоимость контракта - $36,9 млрд руб.) верфь рассчитывает получить заказ и на два серийных ледокола общей стоимостью более 86 млрд руб. Источники "Ъ", знакомые с ситуацией, говорят, что из-за загрузки "дорогими ледокольными заказами" строительство серии ПАТЭС Балтзаводу "может быть мало интересно".

Владимир Дзагуто, Егор Попов
Газета "Коммерсантъ", №72 (5103), 24.04.2013

Источник - kommersant.ru
Живите комфортно!

Оффлайн Jazz.Mansion

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 105
  • Карма: 3
  • Пол: Женский
  • Skype: jazz.mansion
Foreign Policy: Чего Китай и Россия не понимают в "мягкой силе"
20:02 30.04.2013
Чего Китай и Россия не понимают в "мягкой силе"

Пекин и Москва пытаются выглядеть привлекательно – и терпят жалкую неудачу.

Когда журнал Foreign Policy опубликовал в 1990 году мой очерк "Soft Power" (Мягкая сила), никто не мог ожидать, что когда-нибудь этим термином воспользуются такие люди как Ху Цзиньтао и Владимир Путин. Однако Ху заявил на съезде компартии в 2007 году, что китайцам надо наращивать свою мягкую силу. А Путин недавно в выступлении перед российскими дипломатами призвал шире использовать мягкую силу. Но похоже, ни первый, ни второй лидер не понимает, как достичь своих целей.

Сила это способность воздействовать на других для достижения необходимых результатов. Воздействовать можно тремя способами: принуждением, деньгами и привлекательностью. Если ты можешь включить в свой арсенал мягкую силу привлекательности, то тебе удастся сэкономить на кнутах и на пряниках. У такой усиливающейся державы как Китай, чья растущая экономическая и военная мощь пугает соседей, заставляя их создавать коалиции в качестве противовеса, имеется рациональная стратегия, включающая в качестве составляющего элемента мягкую силу. Благодаря ей Китай кажется менее страшным, и создающие противовес коалиции становятся менее эффективными. А державе в состоянии упадка, какой является Россия (а до нее была Британия), остатки мягкой силы помогают смягчить удар от падения.

Мягкая сила страны зиждется в основном на трех ресурсах: ее культуре (где эта культура привлекает остальных), ее политических ценностях (когда страна придерживается этих ценностей у себя дома и за рубежом) и ее внешней политике (когда она выглядит легитимной, нравственной и авторитетной). Но слить эти ресурсы в единое целое порой очень непросто.

Скажем, создание Института Конфуция в Маниле, чтобы учить людей китайской культуре, помогает порождать и применять мягкую силу. Но шансов на это становится гораздо меньше, когда Китай запугивает филиппинцев, предъявляя свои претензии на риф Скарборо. Путин тоже заявил своим дипломатам, что приоритеты сдвигаются в сторону использования "мягкой силы", укрепления позиций русского языка. Но как отметил после спора с Грузией российский ученый Сергей Караганов, России приходится "использовать жесткую силу, в том числе, военную, потому что она живет в гораздо более опасном мире … и потому что у нее мало мягкой силы, то есть, социальной, культурной, политической и экономической привлекательности".

В значительной мере мягкую силу Америки создает, не государство, а гражданское общество – все, начиная с университетов и фондов, и кончая Голливудом и поп-культурой. Иногда Соединенным Штатам удается сохранять в определенной мере свою мягкую силу благодаря критичному и никем не ограничиваемому гражданскому обществу – и вопреки действиям государства, которое такую мягкую силу подрывает (например, вопреки вторжению в Ирак).

В своей новой книге "China Goes Global" (Китай становится мировой державой) профессор Университете имени Джорджа Вашингтона (George Washington University) Дэвид Шамбо (David Shambaugh) показывает, как Китай тратит миллиарды долларов на "наступление очарованием", пытаясь укрепить свою мягкую силу. Китайские программы помощи Африке и Латинской Америке никак не сдерживаются опасениями по поводу несоблюдения прав человека в странах-получательницах – в отличие от помощи со стороны Запада. Китайцы любят широкие жесты. Но несмотря на все свои усилия, Китай мало получает взамен. Опросы показывают, что мнение о китайском влиянии положительное в значительной части Африки и Латинской Америки, но в основном отрицательное в США, Европе, а также в Индии, Японии и Южной Корее.

Даже триумфы китайской мягкой силы, такие как Пекинская олимпиада 2008 года, быстро утратили свою новизну и превратились в негатив. Вскоре после отъезда последних зарубежных атлетов Китай закрутил гайки местным активистам-правозащитникам, и это подорвало достижения его мягкой силы. Опять же, выставка в Шанхае в 2009 году стала огромным успехом, но вскоре после этого был отправлен за решетку нобелевский лауреат Лю Сяобо (Liu Xiaobo), а на экранах появились кадры пустующего кресла на церемонии в Осло. Путин, видимо, тоже рассчитывает на укрепление мягкой силы в результате Сочинской олимпиады. Но если он будет и дальше подавлять инакомыслие, сделать это ему не удастся.

Китай и Россия допускают ошибку, думая о том, что главный инструмент мягкой силы это государство. В сегодняшнем мире информации в избытке, но внимания не хватает. А внимание зависит от авторитета и убедительности. Государственная пропаганда редко бывает убедительной. Лучшая пропаганда это не пропаганда. Несмотря на все усилия по превращению агентства "Синьхуа" и китайского центрального телевидения в конкурентов CNN и Би-Би-Си, зарубежных зрителей и слушателей у резкой пропаганды немного. Как отмечалось на страницах Economist по поводу Китая, "партия не восприняла мнение господина Ная о том, что мягкая сила произрастает от отдельных людей, от частного сектора, от гражданского общества. Поэтому государство прибегает к рекламе древних культурных символов, полагая, что они вызовут общемировую симпатию". Однако мягкая сила работает иначе. Как отметил Пан Чжунъин (Pang Zhongying) из Китайского народного университета (Renmin University), это демонстрирует "скудость мыслей" у китайских руководителей.

Развитие мягкой силы это необязательно игра с нулевых исходом. Все страны выиграют, если найдут друг друга привлекательными. Но для достижения успеха Китаю и России надо соизмерять слова и дела в своей политике, быть самокритичными и в полной мере раскрывать таланты своих гражданских обществ. К сожалению, произойдет это еще не скоро.

Оригинал публикации: What China and Russia Don"t Get About Soft Power

Опубликовано: 29/04/2013
Джозеф Най (Joseph S. Nye)
("Foreign Policy", США)

30/04/2013

Источник - inosmi.ru
Живите комфортно!

Оффлайн Jazz.Mansion

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 105
  • Карма: 3
  • Пол: Женский
  • Skype: jazz.mansion
Ю.Левыкин: Китай будет диктовать России цены на газ
08:20 01.05.2013
Ситуация на мировом рынке энергоносителей стремительно меняется, и большинство этих изменений складываются, определенно, не в пользу России. Если еще совсем недавно Европа считалась практически монопольным рынком "Газпрома", то сегодня, с развитием сланцевых технологий и технологий сжижения газа, это уже не так. Более того, есть все основания полагать, что в самом скором времени "Газпром" потеряет возможность устанавливать выгодные ему цены, а также схемы и условия оплаты.

То, что ситуация меняется, прекрасно понимают и в Москве. Результатом стало возобновление переговоров о поставках газа между Россией и Китаем. Неудивительно, что в ходе первого визита председателя КНР Си Цзиньпина в Россию, "Газпром" и Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) подписали меморандум, позволяющий обеим странам регулировать отношения в газовой сфере.

Россия и Китай долгое время не могли договориться о цене на газ и надеялись найти компромисс в ходе переговоров в этом году. Причиной тому являлась предельно жесткая позиция Китая по вопросам ценообразования и условиям поставки российского газа. Однако в связи с продолжающимися изменениями мирового газового рынка, вполне возможно, что сторонам удастся прийти к консенсусу. Который, впрочем, вряд ли будет в пользу России.

Как сообщает Китайский информационный портал, отныне у Поднебесной есть все шансы сохранить преимущество в переговорах по фиксированию тарифов на газ.

Напомним, что, согласно подписанному российско-китайскому меморандуму, с 2018 г. по российскому газопроводу в Китай ежегодно начнет поступать 38 млрд кубометров газа. Объемы экспортируемого в КНР голубого топлива должны постепенно достигнуть 60 млрд кубометров. Это позволит стране уже с 2018 г. обогнать Германию и стать крупнейшим импортером российского газа.

По мнению китайской стороны, ей не составит особого труда навязать "Газпрому" свои условия ценообразования на поставляемый в КНР российский газ. Компании, потерявшей статус монополиста, будет трудно снова установить монопольные тарифы, сообщает Китайский информационный портал, в связи с чем в ходе переговоров по фиксированию цен на газ Россия выразила свою готовность идти на компромисс. Разница в официально объявленных ценах между Китаем и Россией сократилась со $100 за 1 тыс. кубометров до $50 за 1 тыс. кубометров.

Уверенность китайской стороны в том, что ей удастся прогнуть Россию в части цен, строится на ослаблении позиций "Газпрома" на его основном рынке - европейском, где он до последнего времени занимал доминирующую позицию. На европейском рынке "Газпром" использует распространенный метод фиксирования тарифов, обусловленный колебаниями цен на сырую нефть. Газовый концерн заключает со своими европейскими партнерами долгосрочные соглашениями, которые предусматривают неустойку в случае отказа от контракта. Эта ценовая политика, по мнению китайских экспертов, собственно и привела к проблемам c установлением цен. Под руководством норвежской компании Statoil газовые компании стали прибегать к новым методам фиксирования цен, забирая доли европейского рынка у "Газпрома".

