Автор Тема: Пекинская литературная  (Прочитано 58604 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн dzumona

  • Бывалый
  • ***
  • Сообщений: 116
  • Карма: 26
  • Пол: Женский
Re: Пекинская литературная
« Ответ #225 : 12 Декабря 2015 21:49:38 »
Последняя любовь - совсем не пара первой,
Последняя любовь - подарок от Небес.
Её. как ни крути, не присуждают стервам,
Она тепла, нежна - и нет пустых словес.

Когда вернусь Домой, без званий и без злата,
( Свет... голос... перламутр энергий...  голубой...)
" Создатель, - я скажу, - как сказочно богата!
Последнюю любовь я принесла с собой."

Оффлайн kentchina

  • Профессионал
  • ****
  • Сообщений: 465
  • Карма: 13
  • Пол: Мужской
    • Чайная
  • Skype: abccba6284
Re: Пекинская литературная
« Ответ #226 : 05 Октября 2016 15:18:45 »
Лохань* Вася

Памяти моих русских друзей, работавших на Ябаолу
 
Случилась эта таинственная история в начале 2000-х годов в самом, что ни есть, центре города Пекина — на русской торговой улице Ябаолу и в буддийском храме Белой пагоды.   
Вася приехал на улицу Ябаолу за ширпотребом для своего магазина в Нижнем Тагиле. С этой целью он приезжал сюда по два раза в год с начала 1990-х. Как говорится, совмещал полезное с приятным — затаривался товаром и развлекался.
За полтора десятка лет русскоговорящая улица Ябаолу разрослась до целого торгового района между Вторым транспортным кольцом и алтарем древних солнцепоклонников Житань. Были построены многоэтажные здания торговых центров «Тянья», «Дунфан», «Госин», «Цзили» и другие.
Китайские хозяева магазинов стали брать на работу русский персонал, и на Ябаолу появилось более-менее постоянное русскоговорящее население. Русские, украинцы, азербайджанцы, евреи (а куда без них) и представители других народов бывшего СССР создали русский анклав в Пекине. Китайцам нет разницы, чукча ты или эстонец — говоришь по-русски, значит, русский.
Для удовлетворения бытовых нужд местных и приезжих русскоговорящих клиентов на Ябаолу появились магазины с русскими продуктами и рестораны с русскими меню, салоны красоты, массажные кабинеты и прочие услуги с русскоговорящим персоналом. 
По пекинским меркам Ябаолу вовсе и не улица, а так, переулок длиной 400 метров, в котором едва могут разъехаться два встречных автомобиля. Нахальные велорикши, продавцы сим-карт, валютчики-менялы, карманные воры, туристы со всего света — вавилонское столпотворение.
Сделав все свои торговые дела, Вася, по традиции, решил расслабиться пару деньков перед возвращением домой.
В одном из продуктовых ларьков продавалась соленая семга под пиво. Вася встал в очередь. Перед ним стояла хохлушка — девушка лет двадцати пяти, с длинной черной косой, одетая в синюю юбку выше колен и белую льняную блузку с украинским орнаментом. Юбка обтягивала ей широкие кустодиевские бедра, а вышиванка, казалось, вот-вот лопнет над ее грудями-дынями.
Девушку звали Галя. После окончания Киевского института легкой промышленности она приехала на Ябаолу в поисках работы модельера женской одежды.  Но все вакансии по этой специальности оказались заняты, и она пошла в манекенщицы. Надо сказать, что моделью на Ябаолу было устроиться еще трудней. Но Галя, с ее крупной фигурой, стала демонстрировать на подиуме одежду для полных женщин.
За год Галя успела переспать со всеми мужчинами с Ябаолу, за исключением двух местных геев. Важное замечание: еще как сказать, кто кого оттрахал, они Галю или она их.
Вася стоял в очереди сразу за прекрасной незнакомкой, он мог в мельчайших подробностях рассматривать и алую атласную ленту, вплетенную в косу, и маленькую родинку за левым ухом, и свежие зеленые отпечатки от хвои на белой рубашке — там, где лопатки.
«Зачем ей было надо прошлой ночью ложиться на спину в парке Ритань — не на августовский метеоритный дождь же любоваться?», — думал Вася, возбуждаясь.
В очереди было тесно, и романтичная украинская девица своими арбузными ягодицами ощутила что-то твердое, она с удивлением оглянулась. 
Так они и познакомились.
Вася настолько воспылал страстью, что сразу же пригласил Галю к себе в гостиницу. По пути он купил в супермаркете упаковку баночного пива «Цинтао», а противозачаточные пилюли были у нее в сумочке.
В самый ответственный момент Галя вдруг решила пококетничать:
— А как же твоя жена? Я не хочу чужую семью разбивать!
— Нет у меня никакой жены!
— Все вы так говорите.
— Тебе паспорт со штампом о разводе показать?!
Вася знал, что говорил. В заграничном паспорте, который был при нем, нет странички «Семейное положение».
Остаток дня и всю ночь с наружной стороны двери Васиного номера висела табличка Do not disturb (Не беспокоить). Он нарвался на нимфоманку, и к утру был выжат как лимон.
В 8:00 в отеле начался завтрак. Вася с Галей спустились в ресторан на шведский стол.
