Автор Тема: Произведения Aqua Mara  (Прочитано 49392 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Laotou

  • Модератор
  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 3523
  • Карма: 118
  • Пол: Мужской
Произведения Aqua Mara
« : 25 Сентября 2008 22:09:24 »
ПЕРВЫЙ ДЕНЬ В КИТАЕ.

Пишу эти записки утром второго дня пребывания на земле древнейшей из существующих ныне цивилизаций, в самом сердце её, там, где воды Голубой реки Янцзы (интересно, кто был тот дальтоник, который назвал эту серо-коричневую жижу голубой?), неся ежегодно миллионы тонн ила в Восточно-Китайское море, намыли за тысячи лет огромный эстуарий, в котором и раскинулся привольно на площади шесть тысяч квадратных километров город-герой Шанхай.

(Написал, перечитал, и аж самому страшно стало, как много букв и знаков препинания может быть напихано одним отдельно взятым человеком в одно отдельно взятое предложение!   

Подготовка к первому впечатлению началась ещё часов за семь до того момента, как я увидел Шанхай из иллюминатора самолёта. Летел я из Хельсинки; над Финским заливом в тот тень выдалась изумительная погода, и, пролетая над Питером, я с восхищением смотрел вниз, любуясь и гордясь своим замечательным городом, тем, насколько он больше и величественнее только что покинутого мною Хельсинки – настоящий мегаполис!

Когда же, в конце путешествия, самолёт уже снизился до высоты полутора километров, и я осознал, что всё, что я вижу вокруг до самого горизонта, это город, я понял, что это таки ГОРОД!!!

Самолёт шёл на разворот на восток, в сторону моря, а я всё не мог никак понять, почему солнце отражается от земли – болота там сплошные, что ли? Кому и зачем понадобилось строить на болотах дома?!! И только когда самолёт ещё более снизился, я увидел: земля изрезана каналами настолько часто, что с высоты против солнца создаётся впечатление, что вся она покрыта водой, и дома плавают себе потихонечку, нежась в утренних лучах.

Ещё один раз в воздухе я дёрнулся и начал хватать ртом воздух: когда увидел на плоской равнине невероятной красоты буддистский храм, а вокруг него огромный то ли парк, то ли газон – с высоты было не разобрать. При этом растения с листьями разных оттенков складывались в потрясающий орнамент, настолько совершенный, что не верилось в то, что это творение homo terris, человека, банально топчущего землю, ибо даже чтобы придумать такое, не то чтобы сотворить, надо быть небожителем, надо видеть Землю, как холст, с высоты облаков, и бросить семена, и править рисунок растущих растений божественной кистью, сидя на облаке…

Телефон я достать не успел - самолёт заложил вираж, и видение исчезло; я сначала чуть не расплакался, а потом подумал, что всё правильно, в этом тоже есть высший смысл: я бы получил фотографию скверного качества и, скорее всего, расстроился, а так в моей душе навсегда останется прикосновение к истоку всего сущего. И будет возвращаться каждый раз, когда я буду подлетать к Шанхаю.

Пограничный контроль в аэропорту Пудонг (да простят меня китаисты за транскрипцию – я лишь сделал кальку с английского названия) я проскочил со свистом. А вот к китайским таможенникам подходил, ощущая спиной холодок. Так уж получилось, что в Хельсинки я купил бизнес-сувениры двум китайским партнёрам – по литру коньяку каждому в подарочных упаковках. Причём дядечка, работающий в дьюти-фри аэропорта Вантаа, со всем доступным его финскому темпераменту пылом убеждал меня, что в Китай разрешено ввозить две бутылки спиртного на лицо. При этом всё равно, будет ли это две бутылки пива или два пятилитровых пузыря виски на лафетах. «I know exactly – two bottles, that’s all!» И когда я, поддавшись на его провокацию и купив две литрухи, узнал из китайской таможенной декларации, что лица, имеющие при себе «более 1.5 литра спиртных напитков крепостью свыше 16%», обязаны их задекларировать и пойти через красный коридор с предъявлением багажа к досмотру, первым желанием было быстренько выкушать один литр, чтобы всё-таки идти через зелёный. Потом я понял, что везти одну бутылку в подарок двум уважаемым человекам невежливо, и решил съесть ещё и вторую – не оставлять же, в самом деле, в самолёте?!!

Но тут шасси выпали из люков, гул усилился, и через несколько минут мой авиалайнер уже задребезжал весело по бетонным плитам взлётно-посадочной полосы. «Эх, мать!...», вздохнул я, быстренько накарябал в графе «Goods» Cognac Renault, в графе «Marks, type» Extra carte noire, в графе «Quantity» 2 L, схватил документы, портфель и рванул к выходу, решив, в крайнем разе, сделать щедрый подарок китайским таможенникам.

Подходил я к сонному таможеннику, демонстративно выпятив пузо с колышущимся на нём пакетом, издававшим характерное бульканье двух литров благородного напитка. Обречённо сунул декларацию; он взял, взглянул на неё и махнул рукой – проходи, давай. Не веря своему счастью, делаю пару шагов и слышу сзади грозный окрик. Блин, проснулся-таки, дошло до него, что я контрабандист, сейчас ласты вязать будет!... Медленно поворачиваюсь. А он машет рукой – не туда, мол, зелёным коридором ступай. Пронесло… Почти взаправду пронесло…

Ещё нервничал, когда шёл получать багаж – свежо в памяти ощущение безысходности, когда, меньше месяца назад, я оказался в бане Куала-Лумпура, одетый по питерской моде сезона зима-весна, а мой багаж с шортами и футболками остался в Бангкоке. Но в этот раз мне повезло - чумадан прилетел вместе со мной, поэтому мне не придётся таскаться по тридцатиградусной жаре в джинсах и пиджаке.

Наверное, мое описание прибытия в Китай получилось слишком длинным… Но что поделаешь – ведь первые впечатления самые яркие. Недаром во все времена названия землям давались по тому, какими представали они перед первооткрывателями – вот и появились на картах Коста-Рика, Коста Брава, Коста дель Соль, Кот-д’Ивуар и даже Гренландия – Зелёная, видите ли, земля! А в наше время знакомство с terra incognita начинается в аэропорту. Поэтому я бы вполне мог назвать МОЙ Китай Кастомландией – Землёй Доброго Таможенника!


Мои китайские друзья-коллеги-партнёры меня встретили, приветили, повезли в гостиницу. Правда, прилетел я, когда у нас в Питере было два часа ночи, поэтому по дороге из аэропорта практически спал и ничего толком не рассмотрел.

Единственное, на что я обратил внимание - на достаточно большое количество народу и автомобилей ранним утром. Говорю: а в Питере, мол, в субботу утром улицы практически пустые. И слышу в ответ: дык, у нас тоже!…
 

Когда селились в гостиницу, вышел казус: мне у стойки регистрации напихали в руки кучу бумажек, а ключ от номера дать забыли. Выяснилось это, естественно, на восьмом этаже, когда мы уже вышли из лифта. Чтобы не скакать с чемоданом туда-сюда, я был оставлен на этаже, а китайский народ умчался бить морды ресепционистам. Били долго, я уже заскучал даже (как выяснилось, эти ухари на регистрации забыли с меня взять денег – залоговую стоимость того, что я, по идее, обязан у них спереть, когда выезжать буду). Пока я стоял, подъехал лифт. Из него вышел молоденький парнишка-китаец в очках, увидел меня – как разулыбается весь, как бросится ко мне, и ну давай меня на англицкой мове вопрошать: как Вам, мол, у нас, давно ли приехали, откуда, первый ли раз в Китае, совпадает ли увиденное с тем, что ожидалось быть увиденным и так далее… Всё, главное так, по-доброму, по-хорошему, как со старым знакомым. Я чувствую – подвох какой-то, напрягся весь, думаю, или кинуть хочет, или втюхать чего-нибудь. А он поговорил, поулыбался, пожелал хорошего времяпровождения в Китае и ушёл к себе в номер.

Как мне потом объяснили, все китайцы в преддверии Олимпиады ринулись активно изучать английский язык и используют любую возможность пообщаться по-английски с иностранцем – практику нарабатывают. Так, наверное, у нас в восьмидесятом году к неграм на улицах Москвы бросались…

Привёл я себя немного в порядок, они меня забрали и повели к себе в офис (он рядом совсем находится). Поднялся я на десятый этаж и с высоты птичьего помёта (пардон, полёта, конечно же!  ) убедился в постулате «Шанхай - город контрастов». Над потемневшими черепичными крышами домов девятнадцатого века висят потрясающие воображение небоскрёбы, словно пришедшие из будущего, и создаётся ощущение, что в этом месте просто пересеклись случайно две параллельные реальности, и застыли в изумлении друг от друга...

А потом, после переговоров, мы собрались обедать. Я попросил их сводить меня в какое-нибудь нормальное место, не для туристов, а где сами китайцы лопают. И они повели меня в ресторанчик, расположенный в двух шагах от офиса, где они обедают каждый день, и где готовят НАСТОЯЩУЮ китайскую еду, а не то, что преподносят в китайских ресторанах Санкт-Петербурга.

Нас было четыре человека, заказали всего понемногу, так что блюд было несколько, перечисляю все.

Итак, что мы ели:

1. Малосольные огурцы.
2. Жареную корюшку.
3. Тушёную капусту.
4. Варёного карпа.
5. Жареную говядину с опятами.
6. Заливную ветчину с уксусом.
7. Креветки (обычные варёные креветки, каких мы едим дома, только у здешних усы подлиннее) с соевым соусом.
8. Маринованный зелёный перец (китайцы кричали, что это очень острая пища, что я это не смогу, всё ждали, когда я заплАчу и начну хлестать воду литрами - а я слупил почти всю тарелку сам, и им пришлось ещё дозаказывать; зато какими восхищёнными глазами они начали на меня смотреть!   ).

В принципе, вся та же еда, что едим и мы, ага же? Я им так и сказал.

Тогда напоследок они решили меня сразить наповал: сказали, что вот уж это-то - чисто китайское блюдо, и такого я точно больше нигде, кроме как в Китае, не попробую.

9. И притащили большую миску ПЕЛЬМЕНЕЙ!!!
Самых настоящих, обычных, самых стандартных НАШИХ пельменей с бульоном!!!

Я чуть не упИсался со смеху, объясняя им, что это одно из самых популярных блюд в России, и что в каждом самом маленьком магазинчике есть минимум три сорта этого САМОГО КИТАЙСКОГО блюда!
По-моему, с этого момента я прослыл у них большим шутником... Или записным вралём...
 

Потом я немного отдохнул, а вечером они повезли меня смотреть город. К сожалению, времени у нас было не так много, я с устатку был - акклиматизация давала себя знать, - так что было принято решение показать мне весь город сразу, целиком, а для этого сползать на здешнюю телевизионную башню, третью по высоте в мире телебашню после Торонто и Москвы. Тем более, что нам повезло, и воздух был чистый, а то половину дней в году самая верхняя смотровая площадка закрыта - она на высоте 350 метров расположена, и под ней или облака, или смог такой, что города не видно.

Сели в такси, поехали. По дороге к башне мы проехали по старым кварталам, где двухэтажные домики - на втором этаже люди живут, а на первом магазинчики или мастерские. Это был настоящий Китай, такой, как показывают в "Полицейских историях" с Джеки Чаном. На тротуарах, прямо на земле, торгуют всяким старьём - всем, что ещё имеет хоть какую-то ценность, по крайней мере, в глазах владельца этой рухляди. С низких вторых этажей свисает всякая всячина – старые матрацы, клетки с птицами, сохнущие подштанники. Тем прохожим, что повыше, иногда приходится пригибаться, чтобы не получить оплеуху мокрой штаниной, развевающейся на ветру. Тут же шныряет пацанва, которая везде, наверное, одинаковая. Бродят торговцы всякой снедью, неся её в двух огромных корзинах, подвешенных к перекинутому через плечо коромыслу (у одного из них в корзинах шевелится что-то чёрное с усами - раки, наверное). И над всем этим стоит одуряющий, завораживающий букет запахов и звуков, то самое, без чего никогда не получится ПОЧУВСТВОВАТЬ Китай, глядя в экран телевизора. В общем, старый Китай. Только, конечно, с учётом современности: молодёжь, одетая совсем по-европейски, спешит в ночные клубы субботним вечером; у лавки, занимающейся ремонтом мопедов и велосипедов, прямо на краю проезжей части сидит карапуз - отпрыск владельца мастерской, и играет с ржавыми и замасленными железяками, запчастями папашиными, а мимо него, не снижая скорости, оглушительно сигналя, проносятся таксисты, закладывая такие виражи, что желудок у пассажира норовит через ухо вывалиться.