Другой угрозой для российского газа стала американская "сланцевая революция". Вместе с газовой самодостаточностью США, сжиженный природный газ, который первоначально продавался в Америке, теперь экспортируется в страны Европы, что напрямую влияет на рынок сбыта российского газа. Несмотря на то что страны Западной Европы прекратили разработку месторождений сланцевого газа, в Восточной Европе, например, в Польше и на Украине, правительства и предприятия активно ведут разведку и разработку таких месторождений, чтобы снизить зависимость от газа из России.

Таким образом, в сложившейся ситуации "Газпрому" просто не остается ничего иного, как рассматривать возможность о перенаправлении значительной части газовых потоков с Запада на Восток. Однако это вовсе не означает, что здесь ему удастся продавать свой газ по наиболее выгодной для него самого цене. Способность китайской стороны к выкручиванию рук на переговорах о цене значительно превосходит аналогичные таланты европейцев.

Более того, российский газ не является для Китая безальтернативным. Из-за затянувшихся переговоров с Москвой Пекин постепенно диверсифицировал каналы импорта голубого топлива. Сегодня КНР закупает природный и сжиженный газ у стран Центральной Азии, Северной Африки, Ближнего Востока и Океании. Поэтому закупка природного газа у России - это лишь попытка Китая еще более диверсифицировать импорт природного газа. А это значит, что ценовые условия для "Газпрома" будут предельно жесткими.

Юрий Левыкин,
29.04.2013

Источник - Утро.ру
Живите комфортно!

Оффлайн Dalianrent

  • Рекламодатель
  • Профессионал
  • ***
  • Сообщений: 480
  • Карма: 33
  • Skype: dalianrent
Агенты на Амазаре

Экологов, которые препятствуют захвату китайцами стратегически важных районов и уничтожению там всего живого, прокуратура объявила «иностранными агентами»


...Что же заставляет китайцев негодовать по поводу общественников, которые посмели взять иностранные деньги не в качестве взятки или для отката, а как грант на охрану природы,  здоровья и безопасности граждан?

...Исследуя историю Амазарского целлюлозного завода и многие другие приграничные проекты сотрудничества, складывается ощущение, что российская бюрократия решила постепенно вернуться к условиям Нерчинского договора с Китаем, когда Могочинский район и все, что лежит восточнее от Амура на юге до Станового хребта на севере, принадлежало Поднебесной. И, несмотря на очаги здорового сопротивления и вспышки инстинкта самосохранения, в целом этот план успешно выполняется. А те, кого эта естественная эволюция не устраивает, называются либо «нечестное население» , либо «американские шпионы», либо «политические популисты».  В подтверждение этого ЦПК «Полярная» рассылает статьи про «продажных экологов», а прокуратура выносит грозное предупреждение Амурскому Социально-экологическому союзу по поводу необходимости регистрации в качестве «иностранных агентов». Они - продажные экологи - вероятно используя  иностранные деньги, мешают чиновникам средней руки продать полрайона в Китай.
http://www.novayagazeta.ru/economy/57965.html
Viva vox alit plenius

Оффлайн elik

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 22222
  • Карма: 80
  • Пол: Мужской
  • Skype: eleke77
30 мая 14:30
Путин призывает жителей китайского Харбина покупать российский шоколад
В Китае фотографию Владимира Путина используют в качестве рекламы шоколада, сообщает РБК daily.

В Харбине на вывеске одного из магазинов запечатлен улыбающийся президент России. Владельцы торговой точки считают плакат очень креативным и поясняют, что надпись под фото призывает покупать российский шоколад и сообщает о начале фестиваля шоколада.

На прилавке отечественная продукция представлена широким ассортиментом, в том числе и известная всем "Аленка". Как выяснилось, китайцам очень симпатичен образ девочки на обертке. Примечательно, что все магазины со сладостями на центральной улице Харбина забиты именно плитками российского шоколада.

Российские журналисты объясняют этот тем, что Харбин граничит с Хабаровским, Приморским, Забайкальскими краями, Амурской областью и Еврейской автономной областью.

Оффлайн elik

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 22222
  • Карма: 80
  • Пол: Мужской
  • Skype: eleke77
Ли Юнцюань выпустил монографию "Россия и Китай: 400 лет взаимодействия"
06:37 06.06.2013
06.06.2013 00:01:00

Москве и Пекину не нужен военный союз
Версия для печати
Добавить в избранное Обсудить на форумеПартнерство России и Китая – пример для других стран
Владимир Скосырев

————————————————————

Ли Юнцюань – известный специалист по российско-китайским отношениям.

В связи с выходом в свет монографии "Россия и Китай: 400 лет взаимодействия" в Москве побывал известный китайский ученый, и.о. директора Института России, Восточной Европы и Центральной Азии в Пекине Ли ЮНЦЮАНЬ. Он принял участие в обсуждении этой книги, выпущенной Дипломатической академией МИД РФ. В интервью обозревателю "НГ" Владимиру СКОСЫРЕВУ он дал свою оценку состояния отношений между Россией и Китаем в недавнем прошлом и в настоящее время. По мнению ученого, противостояние между нашими странами в 60–70-е годы нанесло им ущерб. Восстановив добрососедские отношения, Россия и Китай также окончательно решили пограничный вопрос. Это урегулирование может служить примером для других стран.
– Вы присутствовали на презентации работы российских китаеведов. Какой урок можно извлечь из истории взаимоотношений между нашими странами?
– Главный урок состоит в следующем: когда между Россией и Китаем складываются мирные отношения, они выигрывают. Когда начинается конфронтация, обе стороны проигрывают. К сожалению, именно такое обострение отношений произошло в 60–70-х годах ХХ века. Это перевернутая страница. Сейчас Китай и Россию связывают отношения всестороннего стратегического взаимодействия. Как показывают события прошлого, связи между нашими странами не должны основываться ни на идеологии, ни на противостоянии каким-либо другим государствам.
– Но в последнее время обострился территориальный спор Китая с Японией, некоторыми странами Юго-Восточной Азии. Причем на стороне оппонентов Китая выступили США. Какое значение в этом контексте приобретают для Пекина связи с Россией?
– Прежде всего нужно подчеркнуть, что успехи Китая в развитии экономики достигнуты не только благодаря трудолюбию народа, но и потому, что существовала мирная обстановка вокруг нашей страны. Мы хотим ее сохранить. Обострение территориальных споров связано не только с разногласиями между государствами. Это также результат большой политической игры. Возьмем Японию. Когда Китай и Япония установили дипломатические отношения, была достигнута договоренность по территориальному вопросу. Она была выгодна для Японии. Но японские экстремисты все время устраивают провокации вокруг этой темы в своих внутриполитических целях. Тем не менее в прошлом году товарооборот между Китаем и Японией не упал, а вырос.
К сожалению, на пути мирного процесса в Восточной Азии есть серьезные препятствия. У Японии существует территориальный спор с Россией, Китаем, Южной Кореей. Действуют японо-американский военный союз, американо-южнокорейский военный союз. Что касается России, то она приняла программу развития Дальнего Востока и нуждается в мирной атмосфере. В этом плане российско-китайское сотрудничество очень полезно для оздоровления обстановки в регионе.
– Тем не менее в китайских да и российских СМИ иногда выдвигаются предложения о том, чтобы Пекин и Москва заключили оборонительный союз, подобный тому, что существовал в 50-х годах. Что вы об этом думаете?
– Да, об этом иногда пишут в прессе. Не думаю, что эта идея найдет одобрение у политиков. Нынешние отношения оставляют широкий простор в международной политике обеим странам. Еще один момент. Союзы в классическом смысле этого термина заключаются тогда, когда есть общий враг. Россия и Китай проводят мирную внешнюю политику. Они заявили, что отношения между ними не направлены против третьих стран. Так что в союзе, тем более военном, нет необходимости.
– В 2021 году истекает срок действия договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Россией и Китаем. Будет ли он продлен или в него будут внесены изменения?
– Думаю, Китай и Россия обязательно продлят этот договор или дополнят его в соответствии с изменениями в международной обстановке. Но суть этого договора не изменится.
– Бывший министр иностранных дел СССР Эдуард Шеварднадзе в мемуарах пишет о своих переговорах с Дэн Сяопином. Как видно из его слов, Россия захватила китайской земли больше, чем какая-либо другая держава. И Китай эти земли вернет. Это высказывание архитектора реформ в Китае сохраняет силу?
– Вы сослались на слова из мемуаров. Но после того, что там сказано, произошло очень многое. Мы заключили договор, решили территориальную проблему. Решили окончательно. Это хороший пример для других стран, которые сталкиваются с такой проблемой.
– В 50-х годах китайцы называли Советский Союз старшим братом. А сегодня Китай – это мощная промышленная держава, Россия же поставляет ему сырье. Значит, Китай теперь старший брат?
– Когда китайцы называли СССР старшим братом, это было выражением признательности за ту помощь, которую вы оказали нам после образования КНР. Сегодня многие называют Китай мощной страной. Но ведь доля ВВП на душу населения в Китае составляет 1/3 от российской. Мы остаемся развивающейся страной. Никто в Китае не считает Россию сырьевым придатком китайской экономики. России повезло. Бог дал вам столько ресурсов. Как их использовать – ваше дело. Мы хотим покупать вашу новую технику. Загвоздка в том, что пока в России не проведена реформа структуры экономики.
– Торговля между нашими странами бурно растет, достигла рекордного уровня. Почему же до сих пор не построен мост через Амур, который позволил бы ускорить товарооборот?
– Это вопрос не к китайской стороне. У нас есть достаточно решимости осуществить этот проект. Это вопрос к тем, кто в России принимает решения.
– Накануне и во время визита председателя КНР Си Цзиньпина в Москву представители двух стран обсуждали поставки нефти и газа в Китай. О чем же договорились?
– Лидеры обсуждали стратегические дела и пришли к согласию. А о поставках, ценах и прочем должны говорить представители корпораций. Это их работа.