— Где продаются значки с председателем Мао? — спросил Вася, пытаясь ухватить палочками ускользающую крахмальную лапшу. — Мне один коллекционер тагильский заказал.
— Сходи к мавзолею Мао Цзэдуна, — дала совет Галя.
— Пойдем вместе, — позвал ее Вася.
— Ладно, — согласилась Галя. 
На площади Тяньаньмэнь Вася накупил не только значков с Мао, но и брелоков, зажигалок и часов с изображением Великого кормчего.
Очередь в усыпальницу отца-основателя КНР растянулась на километр — о том, чтобы встать в нее и потратить полтора часа драгоценного времени, не могло быть и речи.
Вася развернул купленную тут же туристическую карту Пекина. Все надписи оказались на китайском языке — сплошные иероглифы. Но самые известные объекты были обозначены графическими значками. Вот ворота Тяньаньмэнь, возле которых они сейчас стоят, вот олимпийский стадион «Птичье гнездо»… А это что за бутылочка? Белая пагода!
— Давай сходим — здесь недалеко, — предложил Вася. — Мне еще буддийские четки и свечи с благовониями надо купить. М-м-м…
Он чуть не проговорился, сказав: «Моя просила», подразумевая свою жену в Нижнем Тагиле.
— Уже припекает, сегодня плюс 38 будет, — засомневалась Галя.
— А я сейчас зонтик от солнца куплю, — успокоил ее Вася.
До храма Белой пагоды они дошли за полчаса. Купив входные билеты, прошли в парк, окружающий большое озеро. Посреди озера был остров с горой, на вершине, которой и стояла знаменитая на весь мир пагода, издали похожая на белую фарфоровую статуэтку. 
Прошлись по острову, из любопытства зашли в какой-то ресторан. Посмотрели меню: суп из зерен лотоса — 50; жаркое из хобота слона — 90; пельмени с начинкой из ослиных яичек — 70; шаосинское желтое вино 600 ML — 450 юаней.
За такие бабки на Ябаолу можно нажраться до поросячьего визга, и еще останется! 
Потом Вася захотел взобраться на самый верх — к Белой пагоде. Но Галя решительно воспротивилась.
— В такую жару переться на самую верхотуру?! Ты иди, если хочешь, а я здесь погуляю. 
Павильоны храма располагались один над другим — в переходах надо было подниматься по ступенькам. Везде стояли статуи будд и лоханей, курились травяные ароматические свечи. Тут и там ходили или лежали раскормленные белые коты, как видно, это были храмовые животные.
Особенно крутая и высокая каменная лестница была перед самой пагодой. Вася уже и сам пожалел, что решился на это восхождение, но решил преодолеть последнее испытание. Сто восемь ступенек под углом 45 градусов дались ему с большим трудом. Легким не хватало воздуха, сердце прыгало в грудной клетке, в висках стучало, ноги словно налило свинцом, с тела лился обильный пот.
Вася преодолел последнюю ступеньку и упал на земь. Он встал сначала на четвереньки, потом — на колени, задрал голову. Белая пагода нависла над ним огромной глыбой известняка. Вася едва не потерял сознание, в его черепе раздался звон бронзовых тарелочек, которыми ламы аккомпанируют себе во время молитв. Он потряс головой, звон прекратился.
К разочарованию Васи, вход в пагоду был замурован. Зато рядом находилось строение с табличкой WC. Вася зашел в ватерклозет и с наслаждением справил малую нужду, к чему его уже давно и настойчиво позывал переполненный мочевой пузырь. Больше на вершине делать было нечего, и Вася стал спускаться с горы.
Гали внизу не было. Он вызвал ее по мобильному телефону, между ними произошел такой разговор:
— Але! Ты где?
— На мосту.
— Жди там, сейчас я приду.
И Вася пошел на горбатый каменный мост, соединяющий остров с берегом. Но Гали там не было.
— Я уже пришел, где ты?
— Стою, как дура, на мосту!
— Здесь два моста, — дошло до Васи. — Я сейчас на южном, а ты, наверно, на восточном. 
В этот момент лучи полуденного солнца так припекли ему плешь на макушке, что окружающее помутнело в его  глазах, а в ушах опять раздался звон бронзовых тарелочек.
«Надо срочно купить светлую кепку-бейсболку, чтобы солнечный удар не случился!», — только и успел подумать Вася перед тем, как потерял сознание.
Васупонгтч очнулся от того, что ему в лицо побрызгали водой. Он открыл глаза и увидел, что вокруг него стояли какие-то мужчины — с наголо обритыми головами, без растительности на лицах, в бардовых халатах — то были ламы храма Белой пагоды. Один из монахов держал в руках медную чашу с водой и бамбуковую кисть - он только что оросил его лицо.
Васупонгтч отрывисто сказал:
— Нге депо минду (мне плохо)! Нга ла рокпа нанг (помогите мне)! Чу нанг (дайте воды)! Тсампа нанг (дайте  лепешку из ячменной муки)! 
Монахи подняли его на ноги и под руки повели к павильону настоятеля храма. 
— Кто он? — спросили ламы.
— Мы видим перерождение ламы Васупонгтча, умершего полторы тысячи лет назад, — сказал настоятель.
— Разве может великий Васупонгтч реинкарнироваться в теле европейца? — удивленно вопрошали ламы.
— Явился он как китаец, непалец, монгол, европеец или негр — совсем не важно, в чью телесную оболочку переселилась сущность лоханя, — отвечал им настоятель. 