Вообще, водители здешние - это отдельная музыка. Я следил за их работой с профессиональным любопытством. Как и в Стамбуле, поворотниками здесь практически не пользуются. Но в Стамбуле водители хотя бы сначала сигналят, а потом рукой, высунутой в окно, начинают суматошно махать - поберегись, мол, ща как поверну!... Все притормаживают, и он поворачивает. А здесь до такого не снисходят. Если человек собирается перестроиться, он оглушает всех (себя в первую очередь) рёвом своего клаксона. Причём, в целях охраны труда, наверное, чтобы не оглохнуть за день, он СНАЧАЛА начинает манёвр, а ПОТОМ коротко, но смачно, бибикает. Ну и, соответственно, получает в ответ восторженную реакцию других участников дорожного движения, выраженную тем же незамысловатым способом. Вообще, сигналят здесь по любому поводу - перестроение, остановка, обгон, поворот, пешехода или велосипедиста припугнуть, чтобы не прыгнул сдуру под колёса. А один раз таксист бибикал просто так, честное слово! Мы минуты на три вырвались на пустую дорогу, а у него, наверное, рефлекс уже: если не посигналит - автомобиль вести не сможет. Или, может, у машины конструкция такая – в клаксоне бензонасос с ручным приводом. И при этом ещё в машине радио по-китайски орёт, как стратегический бомбардировщик на взлёте.

Вот такая вот музыка китайских улиц. А если ещё учесть огромное количество двухколёсных транспортных средств, джигиты-наездники которых делают то же самое в отношении друг друга и пешеходов, да ещё тот факт, что у этих мацапедов сигналы гораздо разнообразнее, чем у машин, то это уже целая симфония получается. Причём длится она круглосуточно, оркестранты лишь сменяют друг друга.

В общем, доехали мы до телебашни. Пока доехали – стемнело. Вид в темноте – потрясающий! Переливы огней, толпы народу, машины, автобусы, вокруг небоскрёбы, всё сверкает – голова кружиться начинает. Описать сам вход в башню не смогу – слов таких не знаю. Светится всё! По-моему, даже траву в скверике вокруг башни фосфором намазали. Или она такая уже растёт светящаяся.

На подъём работают два лифта, к ним длиннющая очередь. По огромному холлу бродит в общей сложности человек пятьсот, все китайцы. Замечаю двух людей с европейской внешностью – парня и девчонку лет двадцати пяти. Оказываемся в очереди сразу за ними. Прислушался – русские!
 8)

В лифт нарочно обученный персонал запускает партиями, получив по рации команду. В лифте висит табличка: «Максимум 1 000 кг – 15 человек». Не выдержал, достал калькулятор, посчитал: вес среднестатистического посетителя башни – 66 кг. Н-да, активную рекламу шанхайской башни в Европе, особенно в Скандинавии, давать не стоит – понаедут туристы, лифты сломают…

Поднялись на высоту 350 метров. В лифте это была кнопка 274-го этажа – врут, наверное, с высотой не стыкуется. Пока поднимались – заложило уши, как в самолёте. Нажимает на кнопки и следит за дисциплиной во время подъёма девочка в форме, которая за это время быстро протараторивает на китайском и английском основные факты о башне. Я удивился сначала, что девочка не улыбается – успел уже заметить, что народ в Китае, задействованный в сервисе, всегда улыбается, пусть даже дежурно, а эта – нет. Потом опять сосчитал: за восемь часов работы, поднимая народ в среднем каждые пять минут, она рассказывает эту рассказку всяким оболтусам (которым эта рассказка, если честно, по барабану, потому что всё это написано на каждом квадратном сантиметре стен на всех 274 этажах, или сколько их там) девяносто шесть раз в день. Даже если считать, что работают они день через два, и то получается девятьсот шестьдесят рассказок в месяц или 11 520 рассказок в год. ОДИНАКОВЫХ рассказок. Поневоле, блин, мизантропом станешь! Так что, если кого не устраивает нынешнее место работы – учите китайский. Я думаю, вакансии у них там есть постоянно…

Собственно вид из башни, опять-таки, описывать бессмысленно. Не верите – попробуйте в двух словах описать вкус живых устриц, вкушаемых в конце апреля на террасе кафешки на набережной в Каннах под Шабли Ла Шаблизьен Ле Фуршом Премьер Крю урожая 1998 года (хороший, помню, был год для вина!). Особенно запомнились украшенные разноцветными гирляндами пароходики, ползающие по реке внизу, похожие на бриллиантовых божьих коровок.

Ну, потом спустились (тоже отстояв длинную очередь), позевали и поглотали, чтобы отошли уши, которые опять заложило от быстрого спуска. Сходили перекусить в торговый центр на площади перед башней и решили отправиться восвояси, по кроваткам. Ан не тут-то было! При наличии огромного количества такси в Шанхае, народу всё-таки оказалось больше. Спрос явно превышал предложение, тем более что в десять вечера все шанхайцы традиционно расходятся по домам. На площади мы попрыгали под колёсами минут двадцать, пытаясь отыскать среди круговорота таксомобилей хоть один свободный, после чего приняли стратегически выверенное решение уходить в темноту, туда, откуда все эти Хароны на площадь материализуются. Но, опять-таки, народу в Шанхае много, и умные такие мы оказались не одни. Я бы даже сказал, далеко не одни. Были поползновения отправить меня одного до гостиницы на метро, но я счёл, что для первого дня в Китае это будет перебор. Я его и так уже на всю жизнь запомнил!

В конечном итоге, прошагав километра полтора, поймали такси и доставили меня до дверей гостиницы.

Я ввалился в номер, из последних сил разделся, и плюхнулся на кровать.

Не успела голова моя коснуться подушки, как осторожно тренькнул гостиничный телефон. Ёлки зелёные, забыли они что-нибудь, что ли, и с ресепшена звонят? Опять вставать, одеваться, делать умное лицо…
- Hello?
Приятный и почему-то грустный девичий голосок что-то промурлыкал по-китайски.
- Excuse me, could you please speak English?
Девушка замялась, но, наконец, вспомнила нужное слово и выдохнула, чуть не плача:
- Massage?
Как джентльмен, я понимал, что должен помочь даме, находящейся в трудной ситуации, но сегодня делать массаж кому бы то ни было, даже грустной незнакомке, уже не было физической возможности – так сильно я устал. Поэтому я сказал:
- Sorry, no…
Голова со стуком упала на телефон, трубка на подушку… или наоборот… не помню – вырубился… Первый день в Китае закончился.

Последний в моей жизни ПЕРВЫЙ ДЕНЬ В КИТАЕ.

Aqua Mar  © 2007
知彼知已,百战不殆

Оффлайн Laotou

  • Модератор
  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 3523
  • Карма: 118
  • Пол: Мужской
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #1 : 25 Сентября 2008 22:11:56 »
КИТАЙСКИЙ ЯЗЫК

«Китайский язык относится к китайско-тибетской семье языков, в которую, кроме китайского, входят такие исторически родственные языки, как дунганский, тибетский, бирманский и др. На китайском языке говорит 95% населения КНР и свыше 20 млн. китайского населения, издавна проживающего в странах Юго-Восточной Азии: Вьетнаме, Лаосе, Кампучии, Бирме, Таиланде, на Филиппинах, в Индонезии, Малайзии, Сингапуре и других странах.»
Задоенко Т.П., Хуан Шуин. Основы китайского языка. Вводный курс. 2-е изд., испр. – М.: Наука. Издательская фирма «Восточная литература», 1993. – 271 с.: ил.

А я вот прямо сейчас выдам такую мысль, что вы сразу скажете, будто я болтун и обманщик; и всё-таки:
КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА НЕТ.
И, кстати, та же Задоенко в своём учебнике двумя абзацами ниже говорит точно то же самое, только не так безапелляционно, конечно.

Упс… А как же все эти курсы, школы и факультеты, чему же на них учат? А на каком же языке, в конце концов, сами китайцы разговаривают?!! А вот тут ещё более крамольная мысль:
И КИТАЙЦЕВ ТОЖЕ НЕТ.
Точнее, они есть во всём мире. Во всём мире, кроме Китая.

Сейчас поясню.
Одна моя знакомая преподаёт русский как иностранный студентам одного из питерских вузов, и она рассказала следующую историю (причём подтвердила документально!).
Задала она как-то своим студентам-иностранцам написать сочинение об их собственной стране и в качестве примера предложила следующие строчки из сочинения о России: «Россия – многонациональная страна. В ней живут люди разных национальностей, таких, например, как русские, татары и буряты»… Ну, и так далее. И один китаец принёс ей сочинение, которое начиналось таким образом: «Китай – многонациональная страна. В нём живут люди разных национальностей, таких, например, как сяо, мяо и xyй»…
А вы над кем, пардон, ржёте, как лошади – над сяо или над мяо?

Смейтесь, смейтесь… Она-то, бедная, смеяться уже не могла. И листочек с сочинением этим весь слезами залит был, причём видно было, что не один человек над ним рыдал…
На самом деле, смеяться особо не над чем – есть такой народ в Китае, в провинции Цинхай, я проверял. И парнишка этот, как она потом выяснила, сам такой был. Из этих… Ну, вы понимаете… В общем, не повезло ему в жизни…

Так вот сказать о представителе народа мяо, что он говорит на китайском – это то же самое, что в семидесятые годы сказать о латыше, что он говорит на советском. Нет такого разговорного языка – китайского, как не было советского. Есть диалекты – кантонский, шанхайский, тайваньский, сычуаньский и ещё пара сотен. Есть путунхуа – «общий язык», если дословно, который на самом деле есть не что иное, как пекинский диалект, относящийся к мандаринской группе диалектов, который в Китае все ничтоже сумняшеся так и называют «мандарин». И когда мои китайцы узнали, что я собираюсь в Китай надолго, они не сказали – учи китайский, они сказали – учи мандарин.
Причём китайские диалекты – не то же, что русские. Если архангелогородец с саратовцем вполне поймут друг друга, хоть и будут, возможно, похихикивать в кулачок друг над другом, то одна мадам из Шанхая, когда приехала работать в Гонконг, официально получила месяц на изучение ГОНКОНГСКОГО языка (ну, если быть строгим, то кантонского). И поначалу она не понимала даже то, что говорят по телевизору – вроде, на путунхуа, но с гонконгским акцентом. Так что их «китайские» диалекты – это как наши «русские» удмуртский с карельским.
Так что же объединяет китайцев, кроме границ, флага и умения плотно и с удовольствием перекусить? Что делает их единой НАЦИЕЙ? Ответ, как ни странно, очень простой: всех китайцев делает китайцами КИТАЙСКИЙ ЯЗЫК.
Упс… И ещё два раза «упс»… Но давайте обо всём по порядку.

Китайский ЯЗЫК – это одна из древнейших ПИСЬМЕННОСТЕЙ, живая и сохранившаяся до наших дней почти в первозданном виде. Все эти такие непонятные для нас иероглифы для всех КИТАЙЦЕВ означают одно и то же. ЗВУЧАТ по-разному, а ЗНАЧАТ одно и то же.
Представьте себе, что встретились древние бритт, германец и русич и решили поболтать. Языки у них, разумеется, разные, вот и принялись они веточкой на земле закорючки всякие рисовать. И нарисовал один из них кружочек, а из него лучики торчат по кругу. При этом один тычет на этот кружочек пальцем и говорит the Sun, другой - die Sohne, а третий – Солнце. Но понимают все друг друга при этом прекрасно – о чём, собственно, идёт речь. Потому что у каждого из них в немытой башке одна и та же ассоциативная картинка – большое, доброе, несущее тепло и жизнь.
Вот и китайский язык – это набор картинок. Причём в традиционном китайском письме нет знаков препинания, нет даже пробелов - разделения на слова, всё это появилось уже в двадцатом веке. Таким образом, китайское письмо – это последовательность символов, рождающих в мозгу последовательность соответствующих образов, это комикс без слов, если хотите. Поэтому и носят китайцы с собой ручки, чтобы, если уж совсем непонятен язык собеседника-соотечественника, можно было нарисовать свои мысли – написать иероглифы, которые всеми без исключения китайцами понимаются одинаково. У кассиров в супермаркетах все руки иероглифами исписаны!

И из этой особенности китайского языка проистекают некоторые особенности китайского мышления.
Есть такой известный психологический трюк, иллюстрирующий, что мы читаем не по буквам, а целыми словами, фактически образами: в солвах мнеяют мсетмаи бквуы в сиреднее слвоа в провизольонм продяке, освталяя на мсете тлоько првеую и псоледюню, и при этом всё понятно, если читать бегло, на задерживая внимание на конкретном слове. Так вот с иероглифическим письмом такая фишка не проходит. Потому что, поменяв местами несколько иероглифов в середине фразы, вы разрушаете смысл ВСЕЙ фразы. Представьте: вы подъезжаете к перекрёстку, а на светофоре горит нижний сигнал, но – красный! Вы поедете? Наверное, да, но уже не с лихим гиканьем, а аккуратненько и осторожненько высовывая морду автомобиля на перекрёсток, ежесекундно притормаживая – а вдруг сбоку выскочит кто? Потому что привычный вам кусочек картины мира вдруг рассыпался, как неправильно собранный паззл. Так же и фраза на китайском рассыпается целиком, как порванные бусы. Поменять местами иероглифы – это то же самое, что поменять местами восход и закат, горы и небо, Янцзы и Хуанхэ, мужчину и женщину.