Источник - Независимая газета

Оффлайн elik

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 22222
  • Карма: 80
  • Пол: Мужской
  • Skype: eleke77
Р.Катлер: Российско-китайское соперничество за энергетические ресурсы в Центральной Азии
14:43 06.06.2013
Церемония открытия газопровода
Туркменистан-Китай в Самандепе Интервью

Стратегическое значение Центральной Азии и ее обширные запасы энергетических ресурсов неизменно привлекают внимание внешнего мира. Россия традиционно является наиболее сильным внешним игроком в этом регионе. Однако сейчас Китай активно расширяет свое участие в энергетическом секторе Центральной Азии, стремительно наращивает свое влияние и бросает вызов позициям России в этом регионе. В интервью д-р Роберт М. Катлер, старший научный сотрудник Института европейских, российских и евразийских исследований Карлтонского университета, рассуждает на тему российско-китайского соперничества и сотрудничества в контексте энергетической безопасности в Центральной Азии.

На вопросы Марии Просвиряковой (РСМД) отвечает д-р Роберт М. Катлер, старший научный сотрудник Института европейских, российских и евразийских исследований Карлтонского университета, Канада.

Доктор Роберт М.
Катлер Влияние Китая в Центральной Азии быстро растет. В 2009 г. сдан в эксплуатацию газопровод Центральная Азия-Китай. Китай установил прочные связи с Туркменистаном и Казахстаном. Что делает сотрудничество с Китаем столь привлекательным для этих стран Центральной Азии?
Два примера, которые Вы упомянули, не совсем похожи друг на друга. В апреле 2006 г. Президент Туркменистана Сапармурат Ниязов подписал соглашение о строительстве трубопровода Туркменистан-Китай. В течение следующего года строительство велось достаточно вяло, но после взрыва на газопроводе в 2009 г., в котором Москва и Ашхабад обвинили друг друга, Туркменистан пошел на сближение с Китаем. Когда "Газпром" стал настаивать на новой структуре ценообразования, Туркменистан приостановил поставки газа в Россию на многие месяцы.

Новый президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов ускорил поиски новых партнеров для экспорта газа. Примерно в это же время были опубликованы результаты первого аудита газовых запасов Туркменистана, представленные британской фирмой Gaffney, Cline & Associates в соответствии с международной системой оценки и классификации. Запасы газа перспективного месторождения Южный Иолотань–Осман (Галкыныш) оказались гигантскими . При технической помощи и финансировании Китая газопровод протяженностью 1833 километров был построен за 28 месяцев. Планируемый объем поставок природного газа из Туркменистана в Китай быстро возрос с 10 млрд. кубометров в год до 30, а затем и до 60 млрд. кубометров в год. Эти уровни еще не достигнуты, но ведутся работы по прокладке параллельных веток.

Казахстан географически ближе к Китаю и, следовательно, больше подвержен его геоэкономическому влиянию. Присутствие Китая в энергетическом секторе Казахстана имеет более давнюю историю по сравнению с Туркменистаном, и Китай занимает там прочные позиции. Во время приватизации 1990-х гг. Китай приобрел энергетические предприятия на западе Казахстана. На протяжении многих лет они были убыточными, однако позволили Китаю сохранить там свое присутствие. В конце 1990-х гг. был подписан контракт о строительстве нефтепровода из Восточного Казахстана в Китай. Переговоры о реализации этого проекта затянулись на несколько лет, но в декабре 2005 г. трубопровод "Атасу-Алашанькоу" был открыт и на следующий год введен в эксплуатацию. Этот нефтепровод был постепенно продлен на запад до Каспийского моря, и его протяженность увеличилась примерно втрое после приобретения Китаем канадской компании, владевшей необходимым участком в центральной части Казахстана, а присутствие в западной части страны с 1990-х гг. позволило присовокупить другой сегмент, который будет добавлен к тем, что идут на восток. Газопровод из Туркмении в Китай проходит через Казахстан, и на более поздних этапах по нему пойдет на экспорт и казахстанский газ.

Какова вероятность того, что Китай, в конечном итоге, может вытеснить Россию из Центральной Азии? При каких обстоятельствах это может произойти?
Сегодня возможности Китая получать энергетические ресурсы не только из России несравненно шире, чем всего пять лет назад. Потребности Китая в энергоресурсах, а также стратегия его зарубежных инвестиций заставляют КНР не жалеть усилий в помощи странам Центральной Азии в развитии возможностей экспорта энергоресурсов, особенно в Китай. Вместе с капиталом из Китая придут китайские рабочие и методы промышленной организации, как это уже имеет место в отдельных регионах Казахстана. В долгосрочной перспективе такое развитие событий, в свою очередь, усилит политико-экономическое влияние Китая не только в Казахстане, но и за его пределами, то есть во всем Центрально-Азиатском регионе.

Тем не менее, Россия, останется главной военно-стратегической силой в регионе, отчасти благодаря институционализации ОДКБ, членом которой Китай не является. Между Казахстаном и Китаем существует определенное сотрудничество в военной сфере, но основным поставщиком оружия в Казахстан является Россия.

Фото: www.atimes.com
Схема газопровода Туркменистан-Китай Центрально-азиатские государства иногда называют пассивными наблюдателями борьбы за свои природные ресурсы. Тем не менее, Туркменистан и Казахстан становится все более независимыми, опираясь на "многовекторность" политики в сфере энергетики. Считаете ли Вы, что такая стратегия является оптимальной и для других стран региона?
В принципе, да, насколько это возможно. Для стран-потребителей энергии энергетическая безопасность означает надежность поставок. С точки зрения стран-поставщиков энергоресурсов, энергетическая безопасность означает надежность спроса. Вполне естественно, что любая страна-поставщик энергии хочет иметь как можно больше клиентов-потребителей, в то время как любая страна-потребитель энергоресурсов хочет иметь как можно больше их поставщиков.

Стоит отметить, что Казахстан, пожалуй, первым в регионе взял на вооружение термин "многовекторная политика", правда, в начале 1990-х гг. он больше относился к внешнеполитической ориентации (а не к энергоресурсам). Это было обусловлено не только географическим положением страны, располагавшейся в центре региона, но и тем, что при относительно небольшой численности населения территория Казахстана занимала большую площадь. При этом юридически признанные государственные границы, как правило, не совпадали с рельефом местности. Со временем этот термин, в основном, стал использоваться применительно к экспорту энергоресурсов.

О выборе многовекторной энергетической политики Туркменистаном мы уже говорили. Китай не является единственным направлением. Уже в первые месяцы после дипломатического скандала вокруг взрыва газопровода в 2009 г. Бердымухамедов начал проявлять значительный интерес к Транскаспийскому газопроводу (ТКГ). В мае 2010 г. он совершил первую поездку в Индию для обсуждения проекта газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ). Примерно в это же время Объединенные Арабские Эмираты в лице дубайской Dragon Oil, финансируемой на средства суверенного фонда благосостояния, были допущены до конкурса на право ведения разведки на шельфе.

В отличие от этих стран, исключительные позиции России в сфере энергетики Узбекистана остаются довольно прочными. Дочернее предприятие "Газпрома" "Зарубежнефтегаз" по-прежнему играет в Узбекистане ведущую роль. Стремясь избежать полной зависимости от России в сфере технической помощи, Узбекистан привлекает к разведке и освоению месторождений ряд зарубежных стран, в частности, Южную Корею и Малайзию. Узбекистан также пытается вырастить из НХК "Узбекнефтегаз" "национального лидера". Почти весь узбекский экспорт газа идет в Россию, но страна стремится диверсифицировать поставки, в частности, сотрудничая с китайской компанией CNPC на узбекском участке газопровода Туркменистан-Китай.

Узбекистан поставляет газ и в Таджикистан, однако в будущем это изменится, поскольку "Газпром" помогает Таджикистану освоить его собственное газовое месторождение, запасы которого оцениваются в 50 лет внутреннего потребления. С введением в строй газопровода Туркменистан-Китай, который проходит через Чимкент, Южный Казахстан тоже скоро перестанет быть зависимым от поставок газа из Узбекистана. Кыргызстану и Таджикистану Китай уделял меньше внимания, поскольку эти страны небольшие и не так важны в стратегическом отношении. Тем не менее, влияние Китая в Кыргызстане в последнее время значительно возросло, хотя это и мало связано с энергетическим сектором. Кыргызстан ориентируется на развитие гидроэнергетики и использует полученную электроэнергию для собственных нужд и экспорта в Китай и Россию. Кыргызстан стремится снизить свою зависимость от импорта газа из Узбекистана.

Фото: AFP / Ed Jones
Встреча Владимира Путина с Си Цзиньпинем,
июнь 2012 Некоторые эксперты полагают, что Центральная Азия может стать яблоком раздора между Россией и Китаем. Согласны ли Вы с этим? И если да, то что можно сделать для улучшения их сотрудничества в регионе в сфере энергетики? Какие проекты они могут реализовывать вместе?
У российских и китайских энергетических компаний были определенные разногласия по поводу ресурсов Центральной Азии, но я не думаю, что Центральная Азия может стать яблоком раздора между Россией и Китаем. Что касается сотрудничества между ними в Центральной Азии, то я не вижу причин, по которым страны региона были бы в нем заинтересованы. Страны региона, безусловно, больше заинтересованы в поощрении конкуренции между ними. Согласно простой логике рынка, тогда у них появляется больше возможностей заключить выгодные сделки.