— На каком языке он говорит? — спросили монахи.
— На древнетибетском, — сказал настоятель.
— Поймет ли он нас? — заволновались ламы.
— Он понимает все языки человечества, живые и мертвые, даже эскимосский и латынь, не говоря уж о санскрите,  — успокоил их настоятель храма.
Новое явление людям Васупонгтча скоро разнеслось по всему буддийскому миру. К лоханю со всего Китая потянулись нуждающиеся в его совете люди.
Встречи Васупонгтча с паломниками проходили по стандартному сценарию.
«Гун ган сан (здравствуйте)!», — приветствовал святой гостя.
Паломник тоже здоровался и спрашивал его о чем-то.
У лоханя было всего два варианта ответа: «Жэ (да)» или «мэ (нет)».
После чего Васупонгтч говорил: «Кале пеб (иди с миром)!», и на этом аудиенция заканчивалась.
Для наглядности я привожу примеры этих диалогов.
Паломник: «Давать ли мне в долг соседу?» Васупонгтч: «Нет».
Паломник: «Ложиться ли мне на операцию по удалению грыжи?» Васупонгтч: «Да».
Паломник: «Выиграю ли я во всекитайскую чековую лотерею?» Васупонгтч: «Нет».
Паломник: «Покупать ли мне акции CNPC?» Васупонгтч: «Да».
И все паломники уходили от лоханя довольными, разнося по городам и весям слух о его чудесном даре предвидения.
На 2 августа была назначена встреча с Васупонгтчем настоятелей всех известных ламаистских монастырей из  Китая, Непала и Монголии, а также из других стран.
Васупонгтч, смежив веки, восседал на подиуме в позе лотоса. Гости, сидевшие на низких скамейках, окружали его полукругом и ждали слова лоханя.
После долгого молчания Васупонгтч приоткрыл глаза и невнятно сказал:
— Зыа выэ дыэ выэ.
Его не поняли.
Глаза лоханя широко распахнулись и он воскликнул:
— За ВДВ!
- О чем он?! - удивились ламы.
- Дух Васупонгтча покинул нас, - объяснил настоятель храма. - Перед нами обычный русский турист,отведите его туда, где подобрали год назад.
Вася очнулся от того, что кто-то побрызгал ему в лицо водой. То была Галя, набравшая в рот газировки из пэт-бутылки и прыснувшая на него.
Вася встал на ноги и испуганно спросил:
— Что со мной случилось?!
— Солнечный удар, — ответила Галя.- Предупреждала же тебя.
И они пошли на улицу Ябаолу.
Здесь мы сделаем экскурс в Васино армейское прошлое. В 1979 году, окончив Минское высшее военно-политическое общевойсковое училище в звании лейтенанта, молодой политработник получил распределение начальником в дом культуры Ферганского гарнизона.
В составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане Вася побывал в Джелалабаде — сопровождал группу советских артистов, за что получил статус участника боевых действий, а после увольнения в запас — заслуженную прибавку к военной пенсии.
Во время армейской службы Вася носил общевойсковую форму. А на время выступлений в роли ведущего с вокально-инструментальным ансамблем «Крылатая пехота» парашютно-десантного полка дивизии ВДВ, дислоцировавшейся в Фергане, он надевал форму воздушно-десантных войск, комплект которой был всегда при нем.
В мирной жизни в Нижнем Тагиле Вася окончательно перешел на форму ВДВ, в которой и стал появляться 2 августа на ежегодных встречах ветеранов воздушно-десантных войск. 
На Ябаолу Вася купил тельник с голубыми полосками и шорты камуфляжной расцветки, а также женский войлочный берет голубого цвета. В гостинице он оторвал с берета помпон и переоделся. В таком прикиде он дошел до магазина русских продуктов «Сеня», купил там бутылку водки «Московская» и плавленый сырок «Дружба».
Громко выкрикивая: «За ВДВ!», Вася шел по Ябаолу и пил водку из горлышка. Путь его лежал к фонтану перед входом в торговый центр «Гоя». Перешагнув мраморный барьер окружающего фонтан бассейна, распугав плавающих там золотых рыбок красного, желтого и синего цветов, Вася стал купаться на виду у всей публики.
Потом он хотел затеять драку с тремя мусульманами в тюбетейках. Но, по причине явного численного превосходства и неожиданной агрессивности неприятеля, сам же счел за благо ретироваться еще до начала рукопашного боя. Злобные уйгуры, а это были они, преследовали Васю до того момента, когда он забежал в дверь филиала Bank of China.
Отсидевшись в банке, Вася вышел на улицу. Гали, которая его сопровождала, он не нашел. Не отвечал и ее сотовый телефон. Мало того, приятный женский голос извещал его на китайском и английском языках, что абонент заблокировал его номер.
Вася купил еще пару пузырей «Московской» и пошел в гостиницу заливать свое горе водкой.
Почему же Галя так легко бросила Васю? Как  девушка весьма многоопытная в любовных утехах, он поняла, что предстоящей ночью с пьяного в стельку Васи толку будет, как с козла молока. Вечером Галя пошла в азербайджанский ресторан «Девичья башня», где и закадрила нового любовника. В ту августовскую душную ночь все ее бахчевые прелести достались какому-то везунчику Алику из Баку.
Вася же провел ночь в одиночестве — на коленях в обнимку с унитазом.

