Автор Тема: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзичен (李自成)  (Прочитано 15198 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзичен (李自成)
Глава 1. Студент отправляется в путешествие, а попадает в узилище
Сдав весенние экзамены в Северной Столице, студент Ван Ман, прежде чем жениться и занять должность чиновника, к каковой он был предназначен по своему рождению и воспитанию, решил отправиться в путешествие по Поднебесной, дабы ознакомиться с обычаями и нравами  разных провинций.
Выйдя из Западных Ворот, студент Ван Ман пустился по широкой дороге, которая вела в соседний город, откуда он и намеревался начать знакомство с пестрой жизнью своих соотечественников. Пройдя по западной дороге примерно десять ли, студент проголодался и стал думать, чем бы ему закусить, вспомнив бессмертные строки Су Ши: «Десять ли прошёл, но нет харчевни». И тут, как по заказу, он увидел харчевню, откуда до его чуткого студенческого носа донёсся острый запах чесночной похлёбки с потрохами. Студент ускорил шаг и достиг харчевни быстрее, чем ты, о любезный читатель, успел прочесть последнее предложение. Войдя в жалкую хижину, в которой размещалась харчевня, студент присел за ближайший столик и стал ждать хозяина, с любопытством осматриваясь по сторонам, надеясь уже здесь узнать что-нибудь новое и интересное о жизни простых людей, которых доселе он знал только по книжкам, так как всю свою недолгую жизнь провёл среди учёных и студентов.
На стене висела гравюра, изображающая знаменитого актёра Лю в роли Сун Укуна. С улыбкой превосходства студент Ван Ман обратил внимание на ошибку в написании иероглифа Сун. Сам-то студент Ван Ман знал наизусть десять тысяч иероглифов и изучил всё Пятикнижие на отлично.
Тут появился хозяин, отвлекший студента от горделивых мыслей об успехах в учёбе. Студент заказал чесночную похлёбку с потрохами и бутылочку рисовой водки, поскольку полагал, что он уже достаточно взрослый, чтобы позволить себе такую экстравагантность.
Хозяин молча выслушал заказ и отправился его выполнять, внутренне насмехаясь над странным, по его мнению, акцентом гостя, который, естественно, говорил по-столичному, гордый своим городским произношением.
Когда студент съел похлёбку и выпил водку, хозяин сообщил ему, что с него причитается пять юаней. Студент возмущённо заявил, что в Северной Столице за такую малость с него взяли бы не более двух юаней. «Ах, так вы отказываетесь платить?» — воскликнул хозяин и быстро вышел вон. Студент подождал немного и, не дождавшись хозяина, тоже вышел, оставив на столе два юаня.
Студент бойко шагал по дороге, как вдруг услышал за собой топот лошадиных копыт. Ван Ман оглянулся и увидел, что за ним скачет группа всадников, человек пять. Не подозревая ничего плохого, студент Ван Ман отошёл в сторону от дороги, чтобы не быть испачканным пылью, которую поднимали верховые. Но они, достигнув места, где стоял студент Ван Ман, остановились и спешились.
— Это вы сейчас вышли из харчевни старика Чжана? — спросил один из группы, на вид старший.
Не подозревая ничего плохого, студент кивнул головой. К нему тот час же бросились двое, связали руки за спиной, после чего вскочили на коней и повели его за собой на верёвке, да так бойко, что бедному студенту приходилось чуть ли не бежать за ними бегом.
Достигнув харчевни, всадники спешились и ввели студента в дом. Там, радостно потирая руки, их уже дожидался хозяин. Старший из группы всадников заявил, что студент обвиняется, во-первых, в том, что он отказался платить за угощение, а во-вторых, в том, что он пытался избежать ответственности путём побега с места преступления.
Напрасно бедный Ван Ман оправдывался, пытаясь уверить всех в том, что он просто торговался, как это принято среди людей, и что он вовсе не сбегал, а просто ушёл прочь, не дождавшись хозяина, но оставив два юаня на столе. Его не стали даже слушать, а отвели со связанными руками в местную тюрьму, где, развязав руки, бросили в тёмную комнату на грязную солому.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Глава 2. Явление монаха Ли Цзичен
Лёжа на холодном полу, студент Ван Ман пытался собраться с мыслями и осознать, что же, собственно, с ним произошло. Сначала он мысленно бушевал и возмущался тем, что с ним поступили так несправедливо, но постепенно успокоился и уверил себя, что всё не так уже плохо и что он ведь и отправился в путь собственно как раз для того, чтобы ознакомиться с реальной жизнью, известной ему ранее только из книг. А кто сказал, что жизнь, настоящая, некнижная жизнь, должна быть только приятной? Поэтому студент решил, что самое разумное в его положении — это перестать возмущаться и сетовать на судьбу, а относиться к жизни по-философски, как учит Конфуций, его любимый мыслитель.
В думах о философском отношении к жизни студент Ван Ман не заметил, как наступил вечер. Ван Ман сгрёб всю солому на полу в одну кучу и уже готовился заснуть, забыв на время о неприятностях, как вдруг дверь распахнулась, и в комнату ввели ещё одного узника.
Это был рослый мужчина лет тридцати, с обритой наголо головой и одетый в широкие жёлтые одежды, достигавшие земли. Вошедший поклонился Ван Ману и поприветствовал его на столичном наречии и в крайне изысканных выражениях.
Студент отвечал не менее изящно, не забыв представиться. Вновь прибывший также не стал скрывать, кто он такой. Это был монах Ли Цзичен , странствующий по Поднебесной, собирая милостыню для своего монастыря под названием «Пять добродетелей». Оказалось, монаха забрали за то, что он, якобы, собирал милостыню в неположенном месте. По словам монаха это был только повод для того, чтобы отнять у него деньги, которых набралось уже порядочно.
Cicero © 2013


Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Глава 3. Побег
Когда узники побеседовали о  том, о сём, студент Ван Ман собрался было отойти ко сну, но его сосед сказал, что он знает, как выбраться отсюда, ибо он был знаком с местным уроженцем, рассказавшим ему об особенностях этой тюрьмы. Студент не знал, что отвечать на это, ибо полагал, что негоже ему, без пяти минут государственному чиновнику, бежать из места заключения, куда его заключили, хоть и несправедливо, как он думал, но всё-таки не кто-нибудь, а власти, которые он привык уважать. Эти свои доводы студент Ван Ман изложил монаху в самых учтивых выражениях, подобающих жителю Поднебесной, который собирается прикрепить шпильками шапку к своей голове. Ли Цзичен  ответил, что студент вовсе не должен думать, что совершит преступление, бежав из узилища, так как он ведь не считает себя преступником, верно? А бежит только для того, чтобы доказать свою правоту, а не для того, чтобы нарушить ещё раз законы Поднебесной, подобно обыкновенным преступникам. Студент подумал, что монах рассуждает резонно, и согласился бежать вместе с ним.
Итак, монах направился в дальний угол комнаты и стал шарить там на полу. Нащупав какой-то рычаг, он потянул его вверх и немного в сторону. В результате чего в нижней части стены открылась набольшая дверца, через которую с трудом мог бы протиснуться взрослый человек. Первым в эту дверцу пролез студент как более миниатюрный. Он спустился по лесенке в десяток ступенек и оказался в довольно большой комнате со сводчатым потолком. За ним протиснулся и могучий монах, которому пришлось туго, так как он с большим трудом полез через узкую дверцу. Когда монах оказался рядом со студентом, то им сначала пришлось в  течение некоторого времени отдышаться, потому что студент сильно переволновался от перенесённых потрясений и в страхе перед неизвестным будущим, а монах устал от усилий, затраченных на притискивание.
Студент Ван Ман с тревогой спросил монаха, не опасно ли оставлять дверцу открытой, а то как бы стража не заметила это и не пошла по их следам. Монах успокоил студента, заявив, что он надёжно запер дверцу. Отдохнув,  товарищи по несчастью продолжили путь. От комнаты, в которой они находились, в бок вела галерея, по которой они и двинулись. Путь был довольно долгим, так что студент, не привыкший к физической работе, совсем изнемог и хотел уже было попросить у монаха разрешения отдохнуть. Но к счастью впереди показался просвет. Это был выход из галереи.
Cicero © 2013

Оффлайн kentchina

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 463
  • Карма: 11
  • Пол: Мужской
    • Чайная
  • Skype: abccba6284
Читается легко. Споткнулся я лишь на эпизоде побега. Хотя дело тут не в легкости слога. Как-то натянуто - тайный ход. Если это, конечно, не обусловлено дальнейшим ходом повествования, можно бы и придумать что-то другое. Но автор - хозяин-барин :)

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Конечно же,  тайный ход обусловлен ходом (повествования).

