Автор Тема: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзичен (李自成)  (Прочитано 15989 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзичен (李自成)
Глава 1. Студент отправляется в путешествие, а попадает в узилище
Сдав весенние экзамены в Северной Столице, студент Ван Ман, прежде чем жениться и занять должность чиновника, к каковой он был предназначен по своему рождению и воспитанию, решил отправиться в путешествие по Поднебесной, дабы ознакомиться с обычаями и нравами  разных провинций.
Выйдя из Западных Ворот, студент Ван Ман пустился по широкой дороге, которая вела в соседний город, откуда он и намеревался начать знакомство с пестрой жизнью своих соотечественников. Пройдя по западной дороге примерно десять ли, студент проголодался и стал думать, чем бы ему закусить, вспомнив бессмертные строки Су Ши: «Десять ли прошёл, но нет харчевни». И тут, как по заказу, он увидел харчевню, откуда до его чуткого студенческого носа донёсся острый запах чесночной похлёбки с потрохами. Студент ускорил шаг и достиг харчевни быстрее, чем ты, о любезный читатель, успел прочесть последнее предложение. Войдя в жалкую хижину, в которой размещалась харчевня, студент присел за ближайший столик и стал ждать хозяина, с любопытством осматриваясь по сторонам, надеясь уже здесь узнать что-нибудь новое и интересное о жизни простых людей, которых доселе он знал только по книжкам, так как всю свою недолгую жизнь провёл среди учёных и студентов.
На стене висела гравюра, изображающая знаменитого актёра Лю в роли Сун Укуна. С улыбкой превосходства студент Ван Ман обратил внимание на ошибку в написании иероглифа Сун. Сам-то студент Ван Ман знал наизусть десять тысяч иероглифов и изучил всё Пятикнижие на отлично.
Тут появился хозяин, отвлекший студента от горделивых мыслей об успехах в учёбе. Студент заказал чесночную похлёбку с потрохами и бутылочку рисовой водки, поскольку полагал, что он уже достаточно взрослый, чтобы позволить себе такую экстравагантность.
Хозяин молча выслушал заказ и отправился его выполнять, внутренне насмехаясь над странным, по его мнению, акцентом гостя, который, естественно, говорил по-столичному, гордый своим городским произношением.
Когда студент съел похлёбку и выпил водку, хозяин сообщил ему, что с него причитается пять юаней. Студент возмущённо заявил, что в Северной Столице за такую малость с него взяли бы не более двух юаней. «Ах, так вы отказываетесь платить?» — воскликнул хозяин и быстро вышел вон. Студент подождал немного и, не дождавшись хозяина, тоже вышел, оставив на столе два юаня.
Студент бойко шагал по дороге, как вдруг услышал за собой топот лошадиных копыт. Ван Ман оглянулся и увидел, что за ним скачет группа всадников, человек пять. Не подозревая ничего плохого, студент Ван Ман отошёл в сторону от дороги, чтобы не быть испачканным пылью, которую поднимали верховые. Но они, достигнув места, где стоял студент Ван Ман, остановились и спешились.
— Это вы сейчас вышли из харчевни старика Чжана? — спросил один из группы, на вид старший.
Не подозревая ничего плохого, студент кивнул головой. К нему тот час же бросились двое, связали руки за спиной, после чего вскочили на коней и повели его за собой на верёвке, да так бойко, что бедному студенту приходилось чуть ли не бежать за ними бегом.
Достигнув харчевни, всадники спешились и ввели студента в дом. Там, радостно потирая руки, их уже дожидался хозяин. Старший из группы всадников заявил, что студент обвиняется, во-первых, в том, что он отказался платить за угощение, а во-вторых, в том, что он пытался избежать ответственности путём побега с места преступления.
Напрасно бедный Ван Ман оправдывался, пытаясь уверить всех в том, что он просто торговался, как это принято среди людей, и что он вовсе не сбегал, а просто ушёл прочь, не дождавшись хозяина, но оставив два юаня на столе. Его не стали даже слушать, а отвели со связанными руками в местную тюрьму, где, развязав руки, бросили в тёмную комнату на грязную солому.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава 2. Явление монаха Ли Цзичен
Лёжа на холодном полу, студент Ван Ман пытался собраться с мыслями и осознать, что же, собственно, с ним произошло. Сначала он мысленно бушевал и возмущался тем, что с ним поступили так несправедливо, но постепенно успокоился и уверил себя, что всё не так уже плохо и что он ведь и отправился в путь собственно как раз для того, чтобы ознакомиться с реальной жизнью, известной ему ранее только из книг. А кто сказал, что жизнь, настоящая, некнижная жизнь, должна быть только приятной? Поэтому студент решил, что самое разумное в его положении — это перестать возмущаться и сетовать на судьбу, а относиться к жизни по-философски, как учит Конфуций, его любимый мыслитель.
В думах о философском отношении к жизни студент Ван Ман не заметил, как наступил вечер. Ван Ман сгрёб всю солому на полу в одну кучу и уже готовился заснуть, забыв на время о неприятностях, как вдруг дверь распахнулась, и в комнату ввели ещё одного узника.
Это был рослый мужчина лет тридцати, с обритой наголо головой и одетый в широкие жёлтые одежды, достигавшие земли. Вошедший поклонился Ван Ману и поприветствовал его на столичном наречии и в крайне изысканных выражениях.
Студент отвечал не менее изящно, не забыв представиться. Вновь прибывший также не стал скрывать, кто он такой. Это был монах Ли Цзичен , странствующий по Поднебесной, собирая милостыню для своего монастыря под названием «Пять добродетелей». Оказалось, монаха забрали за то, что он, якобы, собирал милостыню в неположенном месте. По словам монаха это был только повод для того, чтобы отнять у него деньги, которых набралось уже порядочно.
Cicero © 2013


Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава 3. Побег
Когда узники побеседовали о  том, о сём, студент Ван Ман собрался было отойти ко сну, но его сосед сказал, что он знает, как выбраться отсюда, ибо он был знаком с местным уроженцем, рассказавшим ему об особенностях этой тюрьмы. Студент не знал, что отвечать на это, ибо полагал, что негоже ему, без пяти минут государственному чиновнику, бежать из места заключения, куда его заключили, хоть и несправедливо, как он думал, но всё-таки не кто-нибудь, а власти, которые он привык уважать. Эти свои доводы студент Ван Ман изложил монаху в самых учтивых выражениях, подобающих жителю Поднебесной, который собирается прикрепить шпильками шапку к своей голове. Ли Цзичен  ответил, что студент вовсе не должен думать, что совершит преступление, бежав из узилища, так как он ведь не считает себя преступником, верно? А бежит только для того, чтобы доказать свою правоту, а не для того, чтобы нарушить ещё раз законы Поднебесной, подобно обыкновенным преступникам. Студент подумал, что монах рассуждает резонно, и согласился бежать вместе с ним.
Итак, монах направился в дальний угол комнаты и стал шарить там на полу. Нащупав какой-то рычаг, он потянул его вверх и немного в сторону. В результате чего в нижней части стены открылась набольшая дверца, через которую с трудом мог бы протиснуться взрослый человек. Первым в эту дверцу пролез студент как более миниатюрный. Он спустился по лесенке в десяток ступенек и оказался в довольно большой комнате со сводчатым потолком. За ним протиснулся и могучий монах, которому пришлось туго, так как он с большим трудом полез через узкую дверцу. Когда монах оказался рядом со студентом, то им сначала пришлось в  течение некоторого времени отдышаться, потому что студент сильно переволновался от перенесённых потрясений и в страхе перед неизвестным будущим, а монах устал от усилий, затраченных на притискивание.
Студент Ван Ман с тревогой спросил монаха, не опасно ли оставлять дверцу открытой, а то как бы стража не заметила это и не пошла по их следам. Монах успокоил студента, заявив, что он надёжно запер дверцу. Отдохнув,  товарищи по несчастью продолжили путь. От комнаты, в которой они находились, в бок вела галерея, по которой они и двинулись. Путь был довольно долгим, так что студент, не привыкший к физической работе, совсем изнемог и хотел уже было попросить у монаха разрешения отдохнуть. Но к счастью впереди показался просвет. Это был выход из галереи.
Cicero © 2013

Оффлайн kentchina

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 465
  • Карма: 13
  • Пол: Мужской
    • Чайная
  • Skype: abccba6284
Читается легко. Споткнулся я лишь на эпизоде побега. Хотя дело тут не в легкости слога. Как-то натянуто - тайный ход. Если это, конечно, не обусловлено дальнейшим ходом повествования, можно бы и придумать что-то другое. Но автор - хозяин-барин :)

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Конечно же,  тайный ход обусловлен ходом (повествования).

