Автор Тема: 世纪合同–俄罗斯目前性之利益与中国长远之利益,论中俄5-21供气合同; Контракт века–контракт сиюминутной выгоды для России и долгосрочной выгоды для Китая  (Прочитано 23683 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн SMALL_CHINESE

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 229
  • Карма: -58
  • Пол: Мужской
    • Сайт Лучшего русско-Китайского Переводчика-Консультанта
  • Skype: Walker_8888
Контракт века – контракт сиюминутной выгоды для России и долгосрочной выгоды для Китая, о Российско-Китайский контракте по газу 21.05.2014г.

知己知彼百战不殆 – 孙子兵法
Знание себя и оппонента есть путь к непобедимости – воинские правила Сунь Цзы

Три года назад, на круглом столе рбк.ру, посвященном росийско-китайскому энергетическому сотрудничеству, который вел Андрей Карабьянц, я сказал, что если нам придется заключать газовый контракт, то он будет контрактом века и всей истории человечества, и по масштабу инвестиций и по самому объему. Я, в-первую очередь, исходил из позиции прокладки трубопровода «Уренгой-Сковородино-Находка», который должен иметь протяженность порядка 7000 км, и стволового типа и уровня, то есть мощностью прокачки не менее 150 миллиардов кубометров природного газа.
Хотя я и выглядел, в определенном смысле слова, тогда «марсианином» и «белой вороной», но президент Путин 21.05.2014г., в моем родимом Шанхае, практически повторил мое видение, правда уже не на концептуальном уровне, а на уровне подписанного газового соглашения с Китаем.
Эта тема сразу стала топом дня, и, судя по всему, на всю оставшуюся часть года сего, если конечно не более на ближайшее время. Подписание газового соглашения с Китаем, вдвойне приобрела взрывной характер еще по тому, что буквально еще в 20.05.2014г., после «ночного мозгового штурма», CNPC буквально заявила о том, что подписание газового контракта с Газпромом не реально.
Как человек, имеющее самое близкое и тесное отношение к российско-китайскому энергетическому сотрудничеству за последние 25 лет, постараюсь в рамках данной статьи, проанализировать этот «контракт века и всей истории человечества». Хотелось бы, чтобы мой анализ носил более фундаментальный и всесторонний характер, поэтому, он будет состояться из таких составляющий аспектов, как: политическая, техническая, коммерческая, экологическая, составляющие.
Итак, политическая составляющая и аспекты «контракта века»: +1 Путину и России, и -1 Китаю. Думаю, то что +1 Путину и России, очевидно, и об этом протрубили, как говорится, кому только не лень у нас в России, а вот -1 Китаю у нас никто не упоминал, а в самом Китае об этом «трубили» разве что только иммигрантские проамериканские круги. Они основываясь на хорошо известную позицию и ссылая на давно известный факт, а именно, товарооборот Китая со США порядка 570 миллиардов Долларов США, даже с Японией, которая никак не может отдать «канты», и то 370, а с Россией даже не набирает и 100. Забывая, при этом правда, что товарооборот Китая с ЕЭС порядка 530 миллиардов Евро, или в Долларах США, это порядка 725 миллиардов. Тут, как говорится, все понятно, и более-менее ясно и очевидно.
Технические аспекты и составляющая. По-моему, это наиболее важная сторона, и о ней практически никто не говорил, и это, по-моему, самое главное упущение всей компании-нынешней эйфории «контракта века» во всем ее проявлении и аспектах. А ведь тут ох как много интересного и, что самое главное, важного и примечательного.
Начнем с самого главного одного из двух газоконденсатных месторождений, а именно с Ковыктинского. Запасы природного газа на месторождении оцениваются в 2 трлн кубометров газа, 120 млн т жидкого газового конденсата и 2,5 млрд кубометров гелия, хотя по категории С1+С2 и составляют 2,551 трлн кубометров. С исторической точки зрения, открытое еще в 70-х годах прошлого столетия, фактической официальной датой открытия месторождения, однако, считается 1987 г., когда была подтверждена его промышленная газоносность. И, с учетом крайне сложной географией, рельефом и геологической спецификой местности, а именно, месторождение расположено в необжитой местности в 400 км к северо-востоку от Иркутска. Территория месторождения представляет собой высокогорное плато, покрытое темнохвойной тайгой, а отдельные районы находятся в зоне вечной мерзлоты. Рельеф осложнен многочисленными долинами — каньонами. О геологической специфике месторождения информация крайне скудная, судя по всему, геологические изыскания были проведены на довольно начальном и не детализированном уровне.
Тот факт, что во времена 26-го Съезда КПСС, это месторождение было обделено должным вниманием со стороны различных кругов, и в-первую очередь правительственных, говорит уже о многом. Говоря однозначнее, то Газпрому придется, в любом случае, провести геологические изыскания на уровне промышленной разработки, а с учетом современных реалий, даже с … центра поля. Что, с учетом современного уровня геологических изысканий, даже с помощью мощнейших супер-компьютеров и методов математического моделирования, выглядит весьма проблематично. Увы, это тебе уже не «ударные 70-е». С учетом рельефом местности, проект выглядит просто исторически беспрецедентным. Даже известный в последнее время «боливийский проект», близкий по рельефности с первого взгляда, все же в особенности, рельефности окружающих областей, заметно уступает по степени сложности Ковыктинскому. А с точки зрения газотранспортной системы, и, в-первую очередь, прокладки трубопровода, проект выглядит просто технически неопределенным.