Хотя последнее иногда, в принципе, очень даже… Ой… куда-то меня не туда занесло…

Отсюда проистекает потрясающая образность, присущая всей китайской культуре и философии. Ибо мышление китайцев, как нынче модно говорить, «преобладающе правополушарное». (Интересно, а у китайцев процент левшей выше, чем в среднем на Земле?) Неприятный момент в этом тоже есть: выигрывая в ассоциативности, проигрываем в логике. Именно поэтому китайцы считают человека моложе сорока «молодым ещё», поскольку, не набрав собственного опыта, он не может научиться выстраивать длинные логические цепочки, необходимые в политике или в бизнесе. Очень может быть, что и знаменитый китайский традиционализм отсюда же исходит.
А ещё я перестал смеяться над инструкциями к китайским товарам, написанными на «как бы русском» языке. Потому что любому китайцу, освоившему любой европейский язык, надо давать медаль «За отвагу». Ему ведь фактически пришлось для этого собственную голову об собственную же коленку сломать. Причём собственноручно!

На самом деле я вот тут умничаю, базу какую-то псевдонаучную подвожу, а у меня самого осознание того, что мы такие же разные, как люди и дельфины, пришло внезапно.
Так уж получилось, что визитки на китайском мне делали в Питере. Внизу написали ФИО на русском (полностью!), а сверху китайскими иероглифами изобразили, как бы это могло звучать. Практически получилась та же «китайская инструкция», но наоборот. Потому что у китайцев фамилия состоит из одного слога, а имя – максимум из двух. И прочитав три первых иероглифа (один иероглиф – один слог), они дальше просто не читают. Так бы и был я китайцем Мар Чен Ко, если бы не показал эту визитку своим китайским друзьям. Они люди вежливые, поэтому из комнаты очень быстро выпали и рыдали там, за закрытой дверью, чтобы я, типа, не слышал. Слёзы утёрли, вернулись и сказали, чтобы я больше никому это не показывал, потому что для китайца, который всё-таки рискнёт дочитать моё ФИО до конца, это просто набор бессвязных звуков, как будто рвёт кого-то, мучительно и безысходно. Правда, каждый взял себе при этом мою визитку на память – детишек пугать, наверное. Ну, я их не виню – сам, помнится, выклянчил снять копию с иммиграционной карточки моего старого финского кореша, где чёрным по-русскому было написано: Пекка Xyйкури.
Так вот, решили мне подобрать китайское имя. Блеснув изобретательностью, оставили три первых слога имени – стал я китайцем Влади (если правильно произносить на путунхуа, то это приблизительно звучит как У Ла Ти). Но на этом эпопея не закончилась – надо, говорят, его ещё и написать красиво.
Тут я опять сумничаю слегка.
В китайском (письменном) около 50 000 иероглифов. При этом в разговорном (тоже, заметьте, китайском) всего 400 слогов. Помните – один слог соответствует одному иероглифу? Есть слоги, которые соответствуют шестидесяти разным иероглифам! Например, если бы я решил остаться Мар Чен Ко, то первый слог «ма» (звука «р» в китайском нет) в зависимости от иероглифа мог бы означать и лошадь, и маму, и коноплю… Учитывая то, что первый слог у китайцев фактически является фамилией, представляете, какие бы ассоциации я вызывал у деловых партнёров? Заходит секретарша к шефу и с приличествующей значимости момента патетикой провозглашает: «К Вам для проведения судьбоносных переговоров прибыл господин Конопля». Оборжаться!
Спасибо одной доброй девушке с Украины – подобрала она мне красивый набор иероглифов. Что-то типа «несущий императора в чужие земли». Для генерального представителя в Китае, вроде бы, и неплохо. Надо бы у шефа прибавку к жалованью попросить за его персональный пиар!
Сделал я себе картинку – золотые иероглифы на красном фоне, и поставил в качестве заставки на телефон – хвастаться, а заодно и привыкать. И вот пошли мы с той же девушкой и с её китайскими друзьями попить вечером пива с шанхайскими раками – на них как раз сезон был. Познакомились, я своё имя сказал, они пару раз переспросили. Я понимаю, произношение у меня хромает, поэтому показал им на экране телефона – они, вроде, запомнили. А потом, в процессе поглощения пива с раками (кто там хихикает?), один из них вдруг запамятовал, как меня зовут, и переспрашивает. Я говорю ему, а он отвечает: да ты не говори, ты покажи.
Вот тогда-то меня и озарило.
Для китайца произносимые слова не важны, пока они не подкреплены образами, поступками. Не важно, как звучит твоё имя, важно – как оно выглядит. И стихотворение становится таковым только тогда, когда оно написано.
И я написал стихотворение, которое, если РАССКАЗАТЬ его, стихотворением быть перестанет. Его нужно ЧИТАТЬ.



***
 
Я пишу на песке твоё имя.
          Мы с тобой на весеннем пляже, залитом солнечным светом.
                    Ты лежишь на спине, подставив лицо солнцу, а ветер
                    играет с локоном, выбившимся из твоей причёски.
                              Ты что-то шепчешь беззвучно, будто целуешь ветер,
                              зажмурив глаза, как целуешь обычно меня, и я ревную тебя к нему.
                                        Я ревную тебя к ветру и к волнам, которые набегают
                                        и ласкают твои босые ноги, облизывают каждый твой
                                        палец, и белой пеной нежно щекочут твои ступни,
                                        так же, как всегда любил это делать я.
                                                  И твоя голова лежит на моих коленях, а я рисую тонким
                                                  ивовым прутиком на песке два иероглифа – две древние
                                                  картинки, в переплетении линий которых заключена
                                                  величайшая музыка на Земле –
Музыка твоего имени.

***

Я ищу на песке твоё имя.
          Я один на промозглом осеннем пляже, под низкими тучами.
                    Много лет прошло с тех пор, как ты лежала здесь, а ветер
                    играл с локоном, выбившимся из твоей причёски.
                              Все эти годы ветер странствий пел мне другие песни, песни
                              далёких городов и стран, и я забыл музыку твоего имени.
                                                  Волны событий обрушивались на мою жизнь, как
                                                  морские волны обрушиваются на одинокий пляж,
                                                  в кипении пены сменялись лица и имена, и они
                                                  смыли твоё имя с неверного песка моей памяти.
                                                            И я знаю, что здесь, на осеннем пляже, я не смогу
                                                            найти его, но я всё равно буду искать до тех пор,
                                                            пока не иссякнут силы, и тогда я закрою глаза и уйду
                                                            в другой мир, и увижу тебя там, и вспомню –
Вспомню твоё имя.

Vladimir Marchenko © 2007




Благодарю АВС за указание на грубую ошибку в тексте. Исправлено.
« Последнее редактирование: 02 Декабря 2008 07:43:18 от Aqua Mar »
知彼知已,百战不殆

Оффлайн Laotou

  • Модератор
  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 3523
  • Карма: 118
  • Пол: Мужской
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #2 : 25 Сентября 2008 22:17:18 »
ТАЙВАНЕЦ

- Угораздило же меня поехать из Тайпея в Хуалянь на машине! Все нормальные люди ездят на поезде, а я просто очень люблю эту дорогу, она очень красивая. Не сама дорога, конечно, а окрестности – с одной стороны горы, с другой стороны море. Когда едешь на машине, можно остановиться и выйти постоять, посмотреть.

Майкл молчит несколько секунд.
- Тайвань – это горы и море.

Он опять молчит и смотрит на меня, но я понимаю, что видит он сейчас Тайвань.
- Ну и, конечно же, сломалась машина как раз посередине между населёнными пунктами. Причём сломалась вдруг: ехала-ехала, и – пуф! – электричество пропало. А у меня, как назло, батарейка в телефоне села. Я ещё полчаса назад хотел на зарядку поставить, но звонки шли не переставая. Я хватаюсь за телефон, хочу другу позвонить – он в Илане живёт, неподалёку, мог бы сам подъехать или эвакуатор организовать. Я его номер набираю и молюсь, чтобы успеть восемь слов сказать – я их заранее в голове составил. Идёт вызов; один гудок, второй… экран гаснет… Всё. Если уж ломается, то всё сразу, сам знаешь.

Я киваю.

- Посмотрел я по карте, прикинул: вперёд, вроде, ближе идти – там деревня какая-то, а значит, есть почта, и с неё можно позвонить. Пошёл. Жарко, очень жарко. Шагал я минут сорок. Дошёл до деревни; бреду по ней, потом обливаюсь, а ребятишки местные сзади бегут, хохочут, пальцами на меня тычут и кричат: «Китайская свинья, китайская свинья!»

У Майкла очень скупая мимика и жесты (только смеётся он взрывно и заразительно), говорит он тоже тихо и спокойно. Вот и эти слова он не выделяет ни тоном, ни мимикой, поэтому я не сразу соображаю.

Когда до меня доходит, меня вскидывает, будто током бьёт:
- Погоди-погоди, - говорю, - в каком смысле – «китайская свинья»?!!
- Ну, это тайваньцы нас так называют, свиньями.
- Кого это – «вас»?
- Нас, китайцев!

Сказать, что я офигел – не сказать ничего. Это мой третий день пребывания в Китае, и я ещё ничего не знаю. Майкл понимает это и начинает объяснять.
- У тайваньцев европейские лица, прямые носы. А мы – во! – как свиньи!

Он утыкает указательный палец в кончик носа и задирает его вверх. Теперь я, действительно, могу видеть через ноздри его мысли. Ну да, соображаю я, и Майкл, и ещё пара человек в офисе, с кем я успел познакомиться, и правда, курносые.
Я украдкой озираюсь. В ресторанчике, где мы обедаем, народу много, и действительно, практически у всех носы чуть вздёрнуты, у всех круглые лица. Но это же не повод свиньями обзываться! Майкл замечает мой партизанский манёвр: - Не смотри, - говорит, - так и есть, в серединном Китае все такие.

- А ещё тайваньцы называют китайцев свиньями, потому что китайцы забыли китайский язык. – Видит вопрос в моих глазах и поясняет. – Мао Цзэдун ввёл упрощённые иероглифы. И теперь иероглифы означают не символы, а просто звуки, как буквы в европейских языках. Ты знаешь, что среди выпускников университета в Китае лишь очень немногие могут читать традиционный китайский? Если человек не умеет читать традиционное китайское письмо, у него исчезает философия, высший смысл, исчезает связь поколений. А для китайца это хуже смерти, это – конец цивилизации. У современных китайцев это уже почти исчезло.
- А зачем Мао Цзэдун это сделал?

Майкл пожимает плечами.
- Сплетни говорят, что он плохо учился в школе потому, что никак не мог научиться читать и писать иероглифы. Официально же – для того, чтобы все, даже крестьяне, могли стать грамотными. – Помолчал, подумал. – Надо сказать, что в этом есть резон. Если бы он этого не сделал, в Китае сейчас был бы миллиард безграмотных. А так безграмотных практически не осталось, по крайней мере, читать газеты могут все.
- Но если следовать твоей логике, то на Тайване, где нет упрощённых иероглифов, где осталось традиционное письмо, должен быть высокий процент безграмотных?

Майкл усмехается.
- Ты не забывай, что после войны на Тайвань эмигрировала элита гоминьдановской армии, цвет нации. Да и до войны тайваньцы считали себя истэблишментом Китая. Вот, например, семья моей жены: они ведут свою родословную более двухсот лет.

Что-то неуловимо меняется в его лице.
- И когда я приезжаю к ним в гости, её брат каждый раз кричит: «О, опять к нам китаец Чжэнь припёрся»! Возможно, это и шутка. По крайней мере, мне жена так говорит. Но эта шутка повторяется каждый раз уже больше десяти лет. Поэтому я бы предпочёл к ним не ездить. Совсем. Но, поскольку я всегда в разъездах, жена говорит, что ей скучно сидеть дома одной, и живет у родителей – у них очень большой дом. И мне приходится возвращаться на Тайвань к ним.

Мы делаем перерыв в еде, традиционный китайский «отдых от еды». Майкл откидывается на стуле, закуривает. Я спрашиваю:
- Майкл, а ты-то сам кем себя считаешь – тайваньцем или китайцем?

Майкл выпускает струйку дыма, провожает её взглядом, думает.
- Ты знаешь, мои родители родом из Шанхая, у нас здесь много родственников, но я родился и вырос на Тайване. Мой отец приехал на Тайвань в чине капитана. В гоминьдановской армии это был высокий чин. И мой отец стоял у истоков тайваньской армии; практически, он её создавал, он обучал молодых офицеров. Я помню, мы с братом были ещё маленькие, а отец пропадал на службе днями и ночами. При этом зарплата его составляла около пяти долларов в месяц. Как мама выкручивалась с такими деньгами, я до сих пор не понимаю. Но тогда у всех были такие зарплаты, Тайвань был очень бедной страной. Это сейчас у отца приличная пенсия, они с мамой замечательно живут, им на всё хватает. А тогда мы не жили, мы выживали. Причём не только в смысле денег. Ведь мы ждали войны ежеминутно, ежесекундно.
- И когда мне пришло время идти в армию, у меня и мысли не было «откосить». Я не знаю, как у вас в России, а на Тайване всеобщая воинская обязанность.
- У нас тоже, - говорю.
- А ты служил?
- Конечно!
- Ну вот, а сейчас молодёжь на Тайване пытается избежать службы в армии всеми правдами и неправдами! Хотя мы служили три года, а они сейчас всего полтора, и то не хотят!
- Да и у нас та же фигня!
- Так сейчас ведь и служба другая! Сейчас у нас солдаты, если температура выше тридцати пяти, имеют право находится весь день в казарме с кондиционерами, а у нас даже термометров не было, поэтому служили, не глядя на погоду.
- А у нас сейчас!... А когда я служил!...