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава 4. Стихи и трапеза
Выйдя наружу, молодые люди оказались в прекрасной долине среди невысоких гор. На деревьях ещё виднелись местами запоздавшие цветы персиков. Такое умиротворение царило в той долине, что студент Ван Ман вспомнил двустишие из «Книги песен»:
Ветви персиков в алом цвету
Небо скрыли из глаз.
Ван Ман не заметил, что невольно произнёс эти строки вслух. Монах с улыбкой взглянул на студента и в свою очередь продекламировал:
Стихи слагаю о весеннем ветре,
Крою и режу терпеливо строки.
Изумлённый Ван Ман осведомился у Ли Цзичен :
— Так вы знакомы с «Книгой песен»?
— А как же! — ответил тот. — Я ведь учился в университете, прежде чем сделаться монахом.
— А почему же вы не закончили курс?
— Дело в том, что мне достался от родителей беспокойный нрав, который постоянно втягивал меня в какую-нибудь передрягу. Если у вас есть желание, то я не прочь рассказать вам свою историю. Только вначале неплохо бы чем-нибудь подкрепиться.
— Но у нас нет никакой еды! — воскликнул огорчённый Ван Ман.
Но монах с таинственным видом сунул руку под рясу и достал оттуда кусок свинины, завёрнутый в лиловую тряпицу.
— Вот, — сказал он, — мне удалось утаить от стражи кое-что, благо, они были довольны, отняв мои деньги, а пища их не особенно привлекала.
Молодые люди быстренько расправились со свининой, запив её водой из протекавшего неподалёку ручья. После чего монах Ли Цзичен  начал своё повествование.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава 5. История монаха Ли Цзичен
«Родился я в семье важного чиновника. Смолоду я был послушен и прилежен, во всём следовал советам родителей и старался им угодить. Но потом, поступив в университет, я стал больше прислушиваться к товарищам и хотел стать таким же, как они. Я во всём брал с них пример и стремился прослыть «настоящим студентом». А это означало в годы моего учения, что студент должен вести себя вызывающе, пить рисовую водку и посещать кварталы красных фонарей. Я так усердно выполнял всё то, что должен делать «настоящий студент», что уже на втором курсе попал в неприятную историю. Дело было так. Однажды после осенних экзаменов мы с приятелями отправились в весёлый дом. Как следует выпив и сильно захмелев, мы принялись распевать песни, в которых задевали честь нашего начальника в университете. Вдруг в комнату, где мы сидели, врывается наш общий приятель, студент третьего курса, с криком, что, мол, сюда идёт стража, чтобы арестовать негодяев, позорящих своего начальника. Видимо, кто-то донёс ему о нашем поведении. А мы спьяну расхрабрились и решили, что не будем убегать, а покажем стражникам, как умеют драться студенты. Когда в дом, где мы пировали, ворвалась стража, мы вместо того, чтобы в страхе убежать, как обычно поступали все провинившиеся, бросились на них и вытолкали в шею вон. Стражники не ожидали встретить сопротивления, да и отвыкли уже от настоящей драки, поэтому нам удалось легко с ними справиться. Выпроводив их вон, мы всё-таки немного протрезвели от опасения, что за такую шалость нам придётся дорого заплатить. Поэтому мы посоветовались и приняли решение, что кто-то один должен взять на себя всю вину, чтобы спасти от наказания остальных. Естественно, никто не хотел становиться козлом отпущения. Тогда бросили жребий. Мне всегда везло в кости и карты, поэтому мне и выпало взять на себя вину. Когда стали раскручивать это дело, я сказал, что я и есть зачинщик. Меня выгнали из университета. Родители были очень недовольны, ибо в своей жизни следовали во всём Школе законов, каковая, как вам, кончено же, известно, ставит в основу всего принуждение и наказание, а вовсе не совесть и убеждение, сторонником чего я всегда был, как истинный поклонник Кун Фуцзы. Вот родители и заявили, что у меня есть только один выход, чтобы избежать страшной кары за такой серьёзный проступок, и предложили мне стать монахом во искупление своего непослушания. Таким образом, я должен был постараться заслужить прощение покаянием и молитвами. Нехотя повиновался я воле родителей, помня изречение Учителя: «Когда надо проявить сыновнюю почтительность, прояви сыновнюю почтительность». Так я и попал в монастырь.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава 6. Ли Цзичен  расправляется со стражниками
Не успел Ли Цзичен  закончить свою историю, как за рощицей грушевых деревьев, росших неподалёку, послышался топот копыт, и через мгновение перед ними выросла группа всадников. В них бедняга Ван Ман узнал всё тех же стражников, с которыми он имел несчастье встретиться накануне.
— Вот они! — закричал их предводитель. — Я так и знал, что мы их здесь встретим, мои доносчики обо всём мне рассказали.
Студент совсем приуныл, думая, что опять попадёт в лапы к этим негодяям. А монах, видимо, вовсе не был встревожен появлением новых персонажей, ибо он встал на колени и, соединив перед собой ладони обеих рук, предался молитве. Стражники спешились и не торопясь подошли к беглецам в уверенности, что те от них не уйдут. Но когда они подошли на расстояние вытянутой руки, монах вдруг подпрыгнул, как пружина и, как показалось Ван Ману, стал летать по воздуху, быстро двигая руками и ногами, как птица крыльями. Когда Ли Цзичен  снова очутился на земле, стражники неподвижно лежали, раскинув конечности и постанывая, а Ли Цзичен  снова опустился на колени и продолжил прерванную молитву. Ван Ман даже не сразу понял, что случилось, а когда догадался, что Ли Цзичен  расправился со стражниками, то очень испугался, будучи, как ты, любезный читатель уже знаешь, законопослушным и уважающим власть предержащих, в соответствии с принципами истинного поклонника Конфуция.
— Что ты наделал! — вскричал он. — Теперь наша вина ещё более усугубилась, и нам не избежать страшного наказания! Кроме того, Великий Учитель говорил: «Благородный муж думает о том, как бы не нарушить законы».
— Не волнуйся, — ответил Ли Цзичен  после того, как закончил молитвы. — Мы совершили уже столько проступков против закона, что если нас поймают, то нам не  миновать каторги, поэтому нам нечего бояться совершить ещё один проступок, ибо, как говаривал Кун Фуцзы, семь бед, один ответ. Кроме того, Великий Учитель изрёк: «Не делай людям того, чего не желаешь себе, и тогда в государстве и в семье к тебе не буду чувствовать вражды». А эти люди и так уже сделали нам немало плохого и собирались сделать ещё больше, поэтому  мы всего лишь предотвратили зло, а вовсе не совершили чего-либо дурного по своей инициативе. Я хотел бы также напомнить вам, что лишь следующие учению фа-цзя полагают, что путь Дао — это свод правил и законов, а на самом деле познание Дао во всём его объёме лежит в основе порядка в государстве. А теперь окажем первую помощь пострадавшим, ибо в нашем сердце не должно быть места ненависти даже к врагам, как учит нас великий Будда.
С этими словами монах подошёл к лежащим стражникам и принялся приводить их в чувство с помощью лекарственных снадобий, каковые он всегда имел при себе, как всякий уважающий себя буддийский монах.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава 7. Старушка и молодка
Оказав помощь стражникам, монах предложил студенту сесть на коней и отправиться дальше верхом. Предупреждая его возражения, Ли Цзичен  заметил, что если пойти пешком, стража снова их догонит и опять начнутся неприятности. Новые друзья сели верхом на лошадей, а остальных трёх прогнали, чтобы стража не могла ими воспользоваться.
Проехав десять или пятнадцать ли, друзья почувствовали голод и стали думать, где бы им подзаправиться. Они оглянулись вокруг и заметили в стороне от дороги какой-то дом. Свернули туда и пришпорили лошадей. Вскоре подъехали к небольшому, но изящному домику. На стук вышла сморщенная старушка и пригласила их войти внутрь.
Друзья спешились, привязали лошадей и вошли в дом. Там они обнаружили накрытый стол, уставленный яствами. Старушка пригласила их не церемониться и отведать от всех кушаний. Голодных молодых людей не надо было долго просить. Они уселись за стол и принялись уминать пищу со скоростью ветра. Покушав, почувствовали себя сонными и осведомились у старушки, где бы можно прилечь. Она сказала, что есть только места в разных комнатах. Делать нечего. Ван Ман улёгся прямо в той же комнате, где они обедали, а монах отправился в беседку, стоявшую несколько поодаль от дома в саду.
Ночью Ван Ман почувствовал, как кто-то трогает его за лицо и гладит по руке. Слегка открыв глаза, он увидел, что рядом с ним лежит юная полуобнажённая девушка. Будучи неопытным в обращении с женским полом, студент не знал, что и подумать.
Cicero © 2013

Оффлайн kentchina

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 465
  • Карма: 13
  • Пол: Мужской
    • Чайная
  • Skype: abccba6284
Осмелюсь предпорложить, что девушка и есть старуха :)

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзичен (李自成)
« Ответ #10 : 17 Февраля 2013 15:08:10 »
Вы знали!

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзичен (李自成)
« Ответ #11 : 25 Февраля 2013 18:55:24 »
Глава 8. Супруг оборотня

Когда студент Ван Ман проснулся утром, рядом никого не было. Вскоре в комнату пришёл монах, а за ним и старушка. За завтраком Ван Ман поинтересовался у старушки, одна ли она живёт или с каким-либо ещё членом семьи. «Одна, совсем одна», — жалобно ответила хозяйка. — «Никто мне не помогает». Студент Ван Ман был в растерянности. Он-то полагал, что вчера ночью к нему приходила или дочка старушки, или её служанка.

После завтрака друзья немного отдохнули и тронулись дальше в путь, не забыв поблагодарить хозяйку. По дороге Ван Ман рассказал монаху о ночном происшествии. Монах сразу обо всём догадался. «Это был оборотень!» — заявил он. По его словам, дело было плохо. Теперь у оборотня родится наследник, который поставит своей задачей найти отца и заставить его заботиться о себе. «Что же мне делать?» — спросил встревоженный Ван Ман. Монах ответил, что ничего другого не остается, как изменить свою внешность, чтобы оборотнево отродье не смогло найти студента. Когда друзья остановились на отдых, монах помог студенту Ван Ману превратиться в монаха. Для этого монах поделился с ним своей запасной одеждой.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава 9. В гостях
На другой день друзья отправились дальше. В полдень они почувствовали сильный голод. Кушать им было нечего, и они совсем приуныли. Вдруг (в историях о приключениях всегда бывает это «вдруг», почтенному читателю придётся с этим смириться) они заметили вдалеке стену, а за ней высокое здание. Оно было похоже на настоящий дворец. Подойдя к воротам в стене, друзья постучали висевшим молотком. Дверца в воротах открылась и они смогли войти внутрь, хотя никого не было видно, кто мог бы их впустить. Однако какой-то голос, доносившийся, как казалось, из земли, произнёс: «Добро пожаловать, почтенные путники!» Тут только друзья увидели, что это был карлик не более двух дюймов ростом. Он довёл их до входа во дворец, где передал на попечение красивой служанки, одетой во всё белое. Служанка провела их во внутренние покои, де они были поражены роскошным убранством. Не успели они полюбоваться картинами на полотнищах, развешанных по стенам, как в комнату вошла, приветливо улыбаясь, прелестная женщина. Она пригласила их присесть и завела разговор о том, что она живёт здесь практически одна, если не считать служанки и карлика-привратника, поэтому рада видеть у себя столь симпатичных гостей. Служанка подала на стол кушанья и напитки, но гости с неудовольствием отметили, что вина не было. Хозяйка сообщила, что её зовут Яньцзи,  и осведомилась об именах гостей. Они не стали скрывать своих имён. После обильного обеда гостей проводили в их покои, где они могли отдохнуть вплоть до вечера, когда хозяйка намеревалась устроить праздник в честь своих новых знакомых.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава десятая. Праздник.
Вечером для гостей был накрыт стол с изысканными яствами. Когда гости утолили голод и жажду, красавица Яньцзи предложила, чтобы гости порадовали её интересными рассказами, соединив таким образом чувственные наслаждения с наслаждениями для души. Монах заметил на эти слова, что он сам не настолько образован, чтобы суметь доставить удовольствие разговором, а вот его друг настоящий мастер. Студент не заставил себя упрашивать и заявил, что для начала он прочитает сочинённое им самим стихотворение. «Просим! Просим!» — радостно захлопала в ладоши хозяйка.
Студент откашлялся и начал следующим образом.
— Перед моей постелью легла от луны дорожка…
Но тут красавица его прервала:
— Вы имеете в виду кровать в буквальном смысле этого слова или же лежанку?
Студент был обескуражен.
— Ну, в данном случае это совершенно не играет никакой роли.
— Не скажите! Иной раз неточность в словоупотреблении может обойтись очень дорого.
И она рассказала для иллюстрации своего утверждения следующую историю.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава одиннадцатая. Внимание к мелочам.
«Один поэт придумал стихотворение, которое вздумал представить на поэтический конкурс. Вот это стихотворение:
я работаю, когда солнце восходит;
я отдыхаю, когда солнце заходит;
 я копаю колодец, потом пью;
я пашу поле, потом кушаю.
Что мне за дело до власти императора?,
Он хотел сказать, что живёт уединённо, сам по себе, сам себя кормит и не желает утруждать императора просьбами. Однако судьи конкурса углядели в тексте неуважение к личности императора и сообщили властям. Стихотворца заперли в темницу до тех пор, пока император не снизойдёт до прощения хулителя императорской власти. А всего-то и нужно было, что изменить последнюю строчку на что-нибудь вроде: Благодаря нашему императору в стране царит мир и спокойствие, и я могу заниматься своими делами, не беспокоясь ни о чём.»
Студент согласился с тем, что даже при сочинении стихов следует думать о возможных последствиях. Он продолжил читать стихи:
— Быть может, на полу иней?
Яньцзи и тут прервала его:
— А когда и где происходило событие, описанное в этой поэме? Если на Юге или пусть даже на Севере, но летом, то никакого инея не может быть и в помине!
Студент попробовал робко возразить, сказав, что в данном случае это совершенно неважно, так как дело вовсе не в инее, а в том, что будет сказано далее. Яньцзи не согласилась с ним, рассказав следующую историю.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава двенадцатая. Проблемы учёного.
«Один учёный собирался переселиться куда-нибудь в глубинку, чтобы в тишине деревенской глуши написать историю Поднебесной. Он направил письма своим знакомым в разных частях страны с просьбой сообщить о природных условиях той местности, где они проживали. Особенно ему понравилось одно место, где был умеренный климат, где летом было не очень жарко, а зимой не очень холодно. Это место находилось недалеко от Реки Чёрного Дракона. А наш учёный жил на Юге, на берегу моря. Жару он не любил, а про холод, можно сказать, и вовсе ничего не знал, поэтому для него «холодно» означало «не очень жарко». И вот наш учёный собирает свои вещи, среди которых важное место занимали книги, и отправляется на Север. Путешествие продолжалось несколько месяцев. Долго ли, коротко ли, прибывает он на место. Друг его встречает и помогает устроиться. Дело было летом, поэтому учёный с головой погрузился в работу, пользуясь приятными погодными условиями, без излишней жары и излишнего холода. Наступает осень. Погода по-прежнему благоприятствует, хотя и с непривычки ему немного зябко. Но когда с неба посыпались лепестки белого цвета, нашему герою стало немного не по себе. Замерзая от непривычного холода, он совершенно не был в состоянии заниматься наукой. Трясясь от холода, он обратился к другу с просьбой объяснить, почему тот писал о том, что зимой тут не очень холодно? Друг оправдывался тем, что по местным меркам зимой у них вовсе не так уж холодно. Учёный понял, что это он сам виноват в своей беде, потому что мог бы поподробнее расспросить о местных климатических условиях. То, что для местных «не очень холодно», для южан «убийственный мороз».
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава тринадцатая. Военачальник, торгующий пирожками
Рассказав эту поучительную историю, хозяйка дворца соизволила разрешить студенту продолжить декламацию. Он произнёс следующее:
— Я голову поднимаю…
Очаровательная Яньцзи вновь прервала его:
— Ваши слова напомнили мне о судьбе одного военачальника, ставшего в мирное время торговцем пирожками. Он гордо поднимал голову даже тогда, когда судьба вынудила его оставить военную службу. Дело было так. Он славно воевал за своего повелителя, пока недоброжелатели не оклеветали его перед императором. Последний не стал сильно наказывать своего прежнего любимца благодаря одержанным им победам на поле боя. Он всего лишь отправил военачальника в отставку. Генерал сдал свои регалии и стал думать, как прожить без жалованья. А у него семья была, детей пять голов. И вот он решил торговать пампушками. Жена пекла, а он каждое утро выходил на городскую площадь, гордо подымал голову и громко возвещал: «А вот кому вкусные пампушки!» Так продолжалось три года. Потом началась война, император вспомнил про своего генерала, вызвал его в столицу, вернул регалии и послал воевать. Эта история показывает, что умный и честный человек никогда и ни при каких условиях не пропадёт и в любом положении будет гордо держать голову.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава четырнадцатая. Неожиданный поворот событий
Подождав, пока Яньцзи закончит свою речь, студент робко вопросил: «Ну, теперь-то я могу продолжать?»
Хозяйка не успела ответить, как в комнату вбежал карлик с криком: «Группа вооруженных людей стучится в ворота дворца!»
Студент и монах всполошились. Они были уверены, что это стража явилась по их души. Что делать? Хозяйка посоветовала им переодеться в женское платье и назваться странствующими танцовщицами. Она проводила их в свою опочивальню и показала шкафы с одеждой, а сама отправилась встречать незваных гостей.
Студент выбрал одеяние красного цвета с нашитыми золотыми драконами. Монаху досталось платье бирюзового цвета с золотыми лотосами. Облачившись в наряды, друзья остались довольны. Им казалось, что никто не узнает их в новом виде.
Между тем вооруженные люди вошли во двор и приказали хозяйке показать всех лиц, находящихся во дворце. Они также обошли все комнаты и всё осмотрели. В опочивальне они обнаружили двух молодых хорошеньких женщин. Яньцзи представила их как танцовщиц. Вполне естественно, что незваные гости попросили порадовать их танцами. К счастью, оба молодых человека, кроме прочих наук, были знакомы и с этим искусством. Насладившись зрелищем, воины потребовали выпивки и закуски. Хорошенько выпив и закусив, они потребовали отвести их туда, где они смогли бы отдохнуть от праведных трудов. Ещё они настояли на том, чтобы хозяйка прислала к ним танцовщиц для услаждения. Яньцзи была в отчаянии, так как была уверена, что их разоблачат и накажут за обман. Но монах уверил её, что всё будет в порядке. Переодетые юноши просеменили в комнату, где их ждали солдаты-сладострастники. Всего их было пятеро. Сначала в тайные покои отправились старшие по званию, захватив с собой «танцовщиц». После непродолжительных стонов и вздохов «девушки» вышли к остальным солдатам и сказали, что они готовы позаботиться и о них. На вопрос, где старшие, был получен ответ, что они так утомились, что сразу же после получения удовольствия отключились и заснули. Ничего не подозревая, следующие двое пошли вместе с «танцовщицами». На этот раз они вернулись скорее. С последним солдатом решили не церемониться и убили его тут же на месте.
Теперь встал вопрос, как спрятать тела.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава пятнадцатая. Тела как улика
Было неизвестно, знает ли кто-нибудь о том, что убитые стражники собирались посетить дворец очаровательной Яньцзи. Если никто про это не знал, тела можно было бы спрятать на территории дворца. Но если начнут искать, то почти наверняка найдут. Не лучше ли вынести за пределы дворца куда-нибудь подальше? Да ещё кони! Они приехали верхом. Куда девать лошадей? Посовещавшись, хозяйка вместе с гостями решила, что самое лучшее будет убраться куда подальше, воспользовавшись лошадьми стражников, а тела бросить во дворце. Яньцзи приказала служанке и карлику собрать харчи в дорогу. Всё общество село на коней и отправилось в путь.
Всадники ехали всю ночь. Под утро остановились на отдых. Карлику было поручено сторожить, а остальные улеглись спать.
Cicero © 2013
« Последнее редактирование: 16 Июля 2013 18:46:37 от cicero »