Но все же тут, по крайней мере, более-менее ясно и определенно, а именно, из-за гелиевой составляющей. Благодаря тому, что месторождение обладает, очевидным образом, стратегическим значением, геологические, и, следовательно, технико-экономические изыскания его проведены достаточно основательно, другое дело, что вся информация, засекреченная, как говорится в таких случаях, «под семью печатями», не обновлялась уже почти 40 лет. Однако, все же это не страшно, приемлемо, а если учесть, как «военные», или точнее говоря, для «военных» делали все, в том числе и геолого-изыскания, факт даже обнадеживающий, уж точно вдохновляющий. Есть проблема «стыковки» с евротрубой-1424, но это носит, скорее всего, не более, чем чисто ситуационный характер, во всяком случае, технических проблем нет. А, если учесть, по сравнению с Чаяндинским месторождением, географический рельеф местности, даже вполне приемлемо и допустимо.
Но, все же, судя по всему, Ковыктинское месторождение не суждено быть основным месторождением-источником для «контракта века», он, повторюсь еще раз, ценен своим Гелием. Ибо 2,3 млрд кубометров Гелия, цифра, по понятной причине, не поддающая никакому сомнению, выглядит тут более чем убедительно.
И все же о главном, о том, ради которого, можно сказать, все и затеяно.
Чаяндинское нефтегазоконденсатное месторождение, на сегодняшний день мы знаем, что запасы разведанного пластового газа составляет 1,247 трлн кубометров, нефти - 197,668 млн тонн, конденсата - 19,5 млн тонн. Тут уместно напомнить, что речь пока идет о самом предварительном порядке геологического изыскания на основе предварительных буровых работ, которые проведены, скорее всего, без сейсмических и лазерных исследований. Обратимся к истории, первичные буровыми работы проведены в период конца 80-х и начала 90-х годов, были установлены основные черты строения этой неантиклиналъной ловушки. Иначе говоря, учитывая период «лихих 90-х», можно сказать сразу, геологические изыскания по чаяндинскому месторождению практически не проведены. Мы сейчас не можем не только судить о нем на уровне С1, С2 уровень пока остается на уровне разве что предположений.
Весьма показательным является тот факт, что на последней пресс-конференции, Путин в Шанхае с улыбкой таинственности заявил: … а может быть и 5-6 триллионов. В этом и вся собака, как говорится, зарыта. По всем показателям, и в-первую очередь, геолого-рельефным, Чаянды «тянет» на этот уровень. Конечно, тут на плеяду супер-гигантского газоконденсатного месторождения «святой тройцы», скорее всего, не тянет, но 5-6 триллионов это уже тот уровень, который позволяет уже говорить о коммерческой состоятельности его промышленной разработки. Разве что два момента, точнее говоря, скорее всего три, и первый это, надо найти, доказать этот объем 5-6 триллионов кубометров пластового газа. Но, все же должен тут сказать, пусть пока и на чисто эмпирическом уровне, с этим, судя по всему, проблем не будет, во всяком фактор риска в этом не состоит.
Тогда вопрос второй, а именно, что делать с … нефтью, которая, в случае пятикратного увеличения предполагаемого, все же пока еще очень рано говорить о точно разведанном, запасе, естественным образом экстраполируется также в пятикратном объеме, то есть, его запас достигается триллионного уровня. Вся комичность ситуации, как раз в этом довольно гигантском объеме запаса нефти, который надо как-то разрешать в плане конечной добычи природного газа. Иначе говоря, куда его, эту нефть, девать. Прокладывать нефтепровод в Китай, также выглядит комическим образом своей явной несостоятельности, провозить ее сначала авто, а потом и железнодорожными цистернами … но куда?! Тут, ох как еще у кое-кого Головушка переломается!
А если тут еще добавить то, что это, собственно говоря, район является источниками великой Лены реки, то добыча газа становится еще проблематичной из-за пониженного естественного фонового напора воды, то есть, газ придется, в достаточной большой степени, «высасывать», что повышает себестоимость самой уже добычи. Вопрос только насколько?
Третий момент, это газовый трубопровод. Как известно, район Чаянды это сплошные горные массивы, и плюс еще сейсмоактивность. Да к тому же, район мало населенный, труднодоступный, а порой даже, в буквальном смысле слова, малоизученный, то возникает целое огромное множество вопросительных моментов. Можно уже с твердостью утверждать, что обслуживание газотранспортной системы выйдет в звонкую Копейку, и это, во многом, еще без учета ряда прочих, технического плана моментов, одна из главных, это беспрецедентность самого проекта.
Прорезюмируем, оба месторождения характеризуется довольно сложными рельефами местности – гористая местность, а для чаяндинского месторождения, это еще сплошные горные ряды. Что с точки зрения газоразработок, и в-первую очередь, это касается газотранспортной системы, случаи практически беспрецедентные в историческом плане. Этот фактор, в особенности обостряется с учетом стандартного использования труб диаметра 1400мм. Увы, тут как говорится, альтернативы нет, или, точнее, уже нет. Следовательно, по крайней мере обслуживание всей этой газотранспортной системы обойдется Газпрому в «звонкую монетку». А ведь тут еще надо приплюсовать то, что оба месторождения находятся в сейсмоактивной зоне 6-ти бальной категории.