Конечно, двум старым солдатам всегда найдётся о чём поговорить, боевые годы вспоминая – раньше и ратная служба была ратнее, и сухой паёк суше, и отцы-командиры были более отеческие…
Потрындели, поностальжировали слегка.

- А ты кем в армии был? – спрашивает Майкл.
- Связистом.
- А я паратрупером.

Это десантура по-нашему. Ну-ну. С определённой долей скепсиса смотрю на его кругленький животик. А потом вдруг соображаю, что ведь действительно сразу обратил внимание на его походку. Такую походку не на танцполах ставят, а на татами. Майкл продолжает:
- Причём я был в специальной группе.
Это, что ли, спецназ по-нашему? Ни фига себе!
- Майкл, так ты, что ли, Рэмбо?
- Да ну, что ты! – Майкл усмехается, - Рэмбо – это несерьёзно, это кино. У нас всё сложнее было. Наша группа специализировалась на действиях в джунглях. Пятнадцать человек. Нас год учили, а потом был экзамен.
- В каком смысле? Как в школе?
- Ага, почти! - смеётся. – Всех поодиночке забросили в джунгли. У каждого свой маршрут, четыре контрольные точки и четыре месяца на прохождение маршрута. При этом каждому выдали два килограмма риса, коробок спичек, нож и рацию. Рация одноразовая. Не в смысле, взрывается после первого сеанса, а в том смысле, что если вышел на связь – значит, снимаешься с маршрута. То есть для экстренной помощи. А снялся с маршрута, или пропустил контрольную точку, или не уложился в четыре месяца – экзамен не сдал.
- И многие не сдали?
- Кроме меня, сдали ещё пять человек.
- Тяжело было?
- Угадай! – Майкл откровенно ржёт. – Я же говорю, я фильмы с Рэмбо смотрю как комедию. На самом деле, всё гораздо сложнее, гораздо страшнее, а самое главное – гораздо скучнее. Представь – четыре месяца ты бредёшь по болоту, каждый день, с утра до вечера. Каждое утро ты просыпаешься весь мокрый. Каждый вечер у тебя одна мысль – упасть. И так сто двадцать дней.
- Слушай, а ел-то ты что?
- Что находил – то и ел. Или ловил…
Понимаю, что вопрос глупейший, но удержаться не могу:
- И змей?
- Конечно! Тем более что на Тайване змей и в ресторанах готовят.
- Майкл, я сейчас тебя спрошу, но ты не отвечай, если не хочешь. Можно?
- Можно.
- Сколько раз ты хотел воспользоваться рацией?
Отвечает, не задумываясь:
- Три. Но вторые два раза это было не всерьёз, это уже ближе к концу, когда всё достало. А первый раз я в болоте тонул. Паника, конечно. Я уже по пояс в воде, и одна мысль в голове: только бы вода в батарею не попала, а то ведь не смогу на помощь позвать. А потом вдруг как будто жахнул кто по башке: дурень, ведь пока они прилетят, от тебя же не то, что пузырей не останется, они даже место не найдут, потому что ты вместе с рюкзаком и рацией на дно пойдёшь!
- Ну и как?
- Как видишь – сижу с тобой, обедаю.

Майкл ловко цепляет палочками голову варёного карпа, плюхает себе на тарелку. Я пододвигаю к себе поближе блюдо с пельменями. Несколько минут мы сосредоточенно чавкаем.
- Но самое интересное, - невнятно бормочет Майкл, двигая челюстями и выплёвывая рыбьи косточки, - каждый раз в голове была мысль: ведь я же тайваньский солдат! А если война? Я же Родину подведу!
И оттого, что говорит он это своим обычным ровным тоном, без патетики, не закатывает глаза в пароксизме патриотизма, а особенно потому, что жуёт при этом, я ему верю.

От рыбьей головы остались косточки; два пельменя я оставил «на потом»; мы переводим дух; Майкл продолжает.
- А когда я уже оканчивал университет, я понял, что должен побывать в Китае. Хотя бы в Шанхае, потому что там мои родственники, там мой исток, мои корни. Для каждого китайца это очень важно. Первый раз я прилетел в Китай двадцать лет назад.
- Ситуация с пассажирским сообщением между Китаем и Тайванем с тех пор так и не изменилась. Китай до сих пор считает Тайвань своей провинцией, но при этом прямых рейсов с Тайваня в Китай нет, даже в Пекин. И, конечно же, нет китайского посольства на Тайване.  Поэтому, чтобы попасть в Китай, мы должны лететь в Гонконг, там получать разрешение на въезд на территорию Китая, а только потом уже лететь в Китай. И паспортный контроль проходим вместе с остальными иностранцами.
- И цены для меня в Шанхае были такие же, как для иностранцев. Для китайцев цены одни, а для иностранцев – в три-четыре раза дороже. Везде – в ресторанах, в гостинице, если сходить посмотреть что-нибудь интересное. А ведь на Тайване тогда жили тоже очень небогато. Поэтому я еле укладывался в те деньги, что привёз с собой.
- Погоди-ка, - говорю, - а твои родители дома на каком языке между собой говорят?
- На шанхайском.
- Так для тебя шанхайский, выходит, родной язык? Почему же ты не говорил на нём? Ведь никто не спрашивает паспорт в ресторане?
- Видишь ли, рос и учился я вместе с тайваньцами, поэтому на шанхайском и на мандарине я говорю с заметным тайваньским акцентом. А на тайваньском, кстати, с шанхайским. Пусть не таким сильным, но достаточно заметным, чтобы признать во мне не тайваньца. Да ещё и нос.

Он опять пальцем задирает нос вверх.
- Вот и получается, что я и здесь чужой, и там чужой. Кстати, с моими людьми в офисе мы общаемся на мандарине, и они не знают, что я понимаю шанхайский. Поэтому когда хотят обсудить меня в моём присутствии, переходят на него. Прикольно!

Смеётся, потом опять становится серьёзным.
- Ты знаешь, на Тайване сейчас большая проблема. Тайвань после войны всегда назывался Китайская Республика Тайвань. Это показывало, что тайваньцы – тоже китайцы. А сейчас многие говорят, что Тайвань должен наконец-то полностью отделиться от Китая, даже мысленно. На Тайване свой язык, своя письменность, которой уже нет в континентальном Китае. И Тайвань должен стать просто Республикой Тайвань. Казалось бы, одно слово – а какой в нём заключён глубокий смысл…

- Многие хотят окончательного отделения? И есть ли такие, кто хочет наоборот, присоединиться к Китаю, войти в состав Китайской Народной Республики, например, на условиях определённой степени автономии?

- Фактически, Тайвань, его жители, сейчас разделились пополам. Одни хотят полной независимости, другие же хотят войти в Китай. Самое поганое, что всё это сопровождается какими-то политическими играми, дрязгами, политической торговлей с Китаем и со Штатами… Это всё действительно неприятно. Именно поэтому многие люди моего возраста уезжают с Тайваня. Уезжают навсегда.
- Куда?
- Кто куда. В Сингапур, Малайзию, Таиланд, многие едут в Австралию. Из моих институтских друзей уже половина разъехалась. Общаемся в Интернете, по конференц-связи. И выпиваем так же, пивом с экраном компьютера чокаемся. А ведь ты понимаешь, что уезжают лучшие. Мы сейчас в самом хорошем возрасте и с самыми хорошими головами для того, чтобы менять жизнь к лучшему, развивать Тайвань. Но Тайваню мы, похоже, не нужны…

Я, честно говоря, в шоке. Я прекрасно помню время «утечки мозгов» из России. Я помню, как много людей, которых я искренне люблю и считаю лучшими и умнейшими, уезжали в Штаты, в Англию, в Германию, во Францию, в Израиль – уезжали не за лучшей жизнью, не за длинным шекелем, а просто потому, что хотели делать что-то полезное… А в России это было никому не нужно, было не до них, не до развития, не до глупостей. Но ведь в России тогда экономика была даже не на уровне пола, а ещё ниже. На Тайване такой проблемы нет в принципе, а люди всё равно разъезжаются.

- Майкл, а что думает тайваньская молодёжь? Ведь во многом именно молодые определяют дальнейший путь развития. К чему они больше стремятся?

Майкл фыркает:
- Тайваньская молодёжь думает о том, какой новый мобильный телефон купить себе через месяц. И в каком клубе оттянуться сегодня вечером. Им реально всё пофигу. Причём это не только я так думаю, есть официальные результаты социологических опросов, которые говорят о крайней аполитичности молодых людей в возрасте около двадцати лет. Многие не только не задумываются над этой проблемой, они даже не догадываются, что такая проблема существует. Поэтому тот, кто сумеет их убедить в том, что они и впредь будут менять телефоны каждый месяц, тот и поведёт их за собой в будущее.

Обед закончен, пора возвращаться в офис. Майкл подзывает официанта, тщательно изучает поданный счёт, расплачивается.
Мы встаём, выходим из тихой кондиционированной прохлады ресторана в душное полуденное шанхайское марево, наполненное гвалтом носящихся вокруг автомобилей, мопедов и велосипедов.

- Вот и получается, что когда я на Тайване – я скучаю по Шанхаю, когда я в Шанхае – скучаю по Тайваню. Наверное, именно поэтому я и выбрал международный бизнес, чтобы часто уезжать. Потому что когда я где-то там, я знаю что мой дом где-то здесь. А когда я здесь, я не знаю, где мой дом.
- Ну а сам-то ты кем себя ощущаешь – тайваньцем или шанхайцем?
- Я же говорю тебе, на Тайване я – шанхаец, в Шанхае – тайванец.
- Нет, я о другом. Смотри, вот просыпаешься ты утром, открываешь глаза и спрашиваешь себя: кто я? И что ты себе отвечаешь – «я тайванец» или «я шанхаец»?

Майкл идёт молча. Мы подходим к офису. Майкл берётся за ручку, открывает дверь, поворачивается ко мне и говорит:
- Я – китаец.

Vladimir Marchenko © 2007
知彼知已,百战不殆

Оффлайн Laotou

  • Модератор
  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 3523
  • Карма: 118
  • Пол: Мужской
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #3 : 25 Сентября 2008 22:20:30 »
Как я торговался в Китае

       Есть такой анекдот:
       Собрались два бизнесмена переговоры учинить. Ну, встретились где-то в кабаке, заказали себе по рюмарю того, чего там бизнесмены на переговорах пьют; принесли им, пригубили они, значицца, и смотрят друг на друга. Молчат.
       Потом один говорит:
       - О’кей, предположим, Вы назвали цену, за которую хотите продать, я назвал цену, за которую хочу купить, мы оба посмеялись… Переходим к делу!

       Торг на рынке в Китае приблизительно так и выглядит: наисвятейший взгляд китайца-продавца, называющего лаоваю (европеоиду, то бишь) цену в три-четыре раза больше истинной; гомерический хохот покупателя, утверждающего, что таких цен не бывает даже в самых дорогих бутиках Нью-Йорка, Парижа и Милана; картинное заламывание рук, загибание пальцев на руках и ногах с перечислением полных имён всех родственников, которые сидят на натруженной шее несчастного продавца; демонстративное швыряние столь понравившейся вещи на прилавок, резкий разворот в сторону выхода; коброобразный бросок продавца вслед, с мощным захватом за рукав; начинается непрерывное стрекотание кнопок калькулятора – продавец цену снижает, покупатель повышает; наконец - «О’кей? О’кей!»; шуршание купюр – сначала тщательно отсчитываемых покупателем, затем не менее тщательно проверяемых продавцом; и всё это под жалобные причитания на тему того, что его, бедного-несчастного китайца, обжулили, ограбили, что заставили продать ниже себестоимости, и он до сих пор не может, дурак, понять, зачем он всё это делает, разве только потому, может быть, что этот покупатель – его лучший друг… А потом он даёт покупателю визитную карточку своего магазинчика и берет смертную клятву в следующий раз приходить только к нему, и ни к кому более! Карточка берётся, клятва даётся, и стороны расходятся, безмерно довольные друг другом и собой…

       И всенепременно - пара-тройка (а то и больше) восторженных зрителей всей этой комедии.

       Есть люди, которые просто обожают ходить на рынок именно для того, чтобы поторговаться. У меня есть приятель из Колумбии, так вот он каждый раз, когда ему нужно снять стресс, идёт и покупает себе новые часы. Ну, эти знаменитые китайские подделки, которые являются точными копиями всяких там лонжинов, брайтлингов и ролексов, знаете? Он уже два года минимум раз в два месяца ходит в одно и то же место, к одному и тому же китайцу. Они знают друг друга прекрасно, даже пару раз уже выпивали вместе. И всё равно: каждый раз китаец говорит ему, что вот эти вот конкретные часы – чистый эксклюзив, и только ему, как другу и брату, готов их уступить по смехотворной цене 1000 юаней (100 евро), практически по себестоимости. Далее следует описанная выше сцена, цена снижается до 80-100 юаней, сделка совершается. Все счастливы, стресса больше нет. У этого моего приятеля дома часов штук двадцать уже.