Онлайн Liucy

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 1077
  • Карма: 28
  • Skype: liucyliu
почему только Ли ЦзИчен? Вроде Ли ЦзЫчен..

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Спасибо за поправку.  Промашка вышла. Но как исправить, не знаю.  Нет возможности редактирования старых записей. Впредь буду писать по-другому.

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава шестнадцатая. Всадник без головы
Все соучастники преступления были буквально обессилены после пережитого,  поэтому заснули мертвецким сном. Все, кроме студента. Его мучили кошмары. Во сне ему являлись мертвецы, стражники, карлики и даже всадник без головы Син Тянь. Наконец, он проснулся и лежал с открытыми глазами. Перед его мысленным взором прошли все события после того, как он покинул столицу и пустился в путь. Ещё недавно Ван был студентом с большим будущим. Перед ним была карьера честного человека, а теперь он вдруг стал изгоем, беглым заключённым, соучастником целого ряда преступлений, в том числе убийства. Что ему делать? Пути назад нет. Чтобы вернуться в нормальную жизнь общества, придётся сдаться властям, покаяться, признать свою вину и стерпеть наказание, хорошо ещё, если не позорную казнь. Ван вспомнил наказанных за меньшие преступления, как они были закованы в деревянную колоду на шее, лишённые возможности самостоятельно кушать и пить. А как они спали? Ужасно только подумать об этом! Но даже если он решится испить сию чашу, ему уже никогда не быть ни чиновником, ни учителем, ни каким-нибудь иным служащим. Ему придётся опуститься на самое дно общества, став простым рабочим на строительстве Великой Стены. А кроме того, если он решится сдаться, ему во искупление грехов придётся выдать своих нынешних товарищей, то есть подвергнуть их жестокому наказанию. Готов ли он к этому? Промучившись в таких размышлениях почти всю ночь, студент под утро заснул, решив, что утро вечера мудренее, и что завтра на свежую голову он придёт к какому-либо приемлемому решению.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава семнадцатая. Как трудно быть монахом
Монаху Цзы снилась вся его прошедшая жизнь. Нельзя сказать, что он был ею недоволен. Авантюрист по рождению, он любил опасности и приключения, ненавидел скучную размеренную жизнь, которую, как он полагал, вели многие люди. Его совершенно не мучила совесть из-за того, что он убил стражников. Если бы он не сделал этого, они схватили бы его, отвезли бы с собой к судье, ждать жалости от которого не приходилось. Он оправдывал себя тем, что убил в порядке самозащиты. Он никогда не стал бы подымать руку на невинных беззащитных женщин, детей и стариков. Но взрослые мужчины, взявшие в руки оружие, должны быть готовы к тому, что с ними поступят не самым мягким способом. Если боишься смерти и ранений, паши землю, паси скот, лови рыбу. Воин должен быть всегда готов к смерти.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава восемнадцатая. История красавицы Яньцзы
Настало время рассказать про Ласточку, ибо так звучит в переводе её имя. Красавица прожила всего лишь четверть века на этом бренном свете, но испытала столько, сколько иному не пришлось испытать за долгую жизнь. Родилась она в семье бедного рыбака. Однажды жена рыбака отправилась на рынок со свежим уловом. Пока она торговала, дочка, котороё в то время было не более пяти лет, играла с куклой, сидя рядом с матерью. Тут к матери подошли несколько покупателей, заслонив от неё дочку. Пока мать с ними торговалась, один из мужчин схватил Яньцзы, зажав рот грязной ладонью, и унёс поспешно к своей повозке. Усадив бедняжку в повозку, он вытянул лошадей по спине кнутом, и они бойко увлекли седоков прочь.
Малютка завопила из всех сил, едва лишь похититель освободил её уста. Но криков её никто не услышал из-за шума, какой всегда бывает на ярмарке. Через полчаса злодей остановил лошадей, чтобы получше рассмотреть свою добычу. Увиденное ему понравилось, и он уже начал строить планы выгодной продажи девочки в рабство. Но его планам не суждено было исполниться. Яньцзы была умнее многих своих ровесниц. Она сама стал планировать своё освобождение и сумела его добиться.
Для начала она решила изобразить, что она смирилась со своею участью и полностью доверяет похитителю. Она перестала кричать и сопротивляться. Сидела тихо и во всём слушалась злодея. Он намеревался отправиться в большой город, где можно было найти богатых покупателей на живой товар.
Cicero © 2013
« Последнее редактирование: 24 Июля 2013 02:44:01 от cicero »