В любом случае, в плане энергетики Центральная Азия вовсе не является основным "игровым полем" для российско-китайского сотрудничества. Ставки в Сибири и Арктике гораздо выше. Именно в отношении них и обсуждаются совместные проекты, поскольку доступ к энергетическим ресурсам там затруднен, но зато потенциал доходности гораздо выше, чем в Центральной Азии. Россия является производителем энергии, а Китай – ее потребителем. Почему Россия должна помогать странам Центральной Азии в разработке их собственных ресурсов для экспорта в Китай? Это было бы только созданием рыночной конкуренции для самой России. Но, как показывает пример Туркменистана, Россия не может помешать им развивать деловые связи с Китаем, если они того желают.

В связи с этим, стоит отметить, что ни Китай, ни Россия не прилагали реальных усилий для успешного многостороннего сотрудничества в области энергетики в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), поскольку ШОС не предоставляет ни одной из этих стран преимуществ, которые те не могли бы получить, действуя индивидуально или на двусторонней основе с третьими странами. Отсутствие подлинной многосторонности характерно для ШОС в целом. Являясь геостратегическим символом и платформой для дипломатических и экспертных встреч, она так и не стала по-настоящему самостоятельной и влиятельной организацией.

Российско-китайское сотрудничество в сфере энергетики вызывает серьезное беспокойство в Соединенных Штатах и Европейском Союзе. ЕС обеспокоен тем, что это может негативно сказаться на его энергетической безопасности. США обеспокоены тем, что такое сотрудничество может перерасти в стратегический альянс между Россией и Китаем. Может ли энергетическая политика США и ЕС в Центральной Азии помешать сотрудничеству между Россией и Китаем в сфере энергетики в долгосрочной перспективе?
Российско-китайские проекты сотрудничества в сфере энергетики обусловлены государственной политикой, даже если они не всегда исполняются государственными предприятиями. Россия и Китай уже заложили основу стратегического партнерства, заключив в 2001 г. первый за 50 лет двусторонний договор. В свете этого, ЕС и США мало чем могут повлиять на двустороннее сотрудничество России и Китая в энергетической сфере. Его успех или неудача будет отражением интересов соответствующих стран и того, как эти интересы выражаются. Вопросы цен на энергоносители и стоимости их транспортировки вызывали трудности при заключении российско-китайских соглашений, и, видимо, будут являться источником разногласий и впредь, даже при достижении прогресса по отдельным проектам.

Таким образом, Китай будет продолжать развивать свои связи с государствами Центральной Азии в сфере энергетики. Интересы ЕС и США в сфере энергетики в большей степени затрагивает не сотрудничество между Россией и Китаем (разве что за пределами Центральной Азии), а сама политика, проводимая этими странами. В глазах стран региона ЕС мало что может предложить в дипломатическом плане. Кроме того, важно не смешивать ЕС с крупнейшими энергетическими компаниями, чьи штаб-квартиры располагаются в его государствах-членах. ЕС не может им приказать, что делать, и они вольны игнорировать "пожелания" Брюсселя, во всяком случае, в том, что касается их деятельности за пределами Евросоюза.

Д-р Катлер, большое спасибо за интервью.
6.06.2013

Источник - russiancouncil.ru

Оффлайн elik

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 22222
  • Карма: 80
  • Пол: Мужской
  • Skype: eleke77
М.Ганапольский: Как Китай прорастает в Россию. А Россия - в Китай
09:46 13.06.2013
…Когда на горячее принесли мясо в кисло-сладком соусе, кальмары в кляре, рис с креветками, мой местный приятель наклонился ко мне и победно продолжил:

- А знаешь ли ты, что у нас даже в 90-е не было бандитов?

- Не может быть, - усомнился я, глотнув армянского коньяку. - Бандиты были везде.

- У нас нет, - улыбнулся приятель. - Нас опять китайцы спасли. Бандиты поняли, что крышевать палатки невыгодно, схватили свои деньги и побежали туда, - он махнул рукой на небоскребы на другой стороне Амура. - Там они вложились в недвижимость и торговлю. И очень скоро стали ходить в приличных костюмах.

Наш диалог происходил в городе Благовещенске. Еще день назад я не мог себе представить, что буду сидеть в армянском ресторане, где подают китайскую кухню, а в зале китайцы будут радостно петь хором что-то под караоке.

- Это у них самая популярная песня, - уточнил приятель, владеющий китайским. - Типа нашей "Миллион алых роз"; они поют: "ты моя розочка, ты мой цветочек".

Еще день назад я не мог себе представить, что буду сидеть на веранде и смотреть на шикарные небоскребы, подсвеченную телевышку и огромные торговые центры менее чем в семистах метрах от меня, - и все это будет в другой стране. Напротив Благовещенска, на другом берегу Амура, - китайский город Хэйхэ.

- Мы пойдем с тобой в Китай послезавтра, - сказал приятель.

- Пойдем?

- Да, дойдем до причала, потом сядем на пароходик, переплывем речку и пойдем в Китай. Нужен только загранпаспорт.

В Китай здесь ходят по любому поводу. Большой город на другом берегу полностью обслуживает русских. Огромные торговые центры и мелкие лавчонки, рестораны на любой вкус с названиями "У Лены" и "Путин", с говорящим по-русски персоналом, индивидуальный пошив костюмов за сутки, магазин "Два юаня" (все за десять рублей), утренний рыбный рынок и парки развлечений с аттракционами и кустарниками, подстриженными в виде зверушек, - все это для тебя, "для русского". Расплатиться можно долларами, юанями и рублями. В Китай "идут" поужинать, там справляют дни рождения - дешевле, там катаются на велосипедах - красивее. Туда ходят в бани - там шикарный массаж. Там дешевое пиво. Там делают задешево зубы и пластические операции, причем после них ты не всегда похож на китайца. А еще, конечно, китайские гаджеты - работают три дня, но стоят три копейки, меняешь их как перчатки. Дауншифтинг (это когда отказываешься от забот мирских и живешь на Гоа в хижине за копейки) тут, в Благовещенске, принимает забавные формы.

- Наши пенсионеры снимают на той стороне квартиры, потому что дешевле, - продолжал мой местный приятель. - А сюда ходят раз в месяц, за пенсией да на родных посмотреть.

Смеркалось, и внезапно город за рекой вспыхнул огнями. Засияла телевышка, колесо обозрения, вспыхивал торговый центр и небоскребы.

- Как у них там весело, - позавидовал я.

- Не у них, а у нас, - пояснил приятель. - Они получают субсидии из Пекина специально для этой иллюминации. У них там целая программа привлекательности, чтобы мы туда завтра приехали и оставили еще больше денег.

- Ишь, хитрюги!..

- Не хитрюги, а спасители, - приятель вдруг заговорил вполне серьезно. - В девяностых мы только Китаем и жили. Когда приходил паром, на нашем берегу уже стояли люди с мясорубками, кастрюлями и алюминиевыми чеснокодавилками - все для переплавки. А также с шапками и часами. Они же привозили одежду и все прочее, без чего невозможно было тут жить. Сначала жили натуральным обменом. Потом стали ездить туда и уже платили деньгами. Представляешь, в стране разруха, ничего нет, а у нас все ходят одетые по последней моде. Конечно, это были китайские подделки, но они стоили копейки, и их могли купить все. У нас даже памятник поставили неизвестному челноку: стоит бронзовый человек интеллигентного вида в очках и несет китайский клетчатый баул - их вся Россия знает, но не знает, что эти баулы впервые появились у нас.

Мы оказались в уникальной ситуации: две страны - один город. Власти, и той и этой, слава богу, хватало ума не враждовать, а сотрудничать. Вначале были шмотки, но теперь все на широкую ногу; у нас выделяются квоты, и они работают тут, у своих же, - в ресторанах, строительных фирмах. Один китаец строит гигантский развлекательный центр, назвал его "Венеция". Так он на полном серьезе поехал в Венецию, обещает, что скоро в Благовещенске будет под крышей настоящий канал с гондолами.

Я удивленно слушал, а приятель продолжал:

- Мы продаем им электричество, лес, сою, золото нашего производства. А они нас одевают и обувают, дают свежие овощи и получают наш рынок труда. Но главное - это туризм. У них, оказывается, традиция ездить летом на север Китая - тут прохладнее. А мы под боком. И они, даже небогатые люди, могут за копейки побывать в России.

Я окинул взглядом окрестности нашего ресторана. Картина была далека от совершенства.

- Понимаю, - заметил мой взгляд приятель. - У нас пока мало на что есть посмотреть, но мы стараемся. Вот приезжал Медведев, посмотрел на их шикарную набережную и возмутился, что у нас такой нет. Дали деньги - строят набережную.

Действительно, рядом была набережная - красивая и современная.

- Но им все равно интересно, - мой приятель имел в виду китайцев. - Они кайфуют от памятников Ленину - у нас их целых два, слава богу. Фоткаются у Лениных семьями и по отдельности: очень уважают, он у них как Мао. Потом идут в рестораны и едят борщ и наш хлеб. Сладости обожают - недавно была группа, шестьсот человек детей, так они весь шоколад и конфеты скупили. Конечно, у них конфеты есть, только они из сои. Даже свои китайские игрушки скупили, потому что они были красивые, экспортные - у них таких нет. В общем, у них там, в Хэйхэ, туристические фирмы, так мы с ними все время ругаемся - требуем обеспечить турпоток. А они ругаются с нами - требуют, чтобы мы создали туристическую инфраструктуру. Но все равно мы находим общий язык, и туристов оттуда все больше.