       Во всех торговых переговорах предполагается, что продающая сторона движется в сторону понижения цены продажи, а покупающая – в сторону повышения цены покупки. Где-нибудь посередине они сходятся к обоюдному удовольствию. Это нормально, когда покупаешь по мелочи, не зная точно реальной цены товара – если и переплатишь, то немного. Так же раньше поступал и я.

       Но тут понадобилось мне закупить кучу всяких шмоток на зиму, чтобы из Питера не волочь. Гардероб подлежал обновлению процентов на 90 – затраты, прямо скажем, немаленькие. А у меня есть проблема: не умею я торговаться. То есть теоретически, конечно же, умею, да и практически тоже, когда речь о бизнесе идёт, а вот когда всякие там мелочи для себя покупать – практически не торгуюсь. При этом я знаю, что переплачиваю, я даже знаю настоящую цену, но – не хочу. Потому что лень. Точнее, времени жалко. А кайфа особого я в процессе торга не нахожу.

       Ну, не люблю я торговаться!..

       Но в данном случае, конечно, игра стоила свеч. В смысле, нужно было напрячься и сэкономить. Тогда я решил помыслить, и не просто так помыслить, а перпендикулярно. Или, как нынче модно говорить, «латерально». В первую очередь я понял, что надо менять свою стратегию, раз нет возможности повлиять на стратегию продавца. Что можно сделать, если процесс торга не меняется уже тысячелетия? И тут я вспомнил о системе «голландского аукциона».

       Голландцы в Европе всегда считались самыми ушлыми торгашами. Будучи когда-то одной из великих морских держав, они привозили из своих заморских колоний кучу всякого экзотического барахла и распродавали на аукционах. Но при аукционных торгах всегда есть вероятность того, что покупатели вступят в сговор и купят по низкой цене. И тогда голландцы придумали хитрость. В отличие от традиционной системы, владелец товара выставляет его по изначально завышенной цене, а потом постепенно снижает её, держа в голове некую минимальную, после которой он просто снимет лот с торгов. Кто первый крикнет: «Беру!», тот и купил. Никто не знает, какую цену продавец считает для себя минимально приемлемой, а также по какой цене готовы купить конкуренты, поэтому цена продажи на голландском аукционе всегда оказывалась выше, чем на традиционных торгах.

       Наверное, вступление моё несколько затянулось. Но я лишь хотел показать весь тот скорбный путь, который привел меня к моральному падению, всю глубину которого вы сможете сейчас оценить…

       Первым делом я поехал покупать куртку. Приехал в торговый комплекс, который находится рядом с Шанхайским музеем науки и техники – там есть одежда лаовайских размеров. Походил, посмотрел, поотбивался от назойливых зазывал, предлагающих всякие ролексы и футболки от Армани, приглядел объект моих вожделений. Немаловажным фактором для меня было то, что в этом магазине в тот момент не было покупателей – я очень волновался, и зрители могли мне помешать. Я зашёл в магазинчик.
       Там у прилавка стояла девчушка, в углу сидел парнишка и болтал по телефону. Я ткнул пальцем в куртку, девушка мне её подала, я примерил. Как на меня шита. И качество хорошее – плотный верх, пристёгивающаяся подкладка из толстой шерстяной ткани.
       - Сколько?
       - Тысяча юаней.
       - Пятьсот.
       Это была именно та цена, за которую я был готов эту куртку купить. И я думаю, они были готовы её по такой цене отдать. При этом ещё и радовались бы, что "развели" лаовая. Но девушка, конечно же, начала мне рассказывать о потрясающем качестве, о том, что дешевле курток здесь вообще нет, потом, глубокомысленно нахмурив лоб, потыкала в кнопки калькулятора с таким видом, будто считала убытки, и выдала:
       - Восемьсот.
       Я ответил:
       - Четыреста пятьдесят.
       Девушка пару раз хлопнула глазами, но, похоже, не въехала – уж слишком невероятным показался ей мой ход. Она опять поныла о тяжёлой жизни в Китае вообще и ейной личной жизни в частности и скинула ещё:
       - Семьсот.
       Я ответил:
       - Четыреста.
       Она пару раз хватанула ртом воздух, как вытащенная из воды рыба, пытаясь что-то сказать, потом ошарашено посмотрела на парнишку, который как раз закончил говорить по телефону. Он почувствовал неладное, поднялся и подошёл к нам. Девушка опять посмотрела на меня, на него, опять на меня, снова пару раз открыла и закрыла рот и, наконец, выдавила из себя:
       - Шестьсот пятьдесят.
       Я ответил:
       - Триста пятьдесят.
       Всё. Её мир разрушился. Осколки этой мировой катастрофы взорвали изнутри нетренированный девичий мозг… Она жалобно залопотала что-то на китайском парнишке. Тот выслушал её и обратился ко мне на хорошем английском:
       - Ты что, не хочешь взять эту чудесную, замечательную, потрясающую куртку?!! Это же лучшая куртка, которую ты можешь найти в Шанхае!!!
       Я ответил ещё более экзальтированно:
       - Я вижу, что это лучшая куртка в Шанхае, и я очень хочу её взять!!! Правда – очень-очень!!!! Эта куртка – моя мечта с самого детства!
       - Почему же ты её не берёшь?!!
       - Потому что я не готов заплатить за неё шестьсот пятьдесят юаней.
       - А какая твоя цена?
       - Моя цена (я подчеркнул интонацией слово «моя») очень высокая, выше неба! - Я подмигнул ему и мило улыбнулся, продемонстрировав во всей красе высокий профессионализм питерских стоматологов. - А цена, по которой я готов купить эту куртку – триста пятьдесят.
       - Ну нет, это невозможно! – Он изобразил возмущение настолько естественно, что слышно было, как где-то там, на небесах, Станиславский застонал от зависти. – Я, конечно, могу скинуть ещё… Только потому, что ты мне нравишься… Пусть будет шестьсот!
       Я улыбнулся ещё милее и сказал:
       - Триста!
Парнишка оказался гораздо смышлёнее девушки: он впал в ступор сразу. Девушка пропищала ему что-то дрожащим голоском и ушла в угол – наверное, горевать об утраченной вере в человечество.
       Парнишка похватал ртом воздух и, наконец, выдавил:
       - Пятьсот пятьдесят…
       Я не думал ни секунды – надо было добивать ошеломлённого противника:
       - Двести пятьдесят!
       - А… А… (долгая пауза) Пятьсот!
       - Двести!
       Девчонка возмущённо залопотала ему что-то из угла, тыкая в меня пальцем так, будто хотела пригвоздить на месте. Парнишка с трудом вернул глаза из положения ближневосточных, навыкате, в дальневосточные и возопил в праведном гневе:
       - Но ведь ты же в самом начале был готов купить эту куртку за пятьсот!
       - Но вы же не были готовы мне продать её за пятьсот!
       - Но теперь-то мы готовы!
       - Да, но теперь я не готов! Я готов купить её за двести. О’кей? Или будем дальше торговаться?
       Самое сложное для меня в этой ситуации было не расхохотаться. Боюсь, сделай я так – и они выперли бы меня взашей. Но мне нужна была куртка.
       - Мы не можем продать тебе её за двести… - На парнишку жалко было смотреть – он чуть не плакал. Я понимаю, что он мог бы продать мне эту куртку и за двести – приблизительно так она и стоила с минимально допустимой для китайского рынка наценкой. Но слёзы в его глазах были вызваны другим: его, китайца, торговца в хрен знает каком поколении, какой-то лаовай "разводил". Причём "разводил" так технично, что он не мог придумать никаких контрмер. Вообще. - Что же делать, что же делать?!! – вдруг запричитал он.
       Эх, блин!.. Все мои беды – от гуманизма и человеколюбия…
       - Слушай, - я наклонился и доверительно зашептал ему на ухо, – я знаю, как можно решить эту проблему. Только тебе скажу, как другу…
       - Как?!!
       - Вот смотри: твоя цена сейчас – пятьсот, так? – Он обречённо кивнул. – Моя цена – двести, так? – Он кивнул опять и шмыгнул носом.
       Я взял из его безвольных пальцев калькулятор, повернул к нему дисплеем и набрал: пятьсот плюс двести разделить на два. Получилось, как вы понимаете, триста пятьдесят.
       - Давай посередине между твоей ценой и моей, о’кей? И то – только потому, что ты мне нравишься…
       Он тупо смотрел на калькулятор и молчал. То ли не мог поверить, что я вдруг проявил такую сверхъестественную доброту (он ведь уже записал меня, по всей видимости, в дьяволы), то ли всё ещё горько оплакивал свою судьбу, которая свела его с этим моральным уродом (со мной то есть).
       Я встряхнул его за плечо: - О’кей? Договорились? Хао? («хорошо» по-китайски)
       Он долго и прерывисто вздохнул и прошептал: - Хао…
       По-моему, девушка в углу плакала – то ли ей жалко было куртку, то ли это были слёзы облегчения оттого, что я, наконец-то, уберусь из их магазинчика.

       Парнишка был реально в шоке. Я это понял, когда расплачивался.
       Обычно китайцы очень придирчиво разглядывают купюры, смотрят на них под разными углами, на свет, корябают ногтем, особенно ушлые даже кладут на стол, накрывают сверху тонкой рисовой бумагой и изо всех сил трут монеткой плашмя – на бумаге проступает мудрый профиль Великого Кормчего.
       Парнишка же взял мои три сотенные и один полтинник так, будто они жгли его пальцы, и быстро засунул в стол. Молча упаковал куртку. Подал пакет мне.
       - Большое вам спасибо! У вас очень хороший магазин - я обязательно приду к вам ещё! Карточку не дадите?
       Рука парнишки дернулась, было, по инерции за карточкой, но девушка, наверное, прожгла его спину таким взглядом, что он аж поёжился…
       - А… Ты знаешь, карточки у нас закончились… Как раз… Сегодня… В следующий раз дадим, хорошо?
       Видно было по его глазам, что если я ещё раз приду к нему, он даст мне карточку, намазанную каким-нибудь китайским ядом. Причём особо изощрённым – чтобы умирал я долго и мучительно.
       - Ну, хорошо, тогда увидимся! Спасибо ещё раз! У тебя очень хороший английский язык! – Я улыбнулся ему, повернулся к девушке, улыбнулся ещё шире. – Всего хорошего! У Вас очень красивые волосы!
       На выходе повернулся, улыбнулся так, что аж заломило скулы, и помахал им рукой: - До встречи! Я приду к вам снова, я клянусь!
       Они не шелохнулись. Лица их были темны.

       Сердце моё пело и ликовало (наверное, я всё-таки действительно моральный урод). Я понял, что мне начинает нравиться торговаться!

       Я зашёл ещё в один магазинчик, чтобы купить себе несколько свитеров – выходных и для дома, потому что зимой в Шанхае отопления нет. Выбрал несколько штук, примерил, спросил цену, назвал свою. Пожилой дядька, который там торговал, сделал свой первый ход на понижение цены, я сделал свой. Дядька просёк мою стратегию сразу. И, надо отдать ему должное, оказался гораздо сообразительнее молодёжи – опыт, наверное, сказался. После ещё одного осторожного хода (просто чтобы убедиться, не ошибся ли он в моих моральных, а точнее, аморальных, принципах) он сразу сказал:
       - Погоди, погоди! Твоя первая цена, по которой ты хотел купить, была четыреста?
       - Ага!
       - А сейчас ты хочешь купить это за двести?
       - Точно!
       - Давай пополам, а? За триста отдаю!
       - Как другу?
       - Как брату!..
       Я думаю, сказалось то, что рядом стояли две пожилые немки и один молодой янкес и с интересом прислушивались к нашему диалогу, даже бросив ковыряться в разложенных на прилавке шмотках. Дядька понял, что лучше от меня быстро отделаться, пока остальные покупатели не врубились в то, что происходит. Он так же, не глядя, швырнул мои деньги в стол, быстро упаковал всё и чуть ли не на руках бережно отнёс меня к выходу из магазина, приговаривая, что я его самый лучший и любимый покупатель, и сердечно уверяя, что будет счастлив видеть меня снова. Визитку свою, правда, при этом не дал. Тоже, наверное, закончились. Вот прямо сейчас…

       Я окончательно пал морально, до уровня «ниже плинтуса». И безжалостно растоптал души ещё трёх продавцов, купив себе по той же схеме кроссовки, ботинки, несколько футболок и тёплый халат, расшитый драконами.

       Я вряд ли буду носить этот халат. Я купил его просто потому, что я люблю торговаться…

Vladimir Marchenko © 2007
知彼知已,百战不殆

Оффлайн Laotou

  • Модератор
  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 3523
  • Карма: 118
  • Пол: Мужской
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #4 : 25 Сентября 2008 22:22:24 »
Китай – большая деревня


Сколько там, говорите, народу в Китае живёт? Почти полтора миллиарда?

Не верю!

Если бы китайцев было действительно ТАК много - разве могли бы произойти следующие истории?

******************************

История первая.

Ехал я со своим китайским партнёром из Пекина в Нанкин ночным поездом. Заходим в купе. Там сидит пожилая пара – за шестьдесят явно. Ужинают за столиком. Я шмотки свои на верхнюю полку кинул, присел с краешку, друг мой Альберт напротив уселся, начал с ними лясы точить.