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава девятнадцатая. Продолжение истории красавицы Яньцзы
Малютка до такой степени ухитрилась войти в доверие к своему похитителю, что он не стал её связывать или иным образом ограничивать её перемещение в пространстве. Она доверчиво с ним беседовала, называя дядюшкой Хо (禍). Он тоже полюбил девочку и вкусно кормил. Однажды на привале они остановились рядом с группой бродячих комедиантов. Покушавши от пуза, дядюшка Хо отправился спать. А девочка подслушала, что рано утром комедианты отправляются в путь. Она потихоньку пробралась в их повозку и спряталась под кучей костюмов. Когда дядюшка утром проснулся, его пленницы уже не было с ним. Она была далеко с новыми спутниками.
Путешествуя с комедиантами, Яньцзы научилась у них пению, танцам и фокусам. Все эти умения сильно пригодились ей в жизни. Особенно важным оказалось умение изображать даму высшего общества. Уже ребёнком она умела высокомерно глядеть на других и правильно выговаривать слова. Малышка очень любила наряжаться в разного рода одежду, соответствующую той или иной роли. Комедианты любили Ласточку и баловали её. Но судьба распорядилась так, что её пришлось расстаться с ними.
Дело было так. Из одного города комедиантам пришлось срочно бежать, поскольку император издал указ о запрете давать представления без разрешения, которого у наших комедиантов не было. За разрешение надо было платить деньги, коих у комедиантов было в обрез. Впопыхах они забыли про Яньцзы, которая как раз отправилась погулять в город и не заметила отъезда труппы. Ей тогда было десять лет. Как быть? Что делать одной малышке в чужом городе? Она села на землю и горько заплакала. Тут как раз с рынка возвращалась торговка овощами. Она была одинокой вдовой. Мужа её забрали за мелкую провинность на стройку Великой Стены, где он умер от тяжёлой работы. Звали торговку тётушка Цянь. Добрая женщина удочерила Ласточку и стала ей как мать.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзычен (李自成)
« Ответ #25 : 09 Августа 2013 01:51:50 »
Глава двадцатая. Продолжение истории красавицы Яньцзы
Тётушка Цянь каждое утро отправлялась на рынок в ближайшем городе для торговли огурцами, луком и капустой. Ласточка помогала её, насколько это было в её силах. Однажды по рынку прохаживался советник мандарина. Он обратил внимание на красавицу, которой уже исполнилось четырнадцать лет, и рассказал о ней своему хозяину. Последний возжелал заполучить её в наложницы. Но как это сделать, чтобы никто ничего не заподозрил? Мандарин придумал хитрый план. Он велел советнику сообщить торговке тётушке Цянь, что до мандарина, дескать, дошли слухи о высоком качестве её овощей, и поэтому он желает, чтобы она лично принесла на его кухню свой товар. Он надеялся, что тётушка возьмёт с собой Яньцзы, как она брала её с собой на рынок. Однако тётушка не взяла с собой Ласточку, полагая, что той ещё рано посещать столь важные места.
Когда тётушка Цянь принесла свой товар на кухню, ей сообщили, что сам мандарин желает её видеть. Обнаружив, что торговка пришла одна, мандарин стал лихорадочно соображать, как бы ему заманить девочку в свой дворец. Он заявил, что собирается основать школу искусств и наук для девочек. Обучение для всех бесплатное. Умным и учёным девушкам легче будет найти хорошего мужа. Тётушка Цянь поняла намёк и привела во дворец Ласточку.
Яньцзы пришла во дворец и обнаружила, что кроме неё никого в приёмной зале не было. Служители провели её в особую комнату, где её облачили в прекрасные розовые одежды, препоясав синим поясом. Тщательно уложили её волосы, укрепив причёску розовыми гребнями. Наконец, умастив благовониями, провели в покои мандарина.
Там был накрыт стол с изысканными яствами. Ласточка вежливо поклонилась хозяину дома. Он предложил ей усесться рядом с ним и угоститься чем бог послал. Попробовав слегка того и другого кушанья, Яньцзы, как воспитанная девушка, поблагодарила мандарина за угощение. Хитрый мандарин сказал её, что теперь она должна рассказать ему что-нибудь интересное, чтобы он смог оценить её способности и знания.
Доверчивая Яньцзы с готовностью принялась рассказывать всё, что знала.
Cicero © 2013


Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзычен (李自成)
« Ответ #26 : 18 Августа 2013 21:10:15 »
Глава двадцать первая. Продолжение истории красавицы Яньцзы
Она начала следующим образом.
«Да будет тебе известно, почтенный мандарин, что изначально в мире не было ни неба, ни Земли, а был бесформенный хаос. Вселенная представляла собой нечто вроде содержимого куриного яйца. Но родился Паньгу, и всё изменилось ровно через восемнадцать тысяч лет. Из мутного начала Инь родилась Земля, из светлого начала Ян родилось Небо. Паньгу вырастал на один чжан в день. Из его дыхания родился ветер…»
Тут Ласточка была вынуждена прервать свою лекцию, так как услышала, что мандарин тихонько похрапывает, усыплённый множеством непонятных слов. Яньцзы слегка толкнула слушателя локтём. Он проснулся, смущённо похлопал глазами и вновь изобразил внимание.
Яньцзы продолжила увлекательное повествование.
«Предком всех людей был Фуси. Он научил людей охоте и рыболовству, научил варить мясо, придумал восемь гадательных триграмм…»
Ласточка вновь прервала рассказ, заметив, что мандарин пучит глаза в тщетной попытке преодолеть сонливость. «Вам интересно?» — вопросила она. «Да, да!» — «Сделайте одолжение, продолжайте, почтенная ученица!».
Яньцзы не преминула далее выказывать свои знания. «Великий путь… От беспредельного к Великому Пределу… Великая пустота… Энергия ци… Инь и Ян…»
Громкий храп помешал её лекции. Мандарин беззастенчиво спал, проявляя неуважение к своей гостье. Ласточка замолкла и решила вновь приняться за поедание фруктов, до которых она была большая охотница, но стеснялась показать эту свою слабость. Наевшись, Яньцзы осведомилась у слуг, где её покои. Усталая, но довольная, Ласточка заснула сном праведницы.
Ночью её разбудил какой-то грохот, как будто прямо в спальне упал мешок риса. Она на мгновение приподнялась, прислушалась, но потом повернулась на другой бок о снова безмятежно погрузилась в сон.
Утром, спустившись в столовую к завтраку, гостья обнаружила, что у хозяина перевязано лицо и рука. Яньцзы, как воспитанная девушка, поинтересовалась, в чём дело и как мандарин себя чувствует. Сильно покраснев, он ответил, что всё в порядке и не стоит беспокоиться.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзычен (李自成)
« Ответ #27 : 01 Сентября 2013 19:11:46 »
Глава двадцать вторая. Продолжение истории красавицы Яньцзы
После завтрака мандарин предложил гостье продолжить рассказ. На этот раз Яньцзы решила затронуть историю Китая.
«Я расскажу вам о великом герое Цзин Ке, взявшемся избавить мир от жестокого Ин Чжэна, властителя царства Цинь. Цзин Ке с детства влекло к двум искусствам — искусству каллиграфии и искусству войны. По его мнению, эти два искусства родственны друг другу. Он не просто красиво выводил чужие слова, а сам придумывал мудрые изречения. Вот, например, какое высказывание он любил изображать: дэн гао шань, ван да хай…»
Яньцзы не успела закончить свой рассказ, так как в комнату вошёл привратник, поклонился и сообщил хозяину, что у ворот стоит какая-то старая женщина и просит её принять. Мандарин велел впустить её. Вошла тётушка Цянь, которая выглядела очень взволнованной. С разрешения мандарина она сообщила следующее.
«Покорнейше прошу меня выслушать. Я ни за что не осмелилась бы беспокоить своими ничтожными просьбами ваше высочество, но со мною произошёл вопиющий случай. Я бедная торговка овощами. Сегодня, как и ежедневно, я отправилась на рынок со своей капустой. Разложив свой товар, я приготовилась зазывать покупателей, расхваливая качество капусты, как вдруг ко мне подошёл чиновник, призванный следить за порядком на рынке, и грубо стал кричать на меня. Он обвинял меня в том, что я не имею права торговать из-за отсутствия у меня разрешения на торговлю. Потом схватил кочан капусты, бросило на землю и стал его топтать. Он растоптал всю мою капусту. Я так расстроилась, что ушла домой, где предалась своему горю. Тут я вспомнила про ваше высочество и сразу бросилась сюда.»
Мандарин разгневался, велел позвать чиновника и пообещал тётушке во всём разобраться. Он вышел из столовой, предварительно отдав приказание хорошо накормить тётушку.
Яньцзы была рада снова увидеть тётушку, по которой она сильно соскучилась.
Тётушка осведомилась о том, как Ласточке живётся во дворце мандарина.
— Милая тётушка, мне здесь всё нравится, кормят вкусно, хозяин добрый на словах. Но…
— Что такое, милая?
— Вот только я сильно подозреваю, что здесь что-то не так. Путешествуя с комедиантами, я научилась всяким хитростям и предосторожностям. Когда меня отвели в первый день в спальню, я протянула в дверях верёвку, и мандарин ночью споткнулся об неё и сильно ударился, как было видно на другой день утром по его лицу. Он явно хитёр и замышляет что-то нехорошее.
— Вот что я тебе скажу, милая дочка. Постарайся найти способ убежать из этого дворца.
— Но как это сделать? Стража караулит круглосуточно.
— Не волнуйся, я что-нибудь придумаю.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзычен (李自成)
« Ответ #28 : 16 Сентября 2013 22:23:52 »
Глава двадцать третья. Продолжение истории красавицы Яньцзы
Спустя некоторое время в комнату вернулся мандарин. Он сказал тётушке, что велел сильно наказать чиновника, а именно запретил ему надзирать на рынке по чётным дням и разрешил ему бывать там только по нечётным. Затем он спросил, какие ещё есть у неё просьбы. Тётушка робко попросила разрешения пойти погулять с Яньцзы. Однако мандарин строго заявил, что правила его школы искусств и наук не позволяют ученицам отлучаться из помещения школы во избежание возможного вредного влияния со стороны невежественной уличной толпы. Тётушка откланялась, а красавица снова осталась наедине с противным мандарином, размышляя, как бы от него избавиться.
Между тем мандарин уселся на прежнее место и предложил Ласточке продолжить рассказ. Она же решила схитрить и попросила хозяина напомнить, на чём они остановились. Тот был растерян, поскольку совершенно забыл тему лекции красавицы. Признаться в своей невнимательности ему было стыдно, поэтому он предложил сделать перерыв для отдыха. После чего покинул столовую, разрешив Ласточке удалиться в свою опочивальню.
Яньцзы решила поискать в комнате какой-нибудь тайный ход. Она слышала, что у богачей во дворцах всегда есть такие ходы для бегства в случае опасности. И действительно, за панно с надписью «Хэ ци шен цай» обнаружилась дверца. Но прежде чем убежать, Ласточка решила переодеться в мужское платье, чтобы остаться незамеченной стражей дворца. В одном из сундуков она нашла искомое и облачилась в мужской халат и высокую шапку. Взглянув на себя в зеркало, она осталась довольна своим отражением. Открыв дверцу, Яньцзы выбралась потихоньку наружу и была такова.
Cicero © 2013


Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзычен (李自成)
« Ответ #29 : 19 Сентября 2013 23:29:24 »
Глава двадцать четвёртая. Продолжение истории красавицы Яньцзы (18+)
Выйдя из дома, Яньцзы смело пошла прямо на конюшню, где села на осёдланную лошадь, видимо, приготовленную для кого-то из домочадцев мандарина. Во время своих странствий с актерской труппой она научилась мастерски ездить верхом. Выехав за ворота, она пустила коня рысью. Когда же она выехала за пределы городской стены, то пустила коня галопом, чтобы поскорее отъехать от города.
Через час езды Ласточка увидела лагерь расположившихся на отдых караванщиков. Подъехав к ним, она попросила разрешения отдохнуть вместе с ними. Спешившись, она присела у костра. Как оказалось, это был торговый караван, направлявшийся в страну западных варваров. Вновь прибывшего всадника угостили рисом с овощами. Наевшись, Яньцзы стала осматриваться. С ужасом заметила она, что один из торговцев держал во рту свёрнутую из бумаги трубочку, из которой к небу поднимался дым. Заметив её испуганный взгляд, куривший с улыбкой объяснил ей, что это называется яньцао, новая диковинка, привезённая из страны западных варваров.
Яньцзы осведомилась, не может ли она сопровождать их в дальнейшем пути, ибо одному опасно путешествовать. «Ну что ж, — ответил главный караванщик, — ты можешь к нам присоединиться, но должен за это заплатить».
— Но у меня нет денег, — огорчённо заметила Ласточка.
— Для платы не надо денег, — успокоил её караванщик. — Мы совершаем долгие переходы, во время которых некогда поговорить, поэтому на стоянках хотим слушать интересные истории. Если ты расскажешь нам по одной истории на каждой стоянке, то можешь нас сопровождать. Начни прямо сейчас.
Яньцзы не стала упрямиться и начала следующее повествование.
«Я расскажу вам историю трёх женщин, предавшихся любви.
Одна женщина по имени Дийи была замужем за человеком, которого она не любила. Он был пьяница и лентяй. Весь день пропадал на рынке, где предавался возлияниям в компании таких же оболтусов, а жена должна была тем временем работать на их небольшом поле, где выращивала овощи. Она придерживалась мудрого правила: лучше собрать урожай с маленького участка, чем пахать большую пустошь. После работы она возвращалась домой, где ей приходилось заниматься по хозяйству, то есть убирать в доме, стирать, готовить и штопать одежду мужу-оболтусу, неряхе и грязнуле. Когда муж возвращался и укладывался на покой, Дийи напрасно ждала от него ласкового слова и нежного объятия. Он месяцами забывал зайти со своим цепом на ток для молотьбы.
В конце концов ей это надоело, ибо от природы была она дамой чувственной и страстной. Она задумала такую хитрость. Сказала мужу, что ей надо отправиться в соседний город, чтобы купить какие-то особенно необычные семена. Ему было всё равно, поэтому он легко согласился.
Прибыв в город, она сразу отправилась на рынок, чтобы найти дом любви. Там она предложила свои услуги хозяйке. Та сперва не хотела брать её, потому что жриц любви в доме любви был полный комплект, но когда Дийи заявила, что согласно работать практически бесплатно, только за еду, хозяйка с радостью взяла её.
Первый же клиент, познакомившийся с ней, сразу понял, что имеет дело не с профессионалкой. Дийи выдали её трудовые мозоли на руках. Он стал её с участием расспрашивать, как дошла она до жизни такой. Дийи не хотела говорить правду, ибо женщине не пристало быть чувственной и получать от любви удовольствие. Так думала она, воспитанная в крестьянской семье. Она сообщила клиенту, назвавшемуся Писю (貔貅), что осталась вдовой, что сельский труд не может её прокормить и что поэтому она и пошла служить в этот дом. Истосковавшаяся по любви Дийи сумела настолько угодить Писю, что он немедленно в неё влюбился.»
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзычен (李自成)
« Ответ #30 : 04 Октября 2013 20:24:57 »
Глава двадцать пятая. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Рассказ о Дийи
«Писю предложил Дийи взять её на содержание, забрав из дома любви. Она с радостью согласилась, надеясь, что может найти своё счастье. Писю отвёз её к себе во дворец, где выделил ей роскошные покои. Комнаты были декорированы пурпурными тканями, по стенам развешаны свитки с каллиграфическими надписями и картинами. Прислуживали ей безмолвные некрасивые девушки. Каждый день с самого утра в спальню Дийи приходили парикмахеры, сооружавшие невиданные причёски, портные заботились о том, чтобы у Дийи не было недостатка в изысканных одеяниях. Дийи наслаждалась жизнью.
Но вечного счастья не бывает. Писю обычно уходил с утра по делам, и Дийи оставалась одна на весь день. Однажды она решила исследовать весь дворец. Она блуждала по дворцу, открывая все двери и заглядывая во все шкафы. В одном из шкафов она нашла принадлежности для живописи и решила попробовать себя в этом искусстве. Сначала писала на бумаге, а потом осмелилась взяться за живопись на шёлке. В поисках подходящего куска шёлка заглянула в один шкаф и заметила, что в его задней стенке есть дверца. Дийи толкнула её и оказалась в комнате. Это была небольшая каморка без окон, скромно обставленная. Комната освещалась тусклой лампадкой. В уголке Дийи с удивлением обнаружила сидящую на кушетке девушку. Удивилась же она больше всего красоте этой девушки. Дело в том, что вся прислуга во дворце Писю была как на подбор страшненькая, так что не на ком было остановить взгляд. Девушка же в потайной комнате была истинной красавицей. Одета она была скромно, но изящно. Незнакомка вовсе не испугалась, увидев Дийи. Она как будто была уверена, что Дийи к ней придёт.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзычен (李自成)
« Ответ #31 : 12 Октября 2013 14:27:10 »
Глава двадцать шестая. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Продолжение рассказа о Дийи. История несчастной Ляньхуа.
Дийи почтительно поприветствовала незнакомку, которая ответила не менее уважительно и предложила ей присесть рядом с собой на кушетку. После этого незнакомка обратилась к гостье со следующей речью:
— Меня зовут Ляньхуа. Тебе, вероятно, хотелось бы узнать, как я здесь оказалась? У меня длинная и печальная история. Я выросла в бедной семье. Мои родители выращивали рис и еле-еле сводили концы с концами. Детство было голодным и безрадостным. У меня не было никаких преимуществ перед другими девушками кроме одного — я была красавица. Мне это говорили все знакомые с малых лет. Я была готова целыми днями сидеть перед зеркалом и любоваться своим отражением в нём. Я не хотела играть с другими детьми. Мне было достаточно своего собственного общества. Родители очень переживали по этому поводу, потому что хотели, как и все вообще родители, удачно меня пристроить замуж. Но мне никто не нравился. А родители жаждали меня сбагрить с рук, потому что я стала им обузой. Помогать им в работе я не хотела, ибо считала себя слишком красивой, чтобы заниматься тяжёлой и скучной работой.
Однажды днём, когда я сидела на улице перед зеркалом, любуясь собой, мимо проходил мужчина, одетый как слуга богатого  господина. Он обратился ко мне со следующими словами:
— Милая девушка! Мой господин заведует труппой актёров. Он прослышал про вашу красоту и хотел бы пригласить вас к нему в труппу, ибо вам с вашей красотой пристало только заниматься такими возвышенными делами, как пение и танцы, а не копаться в грязи, как крестьяне.
Я подумала, что это мой шанс, и согласилась. Родителям я оставила записку, в которой сообщила о своём решении стать актрисой и желала всего наилучшего. Слуга отвёл меня к своему господину. Нетрудно догадаться, что его звали Писю. Для заманивания девушек в свои сети он придумывает всякие истории.
На этом месте Дийи прервала Ляньхуа:
— Но мне он честно сказал, что берёт меня на содержание.
— Это он сделал потому, что видел, в каком тяжёлом положении ты находилась. Ты с радостью согласилась, потому что для тебя это было лучшее предложение. Со мною такой номер не прошёл бы, ибо я много о себе понимала. Он заботился обо мне, хорошо одевал и кормил, но до обучения пению и танцам время всё не доходило. Однажды он сказал мне, что хочет показать мне красивые картинки. Он пригласил меня к себе в кабинет и положил передо мною книгу с картинками. Я стала перелистывать страницы, но сперва не поняла, что в ней такого особенного. Однако внимательно приглядевшись, я обнаружила, что передо мной трактат по искусству брачных покоев. Я покраснела с ног до головы, так как только слышала от подружек о таких книгах, но впервые увидела такое своими глазами. Писю нежно обнял меня и хотел поцеловать. Но я вырвалась из его рук, довольно грубо оттолкнув его. Тут он перестал строить из себя благородного человека и объявил, что я либо должна стать его наложницей, либо он запрёт меня у себя в доме и никогда не выпустит.
Cicero © 2013


Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзычен (李自成)
« Ответ #32 : 27 Октября 2013 22:15:23 »
Глава двадцать седьмая. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Продолжение рассказа о Дийи. История несчастной Ляньхуа. 18+
«Я заявила, что скорее покончу с жизнью, чем соглашусь на то, чтобы он дотронулся до меня. Так я и оказалась запертой в этой каморке. Мне не разрешают выходить из дворца на улицу и даже не разрешают разговаривать со слугами. Они молча приносят мне пищу и молча уносят пустую посуду. У меня нет календаря, в комнате нет окон, так что я даже не знаю, сколько времени я тут уже нахожусь.»
Дийи была тронута до глубины души рассказом несчастной Ляньхуа о её страданиях. Она невольно обняла вновь обретённую подругу и прижала её из всех сил к сердцу. Ляньхуа откликнулась на такое проявление сочувствия и в свою очередь обняла Дийи. От объятий девушки перешли к поцелуям. Сначала они ограничивались сестринскими поцелуями в щёчку, но довольно скоро перешли к более страстным проявлениям чувств…
***
… Никогда она не ощущала ничего подобного с Писю. Дийи забыла о том, сколько времени она уже находилась вместе с Ляньхуа. Но пора было возвращаться, пока её не хватились. Дийи пообещал новой подруге навещать её как можно чаще.
Когда она вновь увидела Писю, простодушной Дийи пришло в голову постараться пробудить в нём хоть какие-то человеческие чувства и склонить к освобождению несчастной Ляньхуа. Но как этого достигнуть, не выдавая тайны? Однажды за обедом она обратилась к Писю со следующими словами: «Господин мой, слышала я, что в одной далёкой западной провинции есть обычай весной отпускать на волю птичек из клетки. Какой удобной и красивой ни была бы клетка, птичка существо вольное и свободную, пусть и голодную жизнь явно предпочтёт сытому пребыванию в неволе».
На это Писю рассказал следующую сказку.
«У одного поэта был соловей в клетке. Поэт очень его любил, хорошо кормил и наслаждался пением. Так прошло несколько лет. Однажды поэту пришло в голову, что соловью лучше бы жить на воле, чем в золотой клетке. Поэт поставил клетку на окно, открыл дверцу и сказал птичке: лети на волю, ты свободна! Но соловей ответил, что лучше жить сытым и беззаботным в клетке, чем быть голодным на воле».
Дийи поняла, что разговорами от него ничего не добьешься. На очередном свидании с Ляньхуа она предложила устроить её побег.
Cicero © 2013


Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзычен (李自成)
« Ответ #33 : 02 Декабря 2013 01:48:40 »
Глава двадцать восьмая. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Продолжение рассказа о Дийи. История несчастной Ляньхуа. 18+
Дийи поставила себе целью выяснить всё о дворце, чтобы найти потайные ходы на волю. При этом ей надо было действовать по возможности скрытно, имея в виду слова Суньцзы, что «Лучше сделать вид, что ничего не знаешь, и знать воистину; делать вид, что ничего не собираешься предпринимать, пока невозможно действовать, но переходить к действиям, когда возможно».
Всякий раз, когда Писю покидал дворец, Дийи принималась исследовать помещения дворца. В нём было множество каморок и закоулков, но все они находились внутри дворца, и ни один не вёл наружу. Тогда Дийи решила начертить план дворца, пользуясь компасом для ориентации. По мере готовности плана ей становилось всё яснее, что дворец представляет собой огромный лабиринт, заключённый во внешний коридор как в раму, каковая не имела выхода во внутренние покои. Но ведь её как-то проводили внутрь дворца? И хозяин каким-то образом проникал на улицу. Тут ей пришло в голову, что дворец, возможно, лежит не в одной плоскости, что у него есть этажи выше или ниже того, где находились она сама и Ляньхуа.
На следующем этапе исследования дворца Дийи принялась изучать полы, оставив потолки для третьего этапа.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзычен (李自成)
« Ответ #34 : 17 Декабря 2013 00:54:33 »
Глава двадцать девятая. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Продолжение рассказа о Дийи. История несчастной Ляньхуа. 18+
До потолков так дело и не дошло, ибо уже в пятой комнате удалось обнаружить люк, спрятанный под лежанкой. Дийи спустилась в люк и оказалась в подземном коридоре, который привёл её к дверце, служившей выходом наружу. Дийи вернулась к Ляньхуа и велела её приготовиться к побегу. Ляньхуа предложила перед побегом устроить пожар во дворце, чтобы отомстить своему противному хозяину Писю.
Дийи ответила:
— Месть — это своего рода болезнь. Устроив пожар, мы можем повредить слугам, которые ничего плохого нам не сделали. Уже сама мысль, что бессильные на первый взгляд девушки сумели от него убежать, причинит ему боль. Пусть же этого будет ему достаточно.
Ляньхуа предложила взять с собой что-нибудь ценное, но Дийи ответила, что негоже отвечать злом на зло, к тому же воровство ляжет тяжёлым бременем на карму. Тогда Ляньхуа робко заметила, что неплохо бы оставить себе на память что-нибудь из вещей. Дийи снисходительно разрешила. Ляньхуа выбрала трактат по искусству брачных покоев, будучи пленена красотой изображённых там любовных поз и интерьеров.
Подруги договорились бежать в ближайший день, когда Писю будет в отсутствии.
Когда этот день настал, они спустились в люк и быстро достигли дверцы. Выбравшись наружу, они оказались у самой городской стены. Выйдя из городских ворот, они поспешно направились прочь. Устав от непривычной ходьбы, они присели у дороги и стали обсуждать, что им делать дальше, ибо Писю, придя домой и обнаружив их отсутствие, немедленно пустится вслед и скоро их догонит, преследуя их верхом или на повозке. У дороги на расстоянии половины ли стоял заброшенный сарай. Подруги решили в нём спрятаться, чтобы передохнуть. Они договорились, что будут спать по очереди, чтобы дежурная следила за дорогой, а увидев погоню, разбудила бы спящую. Так они и сделали.
Как более сильная, Дийи дежурила первой.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзычен (李自成)
« Ответ #35 : 31 Декабря 2013 19:09:10 »
Глава тридцатая. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Продолжение рассказа о Дийи. История несчастной Ляньхуа. 18+
Дийи примостилась около окна, чтобы не терять из виду дорогу, по которой могла придти погоня. Но скоро ей надоело глядеть в окно, и она стала любоваться своей подругой Ляньхуа, вольно раскинувшейся на ложе из сена. Перед её мысленным оком вставали прелестные картины недавнего прошлого… Дийи незаметно погрузилась в сон.
Проснулась она от сильных толчков, которыми её будили приехавшие нежданно стражники. Они связали её руки. Ляньхуа уже сидела со связанными руками и заплаканными глазами. Дийи лихорадочно соображала, как справиться с новой неприятностью.
Она вспомнила наставления Суньцзы: побеждай врага мнимой для него выгодой, если ты силён, притворись слабым. Поэтому она обратилась к стражникам со следующими словами:
— Вы такие сильные и мощные мужи! Неужели вы боитесь слабых женщин? Зачем связывать нам руки? Мы никуда от вас пешком не убежим и справиться с вами не сможем. Развяжите нам руки, мы приготовим вам ужин, вы накушаетесь вдоволь, а потом уж повезёте нас к своему хозяину.
Стражникам было лестно слушать такое восхищённое мнение о самих себе. Они развязали верёвки и выдали подругам запас пищи, которую всегда брали с собой в дорогу. Дийи и Ляньхуа принялись за стряпню. Дийи прихватила с собой из дворца сонный порошок, которым обильно заправила пищу.
Когда ужин был готов, стражники принялись за еду, громко причмокивая и вытирая рот руками. Красавицы отошли подальше, чтобы не видеть отвратительного зрелища и не слышать чудовищных звуков. Наконец, стражники насытились и отвалились от еды, как напившиеся пиявки. Дождавшись, когда стражники начнут храпеть во сне, подруги забрали с собой их оружие, уселись на лошадей и пустились в путь.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава тридцать первая. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Продолжение рассказа о Дийи. История несчастной Ляньхуа. 18+
Подруги скакали несколько часов подряд, стараясь уйти подальше от возможной погони. Наконец, силы оставили их, и они решили отдохнуть. Заметив неподалёку небольшую рощицу, они направились туда. Там они достали захваченную с собой провизию и несколько подкрепились. От усталости и сытости их склонило ко сну. Тесно прижавшись друг к другу, Дийи и Ляньхуа крепко уснули.
Сон Дийи
Дийи снилось, будто она императрица, богатая, знатная и красивая. Она сидит на троне и ждет, что сейчас произойдёт нечто важное. В самом деле, распахнулись массивные красные двери, и в тронный зал вступил седобородый старик. Он сделал несколько шагов, поклонился и начал речь.
— Ваше величество, вы пригласили меня, чтобы выслушать всё, что я знаю о связи между внутренними органами человека и планетами. Знайте же, что с печенью связан Юпитер, с сердцем Марс, с селезёнкой Сатурн, с лёгкими Венера, с почками Меркурий.
— Всё это очень интересно, почтенный старец, но я не помню, чтобы я вас приглашала. И вообще я не любительница научных разговоров, мне больше по нраву любовные истории.
— Как вы смеете перебивать меня! — возмутился старец. — Меня выслушивали очень внимательно и более важные персоны, чем вы!
Императрице надоел противный зануда, и она приказала бросить его на съедение голодным тиграм. Стража бросилась на старца, но тот буквально испарился, так что они не смогли выполнить приказание. Сначала Дийи (в облике императрицы) возмутилась, но потом решила, что чёрт с ним, и приказала позвать музыкантов и танцовщиков для развлечения.
Пришли музыканты и танцовщики. Среди них был один особенно красивый и мощный на вид. Его танец так заворожил Дийи, что она приказала всем очистить помещение, оставив только красавца-танцовщика. Она поманила его к себе на ложе. Тот робко подошёл. Дийи приказала ему возлечь рядом с собой и нежно обняла его. Она приказала ему ласкать её. Он крепко обнял Дийи, которая была на седьмом небе от счастья… Как вдруг… Во сне часто бывает такое «как вдруг». Она проснулась и обнаружила, что лежит в объятиях Ляньхуа. Этот сон очень смутил её. «Выходит, для меня какой-то мужчина важнее моей подруги?»
Оставим Дийи с её размышлениями и обратимся к Ляньхуа, чтобы узнать, что ей снилось в это же время.
Сон Ляньхуа
Ей снилось, что она ученица великого учёного. Она держала в руках свиток, в который записывала слова учителя. Он говорил:
— Для ученого очень важны твёрдость и решительность. Ученый человек не может не быть твердым и решительным, ибо его ноша тяжела и путь его далек. Ношей ему служит человечность — это ли не тяжесть? Завершает путь, лишь умирая, — это ли не даль? 
Ляньхуа задумалась. А есть ли у неё твёрдость и решительность? С одной стороны, я проявила твёрдость, когда отказала Писю в праве распоряжаться мной. Но, с другой стороны, я проявила мягкотелость, когда предавалась чувственным наслаждениям с Дийи вместо того, чтобы посвятить себя наукам. Тут ей пришло в голову, что сейчас она вместе с учёным, а Дийи осталась где-то в другой жизни. Она совершенно запуталась и ущипнула себя за руку, чтобы проверить, спит ли она.
Cicero © 2014

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзычен (李自成)
« Ответ #37 : 01 Февраля 2014 02:01:01 »
Глава тридцать вторая. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Продолжение рассказа о Дийи. История несчастной Ляньхуа. 18+
От боли Ляньхуа очнулась. Она растолкала подругу, чтобы напомнить ей, что за ними погоня и они должны поспешить убраться отсюда подальше. Подруги сели на лошадей и поскакали куда глаза глядят. Дийи совершенно не выспалась и всё время её клонило в сон. Чтобы не дать подруге заснуть, Ляньхуа стала рассказывать занимательные истории.

История о призраке
Эта история приключилась со студентом Чу. Он был могуч физически, но слаб разумом, поэтому не раз случалось, что его дети прибегали к матери с криком: «Мама, мама! Папа опять провалился!» Однажды он сильно напился на вечеринке с друзьями. Они стали его подзадоривать, предлагая отправиться в храм, где были скульптуры богов, и принести оттуда статую судьи над мёртвыми. Осмелевший от вина Чу действительно принёс эту статую. Собутыльники испугались и стали уговаривать его вернуть статую на место, чтобы с ним не случилось беды. Прежде чем отнести судью на его законное место, Чу плеснул немного вина на землю и произнес: «Если Вашей Милости заблагорассудится когда-либо прийти, чтобы выпить вместе со мной, не стесняйтесь, я всегда буду Вам рад». В ту же ночь, когда студент выпил дежурную чашу перед сном, к нему в спальню явился призрак. Чу налил ему вина, и они весело пропьянствовали всю ночь. С того момента их дружба не прекращалась. Судья дал студенту новое сердце, позволившее ему сдать экзамены. Как известно, по мнению древних, сердце есть вместилище умственных сил. Его жене призрак даровал новую голову, снятую им у недавно убитой разбойником красивой молодой девушки. И даже посмертно Чу не был забыт призраком, который устроил его секретарем в загробном мире.
Эта история развеселила Дийи, которая совершенно взбодрилась и забыла про сон.
Проехав несколько часов, подруги увидели впереди реку. Они решили остановиться и сделать привал. Расседлали лошадей, распаковали провизию и славно поужинали.
Cicero © 2014


Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзычен (李自成)
« Ответ #38 : 12 Февраля 2014 17:22:44 »
Глава тридцать третья. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Окончание рассказа о Дийи и несчастной Ляньхуа. 18+
После ужина они решили вздремнуть, но спать по очереди, чтобы не попасть сонными в лапы преследователей. Они разыграли по жребию дежурство. Первой очередь дежурить выпала Ляньхуа. Чтобы не заснуть ненароком, она принялась расхаживать по берегу реки, поглядывая в ту сторону, откуда они прискакали. На ходу она стала выполнять дыхательные упражнения и упражнения на растяжку. Ляньхуа обладала такой замечательной гибкостью, что могла поднять одну ногу вертикально вверх, спокойно стоя на другой ноге. Ляньхуа прыгала вверх над землёй, вытянув ноги в шпагате, и выполняла другие гимнастические фокусы. Она восхищалась сама собой, размышляя о том, как прекрасно они заживут с подругой вместе, если им удастся благополучно избавиться от погони и найти скромное и надёжное пристанище. Если, если… Одни планы, никаких верных и могучих друзей… Ляньхуа впала в меланхолию. Из состояния задумчивости её вырвало облако пыли, замеченное ею на горизонте. Это погоня! Ляньхуа бросилась к Дийи, чтобы разбудить её. Тут она вспоминала, что они расседлали лошадей, чтобы дать им тоже отдохнуть. Они не успеют оседлать коней и оторваться от преследователей. Ляньхуа увлекла за собой Дийи и бросилась вместе с ней в реку. Вода понесла их прочь. Дальнейшая судьба их осталась неизвестна.»
— Вот моя первая история о женщинах, предавшихся любви, — закончила свой первый рассказ Яньцзы.
Караванщик поблагодарили её и предложили ей рассказать вторую историю завтра, а пока улечься спать. Было тепло, поэтому все расположились на ночлег прямо под открытым небом на войлочных циновках. Яньцзы с удовольствием растянулась и заснула сном праведницы. Во сне её приснилось, что она бабочка, порхающая над цветами. Чудесная разноцветная бабочка… вдоволь налетавшись, она расположилась на одном цветке и заснула. Во сне её привиделось, что она вовсе не бабочка, а девушка по имени Яньцзы. И вот эта девушка, которая снилась бабочке, стала размышлять, кто кому снится: девушка бабочке или бабочка девушке. Так и не решив сей сложный философский вопрос, девушка во сне бабочки махнула рукой на проблемы и заснула.
Cicero © 2014

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава тридцать четвёртая. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Рассказ о Диэр 18+
На следующий день караванщики рано проснулись, позавтракали и отправились в путь. После долгого дневного перехода караван остановился на ночлег. После ужина все собрались вокруг Яньцзы, чтобы насладиться новой историей. Яньцзы начала рассказывать следующими словами.
В одной отдалённой деревушке жила девочка по имени Диэр. Она была очень послушной и трудолюбивой. Весь день она помогала родителям в поле, а по вечерам слушала рассказы отца, который в молодости служил у одного мандарина и повидал виды. В рассказах отца были приключения, в том числе любовные, юные герои, томные красавицы и прочие события и люди, которых она не встречала в своей деревенской жизни. Со временем малышка перестала получать удовольствие от работы в поле и жизни в бедной хижине. Сам того не желая, отец девочки заронил в её душе желание увидеть дальние страны и узнать, что такое любовь. Она стала пренебрегать своими обязанностями помощницы родителей. Часто они замечали, как она праздно сидит, глядя вдаль затуманенными глазами. Отец предложил объяснить дочке, что важнее жить сегодняшним днём, а не мечтать о несбыточном. Мать же винила самого отца за посев в душе дочки праздных иллюзий. А дочку выпороть, чтобы неповадно ей было. Диэр подслушала эту беседу родителей и поняла, что надо срочно принимать решение, а то будет поздно.
Она заранее запаслась сухарями, взяла полую тыкву с водой, подождала, когда родители улягутся, и смело пустилась прочь из дома навстречу приключениям. Пройдя два ли, она устала и решила вздремнуть в придорожных кустах. Её разбудил шум и скрип повозок и голоса людей. Она выглянула из кустов и увидела, что по дороге идёт караван из повозок с грузом. Сопровождавшие караван погонщики были заняты разговором и не смотрели по сторонам. Диэр воспользовалась случаем и сумела забраться на одну из повозок, спрятавшись среди мешков с рисом.
Cicero © 2014