Кроме этого, геологические изыскания, и в особенности это касается чаяндинского месторождения, требуют доработок, а порой и существенных. А это, в наше время выглядит и дорого, и, что самое главное, весьма проблематичным. Кроме того, с учетом рельефа местностей, геологические изыскания носят беспрецедентный характер. И, еще, а это надо подчеркнуть в особом порядке, резкий «поворот-выбор» в пользу этих двух, до сере практически не рассмотренных в рамках российско-китайских энергетических изысканий в течении последних 10-ти лет, месторождений в порядке приоритетности и, можно сказать даже, исключитетльности, означает, причем в достаточной степени очевидности, одно, принятие решение в таком варианте носило характер экстренности. Ибо с технической точки зрения, западный путь, Ямал-Омск-Казахстан-СиньТиянь, более чем очевидным образом выглядел гораздо зрелым и состоятельным.
Для оба этих месторождений, по причине очевидной мощнейшей гидро-базы, возможность форсажа путем гидро-разрыва пластов, колоссальны. Это является сильной поддержкой обеих проектов природно-технического плана, но с другой стороны, это является и тревожным фактором, в-первую очередь, экологического плана.
Коммерческая и финансовая составляющая.
О том, что нам с Китаем придется договариваться об энергетическом сотрудничестве, я говорил еще 20 назад, однако, реально состоятельные переговоры об этом начали в середине 2000-х годов. Первым контрактом срочного и масштабного уровня, не считая мелких сделок разового характера, был заключен между «Роснефтью» и «Китайской Нефте-Газовой Корпорацией» (CNPC) лишь в 2009 году, сумма контракта порядка 70 миллиардов долларов США. Примечательна цена контракта – 75 долларов за баррель, хотя она до сих пор еще не анонсирована.
В самом деле, этот контракт весьма показателен в плане того опыта, который мы приобрели, точнее говоря, должны приобрести. Во-первых, это уже срочный, по сущности своего, контракт. В этом плане, случай воистину беспрецедентный, ибо до селе, об этом мы могли только мечтать. Не смотря на то, что диверсификация направлений поставок наших углеводородных сырьевых позиций проблема для нас жизненно важная, реальные действия, и в-первую очередь, коммерчески состоятельного характера, мы начали делать довольно поздно, начиная с конца 2000-х и даже с начала 2010-х годов. Китай тому яркий пример. Увы, не менее ярким стал и пример заключения контракта между Роснефтью и CNPC.
Общеизвестно, китайцы крайне непростые переговорщики по энергетическим позициям, но, разве это «новость уровня открытия Америки»? Думаю, для профессионалов должно, по крайней мере, быть известным факт: а разве с японцами легко было вести переговоры по энергетическим позициям? Ведь это было общеизвестными фактами, и почему именно Роснефть и мы, эту не прописную истину игнорировали, в результате заключив крайне ущербный для нас контракт по цене 75 долларов за баррель сырой нефти. А ведь контракт срочный, и он рассчитан на 10 лет в качестве срока выполнения, и посему становиться еще более очевидным факт ущербности для нас и нашего государства, ибо начиная с 2011 года, цена на нефть устойчиво пробивала порог 105 долларов. Тут, конечно, еще уместно напомнить, что так называемый «восточный маршрут» поставок нефти, по причинам крайне степени не достаточной развитости логической инфраструктуры исторического плана, понятно нет мощного трубопровода, и конце концов, еще к тому же, сугубо географический фактор дальности поставок, делает контракт в принципе убыточным для Роснефти, не говоря уже, о нашей стране.
Хотя этот прецедент должен стать, в любом случае, опытом для нас, и Газпром уже со всей степенью серьезности его, подходил к газовым переговорам с той же CNPC, газовые контракты, все же, сильно отличаются от нефтяных. И в-первую очередь свойственной во многом только им, так называемой формулой цены, продиктованной исключительным срочным характером газовых контрактов. Следовательно, даже без «японского опыта», можно понять, что они гораздо сложнее. Кончившиеся полным провалом евро-идея спотовых цен и сделок на газ, не более чем тому подтверждение. Среди профи в шутку так говорят: для чайника цена в стоимостном выражении, а для профи уже формула цены.
Почему так сложно и тяжело, супротив нефтяных переговоров Роснефти и CNPC, шли переговоры между Газпромом и CNPC по газовым контрактам. Помимо феномена Роснефть-75, пожалуй, главной причиной была формула цены на газ, без которой, по сути говоря, не мыслимы долгосрочные и масштабные поставки газа. А ведь в «козырях» у Газпрома, супротив Роснефти, которая, как и в советские времена, поставляла в Китай значительную часть нефти довольно первобытным способом по железной дороге, имелась все же восточная газотранспортная магистраль мощностью порядка 15 миллиардов кубометров в год, построенная еще в советское время на основе сугубо стратегических соображений против, как не странно, того же Китая. Эта ветка, пусть и не стволового уровня, но все же могла довольно просто (что вполне было свойственно советским проектам) «раскачегариться» до 25, все же не до 30-35 миллиардов, как заявлялось.