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Глава 4. Стихи и трапеза
Выйдя наружу, молодые люди оказались в прекрасной долине среди невысоких гор. На деревьях ещё виднелись местами запоздавшие цветы персиков. Такое умиротворение царило в той долине, что студент Ван Ман вспомнил двустишие из «Книги песен»:
Ветви персиков в алом цвету
Небо скрыли из глаз.
Ван Ман не заметил, что невольно произнёс эти строки вслух. Монах с улыбкой взглянул на студента и в свою очередь продекламировал:
Стихи слагаю о весеннем ветре,
Крою и режу терпеливо строки.
Изумлённый Ван Ман осведомился у Ли Цзичен :
— Так вы знакомы с «Книгой песен»?
— А как же! — ответил тот. — Я ведь учился в университете, прежде чем сделаться монахом.
— А почему же вы не закончили курс?
— Дело в том, что мне достался от родителей беспокойный нрав, который постоянно втягивал меня в какую-нибудь передрягу. Если у вас есть желание, то я не прочь рассказать вам свою историю. Только вначале неплохо бы чем-нибудь подкрепиться.
— Но у нас нет никакой еды! — воскликнул огорчённый Ван Ман.
Но монах с таинственным видом сунул руку под рясу и достал оттуда кусок свинины, завёрнутый в лиловую тряпицу.
— Вот, — сказал он, — мне удалось утаить от стражи кое-что, благо, они были довольны, отняв мои деньги, а пища их не особенно привлекала.
Молодые люди быстренько расправились со свининой, запив её водой из протекавшего неподалёку ручья. После чего монах Ли Цзичен  начал своё повествование.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Глава 5. История монаха Ли Цзичен
«Родился я в семье важного чиновника. Смолоду я был послушен и прилежен, во всём следовал советам родителей и старался им угодить. Но потом, поступив в университет, я стал больше прислушиваться к товарищам и хотел стать таким же, как они. Я во всём брал с них пример и стремился прослыть «настоящим студентом». А это означало в годы моего учения, что студент должен вести себя вызывающе, пить рисовую водку и посещать кварталы красных фонарей. Я так усердно выполнял всё то, что должен делать «настоящий студент», что уже на втором курсе попал в неприятную историю. Дело было так. Однажды после осенних экзаменов мы с приятелями отправились в весёлый дом. Как следует выпив и сильно захмелев, мы принялись распевать песни, в которых задевали честь нашего начальника в университете. Вдруг в комнату, где мы сидели, врывается наш общий приятель, студент третьего курса, с криком, что, мол, сюда идёт стража, чтобы арестовать негодяев, позорящих своего начальника. Видимо, кто-то донёс ему о нашем поведении. А мы спьяну расхрабрились и решили, что не будем убегать, а покажем стражникам, как умеют драться студенты. Когда в дом, где мы пировали, ворвалась стража, мы вместо того, чтобы в страхе убежать, как обычно поступали все провинившиеся, бросились на них и вытолкали в шею вон. Стражники не ожидали встретить сопротивления, да и отвыкли уже от настоящей драки, поэтому нам удалось легко с ними справиться. Выпроводив их вон, мы всё-таки немного протрезвели от опасения, что за такую шалость нам придётся дорого заплатить. Поэтому мы посоветовались и приняли решение, что кто-то один должен взять на себя всю вину, чтобы спасти от наказания остальных. Естественно, никто не хотел становиться козлом отпущения. Тогда бросили жребий. Мне всегда везло в кости и карты, поэтому мне и выпало взять на себя вину. Когда стали раскручивать это дело, я сказал, что я и есть зачинщик. Меня выгнали из университета. Родители были очень недовольны, ибо в своей жизни следовали во всём Школе законов, каковая, как вам, кончено же, известно, ставит в основу всего принуждение и наказание, а вовсе не совесть и убеждение, сторонником чего я всегда был, как истинный поклонник Кун Фуцзы. Вот родители и заявили, что у меня есть только один выход, чтобы избежать страшной кары за такой серьёзный проступок, и предложили мне стать монахом во искупление своего непослушания. Таким образом, я должен был постараться заслужить прощение покаянием и молитвами. Нехотя повиновался я воле родителей, помня изречение Учителя: «Когда надо проявить сыновнюю почтительность, прояви сыновнюю почтительность». Так я и попал в монастырь.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Глава 6. Ли Цзичен  расправляется со стражниками