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава тридцать пятая. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Рассказ о Диэр 18+
Удобно устроившись на повозке, Диэр задумалась о своём будущем. Из рассказов отца она поняла, что миром правят две идеи: любовь и война. О любви она знала многое из того, что слышала от отца, но это всё были рациональные рассуждения, не затрагивавшие её душу, ибо по своему возрасту Диэр ещё не была готова к эмоциональному восприятию любви. В ней ещё не проснулась женщина. Чувства ждали впереди, а пока ни один юноша не успел задеть в неё тонкие струны, приводящие в движение душевные переживания и заставляющие сходить с ума от любви.
Другое дело война. С войной любой знаком с малых лет. Сначала воюешь с родителями, потом с ровесниками, далее с учителями и прочими взрослыми. Для понимания войны незачем ждать какого-то определённого периода, пробуждения каких-то особых эмоций. Можно сказать, что война присуща человеку от рождения. Даже того не осознавая рационально, любой в глубине души чувствует, что жизнь — это и есть война. Диэр была очень умной девочкой, поэтому сумела тщательно разобраться в своих мыслях и чувствах. 
Взвесив все доводы, она пришла к выводу, что ей следует обратить своё внимание на войну и попробовать сделать военную карьеру. Но женщин в армию не берут, поэтому ей следует одеваться и вести себя как мужчина. Диэр раздобыла мужскую одежду и явилась на местный призывной пункт. Как раз в то время шла война, и царь испытывал потребность в большом войске. Диэр приняли в солдаты несмотря на её юный возраст.
Как известно, главное, что нужно китайскому солдату, — это зонтик, кисет с табаком и трубка. Всем этим она обзавелась. Зонтик ей очень понравился, ибо он был нужен для защиты от знойного солнца в жару и от дождя и снега в холодную погоду. С курением дело обстояло хуже, так как Диэр было плохо от одного запаха табачного дыма. Но она была упорной и заставила себя привыкнуть к курению.
Cicero © 2014

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава тридцать шестая. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Рассказ о Диэр 18+
Научившись курить, Диэр возомнила, что стала настоящим солдатом. Но не тут-то было! Как оказалось, солдат должен ещё знать и уметь множество разных вещей. Он должен стойко переносить трудности похода, уметь разводить костёр в непогоду, тащить на себе провиант и оружие с боеприпасами. С необыкновенным упорством Диэр принялась овладевать всеми навыками, необходимыми солдату в походе и в бою. Прежде всего её обучили кулачному бою, ибо нельзя полагаться только на оружие, ведь солдат оказаться в таком положении, когда оружия нет под рукой. Диэр упорно изучала теорию тайцзицюань и практику гунфу. Она стала мастером и получила чёрный пояс. Она глубоко постигла суть философских основ боевых искусств, зная, что без теоретического осмысления Великого Предела невозможно овладеть всеми навыками кулачного боя.
Помимо боевых искусств, Диэр занималась техникой обращения с длинным и коротким мечом, с дубинкой, с копьём и прочими предметами, в том числе подручными, такими как сковородка, скалка, метла, чугунный горшок, шейный платок, заколки и прочие предметы одежды и домашнего обихода.
Она хотела также научиться лихо ездить верхом, но в армии солдаты были строго распределены по родам войск, а она как раз попала в пехоту, так что от мысли стать наездницей пришлось отказаться. Зато её научили прятаться в воде, дыша через тростинку, преодолевать любые препятствия не взирая на их высоту и быстро шагать во время похода особым шагом, с которым знакомы только китайские солдаты.
По окончании начальной военной подготовки Диэр была направлена служить в часть, которая в это время вела бои против врагов на Севере страны. До своей части она добиралась вместе с группой других новобранцев. В большинстве они были совсем молодыми безусыми ребятами, так что она мало отличалась от них внешне. В синей блузе и штанах, с чёрными тапочками на ногах, в жёлтой соломенной шляпе и с зонтиком над головой Диэр выглядела как заправский воин.
Cicero © 2014

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзычен (李自成)
« Ответ #42 : 04 Сентября 2014 21:11:57 »
Глава тридцать седьмая. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Рассказ о Диэр 18+
Когда они прибыли на место, им дали отдохнуть несколько дней. Пищу готоивли по очереди. Когда пришла очередь Диэр, оказалось, что она готовит лучше всех, поэтому её не послали вместе с другими в бой, а оставили в лагере поваром. Она хорошо кушала, крепко спала и была довольна такой жизнью. Однако, как известно, помимо хлеба человеку нужны ещё и зрелища, и Диэр нашла зрелища на празднике в соседней деревне. По вечерам местные молодые крестьяне собирались на посиделки, попеть и потанцевать. Диэр слушала пение других, но и сама была не прочь показать своё вокальное мастерство. Да в танце её было мало равных. В этой деревне парней было меньше, чем девушек, поэтому крестьянки, которым не повезло найти себе пару, засматривались на Диэр, выглядевшую солдатом хоть куда. После очередного песенного выступления к Диэр подошла миловидная девушка и угостила пампушками собственного изготовления. Пампушки удались на славу. Девушка пригласила Диэр прогуляться.
Гуляя, они разговорились. Девушка сообщила, что её зовут Мейли и что у неё был парень, но он поддался проповедям одного бродячего адепта тайной секты и ушёл с ним странствовать, забыв семью, родную деревню и Мейли. Диэр попросила новую подругу рассказать про эту секту. Мейли ответила, что секта называется Цзэн и что она занимается толкованием старинных книг. Но почему секта тайная, разве они занимаются чем-либо противозаконным? Мейли стала серьезной и ответила следующими словами:
«Знай же, о Юйлун (такое имя взяла себе Диэр, когда решила жить в мужском обличье)! Секта Цзэн происходит из страны Инду. Пока секта развивалась там, в ней не было ничего особенного, ибо в той стране этих сект сто тысяч. Но по прибытии в Поднебесную многие идеи претерпевают такие изменения, что родоначальники этих идей иногда не могут признать их за свои. Казалось бы, чем может повредить абстракция? Что плохого в отвлечённых умственных упражнениях? Однако многие идеи, упав на почву Срединного Государства, превращаются в убийственное оружие, несущее иной раз смерть и разрушения.»
Мейли прервала свой рассказ, предложив новой подруге присесть, чтобы немного отдохнуть и вкусить ещё пампушек и иных яств, принесенных ею с собой. Девушки уселись под деревом, с удовольствием поглощая лакомства. У Мейли оказалась при себе также бутылка с вином, так что они запили вкусную еду не менее вкусным напитком. Насытившись, Мейли положила милую головку на плечо Диэр (которую она доверчиво принимала за солдата Юйлун), а своими ладонями обхватила её ладонь. У Диэр кружилась голова от выпитого вина и от смятения, охватившего её. Она предвидела, что это приключение грозит закончиться не так приятно, как началось.
Cicero © 2014

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава тридцать восьмая. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Рассказ о Диэр (Юйлун)18+
Юйлун (так мы теперь будем называть Диэр, пока она притворяется мужчиной) осторожно отодвинула от себя Мейли, стараясь не вызвать в той недовольства грубым обращением, и сказала: «Милая Мейли, мне очень приятно быть с тобой вместе, но я на службе, и мне пора возвращаться в лагерь, а иначе меня ждут большие неприятности. Ты ведь не хочешь, чтобы со мной случилось что-нибудь плохое?» Мейли уверила новую подругу в том, что она желает ей только хорошее и вполне понимает необходимость расставания. «Но мы увидимся снова?» — доверчиво спросила Мейли. Пришлось пообещать, что в ближайшее время они встретятся. Юйлун поцеловала Мейли и поспешила прочь.
Вернувшись к себе, Юйлун долго ворочалась в постели, мучаясь от чувств, нахлынувших на неё. Как известно читателю, Юйлун ещё не испытала никаких любовных приключений с мужским полом, но ей было приятно быть вместе с Мейли. В этом случае она сама представляла мужской пол. Увы, она не могла предвидеть всех последствий своего решения выдавать себя за мужчину. Как быть? Пойти навстречу своим чувствам и отдаться любви с женщиной? Или попытаться отделаться от этих странных отношений и жить в ожидании встречи с любимым мужчиной? Но как найти любовника мужчину, оставаясь в мужском облике? Она решила отложить решение этого вопроса на завтра, утешив себя тем, что утро вечера мудренее.
Утром Юйлун готовила завтрак. Она собиралась приготовить курицу с овощами. Для этого она взяла куриную грудку, вымыла её, дала воде стечь и принялась резать её на брусочки размером с палец. Она ещё не дошла до стадии шинкования перца и моркови, как порезала руку. Вид крови подсказал ей замечательную мысль о том, как затормозить отношения с Мейли, не оскорбив её нежных чувств.
Вечером она пошла на условленное свидание с новой подругой.
Cicero © 2014

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава тридцать девятая. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Рассказ о Диэр (Юйлун). Крючок и вилочка 18+
Увидев Юйлун, Мейли радостно подбежала к ней и поприветствовала в самых изысканных выражениях. Юйлун улыбнулась и обратилась к подруге:
— Милая Мейли, ты хотела бы, чтобы мы стали ещё ближе?
—   Дорогой друг, это как раз то, о чём я так сильно мечтаю!
—   Тогда слушай меня внимательно. Я хочу, чтобы мы стали кровниками.
—   Что это значит?
—   Мы смешаем нашу кровь, и тогда станем родными, как будто мы из одной семьи.
—   И как же мы это сделаем?
Юйлун сказала подруге, что они должны надрезать кожу на руке и потереть надрезы друг о друга. Юйлун решительно взяла в руку нож и надрезала себе большой палец. Мейли нерешительно смотрела на кровь, выступившую из кожи подруги. Юйлун подбодрила её, и Мейли, закусив губу, провела лезвием по коже. Подруги приложили ранки друг к другу и смешали кровь.
— Ну вот, — радостно воскликнула Юйлун, — мы теперь стали родными по крови, как брат и сестра!
Только теперь до Мейли дошло, что она сделала нечто непредвиденное.
— Послушай, Юйлун, но ведь брат и сестра не могут вступить в брак, верно?
— Конечно, нет, дорогая сестрёнка. Но мы стали родными, и поэтому будем во всём полагаться друг на друга и помогать друг другу.
Мейли заметно погрустнела, хотя и старалась этого не показывать.
Юйлун решила ободрить подругу и обратилась к ней со следующими словами:
— Ты сказала, что твой парень исчез. Но почему ты не стараешься найти другого?
Мейли ответила, что найти приятеля нетрудно, но трудно сделать так, чтобы он влюбился и привязался к ней всей душой. Ведь в мире так много других девушек, а парни народ непостоянный. Юйлун ответила, что знает средство, как привязать парня. Это средство трудное в исполнении, но надёжное. Мейли сразу же принялась уговаривать подругу открыть ей эту тайну. Юйлун не стала долго ломаться и ответила:
— Для осуществления этого плана надо овладеть предметами гоу и ча.
— Что это такое? — с любопытством спросила Мейли.
— Прежде всего следует найти лягушек, слившихся в страстном объятии друг с другом. Это самая трудная часть плана, ибо лягушки очень застенчивы и стараются предаваться подобным утехам тайком. Но если ты сумеешь застать их в подобном положении, ты станешь обладательницей волшебной силы приворота. Завладев парой лягушек, нужно поместить их в корзинку, плотно прикрыть её крышкой, чтобы они не смогли убежать, и затем отнести в лес, где постараться найти самый большой муравейник. Корзинку с лягушками надо поместить поглубже в муравейник. Когда ты через неделю вернёшься за корзинкой и отнесешь её домой, то обнаружишь, что муравьи полностью съели все мягкие ткани лягушек, оставив только их остовы. В этих остовах надо найти кости гоу и ча. Когда ты сделаешь так, как я тебе посоветовала, я помогу тебе найти эти косточки в скелетах лягушек.
— И что же мне делать с этими костями? — осведомилась невинная Мейли.
— Всё очень просто, — ответила Юйлун. — Когда встретишь парня, которого ты хотела бы к себе привязать, постарайся украдкой вставить ему в волосы косточку гоу, и он привяжется к тебе, как прилипнет.
Мейли задумалась, мысленно производя все услышанные действия. Вдруг она спросила:
— А что, если мне парень потом разонравится, как мне от него избавиться? Не подумай только, что я такая ветреная и меняю то и дело знакомых мужчин, но согласись, что в жизни всякое бывает.
Юйлун ответила, что это не проблема, ибо на такой случай есть косточка ча. Нужно только опять же тайком воткнуть её волосы мужчины, и он тут же перестанет тебя любить. Мейли обрадовалась такому ответу, хотя и несколько волновалась от того, что все эти причудливые действия будет довольно затруднительно осуществить.
Cicero © 2014