Поезд дёрнулся, тронулся, поехали мы. Эти бормочут чё-то там на своей мове, я прикемарил слегка. На тот момент я уже мог немного улавливать суть разговоров по-китайски, соображаю, что товарищи про меня спрашивают: откуда, мол, такое лаовайское чудо в китайском поезде? Слышу, Альберт произносит кодовое слово «Элосы» - Россия значит.

И тут мужик преобразился: «Элосы! Элосы!» Глаза выпучил, заулыбался, засуетился… Потом застыл, значительно воздвиг горе указательный перст, наклонился, выудил из под стола ноль-пять, водрузил её на стол и сказал по-русски, без малейшего акцента: «Давай %бнем!» Сказать, что я охренел, мне не позволяет моя паталогическая честность. Потому что состояние моё можно передать только значительно более эмоциональным словом, привести которое здесь мне не позволяет моя паталогическая интеллигентность.

Пока я хлопал глазами и ртом, он быстро свинтил фунфырику башку, выплеснул на пол остатки чая из стаканчиков своего и жёниного и налил по полной. «За Элосы!» Мы чокнулись и выпили. Гаолян - штука, в принципе, ничего, когда привыкнешь, но целый стакан, без подготовки…

Мужик одобрительно похлопал меня по плечу (чуть голова не отвалилась) и залопотал быстро, объясняя ситуацию своей жене и Альберту. Как выяснилось, сорок с лишком лет назад он учился в Москве, очень любит с тех пор Россию и русских и даже помнит слова «Ленин» и «брат» («балаты» в его транскрипции). Не считая, конечно, той фразы, с которой началось наше знакомство.

После второй у него снялись какие-то блоки с синапсов, и он вспомнил ещё две фразы, которые и использовал дальше, пока не иссякла бутылка, в качестве тостов. Причём произносил он их тоже практически без акцента и с явным удовольствием и даже гордостью.

Это были фразы «%б твою мать» и «пошёл на %уй».

******************************

История вторая.

С тем же Альбертом мы ехали сидячим поездом из Тяньцзиня в Пекин. Умостились - Альберт у окошка, я у прохода. Беру какое-то чтиво из кармашка на сидении передо мной, достаю китайско-русский словарик – буду искать буквы знакомые. Иероглифы, в смысле. Открыл словарь, листаю. Боковым зрением (оно у меня хорошо развито) вижу, что парень, сидящий через проход, наклонился и читает, что там написано на обложке моего словарика. Ну, мне-то чё? Мне не жалко, пусть почитает.

Почитал. Откинулся на своём сидении. Подумал пару минут. Потом осторожно так, вежливо, спрашивает по-русски: «Извините, Вам помочь? Вы скажите, какой иероглиф Вам непонятен, я переведу!» Я, конечно же, припух слегка. Ну, улыбнулся ему, поспасибовал, объяснил, что мне самому интересно. Слово за слово, разговорились, естественно.

«А Вы где учились?» - спрашиваю. «В Санкт-Петербурге». Надо же, думаю, вот так встреча! «А в каком институте?» - «В Политехническом». Ну, ни фига себе! Реально выпадаю в осадок. Начинает разбирать смех. «А жили, случайно, не в тринадцатом общежитии?» Теперь в осадок выпадает он. Округляет глаза, отвешивает челюсть. «Ага» - говорит. «Тогда, наверное, Вы знаете Юлию Аркадьевну?» (С Юлечкой мы учились на одном курсе и жили в этой общаге, когда «Тринашка» ещё не была общежитием для иностранных студентов. Сейчас Юлия Аркадьевна - комендант «Тринашки».) Парнишка меняется в лице, на глазах у него выступают слёзы: «Юлия Аркадьевна! Ну конечно же! Она мне так помогла, так помогла! Она нам всем была как мама!»…

Дальше – шоу на весь вагон: смех и сопли, лобзания-обнимания, обмен номерами телефонов… «Если Вам вдруг что-то нужно будет в Тяньцзине – звоните, не стесняйтесь! Даже если ничего не надо будет, просто приедете к нам – всё равно звоните, я Вас на ужин приглашаю!» Обещаю, обещаю… «И Юлии Аркадьевне от меня привет передавайте! И спасибо ей за всё! Огромное!»…

Сюй Чэн, если Вы вдруг читаете это – знайте: я привет передал. Юлия Аркадьевна Вас тоже помнит, тоже передаёт огромный привет и желает Вам счастья!

******************************

История третья.

Эта история произошла не со мной. Но поведали её мне люди, в искренности которых сомневаться не приходится.

Отдыхала как-то на Хайнане семья из России. Мама, папа и двое детишек сознательного возраста. Папа - достаточно известный музыкант, мама – достаточно известная актриса. Дети, как ни странно, не оболтусы, поэтому в данной истории речь пойдёт не о них. Жили в Шератоне.

А в лобби-баре по вечерам была живая музыка. В полдевятого к роялю садилась очень красивая девушка и играла мягкий джаз. В полдесятого к ней присоединялась ещё одна, певица. Она была милая и хрупкая, при этом пела сильным и глубоким контральто с классической джазовой хрипотцой. Исполняли девушки профессионально – это папа мог подтвердить. В джазовый стандарт причудливо вплетали пентатонические китайские мотивы. И тут же начинали классическую китайскую песню, изящно нанизывая её на синкопическую канву старых нью-орлеанских мастеров. Улёт полнейший.

Как-то ближе к окончанию их программы, когда в баре оставались только наши герои, папа не выдержал и попросился сесть за клавиши. Что-то выдал эдакое. Ну, рыбак рыбака чует издалека, а язык музыки интернационален. Китаянки сразу признали в нём достойного протеже своих же муз, восхитились, их пригласили к столу, выпили, поболтали… Подружились, в общем. Благо, обе стороны вполне прилично говорили по-английски.

И вот отдых наших русских товарищей подходит к концу. Последний вечер. Китаянки заранее пообещали им, что будет сюрприз. Что за сюрприз – долго не хотели говорить. Уже когда программа шла полным ходом, они подсели в перерыве выпить по бокалу воды. И после короткого, но бурного увещевания, всё-таки сознались, благо как раз сейчас и собирались этот прощальный подарок преподнести. Как выяснилось, полгода назад в этом отеле останавливались русские, которые тоже очень подружились с этими китаянками. Замечательная была компания! «Такие смешные, такие смешные!» - восклицали, улыбаясь, китаянки. И, заговорщицки переглянувшись, наконец, сознались: «Они нас научили петь песню на русском языке! Мы её сейчас для вас споём!» - и упорхнули на сцену.

Народу в тот вечер набралось как-то особенно много. Но гомон сразу стих, как только пальцы пианистки брызнули по клавишам чуть слышной капелью – музыку, которую творили эти девушки, любили все. Певица взяла микрофон: «Дорогие друзья, дамы и господа! Сегодня с нами в последний раз сидят наши русские друзья! Завтра они возвращаются к своим глубоким снегам… Пожелаем же им мягкой посадки!» Вежливые повороты голов в сторону русских, вежливые хлопки. Наши слегка краснеют – приятно, всё-таки… «А сейчас мы споём для них и для всех вас замечательную русскую песню!»…

Согласитесь – есть в этом что-то ирреальное, что-то из волшебной детской сказки: сидеть за десять тысяч километров от колючей пурги в уютном полутёмном баре, касаясь плечом любимого человека, смотреть сквозь стеклянные стены в ночь, где качаются ласкаемые ночным бризом, подсвеченные разноцветными фонариками пальмы, вдыхать терпкий аромат благородного напитка, рождённого на берегах Луары, и слушать родную русскую песню. И уже не важно, о чём будет эта песня – о ямщике и морозе ли, о разухабистом волжском атамане-удальце или о густых ультрамариновых подмосковных сумерках. Ведь главное, что нужно загадочной русской душе – чтобы она, как говорится, развернулась и обратно свернулась…

И на почти безукоризненном русском языке, в блестящей джазовой обработке, грянул «Владимирский централ»…


Vladimir Marchenko © 2008
知彼知已,百战不殆

Оффлайн Laotou

  • Модератор
  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 3523
  • Карма: 118
  • Пол: Мужской
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #5 : 25 Сентября 2008 22:25:49 »
Что русскому хорошо – китайцу смерть

Китайцы – нация едоков. В том смысле, что в Китае – культ еды, сами китайцы так говорят. Обусловлен этот культ исторически, ибо практически на всём пути развития этой великой цивилизации еды на всех катастрофически не хватало. В китайском языке нет даже привычного многим другим народам пожелания приятного аппетита: разве может аппетит быть неприятным?!! Была бы еда…

Зато в китайском языке есть замечательное слово, означающее ночной перекус. Ну, вот как у нас полдник, или у англичан файв-о-клок. А у китайцев то же самое, но ночью. Своими глазами видел, как в конце мая, в сезон раков, толпы китайцев в пижамах выползают часа в два ночи на улицу, практически не открывая глаз, затачивают штук по пять-десять раков в ночных забегаловках и отправляются опять по койкам.

В общем, нормальный китаец – жующий китаец.

Китайская кухня во всём мире известна как образец эклектичности. Кажется, нет в мире ничего произрастающего, бегающего, плавающего, ползающего, прыгающего или летающего, чего бы тот или иной китаец время от времени не пробовал на зуб – в том или ином виде, в тех или иных сочетаниях. Как гласит китайская поговорка, хороший повар может приготовить всё, кроме Луны и её отражения. Действительно, едят всё, что шевелится, а то, что не шевелится – шевелят и едят. Ласточкины гнёзда, например. Это и не удивительно - с искренней китайской любовью к еде, с культом оной.

Пьют китайцы тоже всё, что ни попадя. Для них совершенно нормально за обедом раскатать на троих литруху байцзю крепостью 55-60 градусов, обильно полируя её пивасиком. И что характерно, потом идут и работают, ВВП свой китайский повышают. Я после того, как первый раз эту самую байдзю попробовал, неделю курить боялся, чтобы не взорваться ненароком – такой из меня ацетоново-одеколоновый выхлоп пёр. А этим – ничего, только на пользу идёт.

Так что, казалось бы, ничем не удивить китайцев в гастрономическом смысле, не испугать. Но вот вспоминаются мне три случая, свидетелем которых я был лично. Итак…

*********************************

Случай 1.

До того ещё, как я надоел моему руководству до такой степени, что оно приняло решение сослать меня дальше Сибири (в смысле, отправить в долгосрочную командировку в Китай), эмиссары из нашей компании наведывались сюда довольно часто. За последние два года ездили не меньше шести раз. А какой лучший бизнес-сувенир из России? Водка, разумеется! Вот и таскали её, родимую, в тяжелой стеклотаре, лишнюю пол-литру провезти втихаря пытаясь, правила таможенные при этом нарушая (только чур – никому об этом, о’кей?), чтобы не обидеть никого. Ведь надо же и тому подарить, и этого не обидеть…

(Кстати, когда я уже поселился здесь, в супермаркете через дорогу, где всем подряд затариваюсь, обнаружил пять разных сортов русской водки. «Русский стандарт», который сам предпочитаю, стоит здесь всего-то рублей на 50 дороже, чем в Питере. Но это к теме данного рассказа не относится – так, к слову пришлось…)

Ну, так вот. Приехал я, начали мне мои китайцы пристанище подбирать. Долго репу не чухали, Альберт здравую идею подал: а нафига тебе, собственно, от добра добра искать? Давай снимем тебе хату в том же квартале, где наш офис, благо и мы здесь же жильё снимаем – поможем завсегда, если что! Пойдём, говорит, посмотришь мою квартиру – если в принципе устроит, то и тебе аналогичную подберём. Встали, пошли смотреть.

Если честно, я его квартиру не помню. Говорят, что очень сильное впечатление воздействует на психику таким образом, что заглушает всё остальное. Подтверждаю: так оно и есть. Для меня таким впечатлением оказался его бар. Точнее, не сам бар (хотя и там было на что посмотреть), а тёмный закуток справа внизу. Задвинутые в этот закуток, запылённые, стояли, сиротливо прижимаясь друг к другу, как белоэмигранты в Харбине, бутылки русской водки. Не меньше шести.

Я, будучи человеком интеллигентным (внешне, по крайней мере), не сказал ничего, конечно – сделал вид, что не заметил. Но позже, выпивая уже с другими китайцами, завёл разговор о русской водке. Их лица моментально перекосились: фу, гадость какая, мол! Но почему же, вопрошаю? Дык, невкусная она! Я в шоке: в каком смысле, говорю, невкусная?!! В прямом, отвечают: У НЕЁ ВКУСА НЕТ!!! Спирт да вода – какой там может быть вкус? Вот наша, китайская, говорят, вот она – таки да, вкууууусная!.. Ну да, со вкусом ацетона и одеколона…

Случай 2.

Заканчивался мой первый, рекогносцировочный визит в Китай. В последний вечер перед отлётом пригласил я своих радушных хозяев в русский ресторан. Пришли, сели; они свои меню даже открывать не стали – банкуй, мол, здесь ты дома.