И тут, Газпрому, как мана небесная, создатель уготовил JCC – японскую формулу цены на СПГ (сжиженный природный газ). Рожденный в тяжкий муках, пожалуй, в несоизмеримо тяжких, чем муки плана переговорного процесса Газпром-CNPC, JCC оказался феноменально удачной формулой цены на газ, от которой, не так то и просто отказаться уже даже для самой Японии. Хотя Япония, по крайней мере, за последние лет 5-7 все время то и делала, чтобы найти альтернативу формуле JCC. Это продиктовано тем, что Сахалин-1,2, в котором японцы участвовали самым непосредственным образом, имел более чем реальные перспективы апгрейд до уровня поставок трубопроводного газа в Японию, а это, уже однозначно не цена СПГ, которая уже приближается в Восточной Азии до порядка 700 долларов за 1000 кубов.
Рынок природного газа в Китае под семью печатью табу до сих пор, в отличии, кстати говоря, от нефтяного рынка, который либерализирован и открыт практически полностью уже к 2010 году. Тут Газпром можно понять в полной мере, ибо крайне тяжело вести дела со стороной страны, которая до сих пор держит под семью печатью рынок газа. А ведь, по понятным причинам, Китай по праву может, и должен, претендовать на рынок газа №1 в мире. Хотя, японский рынок газа, в виду ряд предпосылок, на все 100% открытым, назвать можно разве что только с очень сильной натяжкой и до сих пор.
По сути говоря, анализ китайского газового рынка, задача не из архисложных, хотя и очевидны меры государства по его защите, и это в-первую очередь имеет отношение в информационном плане. Это, в-первую очередь, касается общего объема рыночного потребления природного газа. Цифра 170 миллиардов кубометров, в этом свете кажется весьма сомнительной. Но что ни в каком свете не может поставлено под любое сомнение, этом высоченные темпы роста потребления природного газа в Китае, который оценивается в 15-20% в ежегодном исчислении. Что к 2020 году, должно привести к уровню общего потребления газа в Китае до 450 миллиардов кубометров в ежегодном исчислении.
Но тут я бы внес одну ремарку, которая очевидным образом, должна носить существенный характер. Динамика роста уровня потребления газа в Китае, судя по очевидным предпосылкам и насущным фактам, должна очевидным образом носить характер кривой, а не прямой, с лавинообразным ростом взрывного характера в ближайшие 3-5 лет, при которых, темпы роста могут достигнуть до 70-80% в ежегодном исчислении. Объективными предпосылками для этого, самым очевидным образом, стали «смоговые вспышки» в Пекине, и даже в Шанхае, что до селе практически не было, в последние 3-5 лет. Самым примечательным фактом является то, что еще в конце первого десятилетия и самого начала второго десятилетия 21-го века нынешнего столетия, бывший премьер-министр Госсовета КНР Вень Тиябао, в буквальном смысле, в стиле аля-Никита, колоты кулаком по столу (слава создателю без обуви на руках!) требовал с 2011 года, 100%-тно перевести все ГРЭС и ТЭЦ крупных мегаполисов на газовую генерацию. Самое интересное, что этот феномен и в самом деле носил довольно траго-комический характер. Но важнейшим моментом является один, не подающий сомнению, факт: Китай с его мощнейшей сетью мегаполисов мирового уровня, стоит уже на пороге эколого-гуманитарного кризиса из-за угольной генерации.
Призыв, который носит вполне реальный и директивный характер, премьера Вень Тиябао не суждено было осуществить, более того, его смена на нового премьера Ли Кэчиян, во многом и продиктовано его этой «волюнтаристической» мысли. Это, конечно, с первого взгляда обывательской наглядности, но если взглянуть по глубже, то мы должны задать, по крайней мере, один вопрос, а собственно говоря, что привело к «потоплению» такого «непотопляемого» политического тяжеловеса, как сам премьер Вэн Тиябао?
С первого взгляда, оба технократа, только с одной, пожалуй, разницей - первый советского типа, а второй, американского техно-экономического типа. Советский тип подхода – в самом деле надо, значит любой ценой! Американский типаж – надо, а сколько это стоило бы? Самое интересное, что как раз, в самом деле надо было, и тут советский подход был как нельзя кстати. Премьер Вень Тиябао обладал прекрасным инженерным мышлением, во всяком случае, ему удалось точно предусмотреть всю степень угрозы и серьезности угольной генерации. Он решился на самые что ни есть решительные действия, а именно, приказал перевести полностью на газовую генерацию все мегаполисы Китая. Решение ультра масштабное, если учесть, что таковых мегаполисов с чисто городским населением более 10 миллионов набирается аж полтора десятка не менее, с общим населением под … 300 миллионов человек! Если летний, нужно сказать, к счастью для Китая, период, который из-за кондиционирования воздуха, по праву считается пиковым по электропотреблению, можно было бы как-то «сгладить» и компенсировать за счет региональных сетевых поставок, и в-первую очередь гидро-генерации, которой Китай вправе и гордиться, то зимний отопительный период, пусть и второстепенный по пику уровня потребления энергии, становиться колоссальной дырой, что и случилось через 2-3 года.