Не успел Ли Цзичен  закончить свою историю, как за рощицей грушевых деревьев, росших неподалёку, послышался топот копыт, и через мгновение перед ними выросла группа всадников. В них бедняга Ван Ман узнал всё тех же стражников, с которыми он имел несчастье встретиться накануне.
— Вот они! — закричал их предводитель. — Я так и знал, что мы их здесь встретим, мои доносчики обо всём мне рассказали.
Студент совсем приуныл, думая, что опять попадёт в лапы к этим негодяям. А монах, видимо, вовсе не был встревожен появлением новых персонажей, ибо он встал на колени и, соединив перед собой ладони обеих рук, предался молитве. Стражники спешились и не торопясь подошли к беглецам в уверенности, что те от них не уйдут. Но когда они подошли на расстояние вытянутой руки, монах вдруг подпрыгнул, как пружина и, как показалось Ван Ману, стал летать по воздуху, быстро двигая руками и ногами, как птица крыльями. Когда Ли Цзичен  снова очутился на земле, стражники неподвижно лежали, раскинув конечности и постанывая, а Ли Цзичен  снова опустился на колени и продолжил прерванную молитву. Ван Ман даже не сразу понял, что случилось, а когда догадался, что Ли Цзичен  расправился со стражниками, то очень испугался, будучи, как ты, любезный читатель уже знаешь, законопослушным и уважающим власть предержащих, в соответствии с принципами истинного поклонника Конфуция.
— Что ты наделал! — вскричал он. — Теперь наша вина ещё более усугубилась, и нам не избежать страшного наказания! Кроме того, Великий Учитель говорил: «Благородный муж думает о том, как бы не нарушить законы».
— Не волнуйся, — ответил Ли Цзичен  после того, как закончил молитвы. — Мы совершили уже столько проступков против закона, что если нас поймают, то нам не  миновать каторги, поэтому нам нечего бояться совершить ещё один проступок, ибо, как говаривал Кун Фуцзы, семь бед, один ответ. Кроме того, Великий Учитель изрёк: «Не делай людям того, чего не желаешь себе, и тогда в государстве и в семье к тебе не буду чувствовать вражды». А эти люди и так уже сделали нам немало плохого и собирались сделать ещё больше, поэтому  мы всего лишь предотвратили зло, а вовсе не совершили чего-либо дурного по своей инициативе. Я хотел бы также напомнить вам, что лишь следующие учению фа-цзя полагают, что путь Дао — это свод правил и законов, а на самом деле познание Дао во всём его объёме лежит в основе порядка в государстве. А теперь окажем первую помощь пострадавшим, ибо в нашем сердце не должно быть места ненависти даже к врагам, как учит нас великий Будда.
С этими словами монах подошёл к лежащим стражникам и принялся приводить их в чувство с помощью лекарственных снадобий, каковые он всегда имел при себе, как всякий уважающий себя буддийский монах.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Глава 7. Старушка и молодка
Оказав помощь стражникам, монах предложил студенту сесть на коней и отправиться дальше верхом. Предупреждая его возражения, Ли Цзичен  заметил, что если пойти пешком, стража снова их догонит и опять начнутся неприятности. Новые друзья сели верхом на лошадей, а остальных трёх прогнали, чтобы стража не могла ими воспользоваться.
Проехав десять или пятнадцать ли, друзья почувствовали голод и стали думать, где бы им подзаправиться. Они оглянулись вокруг и заметили в стороне от дороги какой-то дом. Свернули туда и пришпорили лошадей. Вскоре подъехали к небольшому, но изящному домику. На стук вышла сморщенная старушка и пригласила их войти внутрь.
Друзья спешились, привязали лошадей и вошли в дом. Там они обнаружили накрытый стол, уставленный яствами. Старушка пригласила их не церемониться и отведать от всех кушаний. Голодных молодых людей не надо было долго просить. Они уселись за стол и принялись уминать пищу со скоростью ветра. Покушав, почувствовали себя сонными и осведомились у старушки, где бы можно прилечь. Она сказала, что есть только места в разных комнатах. Делать нечего. Ван Ман улёгся прямо в той же комнате, где они обедали, а монах отправился в беседку, стоявшую несколько поодаль от дома в саду.
Ночью Ван Ман почувствовал, как кто-то трогает его за лицо и гладит по руке. Слегка открыв глаза, он увидел, что рядом с ним лежит юная полуобнажённая девушка. Будучи неопытным в обращении с женским полом, студент не знал, что и подумать.
Cicero © 2013