Я назаказывал всякой всячины, в том числе тарелочку сала. Я в этом ресторане уже успел побывать заранее, сало здешнее пробовал – понравилось. Зная о существенной роли свинины в рационе китайцев, думал, что уж этот-то деликатес, квинтэссенцию, можно сказать, свининного духа, китайцы оценят о-го-го! Решил, в общем, в Прометея сыграть, открыть им смысл жизни, типа, ага.

В целом мои коллеги остались довольны, смели всё подчистую. При этом мы активно обсуждали гастрономическое родство двух наших наций (ну, если точнее – то китайской нации с украинской и грузинской, ибо блюда именно этих двух кухонь я заказывал), предполагая, что оно просто обязано обусловливать родство во всех остальных проявлениях человеческой натуры. Ибо правильно сказал какой-то там классик (и мы втроём с ним согласились): «Der Mann ist was er ißt». «Человек есть то, что он ест».

И когда опустели тарелки, стихло звяканье ножей и вилок, а блаженную тишину нарушало лишь сытое посапывание трёх носов – двух китайских и одного как бы русского, обнаружил я вдруг, что где-то на краю стола из-под горы пустых тарелок обиженно блестит каёмочкой тарелка с салом… нетронутым, если не считать отсутствующих двух кусочков, которые мои китайцы съели под мои хвалебные речи сему продукту человеческой цивилизации, как только эту тарелочку принесли… То есть по кусочку-то они съели – и всё… и задвинули её аккуратненько, благо я сам сало не ем и не заметил ничего…

Неспособны они оказались оценить, понять и принять эту неземную благость. Ну, а чтобы не обижать меня – припрятали следы своего позора поглубже…

Случай 3.

Участвовал я в Питере в приёме делегации важных китайских чиновников, которые бизнес между нашими странами развивают. И решили их вечерком на кораблике покатать, белую ночь с Невы показать. Подогнали корабль к причалу на Университетской набережной, приняли их на борт, пригласили в кают-компанию, где уже стол накрыт и коньячок налит.

Расселись они чинно, по протоколу: главный в центре, рядом с ним замы, дальше чиновники рангом пониже, а с краю сели самые молодые – парень и девица. Как потом выяснилось, они двое были единственные, кто в России до этого не был. Предложением накладывать закуску воспользовались все без лишних колeбaний. А старшой с нашей стороны сам лично каждому из них блюдо поднёс, где бутерброды с чёрной икрой, причём икра была намазана от души, со всем русским гостеприимством. Даже, я бы сказал, не намазана, а навалена горкой. Взяли все по бутерброду, на край тарелки положили.

От нас тост; все подняли рюмки; прочувственная речь на тему того, что вот, мол, как корабль сейчас от пристани в светлые дали отправился, так и наше сотрудничество, мол… Ля-ля-трирубля.

Ну, все и выпили. И закусили. Причём я обратил внимание на то, что только парень с девчонкой бутерброды взяли закусывать, на русских соседей по столу поглядев, остальные к бутербродам и не притронулись. Сунули они себе бутерброды в рот, жевнули раза три… и окаменели… Знаете такую игру – «каменные лица»? Я сам-то не играл, но в этот раз увидел воочию, как это выглядит со стороны. Все звенят вилками, чавкают, разговаривают не очень внятно, с набитым ртом, кто-то потянулся за бутылкой – по второй налить – а эти сидят. Девка лицо к парню поворачивает и глазами вопрошает – чё делать-то будем? Парень к тому моменту, похоже, отошёл, соображалка у него включилась. Он стрельнул глазами по сторонам, чтобы понять, не смотрит ли кто на него (я резво уткнулся носом в тарелку, благо у меня боковое зрение хорошее), и медленно и аккуратно поднёс салфетку ко рту… Затем быстро засунул её с содержимым поглубже под тарелку и отхлебнул добрый глоток коньяку, не дожидаясь окончания произнесения тоста. Девица тут же последовала его примеру.

Как мне потом объяснили, китайцы считают чёрную икру редкостной гадостью, и надо отдать должное выдержке этих двух молодых людей, что их не стошнило прямо за столом, хотя, говорят, случалось и такое. Бывают, конечно, исключения, но на то оно и правило. Я вот тоже вонючее тофу люблю…

*********************************

Так что я с тех пор своим китайцам никаких наших вкусностей в подарок не вожу. И вам не советую. От греха подальше. А то как бы не воплотилось в жизнь шутливое название моего рассказика…


Vladimir Marchenko © 2007-2008
知彼知已,百战不殆

Оффлайн Laotou

  • Модератор
  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 3523
  • Карма: 118
  • Пол: Мужской
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #6 : 25 Сентября 2008 22:27:53 »
Как я был на Олимпиаде

- Слушай, мне по делам в Гуанчжоу срочно надо, а у меня билет на четвертьфинал. Сходишь? Бесплатно отдаю, просто чтобы не пропал…

Мой приятель выглядел искренне расстроенным. Он-то реальный футбольный фанат, а для меня футбол (да и вообще спорт) – это закуска к пиву, по приятности где-то между фисташками и тешей горбуши.

Вообще, когда народ узнавал, что в этот раз я лечу в Китай девятого августа, все начинали экзальтированно вопить: «Везуха! Олимпиаду посмотришь! Билеты уже все скупил?» И когда я отвечал, что вообще не планирую смотреть Олимпиаду, что глаза б мои её не видели – столько проблем она принесла бизнесу, - все думали, что я лукавлю, цену себе набиваю. Кивали, подмигивали и хмыкали. А я ведь не лгал ни на йоту.

- Так ты сходи обязательно! – напутствовал меня приятель уже в дверях. Видя мою кислую физиономию, сказал: - Ну не хочешь, выброси! – и сунул билет мне в нагрудный карман. А уже из лифта прокричал: - Выбросишь – обижусь!
- Кто хоть играет-то? – проорал я ему вслед. Двери лифта закрылись.
– Аргентина – Голландия!!!.. – услышал уже откуда-то снизу.

Аргентина. Голландия. Оба этих футбольных имени что-то да значили, чтобы я мог вот так вот взять и выбросить билет. Ладно, решил я, схожу. Тем более, что действительно неизвестно, удастся ли мне ещё хоть раз в жизни побывать на Настоящей Олимпиаде.

Вставал вопрос, за кого болеть. Честно говоря, мне было откровенно по барабану, кто выиграет. В Буэнос-Айресе живёт мой старый знакомый Густаво, который давно зовёт к себе в гости. Может, поболеть за Аргентину, а потом ему похвастаться? Но ведь и в Амстердаме есть не менее старый приятель, с которым мы столько селёдки сожрали под никчёмное, скажем правду, голландское пиво. Гуусом зовут. Нет, не Хиддинк, вы не подумайте! Просто Гуусов в Голландии – как гусей нерезаных.

Выбор решился очень просто. Есть у меня футболка «Экспедиция» ярко-оранжевого цвета. Напялил я её и решил болеть за голландцев. На спине у этой футболки надпись: «Какая аура таится под одеждой!» Я не стал доверять текущему уровню ауры, поэтому поехал перед матчем поужинать в уйгурский ресторан и усилил её (ауру) тёмным синьцзянским пивом.

К стадиону подъехал заранее – интересно было узнать, сколько стоят билеты. В кассе билетов уже не было; с рук продавали за 500 юаней – 50 евро. Ну ладно, значит, не зря пошёл – как сказал кто-то там умный, после тридцати халяву надо уважать.

Надо отметить, что последний раз я был на стадионе в 1990-м году – ездил в Москву посмотреть на живого Марадону, когда Спартак с Наполи в Кубке чемпионов играл. Был, правда, ещё на «Олд Траффорд», но не на игре – я тогда принимал участие в конференции в Манчестере, и нас водили на этот всемирно известный стадион на экскурсию. Поэтому поначалу были у меня большие опасения, что заблужусь на стадионе, что не смогу найти своё место. Но вокруг стадиона и на нём самом в больших количествах курсировали китайские мальчики и девочки – олимпийские волонтёры с вполне приличным английским – поэтому до места добрался без проблем.

Единственной проблемой оказалось то, что место моё находилось на верху третьего яруса, под самой крышей. Я брёл по ступеням, задыхаясь, проклинал возраст и гиподинамию, а в голове, в такт бухающей в висках крови, крутилась песня: «Какая боооль!.. Какая боооль!.. Аргентина – Ямайка – пять ноль!..» Я понял, что болельщик должен быть не менее тренирован, чем сами спортсмены. Если ходить на стадион постоянно, то, глядишь, и брюшко уменьшится…

Уселся, осмотрелся по сторонам. Игра как раз только началась. Маленькие фигурки на поле выглядели совсем ненастоящими, менее настоящими даже, чем в телевизоре. Хорошо, что на стадионе был огромный экран: большую часть матча я смотрел на него – так привычнее.

Вокруг были в основном китайцы. Надо отметить, что китайцы – потрясающе благодарные болельщики. Они одинаково радовались любым более-менее внятным телодвижениям как одной, так и другой команды. При каждом ударе в сторону ворот – любых - вскакивали и орали; неоднократно запускали по стадиону «волну». Жаль только, что внятных телодвижений было не так много, чтобы и я включился во всеобщую эйфорию.

Правда, аргентинцы порадовали, забив мяч на четырнадцатой минуте – игра пошла живее. Но после ответного гола (я честно-благородно вскочил с места и орал вместе с китайцами) все футболисты явно решили, что пора начинать отдыхать, хотя до конца тайма и оставалось ещё десять минут.

К концу первого тайма я вдруг поймал себя на том, что всё чаще поглядываю вверх. По периметру крыши стадиона светило огромное количество мощных прожекторов, которые, по всей видимости, привлекали мириады мотыльков и мошек. И вот там-то, вверху, шла настоящая феерия, настоящая битва. Около пары сотен летучих мышей кружились там, вытворяли кульбиты, которые и не снились маленьким людям внизу, на поле. Этот хаос вспыхивающих в свете прожекторов серебристых телец был на удивление гармоничен, он завораживал, он погружал в нирвану. Вот уж кто действительно царил на этом матче!

Я всё-таки оторвался (с трудом) от созерцания воздушного балета. Играть командам оставалось ещё пару минут. Хотя стадион был заполнен и не на все сто процентов, некоторое количество мест пустовало, но я предполагал, что в туалете в перерыве будет, мягко говоря, не очень свободно. Да и пива хотелось выпить – аура уже была на исходе. И, зная китайскую страсть к «поесть», мне следовало оказаться у точки раздачи пищевых продуктов в первых рядах.

Когда я спустился вниз (ноги опять загудели) и завершил первостепенные процедуры, я обнаружил у буфета своего знакомого из Колумбии. Воистину, Шанхай – город маленький! Увер, вместе с ещё тремя своими земляками, пришёл болеть, естественно, за Аргентину. Поржали над моей оранжевой футболкой с надписью на русском языке, особенно после того, как я им перевёл эту надпись, взяли пива и вышли на улицу.

В процессе утоления жажды возникла гениальная идея. У них был с собой здоровенный колумбийский флаг, который мы незамедлительно развернули и начали с ним фотографироваться. Вокруг тут же собралась толпа китайцев, которые радовались этому нехитрому шоу, как дети, и просились попозировать рядом с нами. В общей сложности сфотографировалось человек, наверное, пятьдесят.

Потом мы случайно обнаружили, что второй тайм, оказывается, уже начался, и пошли опять на стадион. В этот раз я двинул вместе с колумбийцами, благо, у них там были свободные места.

Если честно, второй тайм не запомнился вообще. Я сидел в состоянии неги, вызванной брожением ауры по моим жилам, поглядывал на экран, а ещё чаще – вверх, туда, где всё резвились летучие мыши. В Шанхае в кои-то веки почти не было дымки, и над стадионом неспешно плыла большая красная луна.

В дополнительное время аргентинцы, наконец, забили победный гол. Я взметнулся за компанию со своими колумбийцами, восторженно орал что-то, но всё это было как бы понарошку. Единственно, запомнился удивлённый взгляд пожилой пары голландцев, сидевших слева на ряд впереди – у них в голове явно не сходилось, почему это чел в такой же оранжевой футболке, как и у них, вдруг радуется мячу, забитому в ворота сборной Голландии.

А я действительно радовался. Радовался тому, что матч, наконец-то, заканчивается. Что я совершил подвиг над собой и припёрся на стадион, а не остался валяться на диване перед телевизором. Радовался искренней радостью за Увера и его друзей. И ещё радовался просто потому, что я всё-таки побывал на Олимпиаде.

Выйдя со стадиона, мы немного прогулялись, так как ловить такси у стадиона было бесполезно. Зашли в ночную забегаловку, слопали по порции пельменей с креветками под пиво, и за полночь, умиротворённые, разъехались по домам.

На следующий день было воскресенье – единственный выходной в Китае. Поэтому дрых я без будильника, пока от спанья не заломит бока. И вот когда уже спать было невозможно, когда уже просто устал спать, но ещё никак не мог собраться с силами, чтобы встать, на грани между сном и явью, вдруг пришёл ко мне вчерашний день, вспомнился мой поход на стадион. Но вспомнилось почему-то не ярко-зелёное поле с нарядными футболистами на нём, не радостный гул десятков тысяч болельщиков, а вспомнился карнавал кувыркающихся и сверкающих в лучах прожекторов сотен маленьких серебристых зверюшек, которым Олимпиада подарила этот праздник. И ещё красная луна, плывущая по чёрному шанхайскому небу.