Но, все же я не согласился с той бытующей позицией о том, что у Китая может быть только проблема экологического срыва из-за угольной тепло-генерации в зимний отопительный период, хотя и с сугубо обывательской позиции это и очевидно. Достаточно информации, которая и носит неоткрытый характер, свидетельствует о том, что не более как к 2016-2017 годам, и относительно экологически «спокойная» и «гладкая» летняя электро-генерация должна стать, по сравнению с зимним периодом, экологически более пагубной и проблематичной. Дело в том, что хотя гидро-генерация и могла компенсировать в должной степени летнее пиковое электропотребление, но все она пассивна и зависима от природы, и в-первую очередь от ее причуд. Ее крайне крайней степени нестабильность может привести к гораздо более пагубным и страшным последствиям, нежили сажа-пыльные смоги в зимний отопительный период, тут, как говорится, не дай только боже тому!
Это все хорошо понимал премьер Вень Тиябао, и советские дух и система 101% гарантии и запаса прочности взяла вверх. Он даже порой довольно резко высказывался на сей счет на довольно публично-открытых мероприятиях. Но он и поплатился за этот, с первого взгляда, валюнтаристический стиль-подход в духе Никиты Сергеевича. Я всегда говорил и еще раз повторяю в рамках данной статьи, это самое что ни есть, что Китаю ни в коем случае не следовало бы делать. Во-первых, и это в немалой степени послужило той самой причиной такого, с финансово-экономической точки зрения, опять только с первого взгляда, валюнтаристическим и авантюристическим решение - это относительно благополучные в финансово-экономическом плане годы конца первого десятилетия 21-го века. Которые, очевидным образом, создали ту основу и «подушку» для такой траты века. Китайское руководство, и многочисленные показатели уже к тому времени свидетельствовали о том, что Китай должен столкнуться с финансово-экономическими проблемами уже начиная с начала второго десятилетия 21-го века, что очевидно, уже с чисто объективной точки зрения усложняло, а может быть и даже исключало принятие такого рода кардинальных и масштабных мер финансового характера. Конечно, падения ВВП и ухудшения внешнеторгового баланса, это все же показатели косвенного характера, нам тут все же нужно обращать внимание на более фундаментальные основы и причины.
Во-вторых, в Китае начата, опять под инициативой премьера Вень Тиябао, финансовая политика упорядочивания банковско-кредитной системы, я бы тут акцент сделал на второй составляющей, а именно кредитной политики. Повышение учетной ставки шло однозначным образом в ущерб этого самого решения инфраструктурного характера, хотя бы с сугубо инвестиционной точки зрения, ибо кредиты должны были существенно подорожать. Идея премьера Вень Тиябао была понятна в достаточной степени ее восприятия рядовым членам китайского общества, хотя и не совсем очевидна своей причинно-следственной связью. Одним словом, цитируя премьера Вень Тиябао, скажем так: вместо того чтобы раздувать пузырь недвижимости и создавать «мертвые города», лучше уж, и что самое главное, необходимо всю эту умопомрачительного масштаба денежные потоки направить в насущную инфраструктурную перестройку, пусть и революционного уровня. Но вместо того, если конечно судить по простой логике вещей с первого взгляда, чтобы обуздать инфляционные составляющие, чтобы, по крайней мере, население могло адаптироваться к глядящему повышению цен на тепло и электроэнергию, со сугубо «китайской спецификой», случилось совсем обратное и непостижимое, а именно – гиперинфляционный взрыв цен и всего. Что уже хоронило все благие начинания революционной перестройки энерго-генерирующей системы. Думаю, в рамках данной статьи, нет смысла останавливаться в причинах этого анти-логистического феномена, спишем на «китайскую специфику», но вполне допустимы тут и определенные действия определенных кругов против предполагаемых мер премьера Вень Тиябао, которые, как мы знаем, частенько, но все же случаются не только в Китае, но и в мировом масштабе.
В-треьих, пожалуй, самого главное, по крайней мере с точки зрения резюмирования и прямых выводов из вышесказанного в рамках темы статьи, это гораздо пагубные последствия отказа Китая от этой революционной перестройки своей энерго-генерирующей системы, в период правления уже нового премьера Ли Кэчияна. Скажу одной, но надеюсь лаконичной и очевидной фразой: если бы Китай свою перестройку энерго-генерирующей системы, а насущность и необходимость ее не мог отрицать даже сам премьер Ли Кэчиян, начал на 3-5 лет раньше нынешних шашек, ибо то, что сейчас предпринимаются в этом плане, выглядит жалко и, по крайней мере, малоубедительно, то он, в конечном итоге сэкономил в целом в разы. Скажу без опасения, разов 2-3 как минимум. Все же советская директивная система тут имеет очевидный приоритет и преимущество против, по крайней мере, американской экономической модели и подхода. Преимущества разового и перманентного подхода в перестройке энерго-генерирующей системы очевидна и убедительна, а для Китая периода конца и начала первых двух десятилетий нашего века, это, как минимум, вдвойне.