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзычен (李自成)
« Ответ #45 : 24 Декабря 2014 23:14:20 »
Глава сороковая. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Рассказ о Диэр (Юйлун). Последствия переодевания 18+
Итак, Юйлун удалось справиться с «проблемой Мейли». Но оставалась другая проблема — найти юношу по душе, ибо её страстная натура требовала удовлетворения здоровой молодой чувственности. Как же быть? Однажды Юйлун гуляла в пустынной местности недалеко от лагеря. Зов природы заставил её зайти в кустики. Там за кустиками она неожиданно обнаружила скалу с небольшим входом, который можно было заметить только зайдя в кустики, так как они мешали увидеть его со стороны дороги. Она смело направилась внутрь скалы. Пройдя по узкому и низкому коридору она оказалась в небольшом зале. В нём было сухо и светло от луча, проникавшего через щель в потолке.
У Юйлун родился план. Она принесла в пещеру женскую одежду и стала в свободное время там переодеваться, чтобы можно было общаться с мужским полом без проблем.
В один прекрасный вечер она вышла из пещеры переодетой в женское платье и отправилась на гуляния в деревню. Там на танцах она познакомилась с симпатичным юношей, предложившим ей пройтись в поле. Несмотря на свою страстную натуру, Юйлун желала также, чтобы её избранник был неглуп и начитан, поэтому она предложила ему ответить, что он думает о понятии Ци. Юноша оказался знакомым с основами учения о Ци и ответил в следующих словах.
— Ци является основной материальной субстанцией образования всего сущего во Вселенной. Как сказал мудрец: «Все сущее рождается естественно благодаря слиянию Ци Неба и Земли». Все явления во Вселенной происходят в результате движения и изменения Ци, которая подразделяется на Инь и Ян, то есть бывает Инь-Ци и Ян-Ци, сохранение гармонии между ними является основой бытия всего сущего.
Рассуждая подобным образом, юноша не терял времени даром и крепко обнял Юйлун. Она же сумела хитростью заманить юношу в свою пещеру и там склонила его к соединению Инь и Ян.
……………………
Юйлун осталась довольна проведённым вечером и сладко спала всю ночь, переживая во сне снова и снова приключение с молодым человеком. Каково же было её смятение, когда на следующее утро она обнаружила юношу стоящим в очереди за супом на кухне, где она работала. Оказалось, что это был солдат-новобранец, только что прибывший в лагерь. Вот почему он был для неё незнакомцем на танцах, а то бы она поостереглась водить шашни с сослуживцем.
Как же быть? Юйлун не знала, что и думать. Однако когда солдат подошёл за своей порцией, он ничуть не был взволнован, увидев её, то есть он явно не узнал в поваре той девушки, с которой он познакомился накануне. Однако Юйлун, сама не зная почему, налила ему вдвое большую порцию, чем прочим солдатам. Он с удивлением взглянул на повара и увидел, как тот покраснел от смущения. В другое время солдат задумался бы о причинах такого необычного поведения повара, но в тот момент он больше всего думал о предстоящих учениях, где он не хотел выглядеть неловким. Так что всё прочее не занимало его мыслей.
Cicero © 2014

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзычен (李自成)
« Ответ #46 : 31 Декабря 2014 18:16:55 »
Глава сорок первая. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Рассказ о Диэр (Юйлун). Последствия переодевания 18+
В течение следующей недели Юйлун неоднократно виделась по службе с упомянутым выше юношей (его звали Дзин Тин) и даже стала его приятелем как сослуживцем. Первое время она сильно боялась, что он её разоблачит, но Юйлун оказалась настоящей актрисой в жизни, поэтому Дзин Тин ни в чём её не подозревал, хотя она время от времени продолжал встречаться с ним в своём истинном женском обличье. Со временем ей даже понравилась такая игра. Днём она была солдатом, жёстким в обращении с окружающими (как и подобает истинному воину) и даже грубоватым, а раза два в неделю по вечерам она преображалась в нежную хрупкую девушку при встрече со своим возлюбленным.
Несмотря на то, что Юйлун познала ещё одну сторону жизни, она не забывала свою подругу Мейли. Однажды они вдвоём пошли на гулянье. Там их увидел Дзин Тин. Подойдя к ним, он приветствовал Юйлун и с интересом посмотрел на её спутницу. С большим неудовольствием Юйлун познакомила юношу и девушку. Юйлун предчувствовала, что ничего хорошего от этого знакомства не будет. Но делать было нечего, троица отправилась прогуляться.
Юйлун не знала, что предпринять, чтобы предотвратить проявление взаимного интереса её спутников друг к другу. Она решила завладеть их вниманием. Для этого она не придумала ничего лучшего, чем поделиться своими знаниями в литературе.
— Любите ли вы поэзию так, как я её люблю? — обратилась она к своим спутникам. — Вот одно из моих любимых стихотворений у Бо Пу.
Осень
Вечерняя заря, рассыпавшись, упала на одинокую хижину
В тумане на старом дереве зябнет ворон
Смутно виден парящий в воздухе гусь
Трава увяла, листья покраснели, цветы пожелтели,
Зелень холмов и прозрачность вод



Дзин Тин и Мейли с интересом выслушали чудесные строки в исполнении их подруги (которую они принимали за юношу). Дзин Тин был парнем самолюбивым, поэтому решил не ударить в грязь лицом и тоже выказать знакомство с литературой.
— А знаком ли ты с книгой «Сборник весеннего дворца», где говорится о вспашке цветочного поля? — спросил он у Юйлуна.
«О господи! — подумала Юйлун. — Куда он клонит?»
Дзин Тин с увлечением принялся рассказывать об освоении «драгоценного поместья», о взятии приступом «нефритовых ворот», о неге в «павильоне удовольствий» и об орошении «ночным туманом и дождем» чудесного цветка.
У Юйлун упало сердце. Она приготовилась к самому худшему исходу.
Cicero © 2014
« Последнее редактирование: 01 Января 2015 17:06:15 от cicero »

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава сорок вторая. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Рассказ о Диэр (Юйлун). Последствия переодевания. Соперница 18+
И в самом деле, Мейли слушала разглагольствования Дзин Тина с открытым ртом. Неизвестно, много ли она поняла из его слов, но красивые названия пленили её слух. Юйлун не знала, что и делать. «Думай, голова, думай!» — повторяла она мысленно. И она нашла выход. Юйлун решила, что лучше всего перехватить инициативу и постараться переключить внимание Мейли на себя. Она начала следующим образом.
— Друзья, а вам известна история императрицы Ин, супруги императора Хуанди? Я опишу её красоту от макушки до мизинцев на ногах. Черные, как вороново крыло, волосы красавицы Ин были уложены, образуя восемь изящных волн. Лоб её был гладким, как море во время штиля. Брови напоминали своим размахом крылышки мотылька, сравнением с которым мы обязаны великому Ли Бо. Помните, как он описал обиду красавицы: «Красавица, завесу приподняв слегка, Сидит, нахмурив бровку-мотылька. А на лице заметны следы слёз: Кого винить в печали её грёз?» Кожа лица бела, как бумага, на которую поэт ещё не успел нанести каллиграфическим почерком свои бессмертные стихи. Глаза, будто бриллианты, сверкают из-под густых бровей. Ресницы напоминают только что пробившуюся из земли траву в начале весны. Миниатюрный носик едва заметен на плоском, как типографский камень, лице. Алые, как маковый цвет, губки слегка приоткрыты, обнажив белые, как снег, зубы. Ямочки на щеках соразмерны изящному подбородку. Голову поддерживала стройная, как антилопа, шея. Белоснежная грудь украшена пурпурными вишенками. Спина будто вырезана из нефрита. При ходьбе красавица непринуждённо покачивает широкими бёдрами. Ягодицы выступают ровно на три цуня. Пупок не слишком мал и не слишком велик — ровно полцуня. Лоно как влажная впадина с пурпурной жемчужиной внутри. Кокетливо очерченные голени переходят в изящные ступни. Походкой императрица напоминала лёгкий ветерок над полем пшеницы.
Мейли так увлеклась рассказом подруги, что совершенно забыла даже и смотреть на Дзин Тина. К тому же Дзин Тин вспомнил, что у него завтра дежурство, и поэтому ему надо хорошенько выспаться. Он поспешно попрощался с девушками и отправился в лагерь. После ухода Дзин Тина Юйлун стала прощупывать Мейли, чтобы узнать, как далеко зашло её увлечение юношей. Увы, Мейли была очарована красивым парнем. Юйлун была сильно встревожена, ибо боялась потерять своего первого возлюбленного. Она решила отложить на завтра обдумывание плана по удержанию юноши в своей власти.
Cicero © 2015

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 400
  • Карма: 30
    • klausnick
Глава сорок третья. Продолжение истории красавицы Яньцзы. Рассказ о Диэр (Юйлун). Последствия переодевания. Соперница 18+
Юйлун проснулась раньше обычного, но не спешила вставать, ибо её мучило воспоминание о том, какими глазами Мейли смотрела на Дзин Тина. Как помешать зарождающемуся чувству подруги к другу? Она прикидывала в голове и такой план, и эдакий, пока не придумала тактику, которая, как ей казалось, была безупречной.
Встретив на другой день Мейли, Юйлун завела разговор о вчерашних разглагольствованиях Дзин Тина на разные щекотливые темы.
— Ты думаешь, почему он так увлечён историями про любовные похождения? Да он просто слаб в мужском деле и болтовнёй о сексе пытается скрыть свою слабость.
— Почему ты так думаешь?
— Все сослуживцы так говорят. Они часто навещают дома пёстрых бабочек, а его там ни разу не видели.
— Может быть, у него есть подруга?
— Как же, подруга! Я бы первый об этом узнал. Мы с ним тесно дружим.
Мейли заметно приуныла. Юйлун поняла, что сумела вызвать в подруге смятение чувств. Для закрепления успеха Юйлун нежно обняла подругу и запечатлела на её устах невинный поцелуй. Но Мейли была уверена, что имеет дело с мужчиной, поэтому испытала волнение и удовольствие от того, что друг по-прежнему любит её, хотя и знает, что они не смогут никогда соединиться, будучи кровными братом и сестрой.
Итак, проблема Мейли снова была решена, но оставалась ещё проблема Дзин Тина, также заинтересовавшегося подругой друга. Для решения этой проблемы Юйлун разработала хитрый план.
Cicero © 2015