Оффлайн kentchina

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 463
  • Карма: 11
  • Пол: Мужской
    • Чайная
  • Skype: abccba6284
Осмелюсь предпорложить, что девушка и есть старуха :)

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзичен (李自成)
« Ответ #10 : 17 Февраля 2013 15:08:10 »
Вы знали!

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Re: Студент Ван Ман (王莽) и монах Ли Цзичен (李自成)
« Ответ #11 : 25 Февраля 2013 18:55:24 »
Глава 8. Супруг оборотня

Когда студент Ван Ман проснулся утром, рядом никого не было. Вскоре в комнату пришёл монах, а за ним и старушка. За завтраком Ван Ман поинтересовался у старушки, одна ли она живёт или с каким-либо ещё членом семьи. «Одна, совсем одна», — жалобно ответила хозяйка. — «Никто мне не помогает». Студент Ван Ман был в растерянности. Он-то полагал, что вчера ночью к нему приходила или дочка старушки, или её служанка.

После завтрака друзья немного отдохнули и тронулись дальше в путь, не забыв поблагодарить хозяйку. По дороге Ван Ман рассказал монаху о ночном происшествии. Монах сразу обо всём догадался. «Это был оборотень!» — заявил он. По его словам, дело было плохо. Теперь у оборотня родится наследник, который поставит своей задачей найти отца и заставить его заботиться о себе. «Что же мне делать?» — спросил встревоженный Ван Ман. Монах ответил, что ничего другого не остается, как изменить свою внешность, чтобы оборотнево отродье не смогло найти студента. Когда друзья остановились на отдых, монах помог студенту Ван Ману превратиться в монаха. Для этого монах поделился с ним своей запасной одеждой.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Глава 9. В гостях
На другой день друзья отправились дальше. В полдень они почувствовали сильный голод. Кушать им было нечего, и они совсем приуныли. Вдруг (в историях о приключениях всегда бывает это «вдруг», почтенному читателю придётся с этим смириться) они заметили вдалеке стену, а за ней высокое здание. Оно было похоже на настоящий дворец. Подойдя к воротам в стене, друзья постучали висевшим молотком. Дверца в воротах открылась и они смогли войти внутрь, хотя никого не было видно, кто мог бы их впустить. Однако какой-то голос, доносившийся, как казалось, из земли, произнёс: «Добро пожаловать, почтенные путники!» Тут только друзья увидели, что это был карлик не более двух дюймов ростом. Он довёл их до входа во дворец, где передал на попечение красивой служанки, одетой во всё белое. Служанка провела их во внутренние покои, де они были поражены роскошным убранством. Не успели они полюбоваться картинами на полотнищах, развешанных по стенам, как в комнату вошла, приветливо улыбаясь, прелестная женщина. Она пригласила их присесть и завела разговор о том, что она живёт здесь практически одна, если не считать служанки и карлика-привратника, поэтому рада видеть у себя столь симпатичных гостей. Служанка подала на стол кушанья и напитки, но гости с неудовольствием отметили, что вина не было. Хозяйка сообщила, что её зовут Яньцзи,  и осведомилась об именах гостей. Они не стали скрывать своих имён. После обильного обеда гостей проводили в их покои, где они могли отдохнуть вплоть до вечера, когда хозяйка намеревалась устроить праздник в честь своих новых знакомых.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Глава десятая. Праздник.
Вечером для гостей был накрыт стол с изысканными яствами. Когда гости утолили голод и жажду, красавица Яньцзи предложила, чтобы гости порадовали её интересными рассказами, соединив таким образом чувственные наслаждения с наслаждениями для души. Монах заметил на эти слова, что он сам не настолько образован, чтобы суметь доставить удовольствие разговором, а вот его друг настоящий мастер. Студент не заставил себя упрашивать и заявил, что для начала он прочитает сочинённое им самим стихотворение. «Просим! Просим!» — радостно захлопала в ладоши хозяйка.
Студент откашлялся и начал следующим образом.
— Перед моей постелью легла от луны дорожка…
Но тут красавица его прервала:
— Вы имеете в виду кровать в буквальном смысле этого слова или же лежанку?
Студент был обескуражен.
— Ну, в данном случае это совершенно не играет никакой роли.
— Не скажите! Иной раз неточность в словоупотреблении может обойтись очень дорого.
И она рассказала для иллюстрации своего утверждения следующую историю.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Глава одиннадцатая. Внимание к мелочам.
«Один поэт придумал стихотворение, которое вздумал представить на поэтический конкурс. Вот это стихотворение:
я работаю, когда солнце восходит;
я отдыхаю, когда солнце заходит;
 я копаю колодец, потом пью;
я пашу поле, потом кушаю.
Что мне за дело до власти императора?,
Он хотел сказать, что живёт уединённо, сам по себе, сам себя кормит и не желает утруждать императора просьбами. Однако судьи конкурса углядели в тексте неуважение к личности императора и сообщили властям. Стихотворца заперли в темницу до тех пор, пока император не снизойдёт до прощения хулителя императорской власти. А всего-то и нужно было, что изменить последнюю строчку на что-нибудь вроде: Благодаря нашему императору в стране царит мир и спокойствие, и я могу заниматься своими делами, не беспокоясь ни о чём.»
Студент согласился с тем, что даже при сочинении стихов следует думать о возможных последствиях. Он продолжил читать стихи:
— Быть может, на полу иней?
Яньцзи и тут прервала его:
— А когда и где происходило событие, описанное в этой поэме? Если на Юге или пусть даже на Севере, но летом, то никакого инея не может быть и в помине!
Студент попробовал робко возразить, сказав, что в данном случае это совершенно неважно, так как дело вовсе не в инее, а в том, что будет сказано далее. Яньцзи не согласилась с ним, рассказав следующую историю.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Глава двенадцатая. Проблемы учёного.