Vladimir Marchenko © 2008
知彼知已,百战不殆

Оффлайн Андрей Бронников

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2171
  • Карма: 105
  • Пол: Мужской
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #7 : 26 Сентября 2008 20:04:10 »
Прочитал первым  про первый день (пардон за тавтологию) Можно позавидовать человеку: столько стран повидал и всюду побывал.  Вот на запад то я ездил, а привлекает больше Восток. Тонко подмечено про несостоявшийся снимок. Был аналогичный случай - наблюдал ледники Гренландии и надо же - поймал точно также тогда. Читаю дальше...
« Последнее редактирование: 27 Сентября 2008 13:58:12 от Laotou »
Высшее Знание есть высшее самосознание, не ограниченное временем, пространством или материей. Мера самосознания есть Душа.

Оффлайн viktor schipper

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 1246
  • Карма: 5
  • Пол: Мужской
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #8 : 26 Сентября 2008 21:03:54 »
Спасибо, было очень занятно читать это всё.
Но замечу что многие пишут в этом ключе и общее впечателние от Китая у всех примерно одинаковое.
dx

Оффлайн Annairina

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 283
  • Карма: 1
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #9 : 26 Сентября 2008 21:32:05 »
Рыдаю :lol:
Спасибо :)
"Главное - не принимать ничего близко к сердцу, ведь, то, что примешь, хочется удержать. А удержать нельзя ничего" Э.М. Ремарк "Три товарища"

Оффлайн Chivas

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 3298
  • Карма: 36
  • Пол: Мужской
    • Путь китаиста
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #10 : 26 Сентября 2008 21:40:06 »
Много букв. Не осилил. Предлагаю публиковать в Комсомольсокой правде. Что больше всего восхищает, так это лингвистические изыски, особенно где китайцы друг ждруга не понимают. Laotou, это же не вы писали?  ;)
У Кирзача написано гораздо лучше - цепляет с первых сторочек.

Тайванец кажется гораздо интереснее.
Читаем дальше.
« Последнее редактирование: 26 Сентября 2008 21:48:49 от Chivas »

Оффлайн Laotou

  • Модератор
  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 3523
  • Карма: 118
  • Пол: Мужской
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #11 : 26 Сентября 2008 22:14:49 »
Цитировать
Много букв. Не осилил. Предлагаю публиковать в Комсомольсокой правде. Что больше всего восхищает, так это лингвистические изыски, особенно где китайцы друг ждруга не понимают. Лаотоу, это же не вы писали?  ;)
У Кирзача написано гораздо лучше - цепляет с первых сторочек.
Нет, писал не я. По просьбе La Lune просто перенёс сюда, потому что Aqua Mar сам бы не решился (на мой взгляд, конечно!), а раз уж создали этот раздел, то и здесь им (его произведениям) место.
Ну, а Кирзача я тоже читал, так писать не трудно (опять же IMHO), как пишет он - полстраны способно!
А вот как Aqua Mar - не всякий писатель сможет!

Цитировать
Тайванец кажется гораздо интереснее.
Читаем дальше.
Читайте, комментируйте...
知彼知已,百战不殆

Оффлайн Vadim70

  • Забаненный
  • Заслуженный
  • *
  • Сообщений: 1635
  • Карма: 77
  • Пол: Мужской
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #12 : 26 Сентября 2008 22:32:00 »
Согласен с Laotou насчет "А вот как Aqua Mar - не всякий писатель  сможет!".
В "вещах" Aqua Mara, есть редкие для нынешней литературы явления: "доброта и интеллигентность". Что-то у него может нравится, что-то нет, но этих свойств не отнять.

Какие-то тексты "цепляют" сразу и тут же "отпускают", а какие-то "цепляют" потом и так "тащат" прямо по асфальту, что и не отвязаться.
TO: Aqua Mar - писать еще, конечно. Вплетать побольше "неправильностей" и "чертовщины" жизни в тексты, не теряя идей гуманизма.

Оффлайн Chivas

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 3298
  • Карма: 36
  • Пол: Мужской
    • Путь китаиста
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #13 : 27 Сентября 2008 00:07:15 »
Всё таки кроме Тайваньца - ничего интересного. Про то как торговались - не читал.
Глубокие социологические изыскания у автора получаются явно лучше избитой бытовухи, застольных баек и псевдонаучных измышлений.

Оффлайн Big man

  • Забаненный
  • Бывалый
  • *
  • Сообщений: 174
  • Карма: 3
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #14 : 27 Сентября 2008 01:25:02 »
Вплетать побольше "неправильностей" и "чертовщины" жизни в тексты, не теряя идей гуманизма.
К черту гуманизм, больше реализма!

Оффлайн Laotou

  • Модератор
  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 3523
  • Карма: 118
  • Пол: Мужской
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #15 : 27 Сентября 2008 07:11:43 »
Цитировать
Всё таки кроме Тайваньца - ничего интересного. Про то как торговались - не читал.
Глубокие социологические изыскания у автора получаются явно лучше избитой бытовухи, застольных баек и псевдонаучных измышлений.

Ну, Вам видней!  ;) Однако, считаю, что уж лучше пусть будет так - живо, весело и грамотно, чем полнейшая безграмотность и некомпетентность (как у некоторых авторов) в вопросах, связанных с Китаем.  >:(
知彼知已,百战不殆

Оффлайн Андрей Бронников

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2171
  • Карма: 105
  • Пол: Мужской
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #16 : 27 Сентября 2008 09:34:09 »
Вплетать "чертовщину и неправильности" мне кажется можно только от имени героев повестовования (характеры всё же), а вот если от имени автора, то можно и до наПИСАТЕЛЕЙ скатиться. Ещё понравилась лёгкая и тонкая ирония автора - вот это как раз облегчает чтение. А ещё подумалось, что я лучше бы посидел с Аква Маром за той же кружечкой пивка и "по мере утоления жажды" послушал бы его рассказы из его уст. Знаете как И. Андронников (пробовал и читать и слушать. Первое очинтересно второе низмеримо завораживающе). Читаем ещё? С уважением
« Последнее редактирование: 27 Сентября 2008 14:02:01 от Laotou »
Высшее Знание есть высшее самосознание, не ограниченное временем, пространством или материей. Мера самосознания есть Душа.

Оффлайн chee

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 1670
  • Карма: 70
  • Пол: Женский
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #17 : 27 Сентября 2008 09:59:39 »
А почему не перенести критику в личку? Тем более, что автор наверняка не оставил бы замечания без ответа. Никогда не понимала, как можно в принципе сравнивать произведения разных авторов и зачем?   
У каждого свой Китай.

Оффлайн La Lune

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2271
  • Карма: 96
  • Пол: Женский
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #18 : 27 Сентября 2008 10:13:35 »
Согласен с Laotou насчет "А вот как Aqua Mar - не всякий писатель  сможет!".
В "вещах" Aqua Mara, есть редкие для нынешней литературы явления: "доброта и интеллигентность".
    Именно так. :) Явления редкие, увы, не только для нынешней литературы, но и для нашей жизни в целом. Яркая тому иллюстрация - некоторые из приведенных выше отзывов. Печально, но факт. А творчество Аква Мара как раз делает так, чтобы добра, света и исчезающей интеллигентности в нашем мире стало хоть немного, но больше. Аква Мар, пишите ещё, пожалуйста! Ждем!

Оффлайн Aqua Mar

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 4879
  • Карма: 291
  • Пол: Мужской
    • aqua-mar.livejournal.com
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #19 : 27 Сентября 2008 10:17:59 »
Коллеги, огромное спасибо всем, кто прочитал мои скромные экзерсисы. Ещё большее спасибо тем, кто нашёл время высказать своё мнение. Какое бы оно ни было - я понимаю, что оно от души, а это важно для меня.

Тем же, кто пытался читать, но "ниасилил", приношу свои искренние извинения.
 :-\

К сожалению, я сейчас не могу ответить каждому рецензенту обстоятельно - у меня сразу несколько гостей из разных городов и стран. Плюс я ещё переезжаю из одного офиса в другой - сами знаете, сколько это пожаров и наводнений!
 :o

Но мне правда интересно ваше мнение, чесслово!
 :)
IN VIA VERITAS. ©
aqua-mar.livejournal.com

Оффлайн Chivas

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 3298
  • Карма: 36
  • Пол: Мужской
    • Путь китаиста
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #20 : 27 Сентября 2008 11:28:14 »
ИМХО о литературных произведениях.

Качество литературного произведения определяется, прежде всего, интересом к нему читателей. При этом лично для меня абсолютно не понятны категории "интеллигентность и гуманизм". Зато абсолютно понятно, что произведение может зацепить, как правило, одним: содержанием. В "Тайваньце" с содержанием проблем нет: острейший внутренних кнфликт героя, конфликт с семьёй, с шанхайцами и с тайваньцами. В принципе, из идеи можно было выжать гораздо больше, если бы силы не были потрачены на описание того, как китайцы давятся чёрной икрой. Или описанием посещения Шанхайской башни. Опять же, написал бы автор, например, что в фундаменте башни упрятаны тела жертвенных девственниц, или, что оказавшись с лифтёршей один на один в застрявшей кабине имел с ней порочную связь - произведение читалось бы абсолютно по-другому, благо форма нормальная. Опять же, пример с массажным звонком требует продолжения и акта массажа, плавно переходящего в оргию. Опустить голову на подушку и вырубится - это для рассказа жене, но не для привлечения читателя. Как вариант, можно вплетать в повествование производственные перепетии, что нынче модно. Ну или хотя бы дополнить серию рассказом о Шанхайских борделях и притонах. Было бы инетреснее.
В общем, больше конфликтов, секса и насилия, и будет всё отлично.
Либо, есть ещё вариант создания произведений: оно должно содержать секретные сведения исторические, этнографические, общественно политические или какие-либо ещё. И быть интересно именно этим. И Тайванец как раз всё это в себе очень удачно сочетает.

Оффлайн ukatoka

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 1904
  • Карма: 85
  • Пол: Женский
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #21 : 27 Сентября 2008 11:47:45 »
... Или описанием посещения Шанхайской башни. Опять же, написал бы автор, например, что в фундаменте башни упрятаны тела жертвенных девственниц, или, что оказавшись с лифтёршей один на один в застрявшей кабине имел с ней порочную связь - произведение читалось бы абсолютно по-другому, благо форма нормальная. Опять же, пример с массажным звонком требует продолжения и акта массажа, плавно переходящего в оргию. Опустить голову на подушку и вырубится - это для рассказа жене, но не для привлечения читателя. Как вариант, можно вплетать в повествование производственные перепетии, что нынче модно. Ну или хотя бы дополнить серию рассказом о Шанхайских борделях и притонах. Было бы инетреснее.

В общем, больше конфликтов, секса и насилия, и будет всё отлично.


Ну, это кому что... ;D А, может, и хватит уже конфликтов-секса-насилия? Можно же хоть где-то и без них? Ну кругом уже оно! И так славно без хамства, безграмотности и пошлости...Так уже надоело!

Aqua Mar , спасибо :) Понравилось не все, но по бОльшей части понравилось. Пишите еще. Будем ждать.

Оффлайн Андрей Бронников

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2171
  • Карма: 105
  • Пол: Мужской
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #22 : 27 Сентября 2008 12:33:07 »
Может быть Вы удивитесь, но качество произведения определяется не интересом читателя, а содержанием. Интересом читателей определяется скорее количество. А это не одно и то же. Насилие и конфиликты...да пожалуй кому что...лично мне - нет. Талант Писателя - это, в том числе,  и его (писателя) умение вызвать работу ума читателя, не пользуясь особыми поворотами и интригами, а тем более конфиликтами и кровавыми сценами. Есть модельер и есть швея. И то и другое достойно уважения, но это разные вещи. В литературе и то и другое (фигурально выражаясь) "обзывается" одним словом - писатель. Главное у Аква Мара то, что он сумел своими "экзерсисами" вызвать интересную дискуссию на эту тему. Читаем дальше. С уважением
« Последнее редактирование: 27 Сентября 2008 13:30:13 от Laotou »
Высшее Знание есть высшее самосознание, не ограниченное временем, пространством или материей. Мера самосознания есть Душа.

Оффлайн Андрей Бронников

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 2171
  • Карма: 105
  • Пол: Мужской
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #23 : 27 Сентября 2008 12:46:17 »
О китайском языке..начал читать и тут же подумал, что всё изложенное в первых строках можно было отнести и к России..а тут китаец со своим сочинением и национальностями сяо, мяо и...  ("поручик Ржевский молчать!")  Гениально подмечено про Китай, нации (и Россию)
Высшее Знание есть высшее самосознание, не ограниченное временем, пространством или материей. Мера самосознания есть Душа.

Оффлайн Владимир888

  • Заслуженный
  • *****
  • Сообщений: 980
  • Карма: 51
  • Пол: Мужской
Re: Произведения Aqua Mara
« Ответ #24 : 27 Сентября 2008 12:49:35 »
Молодец :) Так держать! не надо Джеймса Бонда, он не настоящий, пиши дальше про Аква Мара, он живой и прикольный :)
我叫沃瓦,我知道三个词。