О дальнейшей судьбе участников этих событий

У Гали было заветное желание: выйти замуж за иностранца, чтобы свалить с ним в его страну. Вскоре после Васиного отъезда эта Галина мечта вдруг начала сбываться. На неё обратил взор волонтер общества «Нет поеданию собак!» Джон Романчук — канадский украинец, предки которого эмигрировали за океан в годы революции.
Джону было уже за сорок, а он все ходил неженатым. Его квебекские мама и батько настаивали, чтобы он обженился на гарной украинской дивчине, и сынку наконец-то выполнил их требование.
Забегая вперед, скажу, что став гражданкой Канады и миссис Романчук, Галя не потеряла интереса к противоположному полу, уделяя ему свое внимание и в стране кленового листа, пока Джон разъезжал по Китаю, Вьетнаму и Корее, спасая собак.
Вася, возвратившись в Нижний Тагил, сорвал джек-пот «Русского лото» в 90 миллионов рублей. Он бросил опостылевшую торговлю и занялся самосовершенствованием. Накануне розыгрыша столь удачного для него тиража Вася обнаружил у двери своей квартиры белого кота и приютил его, назвав Васькой.
С той поры у Васиной квартиры стали появляться ламы паломники со всех концов света, оставлявшие ему дары в виде манго, киви и других экзотических фруктов. При его появлении буддисты падали ниц в земном поклоне. Как они угадывали шифр домофона - загадка. В подъезде всегда было накурено ароматическими свечами, что вызывало неудовольствие домовой общественности.
На празднования Дня ВДВ Вася ходил, как и прежде, но водку уже не пил, в фонтане не купался и не дрался. Он призывал к этому и других ветеранов ВДВ, за что те прозвали его Буддой.
Вот такая мистическая история имела место быть. И автор здесь ничего не сочинил. Ну, разве добавил от себя самую малость.

*Лохань — буддийский святой, который, вполне возможно, и сам потом станет Буддой. Обыкновенно лоханем становится лама отшельник или странник, ведущий богоугодный образ жизни. Зачастую лохань — перерождение кого-то из своих предшественников. Увидеть и услышать лоханя — самая заветная мечта любого буддиста.

Евгений Гончаров (с)