«Один учёный собирался переселиться куда-нибудь в глубинку, чтобы в тишине деревенской глуши написать историю Поднебесной. Он направил письма своим знакомым в разных частях страны с просьбой сообщить о природных условиях той местности, где они проживали. Особенно ему понравилось одно место, где был умеренный климат, где летом было не очень жарко, а зимой не очень холодно. Это место находилось недалеко от Реки Чёрного Дракона. А наш учёный жил на Юге, на берегу моря. Жару он не любил, а про холод, можно сказать, и вовсе ничего не знал, поэтому для него «холодно» означало «не очень жарко». И вот наш учёный собирает свои вещи, среди которых важное место занимали книги, и отправляется на Север. Путешествие продолжалось несколько месяцев. Долго ли, коротко ли, прибывает он на место. Друг его встречает и помогает устроиться. Дело было летом, поэтому учёный с головой погрузился в работу, пользуясь приятными погодными условиями, без излишней жары и излишнего холода. Наступает осень. Погода по-прежнему благоприятствует, хотя и с непривычки ему немного зябко. Но когда с неба посыпались лепестки белого цвета, нашему герою стало немного не по себе. Замерзая от непривычного холода, он совершенно не был в состоянии заниматься наукой. Трясясь от холода, он обратился к другу с просьбой объяснить, почему тот писал о том, что зимой тут не очень холодно? Друг оправдывался тем, что по местным меркам зимой у них вовсе не так уж холодно. Учёный понял, что это он сам виноват в своей беде, потому что мог бы поподробнее расспросить о местных климатических условиях. То, что для местных «не очень холодно», для южан «убийственный мороз».
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Глава тринадцатая. Военачальник, торгующий пирожками
Рассказав эту поучительную историю, хозяйка дворца соизволила разрешить студенту продолжить декламацию. Он произнёс следующее:
— Я голову поднимаю…
Очаровательная Яньцзи вновь прервала его:
— Ваши слова напомнили мне о судьбе одного военачальника, ставшего в мирное время торговцем пирожками. Он гордо поднимал голову даже тогда, когда судьба вынудила его оставить военную службу. Дело было так. Он славно воевал за своего повелителя, пока недоброжелатели не оклеветали его перед императором. Последний не стал сильно наказывать своего прежнего любимца благодаря одержанным им победам на поле боя. Он всего лишь отправил военачальника в отставку. Генерал сдал свои регалии и стал думать, как прожить без жалованья. А у него семья была, детей пять голов. И вот он решил торговать пампушками. Жена пекла, а он каждое утро выходил на городскую площадь, гордо подымал голову и громко возвещал: «А вот кому вкусные пампушки!» Так продолжалось три года. Потом началась война, император вспомнил про своего генерала, вызвал его в столицу, вернул регалии и послал воевать. Эта история показывает, что умный и честный человек никогда и ни при каких условиях не пропадёт и в любом положении будет гордо держать голову.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Глава четырнадцатая. Неожиданный поворот событий
Подождав, пока Яньцзи закончит свою речь, студент робко вопросил: «Ну, теперь-то я могу продолжать?»
Хозяйка не успела ответить, как в комнату вбежал карлик с криком: «Группа вооруженных людей стучится в ворота дворца!»
Студент и монах всполошились. Они были уверены, что это стража явилась по их души. Что делать? Хозяйка посоветовала им переодеться в женское платье и назваться странствующими танцовщицами. Она проводила их в свою опочивальню и показала шкафы с одеждой, а сама отправилась встречать незваных гостей.
Студент выбрал одеяние красного цвета с нашитыми золотыми драконами. Монаху досталось платье бирюзового цвета с золотыми лотосами. Облачившись в наряды, друзья остались довольны. Им казалось, что никто не узнает их в новом виде.
Между тем вооруженные люди вошли во двор и приказали хозяйке показать всех лиц, находящихся во дворце. Они также обошли все комнаты и всё осмотрели. В опочивальне они обнаружили двух молодых хорошеньких женщин. Яньцзи представила их как танцовщиц. Вполне естественно, что незваные гости попросили порадовать их танцами. К счастью, оба молодых человека, кроме прочих наук, были знакомы и с этим искусством. Насладившись зрелищем, воины потребовали выпивки и закуски. Хорошенько выпив и закусив, они потребовали отвести их туда, где они смогли бы отдохнуть от праведных трудов. Ещё они настояли на том, чтобы хозяйка прислала к ним танцовщиц для услаждения. Яньцзи была в отчаянии, так как была уверена, что их разоблачат и накажут за обман. Но монах уверил её, что всё будет в порядке. Переодетые юноши просеменили в комнату, где их ждали солдаты-сладострастники. Всего их было пятеро. Сначала в тайные покои отправились старшие по званию, захватив с собой «танцовщиц». После непродолжительных стонов и вздохов «девушки» вышли к остальным солдатам и сказали, что они готовы позаботиться и о них. На вопрос, где старшие, был получен ответ, что они так утомились, что сразу же после получения удовольствия отключились и заснули. Ничего не подозревая, следующие двое пошли вместе с «танцовщицами». На этот раз они вернулись скорее. С последним солдатом решили не церемониться и убили его тут же на месте.
Теперь встал вопрос, как спрятать тела.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Глава пятнадцатая. Тела как улика
Было неизвестно, знает ли кто-нибудь о том, что убитые стражники собирались посетить дворец очаровательной Яньцзи. Если никто про это не знал, тела можно было бы спрятать на территории дворца. Но если начнут искать, то почти наверняка найдут. Не лучше ли вынести за пределы дворца куда-нибудь подальше? Да ещё кони! Они приехали верхом. Куда девать лошадей? Посовещавшись, хозяйка вместе с гостями решила, что самое лучшее будет убраться куда подальше, воспользовавшись лошадьми стражников, а тела бросить во дворце. Яньцзи приказала служанке и карлику собрать харчи в дорогу. Всё общество село на коней и отправилось в путь.
Всадники ехали всю ночь. Под утро остановились на отдых. Карлику было поручено сторожить, а остальные улеглись спать.
Cicero © 2013
« Последнее редактирование: 16 Июля 2013 18:46:37 от cicero »