Принесли тофу - шарики соевого творога в каком-то необычном соусе.

- Вкусная кухня, правда? - продолжал приятель. - И необычная. Вот и в нашем с ними симбиозе все необычно, они для нас как марсиане - это вообще какая-то другая цивилизация. Туда к ним приходишь - и все поражает. А они поражаются каким-то нам привычным вещам. Знаешь, они балдеют от наших детей. Они вообще боготворят детей, у них там вокруг детей целый культ. Но когда они тут гуляют и видят нашего ребенка, особенно светловолосого и голубоглазого, то просто впадают в транс. Начинают его фотографировать, фотографируются с ним рядом. Так что тут, может, и слабая инфраструктура, зато народ как с выставки.

- Завидую тебе, - сказал я умиленно. - Живешь, как на Западе.

- Не на Западе, а на Востоке, - поправил приятель. - Тут интересно, конечно, но ко всему привыкаешь. Многие в Китай годами не ходят, но все равно приятно. И уникально. В России такого симбиоза двух миров просто нет. Если умно к этому подойти, если туризм на широкую ногу поставить, то никакая Москва не нужна.

- Если бы, - мечтательно сказал я, глядя на китайские огни.

- Так ты там в Москве про все это скажи, а то от нас народ уезжает. У нас космодром строят, люди боятся, что гептил от ракет все тут отравит. А у нас только все начинается. Ведь в Москве о развитии Дальнего Востока каждый день говорят. Если бы нам еще мост к китайцам построили, то тут настоящий грандиозный логистический центр возник бы. Мы бы тут миллионы в бюджет давали!

- Давай выпьем за твой Благовещенск, - прервал я друга. - И за твоих китайцев. Дай вам Бог.

Китайцы за соседним столом снова грянули про цветочек и розочку, а я стал раздумывать, как простой журналист может построить мост.

Может, Путина попросить?

материал: Матвей Ганапольский
13.06.2013

Источник - Моcковский комсомолец

Оффлайн elik

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 22222
  • Карма: 80
  • Пол: Мужской
  • Skype: eleke77
Россия и Китай основали в Сянгане новое всемирное рейтинговое агентство UCRG
11:44 26.06.2013
Новое рейтинговое агентство UCRG создано в Сянгане

25 июня в Сянгане было официально основано новое международное рейтинговое агентство Universal Credit Rating Group (UCRG) и его штаб-квартира. UCRG было образовано китайским рейтинговым агентством Dagong Global совместно с российской и американской сторонами.

Глава Universal Credit Rating Group Гуань Цзяньчжун на церемонии основания компании отметил, что кредитный рейтинг в настоящее время является неотъемлемой частью мировой экономики, действующая система нуждается в реформировании. Целью создания UCRG является стимулирование создания новой системы регулирования международного рейтинга, которая требуется для развития экономики и мирового рейтинга, таким образом миру будет предоставляться беспристрастная рейтинговая информация.

Гуань Цзянчжун считает, что агентство должно установить двойную рейтинговую систему. При сохранении существующей рейтинговой системы, добавляется несуверенная рейтинговая система, таким образом формируется двойная - суверенная и несуверенная - взаимно уравновешивающая и сдерживающая система международного кредитного рейтинга.

По плану UCRG, за 7 лет – до 2020 года, основные схемы систем предоставления услуг по мировому глобальному рейтингу будут полностью сформированы, они будут представлены новой идеологией, теорией, системой методов и потенциала мирового рейтинга; за пятилетний срок – к 2025 году, с участием потенциала в этой области различных государств мира, планируется начать предоставлять миру информацию о кредитных рисках каждой экономики, брать на себя ответственность за мировой рейтинг.

В тот же день прошел "Форум по реформированию международной рейтинговой системы", который стал первой работой UCRG по продвижению реформации системы международного кредитного рейтинга. Многие известные во всем мире ученые, включая экономиста Роберта Манделла, бывшего премьер-министра Франции Доминика де Вильпена и других, выступили на форуме с речью о состоянии международной рейтинговой системы. Ученые углубленно обсудили вопросы нынешней системы кредитного рейтинга, исследовали более сбалансированную программу в отношении международной рейтинговой системы.

Источник - Жэньминь жибао

Оффлайн elik

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 22222
  • Карма: 80
  • Пол: Мужской
  • Skype: eleke77
В.Мухин: Шанхайский дух соперничества в Бишкеке. Негласное соревнование между Россией и Китаем за влияние в ЦА усилится после вывода из Афганистана международных сил
08:58 27.06.2013
Негласное соревнование между Россией и Китаем за влияние в Центральной Азии усилится после вывода из Афганистана международных сил

Кроме Москвы, похоже, внимание на Центральной Азии сосредоточил и Пекин. Под видом участия в программах Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) Китай активизировал свою военно-экономическую деятельность в регионе и, видимо, намерен не сдавать России завоеванные позиции. Об этом свидетельствуют итоги визитов в Бишкек министров обороны стран – участниц ШОС, где состоялся их неформальный саммит.
До подготовки саммита и во время его проведения именно главы военных ведомств РФ и КНР выделялись своими контактами и заявлениями. При этом обращает на себя внимание тот факт, что министр обороны Китая Чан Ваньцюань прибыл в киргизскую столицу за два дня до начала мероприятия, обсудив с руководством республики конкретные программы двустороннего военного и военно-технического сотрудничества. Чан Ваньцюань встретился с киргизским руководством и в торжественной обстановке передал оборонному ведомству страны военное имущество, а также 60 автомобилей класса "Кадиллак". Он пообещал, что китайские специалисты построят для офицеров республики два девятиэтажных жилых дома (общая стоимость проекта составит порядка 13 млн. долл.), а также реализуют другие проекты в области гуманитарных программ и обороны.

Днем позже с руководством Киргизии общался министр обороны России Сергей Шойгу. Он, как и его китайский коллега, заверил президента Киргизии Алмазбека Атамбаева, что Россия в ближайшем будущем окажет республике военную помощь. Правда, в отличие от Чан Ваньцюаня, Шойгу не называл ни конкретных цифр, ни мероприятий в рамках обещанного военно-технического сотрудничества. "У нас практически все готово, – сказал Шойгу. – Думаю, уже в ближайшее время мы закончим согласование последних формальностей".

Заметим, что еще в ноябре 2012 года СМИ со ссылками на источники в военном ведомстве РФ сообщили, что Россия готова оказать безвозмездную военную помощь Киргизии на сумму 1,1 млрд. долл. А конкретные поставки вооружений начнутся уже летом 2013 года. Лето наступило, а поставок нет. Правда, вчера Шойгу обещал начать поставки с четвертого квартала этого года. Киргизские эксперты связывают это с затяжкой окончательной реализации контракта по продаже российскому "Газпрому" "Кыргызгаза", а также с закулисными играми Атамбаева вокруг американского авиационного центра транзитных перевозок "Манас", который после его досрочной ликвидации киргизское руководство предполагает продать туркам. А те якобы планируют его последующую передачу под контроль НАТО.

Между тем и РФ, и КНР делают вид, что судьба "Манаса" их не интересует. По крайней мере по "Манасу" официальных заявлений на оборонном саммите ШОС в Бишкеке вчера не прозвучало. Но уже ясно, что негласная борьба между Китаем и РФ в рамках ШОС в регионе усиливается.
Невооруженным взглядом видно, что власти КНР, как и руководство РФ, наращивают не только военно-экономическую, но культурную активность в республике. Так, в рамках подготовки саммита государств – участников ШОС (он намечен на осень 2013 года) в Бишкеке пройдет Фестиваль китайской культуры. На китайские деньги с этой целью в киргизской столице построены здания и подарены автобусы и автомобили представительного класса. Китайцы, как и россияне, нацелены в Киргизии на гидроэнергетические и транспортные проекты. Посол Китая Ци Даюй в Бишкеке заявил на днях, что больше не осталось нерешенных технических вопросов по строительству железной дороги из Китая в Киргизию. По мнению дипломата, в принципе перспективно и совместное строительство ГЭС на реке Сары-Джаз. По статистике китайской таможни, товарооборот между КНР и Киргизией в 2012 году достиг 5 млрд. долл. Этот показатель в два раза больше, чем у Киргизии с Россией. В республике звучат мнения о том, что со стороны Китая идет своеобразная тихая экономическая экспансия.

Между тем вопросы общей безопасности, неразвитость экономики и социально-политическая нестабильность побуждают официальный Бишкек с благодарностью относиться к сотрудничеству с КНР. В свою очередь, Пекин, имеющий схожие проблемы в мусульманских регионах на северо-западе страны, граничащих с Киргизией, намерен здесь также укрепить свои не только социально-экономические, но и военные позиции. В Киргизии, а также в других странах Центральной Азии (ЦА) военно-стратегические интересы Пекина и Москвы пересекаются. Они, конечно же, усилятся после вывода из Афганистана в 2014 году международных сил содействия безопасности. Не секрет, что определенная стабильность там держится на штыках США и НАТО. Теперь этого не будет. И за состояние ситуации в Афганистане и в регионе ЦА в целом берутся отвечать такие организации, как ШОС и ОДКБ. Сами эти организации ранее подобные практические вопросы не решали и только совершенствуют свое сотрудничество в военной области.

Таким образом, ответственность за военную безопасность де-факто ляжет на двух лидеров этих организаций – Россию и Китай. Решая общие задачи региональной безопасности, они, конечно же, будут отстаивать и свои собственные геополитические интересы. Важно, чтобы Россия четко спрогнозировала последствия такой ситуации и смогла наметить пути решения проблемных вопросов. Конечно же, у нее есть свои постсоветские козыри – общеэкономические, этнические, социокультурные и т.п. Реализовать их – задача очень сложная, но хочется надеяться, выполнимая и для нынешнего руководства страны.