Итак, Китай подступился к периоду перехода на газовую генерацию, причем, этот революционный скачок может носить только перманентный и масштабный характер, в наши, уже теперешние дни. Думаю, излишне упоминать, что должно резко вырасти потребление природного газа, ибо объемы добычи 40 миллиардов угольно-пластового газа и 35 миллиардов кубометров угольно-реакционного газа, а это, нужно отметить при этом, не более как официальная статистика, которая, в данной конкретной ситуации, может быть, по вполне понятной причине, только преувеличенной, не может никак соответствовать насущным реалям сегодняшнего дня. Таковыми и являются такие параметры как 110 миллиардов собственной добычи Китаем природного газа, и 60 миллиардов его импорта. Заметьте, я специально преуменьшил в первом случае и преувеличил во втором случае, официальную статистику по, думаю излишне объяснять, понятным причинам. Таким образом, Китай должен увеличить потребление природного газа с темпами роста в 20-30% ежегодно в ближайшие 10 лет, что приведет к росту импорта до 70-80% ежегодно. Причем, как я уже отмечал, рост потребления и, тем более импорта, природного газа будет носить взрывной характер потенциальной кривой в пользу начального периода.
Что должен делать Китай, в фактическом плане реагирования и принятия мер супротив этой тенденции и ситуации. Говоря одним словом, похоронить, или сделать все, для упразднения системы формулы цены JCC на газ в Восточной Азии. Формула цены на газ JCC, это в первостепенном плане, эта формула на сжиженный природный газ (СПГ). Она возникла во многом из-за отсутствия, причем в принципиальном плане, газотранспортной системы в Восточной Азии, причем, скорее всего речь должна идти о ее северной части, и так было бы все же, точнее. Реализовав, точнее говоря, приняв формулу JCC, Япония изначально не хотела мирить с тем, что ей приходится, как минимум, в 1.5 раза платить дороже, чем, скажем, если бы газ был трубопроводным. Думаю, то же самое приходиться говорить и о Китае. Даже после «туркменского прорыва», когда Китай понял, что те несчастные 15 миллиардов, вместо 30 обещанных и подписанных в контракте, из-за географии транспортировки через практически весь Китай на восток, и то только доходит какие-то несчастные 10 миллиардов. «Южный поток» трубопроводного газа из Бирмы также оказался скорее фикцией, чем реальностью. Следовательно, фактически 50 миллиардов кубов, все равно приходится закупать в Катаре, а это исключительно только СПГ.
Начиная со середины первого десятилетия нашего века, Япония, ну и конечно Китай, пусть тогда и в меньшей степени, получили «козырь» - нефте-газовые разработки великого кораллового рифа Австралии, известного еще как большой барьерный риф. Приняв решение о начале реализации этого проекта, правительство Австралии, равно как и «святая двойка» австралийско-британской энергетики «BHP-Billiton» и «Rio Tinto», сразу попали под обстрел общественности. В результате, практически сразу убрали нефтяную составляющую проекта, как наиболее эко-вредная часть, оставив газовую, благо, месторождения по технологическому составу позволяли проводить одностороннюю добычу газа без нефтяной составляющей.
От трубопроводной модели логистики на север Восточной Азии, и без экологов, пришлось отказаться сразу. Благо уже к этому моменту технологически созрела концепция мобильного сжижения природного газа морского базирования, с последующей транспортировкой. Казалось, что все должно быть в ажуре, как говорится, тем более, что Китай заявил о том, что готов наладить производство этих морских платформ по сжижению чуть не на промышленной основе. Правительство Австралии обещало дать преференции, в-первую очередь, налогового плана, что в конечном счете приводило к тому, что цена на СПГ, с учетом переработки и последующей логистике, должна упасть чуть ли не до 500 долларов США за эквивалентный тысяча кубометров. Ситуация, в-первую очередь для Китая, резко «улучшилась» после того, как в конце 2008 года, по причине резко разразившегося глобального экономического кризиса, вместе с «Lehman Brothers», об своей финансовой несостоятельности, объявила и «Rio Tinto», которую, правительство Австралии допустила к проекту совместно с монстром «BHP-Billiton», ввиду крайней степени масштабности самого проекта. Конечно, не взирая на то, что акционеры были как за «соломинку спасения» за продажу «Rio Tinto» Китайским госмонополиям, дальнейшее развитие истории общеизвестна. В рамках данной статьи, все же упущу ее, хотя она, несомненно, заслуживает особого внимания и в рамках сущности данной статьи, скажу лишь, если бы Китаю удалось закупить «Rio Tinto», то вполне возможно, что конечная цена на СПГ в Восточной Азии могла бы рухнуться и до … 430 долларов, по крайней мере, такие слухи и разговоры шли и были, и им стоило верить.
Однако, в конечном итоге сегодняшнего дня, ни Китаю не удалось купить «Rio Tinto», ни газовому проекту большого барьерного рифа не суждено было осуществится. В результате, по большей части причин, и Японии не удалось наконец похоронить JCC формулу, м, не то что до хотя бы 500 долларов, сегодня мы имеем налицо цену почти, что 700 долларов на газ во Восточной Азии. Считаю, что именно это и есть тот рыночный фон на газ в Восточной Азии, перед подписанием «контракта века». К этому мне хотелось бы добавить два штриха, которые, я считаю, все же имеющие существенное значение в этой связи. Во-первых, это провал создания «всемирного газового картеля», фактически между Россией и Катаром, который, я считаю, что пошел явно не в пользу Китая, не говоря уже о Японии. Во-вторых, фактический провал газовых переговоров между Китаем и Катаром, а также газовые изыскания Китая с Ираном по «южному Парсу», которые успешными для Китая также не далеко следовало бы назвать.