Оффлайн Liucy

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 1037
  • Карма: 18
  • Skype: liucyliu
почему только Ли ЦзИчен? Вроде Ли ЦзЫчен..

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Спасибо за поправку.  Промашка вышла. Но как исправить, не знаю.  Нет возможности редактирования старых записей. Впредь буду писать по-другому.

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Глава шестнадцатая. Всадник без головы
Все соучастники преступления были буквально обессилены после пережитого,  поэтому заснули мертвецким сном. Все, кроме студента. Его мучили кошмары. Во сне ему являлись мертвецы, стражники, карлики и даже всадник без головы Син Тянь. Наконец, он проснулся и лежал с открытыми глазами. Перед его мысленным взором прошли все события после того, как он покинул столицу и пустился в путь. Ещё недавно Ван был студентом с большим будущим. Перед ним была карьера честного человека, а теперь он вдруг стал изгоем, беглым заключённым, соучастником целого ряда преступлений, в том числе убийства. Что ему делать? Пути назад нет. Чтобы вернуться в нормальную жизнь общества, придётся сдаться властям, покаяться, признать свою вину и стерпеть наказание, хорошо ещё, если не позорную казнь. Ван вспомнил наказанных за меньшие преступления, как они были закованы в деревянную колоду на шее, лишённые возможности самостоятельно кушать и пить. А как они спали? Ужасно только подумать об этом! Но даже если он решится испить сию чашу, ему уже никогда не быть ни чиновником, ни учителем, ни каким-нибудь иным служащим. Ему придётся опуститься на самое дно общества, став простым рабочим на строительстве Великой Стены. А кроме того, если он решится сдаться, ему во искупление грехов придётся выдать своих нынешних товарищей, то есть подвергнуть их жестокому наказанию. Готов ли он к этому? Промучившись в таких размышлениях почти всю ночь, студент под утро заснул, решив, что утро вечера мудренее, и что завтра на свежую голову он придёт к какому-либо приемлемому решению.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Глава семнадцатая. Как трудно быть монахом
Монаху Цзы снилась вся его прошедшая жизнь. Нельзя сказать, что он был ею недоволен. Авантюрист по рождению, он любил опасности и приключения, ненавидел скучную размеренную жизнь, которую, как он полагал, вели многие люди. Его совершенно не мучила совесть из-за того, что он убил стражников. Если бы он не сделал этого, они схватили бы его, отвезли бы с собой к судье, ждать жалости от которого не приходилось. Он оправдывал себя тем, что убил в порядке самозащиты. Он никогда не стал бы подымать руку на невинных беззащитных женщин, детей и стариков. Но взрослые мужчины, взявшие в руки оружие, должны быть готовы к тому, что с ними поступят не самым мягким способом. Если боишься смерти и ранений, паши землю, паси скот, лови рыбу. Воин должен быть всегда готов к смерти.
Cicero © 2013