Об авторе: Владимир Георгиевич Мухин – обозреватель "Независимой газеты".
27.06.2013

Источник - Независимая газета

Оффлайн Укенг

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 3099
  • Карма: 182
  • Пол: Мужской
М.Ганапольский: Как Китай прорастает в Россию. А Россия - в Китай
09:46 13.06.2013

Действительно, рядом была набережная - красивая и современная.

Блин, когда же у нас в Питере-то будет...
Если мы не дойдём до Великой стены,
Значит мы недостаточно любим Китай!

Оффлайн elik

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 22222
  • Карма: 80
  • Пол: Мужской
  • Skype: eleke77

Опасайтесь сговора Китая и России

Автор: Inosmi.ru
03.07.2013
Посещая в марте Москву во время своего первого зарубежного визита в качестве нового председателя КНР, Си Цзиньпин заявил своему коллеге Владимиру Путину, что Пекин и Москва должны «решительно поддерживать друг друга в усилиях по защите национального суверенитета, безопасности и интересов развития».
Он также пообещал «тесное взаимодействие в международных региональных делах». Путин в ответ заявил, что «стратегическое партнерство между нами имеет огромное значение» в двустороннем и международном плане. Возможно, своими речами на встрече в верхах лидеры двух стран несколько опережают действительность в ряде областей, однако американцам следует внимательно проанализировать российско-китайские отношения, их последствия для Соединенных Штатов и наши варианты ответных действий.

Саммит Владимира Путина и Си Цзиньпина не привлек к себе особого внимания в официальных вашингтонских кругах и в средствах массовой информации, и такая небрежность может очень дорого обойтись Америке. Сегодня у Москвы и Пекина есть пространство для маневра и тот фундамент взаимного сотрудничества, который может нанести вред американским интересам.

Если говорить конкретно, то две страны могут пойти одним из двух возможных курсов. Первый — это создание и поддержание неофициального альянса с целью противодействия американскому влиянию, в котором они видят угрозу своим жизненно важным интересам. Этот путь труден, учитывая конкурирующие интересы, отягощавшие отношения между Россией и Китаем в прошлом. Тем не менее, в истории случались и более странные вещи, когда две страны сталкивались с аналогичными вызовами. Но есть и другой курс. Две страны могут начать «дипломатию треугольника», похожую на стратегию Никсона/Киссинджера из 1970-х годов. При таком сценарии Москва и Пекин могут грозить Вашингтону перспективой создания двустороннего альянса или заключением какого-то временного соглашения о сотрудничестве, чтобы оказывать на него давление и ставить Соединенные Штаты в невыгодное положение в переговорном процессе.

Пока российско-китайские связи больше всего похожи на непреднамеренное последствие американской политики, направленной на достижение иных целей. Думать о непреднамеренных последствиях во внешней политике американским руководителям всегда было непросто, особенно с окончанием холодной войны, когда демократическое и гуманитарное триумфаторство превратилось в форму политкорректности как среди республиканцев, так и среди демократов. Войны в Ираке и Афганистане заставили Америку со временем провести весьма скромный самокритичный анализ своих действий; однако воодушевление от арабской весны и внешнее давление Британии и Франции с их интервенционистскими позывами, особенно в отношении Ливии и Сирии, свели на нет столь необходимое исследование того, что работает, а что нет в американской внешней политике.

Поражает то, что некоторые европейские страны, неспособные проводить хотя бы мало-мальски здравую экономическую политику и эффективно интегрировать в свое общество быстро растущее население иммигрантов, выработали в себе непреодолимое стремление рекламировать Европу перед остальным миром как образец и пример для подражания — если, конечно, Соединенные Штаты обеспечат им мускульную силу. Принимая во внимание их собственную историю, весьма любопытно наблюдать за тем, как эти европейцы отказываются признавать все более очевидное возрождение в мире традиционной политики с позиции силы, нанося ущерб собственной концепции мира, достигаемого методами социальной инженерии и демократии.

На самом деле, будущее сейчас во многом напоминает прошлое с его соперничающими центрами силы и конфликтующими ценностями. Как пишет историк Кристофер Кларк (Christopher Clark) в своей авторитетной работе о причинах Первой мировой войны, «после окончания холодной войны система глобальной двухполюсной стабильности уступила место более сложной и непредсказуемой расстановке сил, в которую оказались включенными приходящие в упадок империи и усиливающиеся державы. Такое положение дел вызывает сравнения с Европой 1914 года». Столь мрачное сравнение может показаться чрезмерным, ибо нет никаких веских оснований полагать, что нынешняя многополярная неразбериха может снова произвести на свет два аморфных альянса или два временных блока, которые будут все больше конфликтовать друг с другом.

Общепринятая точка зрения в США практически не допускает возможности глобальной перегруппировки сил, которую уже привели в действие Китай и Россия, ощущающие, что американская и европейская политика им угрожает, а также не играющие никакой роли в мировой системе, созданной Западом. Каковы бы ни были шансы на создание прочного союза между двумя этими странами на основе их стратегических интересов и ценностей, даже временная договоренность тактического характера может оказать огромное и долговременное влияние на мировую политику. Вспомните недолговечный Пакт Молотова-Риббентропа, который менее чем за два года произвел самое драматическое воздействие на мир накануне Второй мировой войны. Вряд ли кто-то в Лондоне или Париже может представить себе дипломатические события такого рода.

Да, настоящему российско-китайскому альянсу мешает очень многое: многолетнее взаимное недоверие; сочетание из китайского чувства превосходства и российской имперской ностальгии; снижение китайских потребностей в российской технике, включая вооружения; опасения России по поводу существенных китайских капиталовложений в освоение сибирских месторождений энергоресурсов; а также тот факт, что в конечном итоге Китаю и России от США и ЕС нужно гораздо больше, чем друг от друга.

И тем не менее, китайские и российские руководители будут соизмерять эти очень важные разногласия с основополагающими общими интересами Пекина и Москвы. Прежде всего, у обоих государств имеются проблемы легитимности их власти, поскольку они сталкиваются с серьезными вызовами со стороны неспокойных этнических и религиозных меньшинств. Соответственно, они очень болезненно относятся к внешнему влиянию на их политические системы. Кроме того, надо помнить следующее: то, что американские и европейские политики считают благородными усилиями по продвижению свободы и демократии, китайским и российским лидерам кажется враждебной попыткой свержения их власти. Иностранные указания по государственному управлению странам с другой историей, традициями и обстоятельствами редко находят положительный отклик, особенно у гордых и крупных держав.

Во-вторых, хотя российские лидеры сыграли важнейшую роль в разрушении Советского Союза, Запад считает Россию наследницей политики и целей СССР. Поэтому НАТО проводит политику расширения, включив в свой состав не только бывшие страны-члены Варшавского договора, но и три прибалтийские республики. Кроме того, Североатлантический альянс заявил о намерении принять в свой состав Украину и Грузию. В целом, почти в каждом споре между Россией и бывшими советскими республиками, причем даже с авторитарной и репрессивной Белоруссией, Соединенные Штаты и Евросоюз неизменно занимают сторону противников Москвы. Это создает впечатление, что спустя много лет после окончания холодной войны высший приоритет Запада заключается не просто в сдерживании России, но и в ее преобразовании.

Точно так же Соединенные Штаты поддерживают соседей Китай почти во всех спорах с этой страной, включая территориальные. Такую поддержку они оказывают не только традиционным союзникам Америки типа Японии и Филиппин, но и Вьетнаму, который ничуть не демократичнее Китая и представляет весьма болезненный эпизод в американской истории. Привязка администрации Обамы к Азии хоть и слаба по сути, но она способствует возникновению у Китая ощущения того, что он попадает во враждебную осаду. С точки зрения Америки, это вполне разумные действия, так как многие азиатские страны приветствуют такую привязку. Но Пекин, как и ожидалось, видит в этом угрозу. Поэтому неудивительно, что во время двухдневного саммита президента Обамы и Си Цзиньпина в городе Ранчо Мираж в Калифорнии китайский руководитель придерживался позитивного настроя, однако отказывался от уступок по важным вопросам, которые в настоящее время разделяют две страны.

Китай и Россия хотят оторваться от политики «двойного сдерживания», как она видится многим в обеих странах; и кроме того, они хотят перестроить мировую политическую и экономическую систему, созданную Соединенными Штатами и Западом для собственного блага, как считают в Москве и Пекине. Слыша о том, что они должны стать «ответственными заинтересованными сторонами» и поддерживать решения, принимаемые в Вашингтоне и Брюсселе, видя, что Всемирный банк и Международный валютный фонд действуют в основном как инструменты западной политики, а также ощущая, как США и ЕС регулярно управляют мировой финансовой системой в целях продвижения собственных интересов, российские и китайские лидеры сразу приходят к выводу, что их страны хотят поставить в невыгодное положение. Но важнее другое. Все это усиливает их желание перекроить международные правила, приведя их в соответствие со своей силой и устремлениями. Эти настроения разделяют многие региональные державы, находящиеся на подъеме.

Неудивительно, что ведущий российский комментатор Андраник Мигранян задает риторический вопрос о том, может ли вопреки многим общим интересам России и Америки возникнуть «большее сближение российских и китайских интересов по вопросам сдерживания высокомерной и односторонней внешней политики Вашингтона, который пытается господствовать во всем мире».