Итак, приняв за основу тот примитив, как формула привязки цены газа с ценой нефтью, которая в Европе уже работает с треском, мы, во-первых, отказались от формулы JCC, причем сделали это директивно резко и внезапно, удивив, в-первую очередь саму CNPC, которая накануне уже успела отрапортоваться об фактическом провале переговоров в плане сиюминутного подписания газового контракта. Во-вторых, все это означало, со всей степенью очевидности, одно: весь труд и все «мучения» всего до селе переговорного процесса с «очень непростым переговорщиком» Китаем, как говорится, коту под хвост. Думаю, что все это, в-первую очередь, «удивило» CNPC, ибо такая логика и позиция в переговорах, свойственна разве, что лучшим традициям «коммунистического интернационализма» Китая в 50-х и 60-х годов, и отказавшегося от него в начале 70-х годов в Китае, самих китайцев не возможно было не удивить. Вот тебе - истинная широта-щедрость русской души!
В-третьих, чем ущербна для нас «нефтяной примитив» формулы цены на газ «контракта века»? Я, собственно говоря, уже, как минимум, наполовину это сказал и показал выше. Избрав такую модель-формулу изложения и подход, я хотел бы, в-первую очередь, дать возможность человеку, обывательски далекому от сложнейших правил газовых сделок, а они, могу сказать на «собственной шкуре» восприятия, гораздо сложнее нефти, у которой есть и спотовые цены-листинги, лучше понять и такую сложнейшую игру, как цена на газ. Дав оценку «контракту века» как: контракт сиюминутной выгоды России и долгосрочной (аж целый 30-ти летний период) выгоды Китая, думаю, излишне напоминать, что именно та очевидная политическая составляющая с нашей стороны, и послужила тем импульсом толкания, который и привел к такому «подписанию» этого контракта.
По сути говоря, формула JCC могла бы еще «прожить» как минимум 10 лет. Очевидный провал проекта «Сахалин-2» и, в-первую очередь, с японской стороны как основного его игрока, более чем лаконичнее другого, доказывало этот факт. И то, что «Сахалин-3» отдано всецело на «откуп» CINOPEC, а не CNPC, которая все время и слышать не хотела об самой идее «Сахалин-шельф-СПГ», ударившись, почему-то, на «Ямал-СПГ», который и ежу, как говорится, было понятно, что уж точно не для китайского рынка, красноречивее всего, свидетельствует об этом.
Политэкономическая составляющая. Катар и Иран
По заявлению Путина, Россия планирует инвестировать 55 миллиардов долларов США в проект «контракта века», китайская сторона заявила о цифре 35 миллиардов, правда, позже пошли слухи, что эта цифра вполне может вырасти и до 40 миллиардов. Года три назад, участвуя на форуме РБК.ру у Андрея Карабьянца, я поднял тему поставки газа в Китай, отметив, что проект по праву будет иметь право называться «контрактом всей истории человеческой». При этом, я сказал, что газотранспортную магистраль я должны строить с достаточной мощностью порядка евро-ствола, не менее 150 миллиардов кубов в год. Правда, речь шла об стволе «Ямал-Омск-Сковородино», я оценил проект в 700-900 миллиардов долларов, при этом добавив, что ввиду его масштабности, протяженность ствола более 8000 км, и с этой точки зрения, человечество еще не сталкивало с такового масштабом капстроительства, вполне возможно и превышение объема инвестиций за триллион. Даже если взять газотранспортную составляющую «контракта века», заключенного в Шанхае, то ее длина, по идее, должна составлять 4000 км, то есть, половина от ствола «Ямал-Омск-Сковородино», следовательно, цена проекта должна быть 350-450 долларов США. Но это на первый взгляд, при более детальном рассмотрении, не трудно заметить явный характер «первопроходности» второго, ибо можно считать, что от Ямала до Омска, можно при этом еще и приплюсовать Новосибирск, ствол практически готов, его практически можно не строить, это уже более 1/3 ствола. Ствол «Ковыкта-Сковородино-Находка», помимо очевидной первопроходности, характеризуется еще крайней низкой, можно сказать 0-вой степенью изученности, многое если не все предстоит делать с начала. И если уж в советские времена этим фактически не занимались, то как мы будем этим заниматься в капиталистическое российское время с нынешним то инженерным уровнем, да еще с 50+40=90 миллиардами долларами с нынешним курсом доллара! Постичь можно разве в фантазиях, да и то детских.
Экологическая составляющая.
Весь этот аналитический труд я писал на фоне происходящего на моей родной Украине. Было не просто, скажу сразу, порой обуревали меня весьма противоречивые чувства и сознания. Изначально я не хотел писать эту часть, ибо, как говорится, и так на душе больно … но я все же решил написать. Причина тому, в-первую очередь, моя гражданская позиция, а также мое инженерное мышление и сознание. Я всегда относился
« Последнее редактирование: 09 Июня 2014 18:31:49 от SMALL_CHINESE »
Русско-Китайских переводчиков как Самозванцев = По Всюду! Настоящих = Мало, Выдающихся = Как те Пальцы на Вашей Руке!
 