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Глава восемнадцатая. История красавицы Яньцзы
Настало время рассказать про Ласточку, ибо так звучит в переводе её имя. Красавица прожила всего лишь четверть века на этом бренном свете, но испытала столько, сколько иному не пришлось испытать за долгую жизнь. Родилась она в семье бедного рыбака. Однажды жена рыбака отправилась на рынок со свежим уловом. Пока она торговала, дочка, котороё в то время было не более пяти лет, играла с куклой, сидя рядом с матерью. Тут к матери подошли несколько покупателей, заслонив от неё дочку. Пока мать с ними торговалась, один из мужчин схватил Яньцзы, зажав рот грязной ладонью, и унёс поспешно к своей повозке. Усадив бедняжку в повозку, он вытянул лошадей по спине кнутом, и они бойко увлекли седоков прочь.
Малютка завопила из всех сил, едва лишь похититель освободил её уста. Но криков её никто не услышал из-за шума, какой всегда бывает на ярмарке. Через полчаса злодей остановил лошадей, чтобы получше рассмотреть свою добычу. Увиденное ему понравилось, и он уже начал строить планы выгодной продажи девочки в рабство. Но его планам не суждено было исполниться. Яньцзы была умнее многих своих ровесниц. Она сама стал планировать своё освобождение и сумела его добиться.
Для начала она решила изобразить, что она смирилась со своею участью и полностью доверяет похитителю. Она перестала кричать и сопротивляться. Сидела тихо и во всём слушалась злодея. Он намеревался отправиться в большой город, где можно было найти богатых покупателей на живой товар.
Cicero © 2013
« Последнее редактирование: 24 Июля 2013 02:44:01 от cicero »

Оффлайн cicero

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 349
  • Карма: 25
    • klausnick
Глава девятнадцатая. Продолжение истории красавицы Яньцзы
Малютка до такой степени ухитрилась войти в доверие к своему похитителю, что он не стал её связывать или иным образом ограничивать её перемещение в пространстве. Она доверчиво с ним беседовала, называя дядюшкой Хо (禍). Он тоже полюбил девочку и вкусно кормил. Однажды на привале они остановились рядом с группой бродячих комедиантов. Покушавши от пуза, дядюшка Хо отправился спать. А девочка подслушала, что рано утром комедианты отправляются в путь. Она потихоньку пробралась в их повозку и спряталась под кучей костюмов. Когда дядюшка утром проснулся, его пленницы уже не было с ним. Она была далеко с новыми спутниками.
Путешествуя с комедиантами, Яньцзы научилась у них пению, танцам и фокусам. Все эти умения сильно пригодились ей в жизни. Особенно важным оказалось умение изображать даму высшего общества. Уже ребёнком она умела высокомерно глядеть на других и правильно выговаривать слова. Малышка очень любила наряжаться в разного рода одежду, соответствующую той или иной роли. Комедианты любили Ласточку и баловали её. Но судьба распорядилась так, что её пришлось расстаться с ними.
Дело было так. Из одного города комедиантам пришлось срочно бежать, поскольку император издал указ о запрете давать представления без разрешения, которого у наших комедиантов не было. За разрешение надо было платить деньги, коих у комедиантов было в обрез. Впопыхах они забыли про Яньцзы, которая как раз отправилась погулять в город и не заметила отъезда труппы. Ей тогда было десять лет. Как быть? Что делать одной малышке в чужом городе? Она села на землю и горько заплакала. Тут как раз с рынка возвращалась торговка овощами. Она была одинокой вдовой. Мужа её забрали за мелкую провинность на стройку Великой Стены, где он умер от тяжёлой работы. Звали торговку тётушка Цянь. Добрая женщина удочерила Ласточку и стала ей как мать.
Cicero © 2013