Аналогичная обеспокоенность прослеживается в Пекине и Москве, когда Соединенные Штаты начинают подталкивать их по сложным и острым вопросам, таким как Сирия, Иран и Северная Корея. Конечно, подталкивание это правильный курс для Вашингтона. Соединенные Штаты нуждаются в их помощи по указанным вопросам, а у Китая с Россией есть собственные тревоги и обеспокоенности по поводу этих стран. Но они не всегда дотягивают до уровня тревог и обеспокоенностей Америки, и кроме того, у этих стран есть и другие важные приоритеты, которые они должны принимать во внимание. Соответственно, им не очень-то комфортно, когда они чувствуют, как их впрягают в ярмо американских интересов, особенно если они не наблюдают особых усилий со стороны Вашингтона по налаживанию подлинного взаимодействия со взаимными уступками и компромиссами, или по учету их интересов в этих неспокойных странах.

Похоже, многие в Вашингтоне считают, что несмотря на недовольство и амбиции китайских и российских творцов политики, они в любом случае не захотят раскачивать лодку своих отношений с Соединенными Штатами и Евросоюзом. Евросоюз это торговый партнер Китая номер один, а Соединенные Штаты номер два. У России в этом плане номер девятый. Соответственно, Евросоюз для России это главный торговый партнер, а Китай находится на втором месте с большим отставанием. Соединенные Штаты в российском списке стоят на четвертом месте, после Украины. Китай с Россией также очень заинтересованы в стабильности евро и особенно доллара, так как значительная часть их валютных резервов хранится в центробанках именно в этих валютах. А поскольку Китаю принадлежит большая часть американского долга, Пекин крайне заинтересован в платежеспособности Америки.

Но несмотря на столь тесные экономические связи, история показывает, что взаимозависимость в экономике имеет серьезные ограничения в предотвращении международных конфликтов. На самом деле, экономическая взаимозависимость США и Японии лишь способствовала росту напряженности между двумя странами перед Второй мировой войной. Точно так же перед Первой мировой войной Британия и Германия были друг для друга основными торговыми партнерами. Россия и Германия были тесно связаны и сплетены экономически, но это не помешало им пойти друг на друга войной в 1914 году. Такая же ситуация была и до нападения Германии на СССР в июне 1941 года. Решения о развязывании войн в этих двух случаях наглядно свидетельствуют о том, что экономические интересы могут быть очень быстро подчинены интересам национальной безопасности и внутриполитическим приоритетам, когда разногласия достигают точки кипения.

Вот почему неправильно предполагать, будто Вашингтон и Брюссель могут и дальше задавать глобальную повестку и принимать решения о международных акциях. Китай и Россия согласны с Соединенными Штатами и Евросоюзом в том, что будет лучше, если Иран и Северная Корея откажутся от ядерного оружия, а талибы не придут к власти в Афганистане. С точки зрения Москвы и Пекина, эти общие интересы вторичны, если сравнивать их с усилиями двух стран по сохранению своего влияния в Центральной и Восточной Азии, и особенно с их стремлением сохранить стабильность у себя дома.

Заглядывая в будущее, мы не можем точно предугадать последствия российско-китайского альянса, если таковой возникнет. Среди прочего, результаты такого союза будут зависеть от его прочности и долговечности, от серьезности конфликта интересов, разводящего Пекин и Москву врозь, а также от силы давления со стороны США и их союзников, которая будет заставлять их идти на сближение друг с другом. Но холодная война закончилась не так уж и давно, чтобы американцы могли забыть поляризованный мир, ведущий в дипломатический тупик или и того хуже.

Что касается Ирана, представьте себе такую ситуацию, когда Китай и Россия после американского или израильского нападения на эту страну предлагают Тегерану гарантии безопасности или обещают восстановить его ядерную инфраструктуру. В Сирии мы уже видим результаты того, что Россия встала на противоположную сторону, а Китай занял выжидательную позицию. Или представьте, как китайцы помогают партизанам на Филиппинах, а Кремль поощряет русскоязычные меньшинства в Латвии и Эстонии. Если отношения США с Россией и Китаем ухудшатся, такие кошмары нельзя будет исключать.

Россия и особенно Китай уже настойчиво и уверенно наращивают и модернизируют свой военный потенциал. Пока Вашингтон отвечает на это весьма сдержанно и осторожно, дабы не создавать видимость чрезмерной реакции. Но представьте, что может случиться, если армии двух стран будут и дальше укрепляться, совершая маневры по всему миру, особенно во взаимодействии друг с другом. Вряд ли между Западом и этими двумя сверхдержавами возникнет война. Но произойдет усиление напряженности и конфликтных ситуаций, возникнут новые горячие точки а ля Сирия. Вражда между великими державами серьезно осложнит международные усилия по урегулированию кризисов. В этих условиях международная жизнь станет тревожной, а то и откровенно опасной. Возникнет риск просчета, давления в условиях эскалации напряженности и ощущение кризиса. Для надежд Америки на процветание появятся весьма неприятные последствия.

Мир, в котором действует российско-китайский альянс или даже дипломатический треугольник с его играми ни в коей мере не является неизбежностью. Но такой риск существует, и Запад должен гораздо лучше понимать это. Более того, чтобы снизить вероятность такой ситуации, не надо идти ни на капитуляцию, ни на умиротворение. У США, Европы, Японии, Южной Кореи и многих других союзнических и дружественных стран во всем мире достаточно власти и влияния, чтобы отбить у лидеров Китая и России охоту и стремление отложить в сторону собственные конфликты ради создания неблагоприятных условий для США и Запада. Но проводя жесткую, и вместе с тем благоразумную и реалистичную внешнюю политику, Америка должна анализировать и учитывать интересы других держав в целях снижения риска возникновения противовеса своей политике в виде противоборствующей глобальной коалиции.

Таким образом, при проведении своей внешней политики США следует уделять больше внимания тем преимуществам, которые дает сотрудничество с Россией и Китаем, а также принимать к сведению их основополагающие интересы. Очевидно, что американские лидеры должны стоять на своем в вопросах национальных интересах. Но они должны также думать и о развитии сотрудничества с Россией и Китаем. Такое сотрудничество не является наградой за хорошее поведение. Это оптимальный и, пожалуй, единственный способ для ослабления кризисов и выхода из патовых ситуаций в международной политике. Кроме того, это также фундаментальный национальный интерес Америки.

Лесли Гелб — почетный президент Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations). Ранее он занимал высокие посты в Госдепартаменте и Министерстве обороны, а также работал обозревателем New York Times. Он также является членом консультативного совета The National Interest. Дмитрий Саймс — президент Центра за национальный интерес (Center for the National Interest) и издатель The National Interest.

Источник: Inosmi.ru

 

Оффлайн elik

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 22222
  • Карма: 80
  • Пол: Мужской
  • Skype: eleke77
Ли Син: Китай с одобрением смотрит на планы России по созданию Евразийского союза
13:52 05.07.2013
Мировое сообщество сейчас широко обсуждает идею Евразийского союза - концепцию интеграции, выдвинутую Россией ради того, чтобы укрепить свое геостратегическое превосходство в зоне СНГ, усилить стратегическое влияние в западной части Атлантического океана, а также ускорить процесс вхождения в экономическую систему Азиатско-Тихоокеанского региона. Страны гипотетического Евразийского союза - наши непосредственные соседи на западе и севере, к тому же создание подобного союза в течение некоторого периода времени наверняка будет основной темой российской внешней политики, поэтому Китаю стоит отнестись к этим идеям со всем вниманием.

Согласно плану президента Путина, Евразийский союз подразумевает более эффективное совокупное использование всех природных, экономических и человеческих ресурсов стран-членов союза, более глубокую интеграцию более высокого уровня. Цель подобной интеграции - создание силы, которая станет влиятельным, но в это же время независимым игроком в будущем мире политико-экономических отношений и воплотит мечту России о могущественной евразийской державе. В первую очередь, к участию в союзе приглашаются страны СНГ. Сейчас этот союз носит экономический характер, но в будущем он может стать как политической, так и военной силой.

Автор этих строк убежден, что перспективы создания такого союза довольно туманны, здесь слишком много случайных величин. В этой ситуации Китаю следует, как говорится, "понимать суть происходящего, но не мешать, сохранять осторожность, но не оставлять происходящее без внимания, следить за ходом событий, но не увлекаться чрезмерным анализом". Основных причин для такого подхода несколько. Во-первых, на фоне того как глобализация все глубже проникает в нашу жизнь, создание Евразийского союза - часть естественного исторического процесса, его воплощение в отдельном регионе. Во-вторых, более глубокая интеграция стран евразийского региона, осуществленная на базе стабильности как в сфере экономики, так и в сфере безопасности, позволит странам региона прийти к единой внешнеэкономической политике, поспособствует выработке единых норм и законов, увеличит эффективность сотрудничества. Затраты на формальные процедуры станут меньше, возрастет степень взаимодополняемости экономических интересов. Все это на руку КНР. В-третьих, острие подобной политики вряд ли направлено на Китай: это коренное отличие евразийской концепции России от американской политики "возвращения в Азиатско-Тихоокеанский регион", направленной на сдерживание нашей страны.

От воплощения в реальность Евразийский союз отделяет всего ничего, и для западных пределов КНР это дело огромной важности, которому следует уделить все возможное внимание и которое стоит всесторонне обдумать. Сегодня, когда ситуация на восточных морских границах становится все более напряженной, важность того, что происходит на западе, понятна без слов. На востоке мы видим традиционные для нас угрозы безопасности, обернувшиеся тупиками, там мы меряемся действительной военной мощью. На западе же Китай сталкивается с новыми угрозами безопасности, и важнее всего там - экономическое влияние. На текущем этапе военная мощь по-прежнему является слабым местом КНР, а экономическая мощь - по-прежнему предмет нашей гордости. Нам следует, как говорится, "развивать достоинства и минимизировать недостатки", то есть сначала упрочить и привести в порядок наши сухопутные границы, а уже затем бороться на востоке, обзаведясь опорой и гарантиями для существования в качестве державы, сильной как на суше, так и на море.