现在确实有不少人自称己为中俄翻译, 但是其中真实员者屈指可数!

Оффлайн ragot

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 1051
  • Карма: 10
  • Пол: Мужской
Человек как кирпич: обжигаясь – твердеет.
Бернард Шоу

Оффлайн bumali

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2303
  • Карма: 21
  • Пол: Женский
Продолжение:

Я всегда относился ко всему спектру экологических проблем, как одной из важнейших составляющей технико-технологического системы. Мой отец, оба моих деда были людьми техническо-инженерного мышления типа, и они воспитали и основали во мне то чувство технико-экологической ответственности, как одна из важнейших составляющей всей моей гражданско-социальной ответственности. С другой стороны, а именно со стороны житейской прагматичности, думаю, излишне говорить, что доскональное знание любой проблемы и ситуации, наиактуальнейший путь к их решению.
Начнем с Ковыктинского газоконденсатного месторождения. Два проблематичных моментов, заставляющие нас серьезно задуматься, это близость (400км) к такому мегаполису как Иркутск и (100км) Байкалу. Низкий уровень фракционного содержания нефти является, очевидным преимуществом экологического плана этого месторождения. А вот высокогорность местности является очевидным отрицательным моментом экологического плана, и это наиактуальнейшим образом относится к фактору близости по отношению к Байкалу. Нужно еще добавить высокую сейсмоактивность зоны, доходящей до 7-бального уровня. Сложные географически рельефные особенности местности создают непростые условия для прокладки трубопровода и его обслуживания, что приводит к ухудшению экологических параметров проекта в целом.
Чаяндинское нефте газоконденсатное месторождение. Во многом те же, по характеру, проблемы, это близость к истокам реки Лены, высокогорность, сложный рельеф местности и высокая сейсмоактивность. У Чаяндинского месторождения еще гораздо сложные географически рельефные особенности местности, чем у Ковыктинского месторождения, которые обусловлены сплошными горными рядами, что очевидным образом, создают непростые условия для прокладки трубопровода и его обслуживания, что приводит к ухудшению экологических параметров проекта в целом.
Оба месторождения близки как к ТрансСибу, так и БАМу, это с технической сторону, является очевидным плюсом, но с экологической и социальной точки зрения, негативный и, даже, опасный момент. Нужно еще отметить, что в случае реализации проекта этих двух месторождений, то мы можем повторить «почин» Канады, где на континентальной части в зоне вечной мерзлоты с густой растительностью, точнее говоря лесом, будут начаты газодобыча. Причем по плотности зеленого насаждения, мы будем в лидерах в мире, опередив Канаду, и даже Бразилию. Понятно, что для создания зоны безопасности, в местах разработок, и в особенности вокруг «Силы Сибири», придется много вырубить девственный лес, причем очень много, и по этому показателю, проект будет воистину «беспрецедентным»! Но вопрос в другом, даже вырубив уйма леса вокруг, будет ли это гарантией безопасности, причем хотя бы в достаточно минимальном, так сказать, начальном уровне?
В конце, хотел бы напомнить, «контракт века» требует соответственного подхода, а для этого, нужно его не только подписать за пол дня, игнорируя практически разом весь предыдущий период переговоров и изысканий длиной 8 лет, но и его в достаточной степени, и в-первую очередь в техническом плане, осознать и изучить.

Москва 08.06.2014 / 莫斯科2014年6月8日

https://www.facebook.com/victor.hu.50/posts/646517845434560?comment_id=646953352057676&offset=0&total_comments=12&ref=notif&notif_t=feed_comment_reply
Non est vivere, sed valere vita

Оффлайн b-j

  • Зарегистрированный
  • *
  • Сообщений: 10
  • Карма: -4
  • Skype: chinarusinfo

Оффлайн b-j

  • Зарегистрированный
  • *
  • Сообщений: 10
  • Карма: -4
  • Skype: chinarusinfo
世纪合同–俄罗斯目前性之利益与中国长远之利益,论中俄5-21供气合同; Контракт века–контракт сиюминутной выгоды для России и долгосрочной выгоды для Китая
维嘉老师,您好!
сиюминутной выгоды这个翻译为当前利益好吗?
而且现在不流行翻译用语之乎者也了 :)