Принимая во внимание тот факт, что страны-члены будущего Евразийского союза следуют самыми разными внешнеполитическими курсами, мы должны развивать с ними двусторонние торгово-экономические отношения, а также отношения инвестиционного сотрудничества. Исходя из исторических и стратегических соображений, нам следует отнестись с уважением и заботой к привилегиям и особому положению России в Средней Азии. Россия сохраняет пассивность в сфере развития с нами экономических отношений, поэтому нам следует воспользоваться нашими связями с государствами Средней Азии ради развития китайско-российских отношений, "надавив" таким образом на Москву, чтобы активизировать китайско-российское экономическое сотрудничество.

Китаю следует активно участвовать в жизни этого союза от имени ШОС, понемногу углублять наши знания об экономической платформе стран-членов Евразийского союза. Создание зоны свободной торговли ШОС - одна из задач Китая, а большинство стран-членов союза как раз являются членами ШОС. Помощь партнеру в воплощении его стремлений, основанная на принципе взаимопонимания, также позволяет создать благоприятные условия для своего собственного развития и заложить фундамент для реализации намеченной стратегии. Не следует надеяться, что кто-то придет и потащит тебя на себе, иначе быстро окажешься на обочине истории. Помимо этого, Китаю надлежит поработать над моделью взаимодействия с другими странами: не должно возникать ощущения, будто бы ШОС - это Китай, а Евразийский союз - Россия. Обе страны должны свести свои пути развития вместе, дополнять друг друга и опираться друг на друга.

Одним словом, Китаю надлежит подойти к Евразийскому союзу осмотрительно, внимательно вникнуть в суть дела. Нам следует, как минимум, оказать России моральную поддержку, не вставлять ей палки в колеса, не чинить препятствий, умеренно участвовать в деятельности союза, с одобрением следить за его успехами, видеть перспективу и строить на этом основании далеко идущие планы.

Автор - профессор факультета политологии и международных отношений Пекинского педагогического университета.

Перевод выполнил Кокорев Федор.

Оригинал публикации: 李兴:俄推动欧亚联盟,中国乐见其成

03/07/2013

("Газета Хуаньцю шибао", Китай)
Ли Син

Источник - inosmi.ru

Оффлайн elik

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 22222
  • Карма: 80
  • Пол: Мужской
  • Skype: eleke77
New York Times: Осторожное партнерство Китая и России
18:28 12.07.2013
Осторожное партнерство Китая и России

В среду Россия и Китай завершили совместные военные учения в Японском море, которые стали крупнейшими маневрами флотов, когда-либо проводившимися КНР с зарубежными партнерами. Учения проходили на фоне нарастающего американского недовольства действиями Москвы и Пекина по блокированию усилий Совета Безопасности ООН против режима Асада в Сирии. Они усилили обеспокоенность США относительно возникновения антиамериканской оси в составе этой пары авторитарных великих держав.

В последние годы в связи с ростом торговли улучшаются российско-китайские отношения, урегулированы старые пограничные споры, все чаще происходят встречи руководителей двух стран. Но за таким сотрудничеством скрываются серьезные разногласия. И только крупная оплошность со стороны США может превратить американские опасения в реальность.

Москва и Пекин называют свои отношения всесторонним стратегическим партнерством, однако сотрудничество между ними носит в основном тактический характер. Две страны смотрят на мир с совершенно разных точек обзора. Китай это усиливающаяся держава с быстро развивающейся и ориентированной на экспорт экономикой, стремящаяся получить максимум выгод от глобализации. А Россия это застойное нефтегосударство, стремящееся изолироваться от перемен.

Москва всячески превозносит свое партнерство с Пекином, главным образом для того, чтобы доказать миру, что Россия по-прежнему имеет значение. А Китай смотрит на такое партнерство как на экономичный способ умиротворения и задабривания России. В условиях отсутствия общей повестки и целей сотрудничество между ними сводится к тем областям, где их интересы совпадают, скажем, к развитию торговли.

В тех частях мира, которые для них наиболее важны, Россия и Китай являются скорее соперниками, нежели союзниками. Возьмем Юго-Восточную Азию. Напористые притязания Китая на участки акватории Южно-Китайского моря вызывают тревогу у партнеров Америки из этого региона, и заставляют Вашингтон укреплять сотрудничество в сфере безопасности с Вьетнамом, Филиппинами и другими странами, чьи территориальные претензии оспаривает Пекин. Но к недовольству Китая, Москва хранит молчание по территориальным спорам, в то время как российские энергосырьевые компании подписывают соглашения с Вьетнамом об освоении нефтегазовых месторождений в Южно-Китайском море – в тех водах, на которые претендует КНР. А российская оборонная промышленность наращивает поставки оружия в страны Юго-Восточной Азии, в частности, продавая современные ударные подводные лодки вьетнамским ВМС.

В Центральной Азии Китай со своей экономической мощью быстро отталкивает Россию в сторону. Китайский капитал вкладывается в строительство новых автомобильных и железных дорог, а также трубопроводов, которыми Пекин все крепче привязывает к себе центральноазиатские государства. В прошлом году товарооборот всех стран Центральной Азии с Китаем, за исключением Узбекистана, был больше, чем с Россией. Благодаря запуску в конце 2009 года газопровода из Центральной Азии в Китай Пекин сумел занять жесткую позицию на переговорах с Москвой о строительстве нового российско-китайского трубопровода. Стремление России включить Киргизию и Таджикистан в состав ее таможенного союза с Белоруссией и Казахстаном, а также призыв Владимира Путина к созданию к 2015 году Евразийского союза основаны главным образом на желании ограничить переориентацию экономик центральноазиатских стран в сторону Китая.

Спорадическое сотрудничество вооруженных сил России и Китая не меняет то обстоятельство, что Россия обеспокоена китайской напористостью и агрессивностью ничуть не меньше США. Российское военное командование не скрывает, что считает Китай потенциальным противником, хотя в официальных заявлениях оно продолжает указывать на предполагаемые угрозы со стороны Соединенных Штатов и НАТО. В июле 2010 года Россия провела крупнейшие военные учения, главная цель которых заключалась в защите малонаселенного российского Дальнего Востока от неназванного противника, который по своим характеристикам очень сильно напоминал Народно-освободительную армию Китая.

Единственное, в чем по-настоящему совпадают взгляды России и Китая, это их общая уверенность в том, что сложившийся после холодной войны мировой порядок, который Соединенные Штаты сформировали в своих интересах, лишает их принадлежащего им по праву места за столом переговоров, а Вашингтону дает возможность настаивать на своем без учета интересов других.

Ощущая свою изолированность, эти страны выступают за создание новых организационных механизмов, таких как Шанхайская организация сотрудничества, объединение БРИКС и "двадцатка", а также стремятся предстать в Совете Безопасности ООН в качестве единственных законных арбитров в вопросах войны и мира.

Российско-китайское сотрудничество, особенно в рамках ООН, в значительной мере основано на отстаивании прав государств на полный суверенитет в пределах своих границ и на противодействие вмешательству в их внутренние дела без одобрения Совета Безопасности. Такая позиция в большей степени объясняется не высокими принципами, а вполне конкретными интересами и необходимостью их защиты. Москва проигнорировала суверенитет Грузии и признала в 2008 году независимость Южной Осетии и Абхазии. Китай возразил против этого шага – в меньшей мере из-за принципов и в большей, потому что это могло создать прецедент для Тайваня.

Пекин и Москва воздержались, когда Совет Безопасности отдал распоряжение о введении бесполетной зоны в небе над Ливией - потому что эта страна не имела для них особого стратегического значения. В отношении Сирии они заняли более жесткую позицию, и это стало отражением тех политических интересов, которые имеются у России в этой стране. Китай с удовольствием спрятался за российскими возражениями, предотвращая очередную американскую интервенцию.

Урок, который должны извлечь из всего этого Соединенные Штаты, заключается в следующем. Чем чаще они будут отмахиваться и игнорировать требования русских и китайцев об учете их интересов и обеспокоенностей, тем более обоснованными будут их опасения относительно создания оси Россия-Китай. Когда у Москвы и Пекина стоят на кону реальные интересы – как у России в Сирии – Вашингтон должен проявлять готовность слушать их, а также рассматривать возможность принятия компромиссных решений, прежде чем начинать действовать.

Вашингтон должен серьезно отнестись к заявлениям о том, что институты, созданные в мире после холодной войны, не отражают реальное соотношение сил и распределение власти в сегодняшних условиях. Он должен также быть открыт для новых форматов, таких как Группа 20, где Россия и Китай находятся на равных с традиционными партнерами США. Это особенно актуально для Азии, где зарождается новая архитектура безопасности.

Передача Пекину и Москве больших полномочий в решении мировых проблем может вызвать некий дискомфорт и тревогу, однако альтернативой такому процессу станет сближение Китая и России и возникновение между ними оси, которая так сильно пугает американских политических руководителей.

Джеффри Манкофф - научный сотрудник и заместитель директора программы России и Евразии, проводимой вашингтонским Центром стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies).

Оригинал публикации: The Wary Chinese-Russian Partnership

Опубликовано: 11/07/2013

("The New York Times", США)
Джеффри Манкофф (Jeffrey Mankoff)

Источник - inosmi.ru